Кейнс и кейнсианство — Сайт Марии Загорской

Кейнс и кейнсианство - Сайт Марии Загорской Инвестиции

Система государственного участия дж. м. кейнса

Закон Ж. Б. Сэя, согласно которому «сбыт для продуктов созда­ется самим производством» (1803) или, иначе говоря, «предложе­ние обеспечивает спрос», как наиболее частый объект критики со стороны тех ученых, кто не был привержен идее о внутренней дол­госрочной стабильности и устойчивости капиталистической эко­номики, подвергся серьезной критике в результате Великой деп­рессии 1929-1933 гг. и после выхода в свет работы Дж. М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег» (1936).

Кейнс впервые системно рассмотрел вопрос о государственном вмешательстве в экономику. Его концепция регулирования, про­никнутая идеями Кембриджской школы, со вниманием относя­щейся к психологии экономических агентов, может быть изложена следующим набором положений.

Регулирование денежного рынка должно затрагивать прежде всего норму процента, которая играет особую роль в принятии предпринимательских решений об инвестициях и установлении уровня занятости.

Кейнс обратил внимание на несоответствия между решения­ми домашних хозяйств о сбережениях и решениями фирм об инве­стициях, показав, что существуют условия, при которых рынок не в силах выйти из неравновесного состояния, когда экономика функ­ционирует на уровне гораздо ниже потенциального. По этой при­чине вместо политики роста сбережений он предложил политику роста потребления.

Государство может способствовать росту потребления, инвес­тиций и производства двумя способами — стимулируя частные ин­вестиции или осуществляя свои. Для роста частных инвестиций необходимо увеличить ожидаемую прибыль. Государство должно обеспечить рост нормы прибыли в частном секторе за счет сниже­ния альтернативных доходов экономических агентов — заработ­ной платы и нормы процента. Но поскольку из-за социальных при­чин снижать номинальную заработную плату нельзя, необходимо снижать реальную заработную плату посредством контролируемой инфляции, а норму процента при необходимости снижать прину­дительно — мерами монетарной политики.

Однако в условиях глубокого спада проведения одной моне­тарной политики недостаточно, поскольку она не обеспечивает должного восстановления уверенности в среде предпринимателей. Кроме того, ее эффективность объективно ограничена: достигнув определенного порога, экономика может очутиться в «ловушкелик­видности», когда увеличение предложения денег не снижает норму процента. По этой причине она должна быть дополнена активной фискальной политикой.

Главной формой государственного регулирования Кейнс счи­тал бюджетно-налоговую политику. Чтобы стимулировать эффек­тивный спрос, необходимо увеличить государственные расходы.

При государственных инвестициях образуется мультиплика­тивный эффект. Неважно, какими будут инвестиции и как скоро они окупаются. Главное — они должны иметь место.

Принципиально невозможно увеличивать инвестиции при достижении полной занятости факторов производства. В послед­нем случае рост инвестиций и государственных расходов будет приводить к безграничному росту уровня цен.

Поскольку предельная склонность к потреблению тем выше, чем ниже доход, целесообразно перераспределять доходы в пользу наименее обеспеченных социальных групп. Это позволит увели­чить массовую величину спроса, вовлечь в экономическую жизнь страны все слои населения. Кроме того, государству необходимо регулировать занятость, поскольку, считает Кейнс, классическая идея об автоматическом поддержании занятости за счет снижения ставки заработной платы не выдерживает критики: существенно понизить уровень заработной платы невозможно.

Государственное вмешательство, по мнению приверженцев идей Кейн- са, было призвано смягчить или амортизировать негативные последствия рынка. Известный американский историк и политолога. Шлезингер ут­верждал, что президент США Ф. Рузвельт, разработав и осуществив широ­кую программу регулирования рыночной экономики и социальной помо­щи неимущим слоям населения, «спас капитализм от капиталистов, кото­рые своей алчностью и недальновидными действиями разрушали его устои».

Кейнсианская теория инвестиций и занятости позволила более четко аргументировать то обстоятельство, что капиталистическая система потенциально неустойчива, поскольку в ней отсутствует автоматический механизм саморегулирования, который был бы в состоянии в любой момент придать ей направленность для дости­жения полной занятости и оптимального объема выпуска. «Общую теорию занятости, процента и денег» Дж. М. Кейнса следует рас­сматривать как теоретическую основу широкого и активного при­менения методов фискальной политики с целью достижения более высокой занятости, стабильных и высоких темпов экономического роста и благосостояния населения.

Кейнс и кейнсианство - Сайт Марии Загорской

Кейнсианская трактовка роли правительства и государства, тем не менее, уязвима для критики неоклассиков, марксистов, предпо­лагающих равенство интересов государства и класса капиталистов, а также представителей институционального направления.

