Соотношение сбережений и инвестиций

.2. Индикаторы, характеризующие соотношения сбережений и инвестиций

В эту группу индикаторов входят:

Соотношение инвестиций и сбережений в экономике.

В состоянии экономического равновесия I = S, но в активной фазе развития экономики / > S, т.е.

инвестиции превышают сбережения. В качестве первоочередной задачи следует определить методически корректный и объек-тивный расчет сбережений в экономике. При этом сбережения в экономике должны рассчитываться, по крайней мере, двумя способами:

в соответствии с методикой системы национальных счетов (СНС)

5= / ATRF АВР,

где /- внутренние капитальные инвестиции;

Л TRF- сальдо счета капитальных трансфертов;

АВР — прирост валютных резервов государства;

Сбережения в национальной валюте _ 70 Сбережения в иностранной валюте 30

Указанное соотношение вытекает из фактически сложившейся и перспективной доли импорта в размере 30% общего объема инвестиций. Критический уровень, после которого можно говорить о долларизации экономики, составляет 30:70. Данный уровень свидетельствует о нарушении платежного оборота страны, наличии в нем значительного числа суррогатных инструментов. Кроме того, такая структура депозитов несет в себе предпосылку значительных валютных рисков для кредитной системы, так как в этом случае кредитные и инвестиционные потребности экономики в национальной валюте удовлетворяются преимущественно за счет иностранного фондирования.

10. Структура сбережений в экономике.

Сбережения в экономике должны быть структурированы следующим образом (табл. 17.1):

Таблица 17.1
Структура сбережений в экономике Население Корпорации Банки и финансовые институты Заграница
Наличные деньги
Депозиты:
рубли
валюта
Ценные бумаги:
государственные:
российские
зарубежные
корпоративные:
акции российских компаний
акции зарубежных компаний
облигации российских компаний
облигации зарубежных компаний
Недвижимость:
в России
за рубежом
11. Недоиспользование инвестиций для капитальных вложений.

Уровень порогового значения

^>30%.

Критерий показывает, какая часть сбережений в экономике не трансформируется в инвестиции, и таким образом недоиспользуется экономический потенциал страны.

Соотношение сбережений и инвестиций

При снижении доли потребления в доходе и увеличении доли накопления достижение экономического равновесия зависит от второй составляющей эффективного спроса – спроса на инвестиции.При неизбежном возрастаниидоли сберегаемой части дохода, главным становится вопрос об использовании сбережений и, прежде всего, о соответствии объема сбережений объему инвестиций.

Известно, что доход раскладывается на две части – потребление и сбережение. Следовательно, если с ростом доходов доля потребления падает, то растет доля сбережений.

Представители классической школы считали, что объемы сбережений и инвестиций «автоматически» выравниваются при соблюдении гибкости процентной ставки: с ростом сбережений процент на капитал понижается; объем инвестиций начинает расти, пока средняя норма прибыли не уравняется с понизившимся уровнем процента. Если объем сбережений превышает объем инвестиций, т.е. количество предлагаемых на рынке денег превосходит потребность в них, процентная ставка (цена денег) уменьшается, что приводит к увеличению спроса на деньги для инвестиций или, напротив, к сокращению объема сбережений – и в результате равновесие восстанавливается. Аналогичный механизм автоматического восстановления равновесия инвестиций и сбережений действует и в том случае, когда объем инвестиций превышает объем сбережений: цена кредитных ресурсов возрастает и равновесие восстанавливается. Тем саамы инвестиции автоматически приводят к полной занятости через ставку процента.

Позиция Кейнса принципиально отличалась от классического подхода. С его точки зрения уровень инвестиций определяется самостоятельными факторами и, прежде всего, соотношением между ожидаемым предельным доходом от активов и предельными издержками производства, т.е. предельной эффективностью капитала.Ставка процента играет второстепенную роль в формировании стимулов к инвестированию, равенство сбережений и инвестиций достигается путем изменения уровня совокупного дохода, а не ставки процента. Одним из наиболее существенных стимулов к инвестированию является степень доверия предпринимателей к состоянию экономики, т.е. фактор, который в определенной степени можно отнести к разряду психологических.

В отличие от классического положения об автоматическом поглощении сбережений инвестициями, Кейнс утверждал, что решения об инвестициях и сбережениях принимаются исходя из различных и непересекающихся факторах, что делает их совпадение случайным. Уровень сбережений определяется уровнем дохода, а уровень инвестиций зависит от ожидаемого дохода от инвестиций и ставки процента. При этом форма, в которой осуществляются сбережения: вложения в бизнес, банковские депозиты, наличные деньги и т.д. определяются законом «предпочтения ликвидности».

В соответствии с ним в условиях политической и экономической нестабильности существенно возрастают стимулы к хранению сбережений в наиболее ликвидной форме – это иностранная валюта, драгоценности и т.д. Таким образом, решение о форме сбережений зависит не от процентной ставки, а от иных критериев: личной оценки стабильности ситуации; психологической предрасположенности к риску и т.д. Следовательно, эти решения могут не совпадать с ожиданиями инвестиционных и банковских институтов, использующих процентную ставку в качестве инструмента привлечения сбережений. Таким образом, причины, влияющие на принятие указанных решений различны, поэтому размеры планируемых сбережений и планируемых инвестиций могут не совпадать. Основные причины сводятся к следующему:

— ставка процента не определяется величиной инвестиций, а формируется стихийно, под влиянием целого ряда факторов;

— объем спроса и предложения денег определяется различными и непересекающимися факторами: спрос регулируется законом «предпочтения ликвидности», предложение – количеством денег в обращении;

— уровень сбережений определяется уровнем дохода, а уровень инвестиций – нормой процента и ожидаемым доходом от инвестиций, что делает их совпадение случайным;

— процент является категорией не только экономического, но и психологического характера, отражая в том числе оптимистичность настроений инвесторов.

§

С учетом указанных выше факторов важно решить вопрос о том, каким образом обеспечить требуемое равенство сбережений и инвестиций?

В системе Кейнса инструментом, обеспечивающим достижение указанного равенства, является изменение уровня совокупного дохода, а не ставки процента. Он доказал, что обеспечить рост совокупного дохода можно за счет дополнительных расходов, например, государственных, которые увеличивают совокупный доход набольшую величину благодаря механизму мультипликатора. (Концепция макроэкономического мультипликатора была изложена английским экономистом Р.Каном в 1931 году в его книге «Связь инвестиций домохозяйств и безработицы» в качестве мультипликатора занятости.)

Суть воздействия мультипликатора состоит в том, что первоначальные расходы, включая государственные, финансируемые, в том числе за счет бюджетного дефицита, обеспечивают больший совокупный спрос и больший прирост национального дохода по сравнению с суммой первоначальных расходов. Так, первоначальные государственные расходы, например, на дорожное строительство, приводят к росту доходов и спроса со стороны строительных компаний. Эти компании в свою очередь размещают уже свои заказы среди подрядных организаций (что способствует формированию их дополнительного спроса и дохода), подрядные организации заключают свои договора и так далее по всей технологической цепочке. В результате формируется величина совокупного спроса, превышающая объем первоначальных инвестиций. Таким образом мультипликатор(Â) представляет собой изменение отношение дохода к вызвавшему его исходному изменению расходов:

Â=DY/DJ,

где DY – изменение национального дохода, DJ – изменение первоначальных расходов.

