МАКРОЭКОНОМИКА: ГЛАВА 3. СОВОКУПНЫЙ СПРОС И СОВОКУПНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ

МАКРОЭКОНОМИКА: ГЛАВА 3. СОВОКУПНЫЙ СПРОС И СОВОКУПНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ Инвестиции

Макроэкономика: глава 3. совокупный спрос и совокупное предложение. макроэкономическое равновесие

Рис. 3.1. Кривая совокупного спросаРис. 3.2. Последствия уменьшения совокупного спроса в трактовке классиковРис. 3.3. Механизм восстановления полной занятости после сокращения совокупного спросаРис. 3.4. Последствия сокращения совокупного спроса в трактовке кейнсианцевРис. 3.5. Кривая совокупного предложенияРис. 3.6. Воздействие неценовых факторов на перемещение кривой совокупного предложенияРис. 3.6. Воздействие неценовых факторов на перемещение кривой совокупного предложенияРис. 3.7. Макроэкономическое равновесие товарных рынковРис. 3.8. Эффект храповика

Ключевыми понятиями макроэкономической теории выступают совокупный спрос и совокупное предложение. Их соотношение оказывает решающее влияние на объем и динамику национального производства, занятость населения, изменение цен и реализацию других макроэкономических целей.

Совокупный спрос — это представленные на рынке в денежной форме потребности домохозяйств, фирм и государства в потребительских и инвестиционных товарах и услугах. График кривой совокупного спроса AD (рис. 3.1Рис. 3.1. Кривая совокупного спроса) отражает обратную зависимость между уровнем цен Р и объемом национального производства (реальным ВВП) Q, на который предъявляется спрос всеми субъектами экономической системы.

Эту зависимость обусловливают три фактора:

  1. эффект процентной ставки — он может быть охарактеризован в виде логической цепочки «повышение уровня цен — увеличение спроса на деньги», что при их неизменном предложении приводит к росту процента за кредит. При этом:

    Общим результатом становится падение объема национального производства, на который предъявляется спрос;

  2. эффект богатства — при повышении общего уровня цен население ощущает себя беднее, поскольку уменьшается покупательная способность активов, которыми оно располагает: реальных (например, недвижимости) и финансовых (например, наличных денег, депозитов в банках, акций, облигаций), и соответственно сокращает свой спрос. Именно такое падение спроса (и, как результат, спад ВВП) случилось в нашей стране в 1998 г., когда инфляционное обесценение рублевых сбережений и потеря рабочего места побудили многих россиян сократить свои текущие покупки. И наоборот, в условиях дефляции население начинает чувствовать себя относительно богаче и свободнее тратит свои текущие доходы;
  3. эффект импортных закупок — повышение цен на отечественные товары, падение спроса на них, так как возрастают стимулы к покупке импортных товаров из тех стран, где цены растут медленнее или остаются неизменными («Сникерс» вместо «Аленок», «Форд» вместо «Жигулей»). И наоборот, относительное подорожание импортных товаров переключает спрос населения на отечественную продукцию, приводит к наращиванию производства продукции, на которую предъявляется спрос.

Итак, важнейшим фактором, влияющим на кривую AD, является уровень цен. Однако существуют и неценовые детерминанты совокупного спроса.

Неценовые факторы не оказывают влияния на форму кривой совокупного спроса, но под их воздействием данная кривая может смещаться вправо и влево.

На динамику каждого из компонентов совокупных расходов воздействует некая комбинация факторов.

Изменения в потребительском спросе (С) могут быть обусловлены:

  • изменением благосостояния потребителей, т.е. реальной стоимости принадлежащих им акций, облигаций, недвижимости, иностранной валюты, товаров длительного пользования, драгоценностей. Если курс доллара по отношению к рублю растет, то домохозяйства, обладающие значительными сбережениями в долларах, делают покупки, не задумываясь о будущем, и кривая AD смещается вправо. Если опережающими темпами растут цены на жилье, то увеличивается потребительский спрос у обладающих жильем и не жалеющих денег, например, на его обустройство. Если же курс акций, которыми владеют домохозяйства, стремительно сокращается, то реализуется их стремление большую часть своих текущих доходов сберегать для восстановления пошатнувшегося благосостояния, и кривая AD смещается влево;
  • ожиданиями потребителей (инфляционными, дефляционными, дефицитными, девальвационными и т.п.). Если потребители ожидают, что доходы в будущем будут расти быстрее цен, то они смело направляют свои нынешние заработки на текущее потребление и кривая AD смещается вправо. И наоборот, опасение грядущего обнищания усиливает сберегательную активность домохозяйств, и кривая AD смещается влево;
  • задолженностью потребителей. Ее увеличение заставляет домохозяйства больше сберегать, что соответствует левостороннему сдвигу кривой AD. И наоборот, рассчитавшись с задолженностью по потребительскому кредиту (за приобретенные ранее компьютеры, мебель, автомобили и т.п.), семьи могут временно воздержаться от сбережений, и потребительский: спрос возрастет;
  • размером прямых и косвенных налогов, уплачиваемых домохозяйствами, а также получаемых ими трансфертов. Например, протекающая в современной России реформа жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) (в сочетании с ростом налогообложения объектов недвижимости) привела к уменьшению располагаемого дохода у 1/3 населения, что диктует необходимость предоставлять малообеспеченной части нашего общества жилищные субсидии во избежание сжатия потребительского спроса на другие товары первой необходимости, которое провоцирует спад производства в соответствующих отраслях.

Из всех компонентов совокупных расходов инвестиционный спрос (I) наиболее изменчив: в кризисные времена обычно происходит его быстрое сокращение, которое может быть значительно выше масштабов спада производства. Так, в США в кризисный 1982 г. реальный ВВП сократился на 105 млрд дол. Инвестиции же, как его компонент, при этом уменьшились на 152 млрд дол. Аналогично, если за период 1990-1998 гг. ВВП в России упал чуть более чем на 40%, то валовые инвестиции составили в 1998 г. всего 21% к уровню 1990 г. Нестабильность инвестиций в той или иной стране обусловлена непредсказуемыми изменениями инвестиционного климата, который характеризует степень благоприятности объективно сложившейся в обществе ситуации по отношению к потенциальным инвестициям. При этом компонентами инвестиционного климата в той или иной страны выступают:

  • имеющийся в ней инвестиционный потенциал — некая комбинация привлекательных сфер и объектов инвестирования. Такая инвестиционная емкость территории определяется, в частности, наличием на ней природных богатств, сложившейся экологической ситуацией, качеством и стоимостью рабочей силы, состоянием бюджета и размером внешнего долга, структурой налоговой системы, уровнем развития производственной и социальной инфраструктуры, защищенностью прав собственности. Так, по данным Всемирного банка, надежная защита собственности увеличивает реинвестируемую часть прибыли предприятий с 14 до 40%Повышение устойчивости финансовой системы страны - важное направление деятельности Минфина России // Финансы. 2006. № 5. С. 6..
  • инвестиционные риски, характеризующие вероятность утраты капиталовложений и дохода от них в связи с неожиданными потрясениями в экономической, социально-политической сферах либо угрозами со стороны криминала.

К числу конкретных слагаемых инвестиционного климата относятся:

  • ожидаемая норма прибыли, которую предприятия рассчитывают получить от своих расходов на инвестиции (выручка минус издержки) и которая в решающей мере определяется ожиданием будущего спроса на производимую ими продукцию. Пессимистические оценки грядущего спада потребительской активности домохозяйств, сокращения государственных закупок, а значит, и прибыльности частных предприятий влекут за собой закономерное падение инвестиционной активности фирм. Так, в Швеции норма накопления (отношение валовых внутренних инвестиций к ВВП) составляла в 1965 г. 25%, в 1975 г. — 22%, в 1978 г. — 19%. Ведущим фактором спада инвестиционной активности в шведской промышленности стал в этот период более высокий по сравнению с ее основными конкурентами уровень издержек. Значительное повышение заработной платы в 1975-1976 гг., а также рост цен на нефть, вызвавший взрывной рост издержек энергоемких производств, привели к сокращению рентабельности. На величину ожидаемой прибыли организаций, особенно функционирующих в отраслях военно-промышленного комплекса (ВПК), могут серьезно повлиять также развернувшаяся в стране милитаризация экономики и наращивание военных расходов бюджета. В современной России ведущим ограничителем рентабельности предприятий (а значит, и главным тормозом инвестиционного подъема) выступает сегодня невысокий уровень жизни большинства населения. Что же касается зависимости между прибыльностью производства и динамикой капиталовложений, то эластичность ее невелика. По оценке А.А. Водянова и А.В. Смирнова, для достижения прироста инвестиций на 1% требуется увеличение прибыли предприятий на 5%Водянов А.А., Смирнов А.В. Инвестиционная политика: каким методам госрегулирования отдать предпочтение? // Российский экономический журнал. 2001. № 11- 2. С. 9.;
  • величина прямых и косвенных налогов. Давно известно — «все, что облагается налогом, убывает». Высокие налоги, уменьшая чистую прибыль фирм, серьезно дестимулируют их частные инвестиции и способны вызвать их банкротство. Например, налоговый гнет российского крестьянства в 1930-е гг. привел к стремительной ликвидации его как класса. В связи с этим во многих странах вводятся пониженные (вплоть до нуля) налоговые ставки на ту часть прибыли, которая направляется на инвестиционные цели;
  • реальная ставка процента за пользование кредитом, характеризующая степень доступности кредитования, затраты инвестора на привлечение заемных средств. Процент приходится платить владельцу капитала, у которого фирма берет деньги в долг для их вложения в производство. Тем самым процент входит в издержки инвестирования. Это верно и в том случае, если инвестиции финансируются из собственной прибыли: направляя ее на расширение своего капитала, фирма несет альтернативные издержки, поскольку фактически отказывается от дохода, связанного с предоставлением кредита другому предпринимателю.

Зависимость частного инвестиционного спроса (I) от процентной ставки (r) I = f(r) является обратной. При этом величина ссудного процента оказывает троякое негативное воздействие на уровень инвестиционной активности:

  1. превышение ставкой ссудного процента ожидаемой нормы прибыли от вложений капитала порождает массовый отказ фирм от инвестиций и помещение ими своих средств в банк;
  2. при повышении ставки процента кредиты в банке берутся лишь теми фирмами, которые рассчитывают получить очень высокую норму прибыли, тем самым отсекается немалое число менее доходных инвестиционных проектов;
  3. потенциальный инвестор может попытаться получить капитал, обратившись к фондовой бирже, но для этого требуется высокий курс выпускаемых им здесь акций. А этот курс находится в обратной зависимости от ставки процента, вследствие чего и от эмиссии своих ценных бумаг организация не сможет получить значительных средств на инвестиционные цели: владельцы сбережений предпочтут покупке акций помещение их опять-таки в коммерческий банк, в результате чего спрос на акции окажется крайне низок, что неминуемо скажется на их курсе.

При принятии инвестиционных решений предприниматели сравнивают со своей нормой прибыли именно реальную ставку процента r, которая равна номинальной (объявленной) ставке процента (I) за вычетом уровня инфляции р:

<?xml version="1.0"?>

В случае если предполагаемая норма прибыли составляет, например, 20%, а реальная ставка процента — 10%, то инвестиции в производство целесообразны. Однако если ставка процента чрезмерно высока (допустим, в связи с дефицитом государственного бюджета и острой потребностью правительства в привлечении сбережений частного сектора для его покрытия), то реальные инвестиции становятся менее выгодными по сравнению с финансовыми (например, вложениями в ценные бумаги) и закономерно сокращаются.

В ходе регулирования реальных процентных ставок государство в равной мере должно избегать поддержания их как на чрезмерно высокой, так и на чрезмерно низкой отметке. В последнем случае плата за кредит окажется столь же экономически неоправданной, так как станет поддерживать «на плаву» убыточные предприятия, «перемалывающие» ограниченные инвестиционные ресурсы и тем самым тормозящие экономический рост. Обеспечение последнего поэтому предполагает неустанный поиск не только верхнего, но и нижнего значения реальной процентной ставки, при котором инвестиции отсекаются от неэффективных сфер производственной деятельности.