Кейнсианские рецепты были рассчитаны преимущественно на национальное макроэкономическое регулирование. Между тем, 1970-е гг. показали возросшую степень интернационализации эко­номической жизни; кроме того, увеличивающееся государственное вмешательство в экономику порождало бюрократизм в системе уп­равления воспроизводственным процессом. Это разочаровывало общество и вело к возникновению оппозиции проводимым курсам экономической политики.

Из различных ветвей кейнсианского «древа» на сегодняшний день наиболее полезным для понимания проблематики государственно­го регулирования является посткейнсианский подход (Р. У. Клауэр, А. С. Б. Лейонхуфвуд, X. Ф. Мински, С. Вайнтрауб и др.). Ключевое понятие посткейнсианской традиции — неопределенность, которая означает невозможность предсказать будущие результаты экономи­ческого поведения, в том числе при помощи вероятностных распре­делений, поскольку научная основа вычислений соответствующих вероятностей отсутствует. При этом фундаментальная неопределен­ность означает не только отсутствие знаний о будущем, но и его не­познаваемость, так как значительная часть нужной для этого ин­формации еще отсутствует

Кейнс и кейнсианство - Сайт Марии Загорской

Главная функция государства, по мнению посткейнсианцев, состоит не в устранении негативных экстерналий, не в борьбе с монополиями или в дискреционной макроэкономической поли­тике, а в том, что оно обеспечивает принуждение к выполнению контрактных обязательств. Неспособность или нежелание госу­дарства выполнять эту функцию резко увеличивает степень не­определенности будущего, блокирует возможность оптимизации и ставит под угрозу существование экономической системы. Ведь институциональная неадекватность государства подрывает дове­рие к контрактам, вследствие чего большинство людей будет из­бегать их заключать, подрывая тем самым основы благосостояния нации.

§

К середине 1970-х гг. в научных кругах заговорили о «неокласси­ческом ренессансе», который стал возможен в первую очередь бла­годаря Чикагской школе монетаризма. Ведущую роль в формиро­вании новой идеологии экономической политики сыграл М. Фрид- мен, который утверждал, что все проблемы развития будут решены спонтанно благодаря конкуренции и рынку, отождествляемому им со свободой. Рыночные силы гарантируют, что при отсутствии вме­шательства извне экономика возвращается в состояние естествен­ного равновесия спроса и предложения. Отношение монетаристов к роли государства отражается в следующих положениях.

1. Главная причина нестабильности экономики — вмешатель­ство государства в процесс взаимного приспособления рынков, ко­торые балансируются посредством ценового механизма. Посколь­ку совсем устранить государственное вмешательство в экономику невозможно, необходимо заставить его придерживаться некоторо­го единого принципа регулирования, не зависящего от состояния конъюнктуры.

2. Наиболее эффективный способ экономического регулирова­ния — изменение величины денежной массы посредством дей­ствий ЦБ (ФРС). Политика регулирования налоговых ставок, уп­равления государственным долгом, изменения государственных расходов неэффективна и вредна.

3. Выдвинут тезис об эффекте вытеснения частных инвестиций государственными. Поскольку государственные расходы осуще-

ствляются за счет заемных средств, на рынке ссудных капиталов возникает конкуренция с частными компаниями за доступ к ресур­сам. При этом государственные займы вытесняют с рынка равную или даже большую сумму, которая могла бы использоваться част­ными фирмами более эффективно.

4. Должны быть поставлены жесткие пределы вмешательства правительства в эмиссионный механизм для финансирования бюджетного дефицита. Это вмешательство тем более опасно, что существуют длительные и непредсказуемые временные лаги между моментами изменения денежной массы и воспроизводственными процессами. Поэтому М. Фридмен рекомендовал запретить ФРС регулирование процентных ставок, процессов кредитования, ве­личины банковских резервов. ЦБ должен поддерживать устойчи­вый темп роста денежной массы.

5. Попытки государства посредством макроэкономической по­литики сократить безработицу до уровня ниже естественного в дол­госрочном периоде бессмысленны. Кроме того, денежная экспан­сия, с помощью которой пытаются понизить безработицу, приводит лишь к росту общего уровня цен. Фискальная политика правитель­ства неэффективна вследствие вытеснения частных инвестиций. По этой причине необходимо отказаться от проведения дискреционной политики и заменить ее на регламентированную политику, подчиня­ющуюся некоторым заранее сформулированным правилам. Основ­ным из этих правил должно стать поддержание темпов роста предло­жения денег на уровне, соответствующем темпам роста реального потенциального национального дохода, что позволит достичь ста­бильности общего уровня цен в долгосрочном периоде.