Например, если Â=1,5, то рост годовых первоначальных расходов, (например, государственных инвестиционных расходов) приведет к увеличению национального дохода в 1,5 раза.

Окончательный прирост дохода будет зависеть от предельной склонности к потреблению всех участников рассматриваемой цепочки, т.е. от пропорции распределения дохода на потребляемую и сберегаемую части на каждом этапе. Чем выше склонность к потреблению, т.е. чем большая часть доходов будет потребляться, создавая дополнительный спрос для других участников цепочки, тем выше будет конечный прирост дохода.

Очевидно, что, чем выше предельная склонность к сбережениям, тем меньше будет величина мультипликатора.

В тоже время есть факторы, существенно ограничивающие действие мультипликатора. Так, если предположить, что результатом дополнительных государственных расходов будет не рост спроса и деловой активности, а простое увеличение цен, то эффект мультипликатора становится равным нулю. Однако, Кейнс считал, что рост цен может начаться только после достижения полной занятости и загрузки производственных мощностей. Финансирование государственных расходов (с использованием механизма мультипликатора) он предлагал вводить, прежде всего, в условиях экономического спада как способ оживления экономической активности в стране.

В целом анализ эффекта мультипликатора позволил Кейнсу сделать вывод о высокой чувствительности уровня совокупного спроса к уровню инвестиций. В предложенной им экономической модели уровень инвестиций является главным фактором, определяющим уровень доходов. В данной модели ставка процента уже выполняет функцию единого регулятора, обеспечивающего достижение равновесия в условиях полной занятости, как это было в трудах представителей классической школы. Ставка процента рассматривается преимущественно как монетное явление.

§

При рассмотрении уровня инвестиций как основного фактора, обеспечивающего приближение к состоянию полной занятости, одним из основных вопросов является оценка воздействия возросшего объема инвестиций и количества денег на уровень цен.

Кейнс доказал, что увеличение денежной массы далеко не всегда приводит к повышению цен, но, тем не менее, оказывает самостоятельное воздействие на ставку процента.

Логику его рассуждений можно проиллюстрировать следующим примером. Если возросший объем денежных средств окажется в распоряжении предпринимателя с низкой склонностью к потреблению, то логично предположить, что эти средства, не увеличивая текущего спроса на товары, не приведут к росту цен на них. Одновременно возрастет доля средств, направляемых на инвестиционные цели (как возможная, хотя не единственная альтернатива их использованию на потребительские цели). В результате за счет роста предложения денег на рынке произойдет снижение ставки процента.

Последнее рассматривалось Кейнсом в качестве важного фактора поощрения инвестиций в производство: ставка процента выступает как низший (минимально допустимый) предел рентабельности инвестиций. Соответственно, разница между предельно эффективностью капитала и нормой процента определяет прибыльность инвестиций и реальные стимулы к инвестированию. Данная разница может быть увеличена путем снижения ставки процента. Увеличение количества денег в обращении может рассматриваться как важное средство их удешевления (снижения ставки процента) и, соответственно, поощрения инвестиций в производство.

Произведенный Кейнсом анализ влияния изменения уровня цен на ставку процента и на величину конечного спроса вошел в историю экономической мысли под названием эффекта Кейнса.Его суть сводится к следующему:

— результатом снижения общего уровня цен является увеличение реальной величины денежных остатков на счетах компаний и физических лиц;

— возросший объем денежных средств может быть использован для спекулятивных операций;

— в результате возросшего предложения денег ставка процента снижается;

— снижение процентной ставки стимулирует рост инвестиций , что приводит к увеличению спроса на товары.

Таким образом, снижение цен косвенным образом – через увеличение денежных остатков и снижение процентной ставки приводит к увеличению спроса. Данный механизм косвенного влияния цен на спрос отличается от прямого воздействия изменения уровня цен на спрос на потребительские товары (чем выше цены, тем ниже спрос и наоборот), именуемого прямым эффектом реальных денежных остатков.

Кейнс объяснял, что процент носит одновременно и психологический, и монетарный характер и является вознаграждением за отказ от хранения богатства в его ликвидной (денежной) форме. Величина процента имеет обратно пропорциональную зависимость от количества денег, находящихся в обращении. Однако норма процента отличается значительной инертностью из-за наличия фактора предпочтения ликвидности и относительно стабильного объема денег в обращении.

Сторонники классической экономической теории рассматривают ставку процента как категорию реальной экономики. С их точки зрения, ставка процента определяется производительностью «спрос на средства для инвестиций») и бережливостью («предложение сбережений»). Точка пересечения кривых сбережений и спроса на инвестиции определяет величину ставки процента. Таким образом, в классической системе нормы прибыли от производственных и финансовых активов стремятся к уравниванию, формируя тем самым единую рыночную ставку процента.

В отличие от сторонников классического подхода Кейнс утверждал, что ставка процента – это денежный феномен, отражающий состояние предложения денег и спроса на них. Для него ставка процента представляла собой монетное явление, определяемое спросом на финансовые активы и деньги и их предложением.

Спрос на деньги

Кейнс выделяет три мотива спроса на деньги:

— индивидам требуются деньги для финансирования повседневного потребления товаров и услуг (транзакционный мотив);

— индивидам требуются деньги на непредвиденные и непрогнозируемые расходы (мотив накопления на непредвиденные расходы);

— индивиды стремятся обладать деньгами для сохранения богатства (спекулятивный мотив).

Когда величина спроса на деньги формируется с учетом спекулятивных потребностей, операции на финансовом рынке могут привести к установлению ставки процента на уровне, отличающемся от норм прибыли на производственные активы. Это, в свою очередь, может привести к снижению инвестиций и падению совокупного спроса.

Кейнс считал, что зависимость спроса на деньги от ставки процента не носит прямо пропорционального характера (как это может показаться на первый взгляд). Напротив, если ставка процента снижается в течение длительного периода времени, участники рынка могут строить свою политику исходя из надежды на ее рост в ближайшее время, что соответствующим образом будет влиять на политику сбережений.

§

Если экономическая система не способна самостоятельно справиться с проблемой эффективного спроса, следовательно, необходимо внешнее воздействие на экономику. Главным пунктом проблемы эффективного спроса Кейнс считал превращение сбережений в инвестиции. Он предложил ряд государственных мер, которые могут решить эту задачу. Эти меры можно разделить на две группы – денежно-кредитная и бюджетная политика.

Методы бюджетной политики

— финансирование государственных расходов, включая финансирование и организацию общественных работ, создание запасов товаров через механизм государственных закупок и т.д.

— использование инструментов фискальной политики, прежде всего, регулирование ставок налога.

Методы кредитно-денежной политики

операции государства на открытом рынке, продажа или покупка ценных бумаг центральным банком как способ регулирования кредитной активности коммерческих банков;

— регулирование процентной ставки, количества денег в обращении и т.д.;

Сторонники кейнсианства считали методы бюджетной (фискальной) политики более надежным средством обеспечения экономической стабильности и увеличения занятости.

Методы кредитно-денежной политики, и, прежде всего, увеличение количества денег в обращении, рассматривались как менее эффективные. Причина этого состоит в том, что деньги используются не только для осуществления сделок (транзакций), но и в качестве активов. При увеличении количества денег в обороте деньги превращаются в дополнительные активы и роста спроса на товары не происходит.