На реальную ставку процента, а через нее и на инвестиционный процесс, в свою очередь, влияют находящаяся в обращении денежная масса, уровень инфляции и проводимая государством денежно-кредитная политика. Так, при разумном увеличении центральным банком денежного предложения последовательно дешевеет кредит, и сокращение ставки процента по активным операциям коммерческих банков способно заметно улучшить инвестиционный климат в данной стране. Однако чрезмерное наращивание денежной массы и, как результат, ускорение инфляционных процессов снижают инвестиционную активность в реальном секторе экономики (повышая привлекательность спекулятивных операций в секторе финансовом — с ценными бумагами, иностранной валютой и т.п.), особенно в капиталоемких отраслях с малой скоростью оборота капитала: за инфляцией здесь просто не угнаться. Даже относительно невысокий среднемесячный рост общего уровня цен в 2-3% в сочетании с положительным значением реальной процентной ставки парализует производственные среднесрочные инвестиции, позволяя осуществлять капиталовложения со сроком окупаемости в лучшем случае в полгода. Так, на каждый вложенный в российскую экономику рубль в 1999 г. инвесторы в среднем получали 18,5 коп. прибыли. Вместе с тем если учитывать уровень инфляции в 1999 г., равный 36,5%, то уже образовывалась не прибыль, а наоборот, получались убытки, величина которых составляла 1 — 118,5 : 136,5 = 1 — 0,87 = 0,13, т.е. 13 коп. на каждый инвестированный рубль. В настоящее время эластичность связи между динамикой инвестиций и темпами инфляции в нашей стране находится на отметке -0,5. Это означает, что для роста инвестиционной активности на 1% требуется замедление годовых темпов роста цен на 2%.

Противодействуя повышению общего уровня цен, центральный банк обычно уменьшает находящуюся в обращении денежную массу. Такое торможение инфляционных процессов способно заметно повысить привлекательность инвестиций для предприятий реального сектора, парализуя «экономически стерильные» (т.е. не способные к производству) вложения в недвижимость, антиквариат, ценные бумаги и иностранную валюту. Однако в случае, если денежное предложение сжимается излишне резко (как это происходило в нашей стране в середине 1990-х гг.), то подобные действия монетарных властей тоже способны спровоцировать в экономике инвестиционный спад в связи с резким удорожанием кредита. Государство, заинтересованное в инвестиционном буме, должно стремиться не к минимальному, а к некоему оптимальному для него в каждый данный период уровню инфляции, а значит, и к наилучшим параметрам денежного предложения, при которых инвестиционная активность оказывается в данный момент наивысшей. Таковым О.В. Вьюгин называет уровень в 5-7%, который одновременно обеспечивает продолжение экономического роста наряду с установлением приемлемой ставки при кредитовании предприятийПовышение устойчивости финансовой системы страны - важное направление деятельности Минфина России // Финансы. 2006. № 5. С. 10.. Известно, что степень негативного воздействия инфляции на инвестиции оказывается в современной России примерно вдвое ниже по сравнению с. фактором сжатия денежной массы, а потому правительству едва ли следует полагаться на неоклассическую догму о благотворном влиянии демонетизации экономики на протекающие в ней инвестиционные процессы.

Про бизнес:  Инвестиционный менеджмент. Тест с ответами

Инвестиционные решения по самой своей природе носят долгосрочный характер, поэтому они особо чувствительны к нестабильности в общественной жизни. Исследование, проведенное Всемирным банком за период 1974-1989 гг. в 160 странах, показало сильную обратную зависимость инвестиций от следующих факторов (ранжируемых в порядке убывания их значимости):

Например, ожидание инвесторами возврата страны к тоталитарному режиму неминуемо приведет их к пониманию того, что инвестиции, скорее всего, не окупятся, так как опять сформируется закрытая экономика с ее ограниченными экспортными возможностями и узкими рамками сбыта продукции. Немаловажным обстоятельством является и стабильность законодательства (налогового, таможенного и др.), которая особенно сильно отражается на динамике иностранных инвестиций.