Развитие монетаризма повлекло за собой формирование новой классической школы, основными представителями которой являют­ся Р. Лукас, Дж. Мут, Т. Сарджент, Р. Барро, Э. Прескотт, Н. Уоллес и др. Опираясь на гипотезу рациональных ожиданий хозяйствующих субъектов и принцип оптимизации в макроэкономическом анали­зе, «новые классики» отрицают эффективность предсказуемой де­нежной политики, однако настаивают на ее полной регламента­ции. «Неоклассики» выдвигают сомнительный аргумент против фискальной политики. По их мнению, представители частного сектора в ответ на стимулирующую политику правительства сокра­щают потребление и увеличивают сбережения, чтобы в будущем быть готовыми к утяжелению налогового бремени, т.е. стимулиру- юшая фискальная политика, сопровождающаяся бюджетным де­фицитом, не повлияет на совокупный спрос; правда, для доказа­тельства этого утверждения используется слишком жесткая пред­посылка о возможности предсказывать будущее.

Про бизнес:  О внесении изменений в постановление Администрации Приморского края от 19 декабря 2019 года N 860-па "Об утверждении государственной программы Приморского края "Экономическое развитие и инновационная экономика Приморского края" на 2020 - 2027 годы

Теоретические концепции «новых классиков» нашли свое воп­лощение в политике Р. Рейгана в США и М. Тэтчер в Великобри­тании конца 1970-х — начала 1980-х гг. Необходимо отметить, что военное лобби в США всегда могло принудить правительство к одновременному скрытому использованию кейнсианских рецеп­тов регулирования, в связи с чем М. Фридмен критически относил­ся к реальному применению государством кейнсианской модели. По его мнению, «ФРС воспринимала только монетаристскую ри­торику, но не проводила монетаристскую политику». В настоящее время эта теория взята на вооружение Международным валютным фондом и Всемирным банком, которые использовали ее при выра­ботке рецептов трансформации экономики Чили, Израиля, Мек­сики, Бразилии, России и ряда других стран. Идеи «неоклассиков» вдальнейшем послужили основой либерального фундаментализма 1990-х гг. и формирования хорошо известного в России набора ре­комендаций Вашингтонского консенсуса, подкрепленного спор­ным тезисом о «влиянии демократии на стимулирование экономи­ческого развития» и открывающего ворота мировой глобализации.

Кейнс и кейнсианство - Сайт Марии Загорской

1.1.5. Государственное регулирование в концепциях неолиберализма

Крупным смежным направлением в неоклассицизме, предлага­ющим свою концепцию государственного регулирования экономи­ки, является неолиберализм, представленный преимущественно неоавстрийской и фрайбургской школами. Взгляды их сторонников на роль государства хоть и различаются, но их объединяет стремле­ние к формированию рыночной системы с предельно мягким госу­дарственным вмешательством, обеспечивающим социальный ком­промисс и экономическую стабильность.

Представители неоавстрийской школы Ф. А. фон Хайек и Л. фон Мизес довольно резко возражали против государственного вмеша­тельства в экономику и следования политическим целям в ущерб экономическим. Нежелательность вмешательства объяснялась сле­дующими обстоятельствами.

1. Главный принцип деятельности общества — приоритет сво­боды человека. Цивилизация сложилась не в результате воплоще­ния сознательного человеческого замысла, а спонтанно, исходя из определенных моральных принципов. При этом любое количество индивидов и организаций могут найти свое место в рамках спон­танного порядка.

Кейнс и кейнсианство - Сайт Марии Загорской

2. Человеческое знание ограниченно. Хозяйственное поведение основано скорее на подражании, а не на разуме. Большую часть знаний дает непрерывный процесс усвоения традиций.

3. Экономическая наука не способна обеспечить управляемость экономическими процессами; невозможно точно сформулировать экономический прогноз.

4. Предпринимателю неинтересны отдаленные и неизвестные события. Его интересуют ожидаемые доходы в короткие проме­жутки времени; ответы на все его вопросы может дать микроэконо­мика. В связи с этим макроэкономика как сфера интересов госу­дарства нежизнеспособна и ненужна.

5. Возникновение монополий или социального неравенства не­опасно и закономерно. Справедлива любая форма распределения доходов, если она основана на конкуренции.

В самой обшей форме принцип участия государства в эконо­мической жизни, согласно Хайеку, сводится к тому, что государ­ство должно создавать структуры, обеспечивающие людям наилуч­шие условия для реализации своих собственных целей. Плохим вариантом является не только большое и экономически активное государство, но и не выполняющее своих задач маленькое государ­ство.