Сторонники кейнсианства признавали, что увеличение количества денег влияет на объем спроса опосредованно, через процентную ставку. В системе методов кредитно-денежной политики особое место они отводили регулированию ставки процента. Именно снижение ставки процента рассматривалось в качестве важнейшего инструмента, обеспечивающего рост дохода и занятости в период спада.

Про бизнес:  Реальные инвестиции – что это такое? Виды, формы и управление реальными инвестициями |

Текст лекции № 8

Тема занятия: Теории экономики предложения и рациональных ожиданий. Неоавстрийская школа в экономической теории и неоинституционализм

Вопросы занятия:

1. Характеристика эпохи (1970-е – начало 1990-х гг.).

2. Общая характеристика экономической науки 1970-80-х гг.

3. Экономическая теория предложения.

4. Неоавстрийская школа.

5. Неоинституционализм.

Цели занятия

1. Изучить экономические воззрения представителей экономической теории и предложения.

2. Изучить экономические взгляды представителей неоавстрийской школы.

3. Выяснить причины, обусловившие формирование неоинституционализма в экономической науке.

4. Охарактеризовать направления неоинституционализма.

5. Изучить основные взгляды представителей неоинституционализма.

Материальное обеспечение, литература:Видеопроектор, слайды

Ядгаров Я.С. История экономических учений: учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2022. – 480 с. (1). С. 367-379.

Горяинова Л.В. История экономических учений: учебно-практическое пособие. — М., 2007. – 248 с. (э) (2).

Задание на самостоятельную работу:

1. Ознакомиться с основными положениями чикагской школы и ее основного направления — монетаризмом.

2. Изучить основные положения теории общественного выбора.

§

Хотя кризисные явления конца 1960-х – начала 1980-х гг. не были столь глубокими, как кризис 1929-1933 гг., они сыграли такую же решающую роль в изменении экономической политики и переориентации экономической теории. Была подвергнута сомнению верность положений кейнсианской школы.

Кризисы сопровождались таким новым явлением, как сочетание высоких темпов инфляции с устойчивым падением производства и ростом безработицы. Это состояние экономики получило название стагфляции.Принципиальным стало то, что стагфляция никак не соответствовала модели, использовавшейся кейнсианской теорией, поскольку последняя исходила из обратной зависимости инфляции и безработицы. В результате кейнсианские рецепты оказались бессильными перед лицом нового экономического феномена. Помимо этого само возникновение кризиса дискредитировало антициклическую политику, проводимую кейнсианскими правительствами.

Помимо этого последствия экономического роста 1960-х гг. и непосредственные результаты кейнсианской экономической политики требовали пересмотра ориентиров. На протяжении предшествующих десятилетий экономика США и западно-европейских стран переживала бурный экономический рост, который сопровождался интенсивным ростом доходов всех слоев населения. Был сформирован емкий потребительский рынок: повысился уровень и качество спроса со стороны общества. Этому способствовал научно-технический прогресс, вызвавший волну спроса на новое оборудование со стороны промышленности и на новые товары со стороны потребителей. В данных условиях проблема стимулирования эффективного спроса, являющаяся центральной для кейнсианской политики, перестала быть актуальной.

В то же время выявились негативные факторы поведения кейнсианской стратегии. Политика государства, направленная на увеличение спроса, велась за счет роста государственных расходов и дефицита бюджета. Это породило инфляционные ожидания и рост цен. Рост государственных расходов сопровождался ростом налогового бремени, что негативно сказывалось на деловой активности, снизив прибыльность капиталовложений.

На фоне возникших проблем на смену кейнсианству приходят неолиберальные и чисто либеральные теории с их идеями ограничения или полного исключения государственного вмешательства в экономику. С их точки зрения снижения темпов роста, повышение уровня инфляции, наблюдавшиеся в 1970-е гг., — все это результат дезорганизующего характера вмешательства государства в экономику.

К неолиберальному направлению 1970-80-х гг. относится целый ряд теорий: монетаризм, экономическая теория предложения, неоинституционализм.Эти теории, существенно отличающиеся друг от друга по своим теоретическим позициям, объединяет лишь общее критическое отношение к вмешательству государства в экономику. Хотя полностью роль государства ими не отрицается.

К либеральному направлению, выступавшему против любого воздействия на рыночную систему со стороны центральной власти, относится неоавстрийская школа, которая отстаивала эти идеи еще в 1930-х гг., но в 1970-е гг. оказалась на пике своей популярности. Сюда же относится и так называемая школарациональных ожиданий, получившая, в том числе за свой последовательный либерализм, название «новая классическая теория».

Но, несмотря на доминирующую роль либеральных настроений среди экономистов 1970-90-х гг., сохранились школы, которые настаивали на важной роли государства в экономике. В первую очередь речь идет о посткейнсианцах. Эта школа начинает развиваться с середины 1960-х гг. на базе критики неоклассического синтеза и хиксианской интерпретации теории Дж.М.Кейнса. Среди ее представителей можно назвать Акселя Лейонхуфвуда, Поля Давидсона, Роберта Клауэра. Основной их задачей стало возрождение кейнсианских идей о рыночном неравновесии и защита теории от неоконсервативной критики. В первую очередь они защищали центральный тезис Кейнса о принципиальной невозможности достижения равновесия в экономке, в связи с чем и необходимо вмешательство государства.

Традиционными сторонниками активной роли государства также оставались представители институционального направления. Хотя ряд институционалистов (П.Друкер, А.Тоффлер) высказывали близкие неолиберализму идеи о недостатках бюрократического управления и говорили скорее о необходимости контроля со стороны общества за неэкономическими последствиями действий частных предприятий, нежели о государственном экономическом регулировании.

Доминирующие позиции в рамках маржиналистского направления в 1970-80-е гг. были завоеваны монетаристами. Главой этой школы был американский экономист Милтон Фридман. К монетаристам примыкают еще две школы – экономическая теори предложения и школа рациональных ожиданий. Их практические выводы во многом совпадают с выводами монетаристов, но при этом они отличаются своеобразием подходов к анализу экономики, поэтому и выделяются в отдельные школы.

В рамках монетаризма с помощью пересмотра теории потребления (теория перманентного и номинального дохода), новой интерпретации кривой соотношения инфляции и безработицы (кривой Филлипса) и ряда других положений опровергаются основные экономические выводы кейнсианской теории, а следовательно, и основные рецепты регулирования экономики. Формируются новые принципы экономической политики, ограничивающие вмешательство государства в экономику лишь проведением денежной политики, а также предполагающие построение системы встроенных стабилизаторов, которые дополняют рыночный механизм саморегулирования.

Принципиально новым явлением маржинализма стало распространение методов экономического анализа на сферы, не относящиеся к экономике. Это явление получило название «экономический империализм». Представители этого направления стали использовать экономическую мотивационную модель с ее принципами максимизации, эффективности и полной рациональности для анализа поведения индивидов в общественно-политической, семейной жизни, при решении правовых, расовых, этических вопросов. Ведущим представителем этого направления является американский экономист Гэри Стэнли Беккер,получивший в 1992 г. Нобелевскую премию. Его работы вызвали большой резонанс в обществе. С одной стороны, в них предлагался новый удобный метод анализа человеческого поведения, с другой, они вызвали волну обвинений в свой адрес в связи с упрощенной интерпретацией человека.

Близкий к этому подход развивается в рамках таких теорий как теории общественного выбора (Дж.М.Бьюкенен, Г.Таллок)и «экономика права» (К.Познер, Г.Калабрези).

Отдельно развивается неоавстрийская школа. Она опирается на работы своих основателей Людвига фон Мизеса (1881-1973) и Фридриха фон Хайека (1899-1992).Из более современных экономистов можно назвать Израиля Кирцнера, Мюррея Н. Ротбарда и др. В рамках этой школы формируется собственная теория денег и цикла, в которой большую роль играет проблема искажения информации. Неоавстрийцы утверждают, что любое вмешательство в экономику, будь то регулирование денежной массы или процента, приводит к появлению ошибочных рыночных сигналов, дезориентации экономических агентов и всей экономики.

Эта школа занимает особое место в истории экономической мысли ХХ в., потому что она оказала влияние как на развитие маржиналистского направления, так и на формирование альтернативных течений. Внимание неоавстрийской школы к проблеме информации и факторам неопределенности, использование слабых форм рациональности, новое понимание экономических институтов как адаптивных систем в условиях постоянных изменений – все это позволяет говорить о том, что неоавстрийская школа одной из первых выступила за пересмотр традиционной маржиналистской аксиоматики.

§

М.Фелдстайн доказывает в своих работах, что рост налогов, особенно налогов на доходы с капитала, приводит к снижению доли сбережений в экономике, что негативно отражается на уровне инвестиций. Это сокращает возможности для расширения производства, а также тормозит внедрение новых технологий.

По мнению А.Лаффера, высокие технологии приводят к снижению деловой активности, т.к. снижают долю сбережений. Они уменьшают прибыльность предприятий, это понижает процент на капитал, что делает сбережения менее привлекательными. В данных условиях предприниматели либо просто уходят с рынка, либо выводят свои капиталы за границу, либо находят пути уклонения от налогов. Помимо того, налоги понижают уровень доходов населения, что негативно сказывается на сбережениях, а также на желании работать. В результате высокие налоги приводят к двойственному эффекту замещения – досуг становится предпочтительнее работы, а потребление становится предпочтительнее инвестиций.

Не менее негативное воздействие, по мнению представителей экономической теории предложения, оказывает прямая экономическая деятельность государства. Она искажает сигналы рынка, внося неопределенность в прогнозы частных экономических агентов и нарушая тем самым механизм равновесия. Кроме того, экономисты теории предложения говорят о возникновении «эффекта вытеснения». Появление государства на рынке приводит к оттоку ресурсов из частного сектора в государственный, поскольку последний считается менее рискованным. Но при этом эффективность государственного сектора ставится экономистами теории предложения под сомнение. Значительная часть средств идет не на экономические, а на социальные программы. Вместе с тем государство обладает специфическим механизмом принятия решений, не соответствующим модели рационального экономического поведения. Стратегию правительства определяют политики, которые зависимы от политической конъюнктуры и преследуют вовсе не экономические, а политические цели. В этой связи принимаемые решения могут быть непоследовательными и недальновидными.

Согласно экономической теории предложения «большое государство» подрывает собственную финансовую базу. Неизбежный высокий уровень налогов приводит к уменьшению налогооблагаемой базы и сокращению налоговых поступлений в казну. Эта зависимость получила название «эффект Лаффера».

Неоавстрийская школа

§

Если информация является распыленной, тогда возникает вопрос: как действуют индивиды, на что они ориентируются при выборе определенного варианта поведения? Того частичного знания, которым они обладают в отношении самого себя, явно недостаточно для успешной экономической деятельности. Ф.Хайек пишет о том, что на помощь им приходит сам рынок. Рыночный механизм обладает встроенными индикаторами – ценовыми показателями. Эти показатели отражают предпочтения и производственные возможности других участников рынка. Изменения в ценах указывают на происходящие изменения в предпочтениях и возможностях индивидов. Когда есть рынок, предпринимателю не обязательно выявлять потребности потенциальных покупателей его продукции. Выяснить намерения людей, равно как и предугадать возможное поведение, рациональным путем невозможно. Рынок же реагирует на совершившиеся действия – увеличение покупок приводит к автоматическому увеличению цены на товар, падение интереса к данной продукции уменьшает его цену. Предприниматель, научившийся понимать ценовые сигналы, способен извлекать необходимую информацию о рыночной конъюнктуре и на основе этой информации выстраивать свое поведение.

Рынок решает еще одну важную задачу. Он, и только он, в состоянии определить, какой тип экономического поведения является эффективным, а какой нет. С точки зрения автора, рациональным путем, методом научного анализа ответить на этот вопрос нельзя. Только по результатам деятельности можно дать оценку, было ли это действие адекватным реальности. Если предприниматель получает прибыль и добивается процветания своего бизнеса, то он выбрал правильный с экономической точки зрения тип поведения, т.е. его действия экономически эффективны. В этом вопросе Ф.Хайек выражает точку зрения крайнего эмпиризма. Суть его идеи заключается в том, что определить степень эффективности того или иного типа поведения невозможно на основе рационального анализа. Только жизнь и практика расставляют все по местам.

Антирационализм

Развивая свою концепцию распыленного знания, Ф. фон Хайек приходит к выводу о том, что идеал, который подсознательно был свойственен классической экономической теории и который является основополагающим для различных теорий, верящих в плановое регулирование экономики, принципиально неосуществим. Экономисты-классики исходили из того, что человек с помощью своего разума способен раскрывать экономические законы и на основе полученных знаний рационализировать весь экономический механизм. Логическим завершением такого оптимизма, по мнению ученого, являются различного рода социалистические теории, а также концепции государственного вмешательства в экономику. Если признается принципиальная возможность с помощью науки находить рациональные пути поведения, то неизбежно возникает идея создать единый координационный центр, который на научной основе будет рассчитывать наиболее оптимальный вариант экономического развития и навязывать прямо или косвенно этот тип развития обществу.

На основе этого антирационализма Ф. фон Хайек строит свою критику социалистической системы, озаглавив одну из своих работ, посвященных этой теме, «Пагубная самонадеянность» (1988). Хайек выступает с критикой «самонадеянного» рационализма. Продолжая традиции английского скептицизма, крайне осторожно оценивавшего способности человеческого разума постигать действительность, Ф. фон Хайек утверждает, что человечество не обладает такими способностями ума и восприятия, которые позволили бы ему аккумулировать всю необходимую информацию об интересующем его предмете, подвергать ее анализу, раскрыть механизмы действия всей системы и выработать для себя наиболее рациональное поведение в рамках этой системы. Во-первых, человеческий разум не способен оперировать таким объемом знаний. Во-вторых, человек имеет возможность анализировать только формализованное знание, оформленное в слова, логические конструкции. С точки зрения ученого, практический опыт, который может содержать в себе уникальные по ценности знания, превращается в пустышку, как только переводится на язык логических конструкций и абстракций. Чем дальше знания от практики, тем меньше они отвечают реальности.

§

Теории трансакционных издержек, которые О.И.Уильямсон объединил под названием «новая институциональная теория», характеризуются тем, что предлагают новый подход к исследованию природы институтов, основанный на так называемом трансакционном анализе.

Основы теории трансакционных издержек были заложены в статья английского экономиста Рональда Коуза «Природа фирмы» (1937). Широкое развитие предложенная Коузом концепция получила только в 1970-80-е гг. В 1991 г. Р.Коуз получил Нобелевскую премию за разработку теории фирмы и так называемую теорему Коуза.