Возникновение фрайбургской школы неолиберализма связа­но с именами X. Гроссмана-Дёрта и Ф. Бёма, создавших в 1932— 1933 гг. научную группу юристов. Эта группа исследовала вопросы власти частной собственности в свободном обществе и попыталась перевести на юридический язык проблемы современной им эко­номической теории. В 1937 г. выходит их совместный с Вальтером Ойкеном цикл статей «Порядок экономики» («Ordnung der Wirt- schaft»). Ойкен и Бём в послевоенном 1948 году основали ежегод­ный журнал «ORDO», отражающий по сей день основные идеи представителей научной школы (В. Рёпке, А. Рюстов, К. фон Дит- це, К. П. Хензель, А. Лампе, Ф. Лутц, К. Ф. Майер, Ф. Мейер и Л. Микш, А. Шюллер и др.), получившей название ордолиберализма.

Хотя в общетеоретическом плане подходы Ойкена и Хайека в большинстве аспектов совпадают, тем не менее есть одно суще­ственное различие: Хайек не признавал и отрицал любое обще­ственное конструирование, к которому может быть привлечено го­сударство, а Ойкен, закладывая теоретическую основу социального рыночного хозяйства, развитую в работах А. Мюллер-Армака, свя­зывал создание либерального порядка с установлением власти доб­родетельного и просвещенного правителя, даже если это и не каза­лось очевидным на первый взгляд.

Оптимальным с позиций как экономической эффективности, так и обеспечения свободы индивида ордолибералы считают кон­курентный рыночный порядок, который должен формироваться целенаправленно. Государство призвано обеспечивать его сохране­ние и развитие через проведение активной политики «порядка», выступая в качестве арбитра. В конкурентном порядке государство постоянно стремится защитить экономическую свободу, прибли­жаясь к идеалу полной конкуренции. Участие государства в регули­ровании хозяйственных процессов ограничивается теми отдель­ными сферами и отраслями, которые по своей природе могут функционировать только на принципах «централизованно-управ­ляемого» порядка. Ордолибералы выступают за «рыночную эконо­мику», но против «рыночного общества». Они исходят из того, что степень эффективности «рыночного порядка» в экономике зави­сит от состояния нерыночных институтов в системе «социального порядка».

В целом теоретические тезисы данной концепции можно сфор­мулировать следующим образом.

1. В основе хозяйственной системы должны быть свободная ры­ночная экономика и конкурентный рынок. Необходимый эконо­мический порядок устанавливается государством.

2. Политико-экономическую деятельность необходимо направ­лять на создание форм экономического порядка, а не на регулирова­ние экономических процессов. Государство не должно распределять средства производства между отдельными сферами их применения или заниматься хозяйственно-производственной деятельностью. Его функция — устанавливать правила поведения и активно прово­дить их в жизнь.

3. Социальное рыночное хозяйство должно обеспечивать разви­тие конкуренции как фактора системы порядка.

4. По мере роста производственного потенциала социальная по­литика как часть политики экономического порядка выдвигает проблемы обеспечения занятости, преодоления региональных раз­личий в уровнях доходов, поддержания социальной обеспеченнос­ти на определенном уровне и др.

5. Для социального рыночного хозяйствования определяющее значение имеют духовные и нравственные представления, по­скольку одного поддержания равновесия между спросом и предло­жением на рынке недостаточно для оправдания существования об­щественно-политического строя.

По мнению Ойкена, рынок и государство могут существовать только в неразрывном единстве, поэтому должны реализовываться следующие регулирующие принципы государственной экономи­ческой политики:

• стабильная денежная политика (регулирование процессов инфляции и дефляции), препятствующая искажению ры­ночных процессов;

• структура рыночных цен, не подверженная государственно­му влиянию;

• доступность и открытость рынков, противодействие образо­ванию монополий;

• частная собственность на средства производства как основа индивидуальной свободы и координации рынков;

• свобода заключения договоров;

• стабильность экономической политики;

• ликвидация негативных социальных последствий функцио­нирования рынка.

Теория ордолибералов и социального рыночного хозяйства ста­ла фундаментом для построения J1. Эрхардом социальной рыноч­ной экономики и «благосостояния для всех» в послевоенной За­падной Германии.

1.1.6. Роль государства в работах институционалистов

Механизмы и последствия государственного регулирования экономики анализируются и в рамках институциональной эко­номической теории. Мнения представителей ИЭТ относительно перспектив государственного регулирования различаются. Неко­торые направления рассматривают возникновение государства как неизбежное, другие выступают за необходимость его огра­ничения, поскольку рассматривают его в качестве совокупности рациональных экономических агентов, отстаивающих в первую очередь собственные, а не общественные интересы.

Старый (традиционный) институционализм в целом позитивно относился к государственному вмешательству в рыночную эконо­мику.