В работе «Природа фирмы» Р. Коуз ставит вопрос о том, почему на рынке возникают фирмы. Он пишет, что рыночный принцип взаимодействия индивидов сопряжен с целым рядом проблем, которые повышают издержки экономической деятельности. Эти издержки включают в себя затраты по совершению сделок – поиску партнеров, ведению переговоров, заключению контрактов, поддержанию связей и т.д. Все эти виды расходов Р.Коуз объединяет в одно понятие – «трансакционные издержки». С целью минимизировать эти издержки люди и организуются в фирмы, которые представляют собой не что иное, как форму стабилизации контрактных отношений, превращение их в устойчивые, регулярные, взаимообусловленные связи. Это позволяет снизить величину трансакционных издержек.

Про бизнес:  СберИнвестор — СберБанк

В ответ возникает вопрос, почему все рыночные сделки не превращаются во внутрифирменные. Р. Коуз пишет, что ограничением для расширения фирмы является рост внутрифирменных издержек, связанный с управлением, — издержек контроля, издержек бюрократизации и т.д. Он делает вывод, что решение создать фирму будет принято, если величина трансакционных издержек превышает величину расходов по организации фирмы. Процесс «поглощения» рыночных связей и их включения в рамки фирмы будет продолжаться до тех пор, пока предельные издержки внутренней организации не сравняются с издержками рыночных операций.

Коузом был предложен новый вид анализа, в основе которого лежит сопоставление двух видов издержек – трансакционных и внутрифирменных и который позволяет определять эффективность как размера фирмы, так и структуры включенных в нее сделок, оценивать, какие виды операций выгоднее осуществлять на рынке, а какие – в рамках фирмы.

Этот новый метод в дальнейшем был активно использован американским экономистом О.И.Уильямсоном. для разработки метода сравнительного анализа рыночных видов экономических организаций («вертикальных рыночных структур»). В работах «Рынки и иерархии: Анализ и выводы для антимонопольного регулирования» (1975), «Экономические институты капитализма (1985), «Механизмы управления» (1996) Уильямсон разрабатывает метод анализа сравнительных преимуществ рыночной и внутрифирменной контрактации. Он предлагает модели, позволяющие оценивать как механизм и масштабы вертикальной интеграции, так и эффективность антимонопольной политики государства и общеэкономических реформ. Экономические институты представляются им как различные типы контрактации, т.е. различные варианты заключения контрактов и совершения сделок при согласовании отдельных этапов производственной и сбытовой цепи. Их сравнение происходит на основе того, какой тип контракта является наиболее эффективным с точки зрения экономии трансакционных издержек – рыночной или внутрифирменной.

Для этого он рассматривает целый ряд аспектов, определяющих эффективность того или иного вида сделки. Первый из них – наличие оппортунистического поведения. Именно теория «оппортунистического поведения» стала важным вкладом Уильямсона в экономический анализ. Она представляет собой раскрытие психологических основ существования трансакционных издержек и причин возникновения фирм. Оппортунизм в его теории имеет две формы – ex ante и ex poste. Первый появляется на стадии заключения сделки и представляет собой классическое условие ограниченности информации, только с одним отличием – здесь информация сознательно искажается в связи с тем, что участники сделки имеют личный стратегический интерес. «Запутывание», «введение в заблуждение» контрагента позволяет добиться своих стратегических целей и заключить односторонне выгодный контракт. Оппортунистическое поведение ex poste выражается в уклонении от выполнения условий сделки или совершении вынужденных действий, которые ведут к компенсационным или страховым выплатам. Уильямсон делает общий вывод, что чем выше неполнота информации и риск оппортунистического поведения, тем вернее данный тип сделки будет превращен во внутрифирменный контракт. Еще одним фактором, определяющим характер заключенного контракта, является наличие «специфических ресурсов». Специфические ресурсы – это ресурсы, полезность которых в большей степени зависит от того, в какой области они применяются. Решение об инвестициях в такие ресурсы сопряжено с большим риском, чем при инвестициях в стандартные ресурсы, поскольку их использование вне рамок установленной специфической сделки либо невозможно, либо значительно менее прибыльно. В этой связи издержки от расторжения сделки являются очень высокими и большую ценность приобретают гарантии стабильности контрактных отношений, а также близкое соответствие друг другу деловых партнеров. Сделки, которые требуют такой высокой степени гарантий стабильности, неизбежно становятся областью внутрифирменных связей.

Важную роль в определении типа контрактных отношений играет и частота сделок по поводу специфических ресурсов. Если сделки являются нерегулярными, то они реже становятся составной частью фирмы. Но если сделки носят регулярный характер, т.е. их частота высока, они неизбежно становятся частью внутрифирменной организации.

В целом Уильямсон утверждает, что рынок является механизмом регулирующим простейшие контракты, а фирма – сложные контракты, связанные с возможностью оппортунистического поведения, а также с управлением специфическими ресурсами.

Еще одним важным фактором при оценке сравнительной эффективности рыночного и внутрифирменного контракта является сравнительный анализ стимулов к повышению эффективности производства. Рыночную мотивацию, связанную с действием конкурентного рынка, Уильямсон называет «стимулами высокой мощности» и относит их к преимуществам рынка. Мотивация, используемая фирмами, оценивается им как «стимулы слабой мощности». Мотивационный фактор играет ограничительную роль для расширения фирм.

«Теорема Коуза» и теории прав собственности

В 1960 г. Р.Коуз выпускает работу «Проблема социальных издержек», в которой обращается к проблеме внешних эффектов. Суть этой проблемы заключается в том, что деятельность какого-либо участника рынка может наносить вред (или, наоборот, приносить пользу) другим экономически агентам, который не учитывается при анализе издержек (или прибылей производства). В результате возникает проблема общественно неэффективного распределения ресурсов – перепроизводства товаров с отрицательными экстерналиями и недопроизводства товаров с положительными экстерналиями.

В своей работе Коуз оспаривает решение этой проблемы, предложенное в начале ХХ в. английским экономистом А.Пигу, выступавшим за необходимость государственного регулирования государственного регулирования объема производства товаров, обладающих внешними эффектами (через систему штрафов, налогов, субсидий). Р.Коуз утверждает, что причина возникновения внешних эффектов заключается не в «провалах» рынка, а в отсутствии четко определенных прав собственности на все ресурсы. Внешние эффекты представляют собой не что иное, как нарушение неучтенных прав собственности в силу их неучтенности.

Допустим, некий завод загрязняет воду в реке. Это ухудшает положение жителей близлежащей деревни, которые зарабатывают себе на жизнь рыболовством. С точки зрения А.Пигу, для того, чтобы восстановить равновесие издержек и доходов, необходимо ввести «экологический налог». Р.Коуз утверждает, что подобные действия никак не соотносятся с принципом эффективности. Во-первых, они носят принудительный характер, а во-вторых, они не учитывают симметричную природу как самих экстерналий, так и борьбы с ними. Ограничения, налагаемые на завод с целью защитить рыболовов, учитывают лишь убытки рыболовов от загрязнения, но не учитываю тот ущерб, который понесет предприятие в результате этих ограничений. Если возникновение экстерналий приводит к экономическим убыткам, то и ликвидация экстерналий также ведет к экономически убыткам. Поэтому, согласно Коузу, в действительности должен решаться вопрос о том, какой из этих двух видов ущерба является наименьшим для общества. Возможна ситуация, когда ущерб от загрязнения окажется меньшим, чем ущерб от ликвидации этого загрязнения.

Сопоставить издержки возможно только на основе свободных переговоров двух сторон по поводу данного ресурса. Для этого необходимо, чтобы этот ресурс находился в собственности одной из сторон, причем согласно Коузу, неважно, в чьей именно. Допустим, право владения рекой принадлежит заводу. Тогда жители деревни, для того чтобы увеличить число рыбы в реке, вынуждены будут заплатить директору завода те издержки, которые он понесет в результате сокращения объемов производства. Если убытки завода меньше, чем выигрыш жителей деревни от сокращения объемов производства, то сделка будет заключена. Более того, переговоры закончатся в тот момент, когда предельные издержки завода от сокращения станут равны предельным доходам жителей деревни от увеличения числа рыбы. Следовательно, результатом переговоров станет оптимальное распределение ресурсов. В случае, если правом на пользование рекой владеют жители деревни, результат переговоров будет тот же самый, только в этом случае завод будет компенсировать рыбакам их потери от своей добавочной прибыли.

На основе своих рассуждений Р.Коуз делает вывод: «Если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то аллокация ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменной и эффективной независимо от изменений в распределении прав собственности».

Важный выводом из «теоремы Коуза» является то, что для решения проблем экстерналий не требуется вмешательство государства. Теорема фактически реабилитировала рынок как механизм распределения ресурсов.

Идеи Р.Коуза, изложенные в его теории внешних эффектов, нашли свое развитие в работах американских экономистов Армена Алчиана и Харолда Демсеца.Они также утверждают, что для наилучшей работы рынка необходима четкая спецификация прав собственности. Но ученые учитывают, что в реальной жизни нулевых трансакционных издержек не существует и сам процесс спецификации прав требует определенных затрат. Поэтому права собственности фиксируются лишь тогда, когда выгоды от спецификации выше, чем затраты. В противном случае происходит размывание прав собственности.

В статье «Производство, информационные издержки и экономическая организация» (1972) Алчианом и Демсецем была предложена своя теория экономических организаций, основанная на их концепции прав собственности. Согласно этой теории, собственность не является однородным понятием. Она включает в себя набор прав (пучки прав) по владению, использованию, передаче того или иного ресурса и т.д. В результате различные права на один и тот же ресурс могут быть разделены между различными экономическими агентами. Обмен этими пучками прав составляет суть всех экономических операций. Например, обычная продажа товара на рынке может интерпретироваться именно как продажа определенного пучка прав на данный товар. В частности, продажа лицензионных дисков или кассет предполагает передачу права пользования данным товаром, но исключает право получения прибыли от этого использования.

Каждый экономический институт оценивается как определенная форма собственности, имеющая в совеем распоряжении определенный набор пучков права. На этой основе Алчианом и Демсецем проводится сравнительный анализ различных экономических структур (частная фирма, акционерное общество, государственное предприятие).

§

Аналитический аппарат, разработанный представителями неоинституционального направления, а именно трансакционный анализ сравнительных преимуществ различных институциональных образований, взгляд на проблему внешних эффектов через призму спецификации частной собственности, понятие оппортунистического поведения и т.д., получил оригинальное применении ев работах американского экономиста Дугласа Нортаи его коллег. Он был использован для анализа экономической истории в целом и для раскрытия причин, объясняющих, почему в определенных странах или в определенные эпохи начинался бурный экономический рост, в то время как в других странах или другие эпохи этот процесс тормозился или вовсе отсутствовал.

В работах «Экономический рост в Соединенных Штатах с 1790 по 1860г.» (1961), «Институциональные изменения и рост американской экономики» (1971 , в соавторстве с Л.Дэвис), «Подъем Западного мира» (1973, в соавторстве с Р.Томасом) Нортом и его коллегами был собран и проанализирован большой материал по экономической истории стран США и Европы. На его основе с помощью неоинституционального аппарата была предпринята попытка создать новую концепцию экономической истории и ее закономерностей. Основные теоретические положения этой концепции изложены в двух работах Норта «Структура и изменения в экономической истории»(1981), «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики» (1990).

Новый подход, предложенный Нортом и его коллегами, акцентирует внимание на сравнительном анализе экономических институтов в различные исторические периоды и в различных регионах, и исследует связь между возникновением, доминированием и разрушением институциональных систем и темпами экономического роста. Основной тезис «новой экономической истории» заключается в том, что факторы, которые традиционно принято рассматривать как стимуляторы роста (инновации, сбережения, образование, НТП), в действительности являются только индикаторами этого роста. Главным условием успешного и быстрого развития экономики является существование эффективных институтов.

Основной функцией, которую выполняют институты, является экономия трансакционных издержек. Если в ответ на экономические изменения создаются институты, успешно справляющиеся с этой задачей, экономика получает положительный импульс для своего развития. С точки зрения Д.Норта, наиболее гибкой системой, позволяющей наиболее адекватно и быстро приспосабливать экономические структуры в меняющихся условиях, является система частной собственности. Именно раннее развитие этой системы в Англии и Нидерландах определило динамичность экономики этих стран в отличие от Франции и Испании.

Важным положением теории Норта является концепция «зависимости от пути». В отличие от представителей теории эволюционной экономики он утверждает, что в ходе истории не происходит естественного отбора наиболее эффективных институтов. Однажды установившиеся структуры трудно устранимы и могут определять путь развития страны на протяжении длительных периодов времени. Причиной такой инертности институциональной среды являются высокие трансакционные издержки по реформированию институтов, особенно крупных и консервативных, и созданию новых. Для того чтобы началась структурная перестройка, экономические выгоды от ее проведения должны превышать эти издержки.

Текст лекции № 9

Тема занятия: Российская экономическая теория в ХХ — начале ХХI века

Вопросы занятия:

1. Экономическая наука в 1917-1941 гг.

2. Экономическая наука в 1940-80-е гг.

3. Экономическая наука в период рыночных реформ (середина 1980-х гг. – начало ХХI в.).

Цели занятия

1. Выяснить причины, обусловившие своеобразие отечественной экономической мысли в рассматриваемый период.

2. Охарактеризовать этапы развития отечественной экономической науки в СССР и современный период.

3. Изучить основные направления развития отечественной экономической науки в рассматриваемый период.

4. Изучить экономические воззрения основных представителей отечественной экономической науки.

Материальное обеспечение, литература:Видеопроектор, слайды

Ядгаров Я.С. История экономических учений: учебник. – 4-е изд., перераб. и доп. – М., 2022. – 480 с. (1).

Горяинова Л.В. История экономических учений: учебно-практическое пособие. — М., 2007. – 248 с. (э) (2).

Задание на самостоятельную работу:

1. Изучить взгляды представителей марксистского направления экономической мысли в Советской России в 20-ее гг. ХХ века (В.И.Ленин, Л.Д.Троцкий, Н.И.Бухарин, Г.В.Плеханов, П.П.Маслов).

2. Изучить точки зрения советских экономистов в рамках экономических дискуссий в 1960-80-е гг.

§

Л.Н.Юровский не признавал существования в экономических исследованиях и считал бесплодным в научном соотношении два направления – трудовую теорию стоимости (английских классиков и К.Маркса) и теорию предельной полезности. В 1919 г. в Саратове была опубликована его монография «Очерки по теории цены», в которой он писал: «Мы вправе сказать, что в основе цен лежат субъективные хозяйственные оценки. Но это не значит, что они не зависят от цен». В той же работе ученый уделил особое внимание критике теории предельной полезности как заведомо недоказуемой. Он характеризовал предельную полезность как «довольно бессодержательную гипотезу», как «психологический комментарий» к научной теории ценности – цены.