Идеологическое начало институционального направления, свя­занное с популяризацией социал-дарвинизма и идей экономиче­ского индивидуализма, оправдывающего стремительную общест­венную дифференциацию, привело к появлению систематиче­ской критики американской системы хозяйствования начала XX в. В своей «Теории праздного класса» (1899) Т. Веблен утверждал, что рыночную экономику характеризуют не рациональность, эффек­тивность и целесообразность, а демонстративное расточительство, завистливое сравнение и преднамеренное снижение производи­тельности. И только в обществе, которым руководит технократия, производство будет функционировать для удовлетворения потреб­ностей, будут осуществляться эффективное распределение при­родных ресурсов, справедливое распределение экономических благ и т.д. Впоследствии эти идеи Веблена с точки зрения госу­дарственного управления в наиболее полной мере были развиты Дж. Гэлбрейтом, пришедшим к выводу о необходимости социаль­ного контроля над экономикой со стороны государства, которое с целью предотвращения кризисов берет на себя задачу регулирова­ния совокупного дохода, обеспечивает высокий уровень покупа­тельной способности, а также не допускает раскручивание спирали «зарплата — цены».

Про бизнес:  Доходный подход к оценке недвижимости (Гриненко С.В.)

У. Митчелл (автор конъюнктурно-статистического подхода) объяснял необходимость государственного вмешательства нали­чием деловых циклов и необходимостью их сглаживания. Одной из перспективных форм вмешательства он считал государственное планирование, которое может осуществляться на рекомендатель­ной основе. Кроме того, им выдвигались идеи банковской рефор­мы, использования государственных расходов в качестве баланси­ра, создания системы страхования от безработицы и т.п.

Еше один представитель старого институционализма (основа­тель социально-правового течения) Дж. Коммонс видел в государ­стве «примиряющий и принуждающий» орган, способствующий более гармоничному разрешению конфликтов. Коммонс выступал с важнейшей идеей коллективного контроля за социальной сферой и был сторонником расширения вмешательства государства в хо­зяйственную жизнь, что соответствовало современным ему реалиям развития западной экономики. Марксистскому учению о классо­вой борьбе он противопоставлял идею о проведении государством реформ в области законодательства и создании правительства, представленного лидерами различных «коллективных институ­тов». Государство у Коммонса должно быть не только арбитром, но и силой, принуждающей к выполнению принятых обязательств, гарантом выполнения контрактов. Он был убежден в необходимо­сти создания правительства, которое было бы подконтрольно об­щественному мнению и осуществляло демонополизацию эконо­мики. «Нечестная конкуренция предпринимателей» вызывает уси­ление социальных конфликтов, которые могут устранить только государственные правовые решения в рамках экономических ре­форм. Идеи Коммонса, таким образом, предвосхитили переход к стадии административного капитализма.

По мнению Ф. Перру (представителя институционально-соци­ологического направления), для обеспечения «гармонизированно­го», или сбалансированного, роста необходима активная деятель­ность государства по созданию «полюсов роста» и сознательному управлению средой распространения эффекта от них в «зонах раз­вития». Идея активной государственной политики, предполагаю­щей преобразование структуры рынков в желаемом направлении, использовалась при разработке принципов индикативного плани­рования. Перру предполагал, что государство будущего усилит свою роль арбитражного органа, следящего за соблюдением обще­ственного интереса и стимулирующего частную инициативу.

Представители эволюционного институционального направ­ления приводят ряд обоснований неизбежности либо позитивно­сти государственного регулирования. В частности, Р. Нельсон и С. Уинтер, обосновывая неоптимальность эволюционных эконо­мических изменений, поддерживали государственное вмеша­тельство в сфере научно-технического прогресса. Дж. Ходжсон, приводя доводы о необходимости «примесей» в экономических структурах, весьма эмоционально утверждал: «Основной вопрос для обсуждения не в том, допустимо государственное вмешатель­ство или нет, а в том, какого рода вмешательство следует осуще­ствлять и в каких целях»; при этом очевидно, что «функциониро­вание рынков опутано сетью институтов, которая не может не переплетаться с государством и правительственными структура­ми». «Философия свободного рынка, — писал он, — неизбежно подразумевает государственное вмешательство с целью учрежде­ния институтов, необходимых для его нормального функциони­рования, а также санкционирования и регулирования на самом рынке социальных отношений».

Специфика нового французского институционализма (эконо­мики соглашений), сформировавшегося в 1980—1990-х гг., заклю­чается в том, что рынок рассматривается не как отдельный объект исследования, а как одна из подсистем общества наряду с граждан­ской подсистемой, в рамках которой функционируют государст­во и его учреждения, обеспечивая реализацию важнейших обще­ственных функций.

Однако, как уже отмечалось, не все представители институцио­нального направления экономической науки положительно оце­нивают активность государства в экономике.