Про бизнес:  Простыми словами: диверсификация рисков портфельных инвестиций

Теория динамического равновесия

Цена, как ведущая категория товарного хозяйства не нуждается ни в каком «подкреплении». Цены всегда покоятся на ценах. Для их определения надо исходить не из субъективных желаний, а из анализа двусторонней взаимосвязи между количеством товара и их ценами. Динамическое равновесие охватывает не только спрос и предложение, но и соотношение производств аи дохода.

Динамическое равновесие складывается применительно к конкретным условиям переходного периода. Государство располагает инструментами воздействия на потребительский рынок, но оно ограничено в своем влиянии на крестьянский и мирровый рынок. Это важно учитывать при разработке экономической политики и составлении хозяйственных планов. Государственные программы призваны обеспечить динамичное, подвижное равновесие, учитывая все сложность взаимосвязей с основными хозяйственными секторами.

Денежная реформа

В трудах «Современные проблемы денежной политики» (1926) и «Денежная политика Советской власти» (1917-1927) Л.Н. Юровский обосновал необходимость денежной реформы 1922-24 гг., исследовал историю деградации системы денежного обращения России. В обобщающей работе «Денежная политика Советской власти» он привел составленную им периодизацию развития денежной системы страны в послевоенный период. Причину трудностей системы денежного обращения ученый видел в завышенных темпах индустриализации. Он утверждал, что если выполнение хозяйственного плана не обеспечено ресурсами, то финансовая система не сможет обеспечить его выполнение. Финансы находятся не вне народного хозяйства, не над ним, а в нем самом. Проблему стабилизации Л.Н.Юровский не сводил к задачам финансовой политики. По его мнению, необходимо было преодолеть образовавшиеся диспропорции, создать благоприятные условия для общего подъема экономики: промышленности и сельского хозяйства.

§

Окончание переходного периода от капитализма к социализму в СССР выдвинуло в качестве ключевой проблемы экономической науки проблему совместимости товарного производства, т.е. нерыночной экономики. Еще в первой половине 1930-х гг. в экономической науке сохранялся взгляд на товарные отношения при социализме, характерный для предшествующего периода НЭПа. Они рассматривались не в качестве присущих социалистическому хозяйству, а как чуждая форма отношений, имевшая место исключительно из-за существования несоциалистических укладов. С окончанием переходного периода продолжали существовать такие категории, как деньги, стоимость, товар, цена. В этот период оформился тезис о том, что причина этого коренится в общественной неоднородности труда, которая и не позволяет ввести безденежные, бестоварные формы обмена и распределения благ.

Во второй половине 1930-х гг. появились концепции, защищавшие идею об объективной ценностной основе денег в социалистической экономике. Так, группа ученых во главе с К. Островитяновым предприняла попытки доказать неизбежность существования товарного производства при социализме. Но существовали и иные варианты объяснения сохранения элементов рыночных (капиталистических) отношений.

В это время исследования советских ученых начали приобретать излишне идеологизированный характер. Свидетельством тому является постановление ЦК ВКП(б) 1936 г. «О перестройке преподавания политэкономии», поставившее перед учеными задачу создания учебного курса политической экономии социализма. Первый вариант учебника был представлен в 1938 г. лично И.Сталину, он вернул его на доработку. В течение 1939-1940 гг. учеными были предложены еще несколько вариантов.

Переработанный вариант учебника был представлен в ЦК ВКП(б) весной 1941 г. Однако начавшаяся Великая Отечественная война приостановила дальнейшую работу над его усовершенствованием. Тем не менее, в 1943 г. в советских вузах был введен курс политической экономии. Методологической основой его стала статья И.Сталина «Об изучении экономии». Статья подводила итоги предвоенного обсуждения учебника. В ней подчеркивалась необходимость признания объективно существующих экономических законов социализма, в том числе и закона стоимости, действовавшего в «преобразованном виде». Закон стоимости имеет ограниченную в сравнении с капитализмом сферу действия и связан с характером труда. Вследствие этого учет меры труда и меры потребления возможен лишь при использовании закона стоимости. На основе этого положения стала развиваться концепция о социалистическом товарном производстве.

К весне 1950 г. появился переработанный вариант учебника. Его выход был предметом дискуссии экономистов в 1951 г. и стал крупным событием в истории советской экономической науки. В книге анализировались фундаментальные проблемы политической экономии социализма, а ее результаты на длительный период определили основные направления развития советской экономической мысли.

Дискуссия выявила наличие различных взглядов на ряд фундаментальных теоретических проблем экономической науки, например таких, как характер законов социализма; категории «товар» и «закон стоимости» при социализме; категория общественно необходимого рабочего времени при социализме; необходимый и прибавочный труд при социализме.

В центре внимания участников дискуссии стояли проблемы принципов ценообразования в СССР, золотого стандарта советских денежных знаков; проблемы современного хозяйственного состояния капиталистических стран в условиях «всеобщего кризиса капитализма» и вероятность возникновения новых империалистических войн.

Различия в подходах к проблеме экономических законов при социализме обозначились между самой многочисленной группой сторонников объективного характера законов, которые сознательно используются в интересах общества, и их противниками, признававшими субъективный характер законов, которые формируются социалистическим государством. Однако спорившие стороны соглашались с наличием закона стоимости при социализме, хотя и не были солидарны в оценке его характера и сфер действия.

Материалы дискуссии, в которой И.В.Сталин сам не принимал непосредственного участия, были им внимательно рассмотрены. Об этом свидетельствует работа «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952).В ней он высказал мнение, надолго определившее концептуальную направленность отечественной экономической теории. И.В.Сталин согласился с положением об объективном характере экономических законов социализма, но отметил возможность ограничения сфер их действия. Он дал новое определение основного экономического закона, которое сохранялось с различными модификациями в течение всего времени господства Советской власти: «Обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных проблем всего общества путем непосредственного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». Таким образом И.В.Сталин обосновал закон о преимущественном росте производства средств производства, которое производит оборудование для всех остальных сфер хозяйства, без чего «вообще невозможно осуществить расширенное воспроизводство». Данный закон был положен в основу политики форсированного строительства социализма в «переходный период», он же оставался теоретическим базисом хозяйственной политики советского государства на все последующие годы.

Большое внимание в работе И.В. Сталина уделялось товарному производству и товарно-денежным отношениям при социализме. Он признавал только одну причину существования товарного производства – наличие двух форм собственности: государственной и колхозной, рассматривая товарное производство и товарооборот как необходимость. И.В.Сталин указывал, что рабочая сила не является товаром при социализме, а средства производства становятся товаром только тогда, когда выходят на международный рынок.

В работе уделялось большое внимание проблемам перехода от социализма к коммунизму, перспективам стагнации капитализма.

После ХХ съезда КПСС (1956), осудившего культ личности Сталина, экономисты вновь приступили к обсуждению проблем политэкономии социализма.

Со второй половины 1950-х гг. все большее число экономистов стало склоняться к точке зрения А.И.Ноткина, который подверг критике концепцию разделения продукции в социалистической экономике на товары и «нетовары»в зависимости от того, представляет она средства производства или средства потребления. Но одновременно с отходом от деления продукции на товары и «нетовары», возобладал взгляд о повсеместном действии закона стоимости.

В условиях готовящейся экономической реформы предметом дискуссии становятся проблемы хозяйственного расчета и амортизации.В области теории денег была сформулирована идея о реальной, стоимостной сущности советских денег и их специфической связи с золотом. В качестве социалистического закона был признан закон распределения по труду, сформулированный еще классиками марксизма, увеличилась численность работ по исследованию характера труда, заложивших основы теории труда при социализме. Хозяйственный расчет был признан не только как пригодный метод счета и стимулирования выполнения хозяйственных планов, но и как объективная категория социалистических производственных отношений. Эти положения в последствии были распространены на все связанные с хозрасчетом категории (прибыль, амортизация и др.), что позволило создать систему основных категорий политической экономии социализма.

В 1963 г. вышел в свет учебник «Курс политической экономии» под редакцией Н.А. Цаголова, в котором на основе методологии К.Маркса была предпринята попытка реализовать идею «экономической клеточки». Для социализма такой клеточкой стала планомерность. Учеными Центрального экономико-математического института АН СССР, созданного в 1963 г., была разработана система оптимального функционирования экономики (СОФЭ) и основанная на ней конструктивная политическая экономия. Становление этой теории произошло в середине 1960-х гг. Многочисленные работы того времени позволили приступить к созданию самостоятельного направления в теоретических исследованиях в рамках политической экономии социализма. Несмотря на применение новых методов анализа, признание положения о рациональном поведении субъектов в оптимальном состоянии экономики (рыночном режиме), ученые доказывали отсутствие противоречий между постулатами трудовой теории стоимости. Возникновение теории оптимального функционирования экономики свидетельствовало не только о весьма высоком уровне советской экономико-математической школы, но и возможности применения современных методов исследований для решения прикладных хозяйственных задач.

В 1970-1980-е гг. СОФЭ оставалась авторитетным направлением советской экономической науки. В рамках этой концепции разрабатывались проблемы оптимального функционирования народного хозяйства, системы планирования и др. Ее сторонники доказывали, что экономической «клеточкой» является переходящая категория общественной полезности. На этой основе должны были строится концепции эффективности народного хозяйства.

После признания новой Конституции в 1977 г., узаконившей положение о том, что общественная собственность является основой социализма, с новой силой вспыхнули дискуссии о собственности. Можно выделить три основные концепции, сформировавшиеся в ходе дискуссии:

— собственность – это производственное отношение по поводу присвоения материальных благ, и, прежде всего, средств производства;

— собственность – это не отдельное отношение, а основа всей системы производственных отношений, и познать ее можно только изучая эту систему;

— собственность не имеет экономического содержания, поскольку она представляет собой юридическую категорию.

В ходе дискуссии пришли к единому мнению, что основой системы производственных отношений является собственность, что любая собственность должна приносить пользу хозяину, т.е. реализовываться. Социалистическая собственность, как собственность общественная, должна реализовываться через рост благосостояния трудящихся.

3. Экономическая наука в период рыночных реформ (середина 1980-х гг. – начало ХХI в.)

Этот период можно разделить на два этапа: «Перестройки» (1985-1990) и «кардинальных реформ» (с 1991 г. по настоящее время).

«Перестройка».Обострение в 1980-е гг. экономической и политической ситуации в стране требовало радикальных изменений в экономике для поддержания темпов экономического роста и обеспечения поступательного экономического развития.

С приходом к власти М.С.Горбачева была провозглашена политика ускорения социально-экономического развития страны. Авторы этой концепции исходили из того, что исчерпанные возможности экстенсивного развития в условиях неблагоприятной для СССР конъюнктуры на внешнем рынке позволяют обеспечить оптимальные темпы экономического роста, дальнейшего развития национального хозяйства на основе не количественных, а преимущественно качественных параметров. В центре внимания государства должен находится научно-технический прогресс, который обеспечит структурные преобразования народного хозяйства. Концепция предусматривала некоторое развитие товарно-денежных отношений, что должно было способствовать преодолению хозяйственных диспропорций, стимулировать развитие субъектов хозяйства. Однако развитие рыночного механизма рассматривалось высшим политическим руководством в качестве второстепенного, вспомогательного направления с стратегии «ускорения».

Стратегия «ускорения» должна была решить две задачи. Во-первых, догнать в экономическом отношении западные страны и, во-вторых, опираясь на экономический рост, осуществить обновление социализма. К началу 1987 г. стало очевидным невозможность их решения.

В результате проводимой политики ускорения увеличился дефицит бюджета, усилилась деформация рынка потребительских товаров, снизился уровень управляемости хозяйством. Положение усугублялось ухудшением мировой конъюнктуры на сырьевых рынках, чрезвычайными расходами государства, связанными с ликвидацией последствий Чернобыльской катастрофы. В этих условиях обозначилось некоторое смещение акцентов в стратегии реформ. К лету 1987 г. на первый план выходит перестройка, в то время как ускорение рассматривается лишь в качестве его составляющей.

С этого времени предпринимаются попытки использовать основы рыночных отношений. Однако, это не обеспечило притока необходимых инвестиций для модернизации базовых отраслей хозяйства и структурной перестройки всего народного хозяйства. Результатом явилось дальнейшее углубление диспропорций, что выразилось в тотальном дефиците потребительских товаров. В 1989-1991 гг. продолжается падение управляемости экономикой.

В условиях перестройки произошла трансформация взглядов отечественных ученых-экономистов. Если в начале реформ главный акцент приходился на проблему совершенствования социалистических отношений, то по мере развития процесса реформирования он сместился в сторону необходимости кардинального преобразования социалистической модели в рыночную.

Реформы 1990-х гг.После августа 1991 г и распада СССР в центре внимания оказалась проблема выбора варианта перехода к рыночной экономке. Существовали разные подходы – от радикальных рыночно-капиталистических до ортодоксальных социалистических.

В итоге в начале 1990-х гг. в основу преобразований были положены теоретические конструкции сторонников радикального, рыночно-капиталистического варианта, которые предлагали реализацию идеи: «Делать как на Западе – жить, как на Западе». Главными установками являлись опора на частную собственность и максимально свободные от вмешательства государства рыночные отношения, развивающиеся под воздействием рационального поведения субъектов, стремящихся к максимизации прибыли. Построение такой модели требовало кардинального изменения сложившихся десятилетиями реалий и способа мышления большинства граждан станы. Монетарная политика, направленная на оздоровление денежной системы, финансов, бюджета приобрела форму шоковой терапии, апробированной к этому времени в ряде стран Восточной Европы. Столь же стремительно происходило становление институтов рынка, параллельно шел процесс ускоренной приватизации.

Оценка отечественных экономистов проведенных реформ и перспектив развития неоднозначна. Наряду с рыночно-капиталистической моделью предлагается вариант смешанной рыночной экономики, ориентированной на немецкую социально-рыночную модель хозяйства, «шведский социализм», «модель китайского образца» и др.

Современное состояние отечественной экономической мысли характеризуется наличием двух направлений – одно пытается перенести на российскую почву все достижения западной экономической мысли, другое ищет свой специфический путь развития экономики России.

[1] Фрикционная безработица — время добровольного поиска работником нового места работы, которое устраивает его в большей степени, нежели прежнее рабочее место.

[2] Добровольная безработица — связана с нежеланием людей работать, например, в условиях понижения заработной платы.

Оцените статью
Бизнес Болика