Новая ИЭТ, основывающаяся на привнесении институцио­нального подхода в магистральное неоклассическое направле­ние современного экономического анализа, и, в частности, осно­ватель теории общественного выбора Дж. М. Бьюкенен предпо­лагают, что речь следует вести не о выборе между кейнсианской или монетаристской теориями государственного регулирования, а о путях ограничения государственного регулирования вообще. Если рынок функционирует несовершенно, то это не означает, что государство сделает его лучше. Поэтому необходимо найти инструменты, связывающие правовую и политическую деятель­ность, кардинально изменить механизм принятия решений на политическом уровне таким образом, чтобы он походил на выбор на товарно-денежном рынке.

Основным направлением исследований в рамках теории обще­ственного выбора является конституционная экономика, способ­ная остановить рост государственного аппарата и поставить его под контроль гражданского общества. В работе «Границы свободы: между анархией и Левиафаном» Бьюкенен выделяет два вида госу­дарства: защитительное и производительное. Конституционный договор ведет к установлению защитительного государства. Дан­ная структура определяет права собственности и контроль индиви­дов над ресурсами, а также стимулирует частные контракты, что означает переход от анархии к политической организации. Произ­водительное государство в идеале стимулирует постконституцион­ный контракт между гражданами, но поведение политиков, управ­ляющих и бюрократов способствует усилению государства в постконституционной стадии, что обусловливает угрозу возникно­вения авторитарного государства (Левиафана, по Томасу Гоббсу). Для Бьюкенена выход состоит в том, чтобы обеспечить формиро­вание институтов и правил, которые могли бы ограничить заинте­ресованное политическое поведение.

Основатель неоинституциональной исследовательской про­граммы Р. Коуз признает, что в некоторых случаях повышение эф­фективности экономики связано с государством, поскольку воз­можности добровольных институтов (рынков и фирм) не всегда достаточны для максимально эффективного распределения прав. «Если трансакционные издержки высоки, — отмечает он, — то ры­нок в этих условиях не всегда может передать собственность тому, кто больше всего готов за нее заплатить». В этой ситуации, считает Коуз, альтернативным решением является прямое правитель­ственное регулирование. «Вместо институционирования системы законных прав, которые могут изменить конфигурацию через ры­ночные трансакции, правительство может установить обязатель­ное для выполнения правило, фиксирующее, что именно люди должны или не могут делать, и которому им придется подчинять­ся… Более того, правительство имеет в своем распоряжении право­охранительные органы, которые обеспечивают выполнение его ре­шений».

Тем не менее одновременно Коуз предостерегает: «Правитель­ственная административная машина сама работает не без издер­жек», и «нет основания полагать, что ограничения, производимые подверженной ошибкам администрацией, всегда будут способ­ствовать росту эффективности экономической системы». В статье «Спор о предельных издержках» он также указывает на то, что «ни­какое правительство не в состоянии детально учитывать вкусы по­требителей», а «дополнительные издержки фирм, связанные с ра­ботой рыночного механизма, могут быть на деле меньше, чем орга­низационные издержки, которые в ином случае несет правитель­ство». Коуз считал: никакое правительство не застраховано от не­компетентности и коррумпированности, всякое правительство подвержено давлению извне, что служит аргументом против, а не в пользу государственного активизма.

О. Уильямсон указывает на то, что рынок является искусствен­ным институтом, созданным и поддерживаемым суверенитетом государства. Он избегает прямых определений относительно необ­ходимости или нежелательности госвмешательства, но в рамках теории ТАИ приходит к выводу, что главным механизмом их сни­жения является переход к фирме, а не государственное регулиро­вание, главная задача государства сводится к обеспечению выпол­нения контрактов. При этом в определенные моменты времени государственные регуляции могут быть относительно более эф­фективны, чем частные.

Д. Норт также рассматривал наличие механизма гарантирова­ния соблюдения соглашений в качестве одного из основных усло­вий осуществления успешных сделок. Он сделал вывод, что в слож­ных обществах выгодными становятся такие формы поведения, как оппортунизм, обман и мошенничество. Поэтому в условиях неперсонифицированного обмена важна третья сила, выполня­ющая функции принуждения. «Осуществление контроля третьей стороной означает развитие государства как принудительной силы, способной эффективно осуществлять надзор за правами собственности и обеспечить соблюдение контрактов». Вместе с тем Норт отмечает, что надежность обязательств со стороны полити­ческих органов весьма относительна. Во-первых, доходы правите­лей могут оказаться выше при неэффективной структуре прав собственности, а, во-вторых, «интересы самосохранения» будут диктовать образ действий, не допускающий ущемления интересов сильных политических группировок. В этой связи один из наибо­лее наглядных уроков истории заключается в том, что политиче­ским рынкам органически присуща тенденция производить на свет неэффективные права собственности, которые приводят к стагнации или упадку.

Глава 3. ПОЛИТИКА МОНЕТАРНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

3.1. Экономическая сущность монетарного регулирования

Усиление процессов глобализации в совокупности с ростом не­предсказуемости и рисков международных финансовых операций ставит под угрозу стабильность развития не только отдельных ком­паний или рынков, но и многих национальных экономических си­стем. Ужесточение конкурентных условий в связи со значительной активизацией крупных транснациональных компаний, а также перспектива столкновения с полномасштабной международной конкуренцией в случае вступления России в ВТО предполагают необходимость ускоренного решения ряда задач и для нашей эко­номики. Среди них выделяются те, которые важны для форми­рования независимых от внешних воздействий экономической и политической систем страны, — обеспечение устойчивого эконо­мического роста, улучшение его качества, в том числе переход от сырьевого к наукоемкому развитию, что в свою очередь предпола­гает постоянный приток финансовых ресурсов в национальную экономику и обеспечение каналов их эффективного распределе­ния. Важным также является использование встроенных стабили­заторов, блокирующих быстрый приток или отток спекулятивных капиталов, дестабилизирующих финансовую систему. На совре­менном этапе ключевую роль в решении указанных проблем играет успешность проведения монетарной политики, являющейся важ­нейшей составной частью государственной политики регулирова­ния экономических процессов.

Про бизнес:  методика внедрения финансового бюджетирования

3.1.1. Монетарное регулирование в системе экономической политики

Монетарная политика — деятельность государства в денежно- кредитной и валютной сферах, направленная на реализацию его интересов и проявляющаяся в воздействии на количество денег в обращении в целях регулирования экономической конъюнктуры и воспроизводственного процесса.

Монетарная политика осуществляется посредством реализации методов монетарного регулирования. Монетарное регулирование — совокупность мероприятий по оказанию воздействия государства на экономику, уменьшающих неопределенность действий участ­ников валютных и денежно-кредитных отношений, а также повы­шающих предсказуемость, устойчивость, сбалансированность и эффективность экономического развития (рис. 3.)

Монетарное регулирование:

-Денежно-кредитное регулирование;

-Валютное регулирование;

-Валютный контроль.

Объектами монетарной политики и монетарного регулирования в зависимости от выбора промежуточной цели являются спрос и предложение на денежном рынке и рынке валюты и прежде все­го денежная масса. Субъектами монетарной политики являются Центральный банк и коммерческие банки — два уровня россий­ской банковской системы, совокупность которых представляет основу для формирования институционального базиса проведе­ния монетарной политики и осуществления монетарного регули­рования.

Центральный банк зачастую представляют эквивалентом мини­стерства, однако его статус иной. Во-первых, в отличие от мини­стерства, осуществляющего управление и координацию деятель­ности предприятий, ЦБ не обладает полномочиями распоряди­тельного характера по отношению к коммерческим банкам и не

вправе вмешиваться в их оперативную деятельность. Во-вторых, в отличие от министерства он производит свой собственный продукт (выпуск в обращение наличных денег) и в этом смысле является не надстройкой, а базисом экономической системы.

Коммерческие банки выступают основными финансовыми по­средниками в экономике страны и важнейшими игроками на гло­бальном финансовом рынке. Инвестиционные решения коммер­ческих банков оказывают определяющее воздействие на между­народные перетоки капитала, колебания курсов валют и спрос на ценные бумаги, эмитированные в разных странах. Валютные спе­куляции банков и краткосрочные кредиты, предоставляемые ими заемщикам, во многом являются причиной валютно-финансовых кризисов.

3.1.2. Цели и ориентиры монетарной политики

Центральные банки как кредиторы последней инстанции со­здавались в ответ на неспособность коммерческих банков самосто­ятельно преодолевать банковские кризисы, связанные с паникой вкладчиков.

Цели деятельности ЦБ разнообразны и определяются идеоло­гией и выбранной концепцией проводимой правительством мак­роэкономической политики (табл. 3.1). При этом нужно отличать цели экономической политики и задачи, стоящие перед самим ЦБ.

Для выбора ориентиров монетарной политики центральный банк должен определиться с целями и условиями ее проведения. Я. Тинберген выделял следующую иерархическую структуру целе­вых переменных ДКП, проводимой ЦБ: конечная цель — проме­жуточная цель — тактические цели — инструменты монетарной политики. Возможная их взаимосвязь представлена на рис. 3.2.

При реализации денежно-кредитной политики ЦБ проводит так называемое таргетирование промежуточных целей. Таргетиро-

вание можно определить как систематическое применение инстру­ментов денежно-кредитного регулирования для достижения коли­чественных ориентиров промежуточной цели.

Режим таргетирования валютного курса, т.е. политика его фик­сации, может быть наиболее оптимальным вариантом для начала переходного периода, когда наблюдается активный процесс долла­ризации и вытеснения национальной валюты до сокращения тем­пов инфляции. Однако если инфляция в стране в большей степени связана с ростом цен на неторгуемые товары, то контролирование валютного курса не приведет к ожидаемому эффекту. При дости­жении некоторой степени ценовой стабильности плавающий курс более выгоден для экономики, поскольку способствует эффектив­ному регулированию межстранового перетока капитала и не ставит под угрозу прочность финансовой системы. В рамках режима тар­гетирования валютного курса выделяют также режим валютного управления (валютного комитета), который является смешанным вариантом таргетирования валютного курса и денежных агрегатов. Сущность данного режима заключается в 100%-ном обеспеченииденежной базы золотовалютными резервами ЦБ. Такой подход дисциплинирует денежные власти, формирует четкие инфляцион­ные ожидания у экономических агентов, а также повышает дове­рие к национальной денежной единице. Данный режим наклады­вает дополнительные ограничения:

• происходит отказ от всех других целей монетарной политики;

• все без исключения мероприятия монетарной политики долж­ны быть взаимоувязаны и реализовываться через ЦБ;

• предполагается фиксация курса национальной валюты по отношению к определенной устойчивой валюте и допуска­ются незначительные его колебания в строго объявленных границах.

Таргетирование валютного курса может затруднять проведение экономической политики:

• необходимость поддержания установленных пределов изме­нения номинального обменного курса национальной валю­ты ограничивает возможность использования этого механиз­ма для стабилизации ситуации в случае возникновения внут­ренних непредвиденных обстоятельств;

• возрастает возможность спекулятивных атак на нацио­нальную валюту;

• девальвационные ожидания могут приводить к росту номи­нальных процентных ставок и инфляционных ожиданий;

• происходит снижение информативности проводимой ДКП.

Предложения об использовании в качестве промежуточной цели денежной массы основываются на идее тесной взаимосвязи междуней и номинальным ВВП. В таком случае может идти речь о денежном, или монетарном, таргетировании, которое рассматри­вается как долгосрочный метод регулирования, направленный на обеспечение стабильного роста денежной массы вне зависимости от возможных конъюнктурных колебаний. Плюсы денежного тар- гетирования заключаются в простоте и прозрачности стратегии монетарной политики, что позитивно сказывается на инфляцион­ных ожиданиях и снижает темп инфляции. Однако в условиях пе­реходной экономики такая промежуточная цель труднореализуе­ма, поскольку здесь возникает следующий ряд проблем:

1) отсутствие надежной взаимосвязи между инфляцией и тарге- тируемым агрегатом, в частности по причине нестабильного спро­са на деньги;

2) низкая эластичность по процентной ставке при спросе на деньги;

3) сложность определения конкретного агрегата денежной мас­сы, способного играть роль целевого ориентира;

4) отсутствие развитых инструментов реализации ДКП;

5) невозможность осуществления быстрой дезинфляции.

Если денежное таргетирование выбирается в условиях стабиль­ной инфляции, то оно может повлечь за собой высокие издержки, связанные с резким ростом процентных ставок и снижением эко­номической активности.

В последнее время все большее количество развитых стран пе­реходит к политике прямого таргетирования инфляции. Для успеш­ной реализации этого варианта ЦБ должен проводить.денежную политику, не зависящую от решений других органов власти (пред­полагается отсутствие «фискального доминирования»), правильно прогнозировать и контролировать инфляцию, иметь четкое пред­ставление относительно временного лага реакции первичной цели на изменение в таргетируемом агрегате. Инфляционное таргетиро­вание выбирается в том случае, когда имеет место одновременное сочетание прозрачности показателя инфляции и его способности адекватно отражать монетарную составляющую.

При этом выделяются следующие аспекты реализации прямого таргетирования инфляции:

• выбор точечного или интервального целевого ориентира. При достаточно широком интервале таргетирования более реально сдержать инфляцию в рамках, но в этом случае уменьшается возможность контроля над инфляционными ожиданиями населения. Выход за пределы целевого ориен­тира более опасен для монетарных властей с точки зрения до­верия к ним, чем отклонение от точечной цели, а таргетиро­вание узкого интервала не имеет смысла в условиях переход­ной экономики;

• выбор временного горизонта таргетирования инфляции, что в свою очередь связано с лагом реализации ДКП;

• выбор денежными властями средств реагирования на боль­шую, чем запланировано, скорость дезинфляции.

Помимо этого выделяют также режимы таргетирования про­центной ставки и таргетирования номинального дохода, которые, однако, не имеют широкого распространения ввиду сложности создаваемых моделей и недостаточной эффективности их реализа­ции, особенно для переходных экономик.

Оцените статью
Бизнес Болика