На территории Российской Федерации более благоприятный инвестиционный климат сформировался в Центральном, Северо-Западном и Приволжском федеральных округах. Однако в целом по стране на позитивную динамику капиталовложений оказывают сдерживающее воздействие избыточные административные барьеры, отсутствие действенных механизмов государственного стимулирования инвестиционной деятельности фирм в сочетании со значительной налоговой нагрузкой на нихВо многом именно из-за несовершенств налоговой политики по интегральному инвестиционному рейтингу Россия в 2003 г. располагалась на 70-м место в мире. Правда, в 2004 г. она поднялась на 54-е место, но в 2005 г. опять скатилась на 63-е место., недостаточная правовая защита интересов отечественных и зарубежных инвесторов, крайняя степень зависимости российской экономики от мировых цен на энергоносители, высокая цена коммерческого кредитования и др. По критерию главенства закона Россия оказалась на 22-м месте среди 25 стран, учитываемых в обследовании Мирового банка реконструкции и, развития, по административному произволу — на 14-м месте из 16, а по качеству государственных институтов — на 91-м месте из 117 анализируемых странПовышение устойчивости финансовой системы страны - важное направление деятельности Минфина России // Финансы. 2006. № 5. С. 6-7..

Изменения в государственном спросе (G) обусловлены:

  • величиной доходной части бюджета, увеличение которой расширяет возможности правительства закупать необходимые ему товары и услуги;
  • накопленным в предшествующий период государственным долгом, обслуживание которого не позволяет наращивать, например, государственные инвестиции в национальную экономику;
  • фазой экономического цикла, через которую проходит страна. Так, в условиях подъема экономики рост ВВП и, как результат, расширение налогооблагаемой базы открывает возможность наращивания государственных закупок. Однако правительство вполне может не воспользоваться подобной возможностью, создавая некий финансовый резерв. Он наверняка пригодится ему в кризисный период для решения финансовых проблем страны — во избежание накопления внешнего государственного долга. К тому же определенная сдержанность в расходовании средств федерального бюджета на фазе подъема выступает значимым инструментом сдерживания нарастающей инфляции. В обстановке же кризиса правительство может попытаться компенсировать сокращение потребительского и инвестиционного спроса адекватным наращиванием спроса государственного. Именно такую цель преследовал, например, президент США Ф. Рузвельт, развертывая в кризисные 1930-е гг. глобальные и весьма затратные инвестиционные проекты типа строительства скоростных дорог. Во многом аналогичную функцию реализуют в Америке и современные амбициозные космические проекты и масштабные контртеррористические операции. Наряду с заботами правительства о будущем национальной экономики связанные с ними расходы, расширяя размер государственного спроса, позволяют компенсировать нынешний дефицит спроса частного;
  • политической партией, находящейся у власти. Если левые партии, опирающиеся на кейнсианскую теорию, склонны наращивать правительственные закупки и тем самым расширять государственный сектор экономики, то партии правого толка, использующие теоретические выводы классиков, напротив, стремятся максимально сузить возможности правительства тратить значительные бюджетные средства и тем самым забирать у налогоплательщиков (у частного сектора) существенную часть их доходов. Подобную стратегию проводили в жизнь в 1990-е гг. российские реформаторы, которые крайне негативно относились к бюджетному финансированию оборонных расходов, космических программ, фундаментальной науки, сократив в несколько раз государственные расходы на эти цели.

Изменения в величине спроса со стороны внешнею мира, представленного торговым балансом (<?xml version="1.0"?>
), обусловлены:

  • динамикой национального дохода в тех странах, с которыми данная страна вступает во внешнеторговые отношения. Например, если в Беларуси начал стремительно увеличиваться национальный доход, то ее экономические субъекты (домохозяйства, фирмы, государство) получат возможность больше приобретать российских товаров и ВВП нашей страны при прочих равных условиях станет увеличиваться. В интересах недопущения нового спада производства в Российской Федерации правительству, по мнению автора, целесообразно (конечно, в разумных масштабах) поддерживать экономику нашего ближайшего соседа, например путем продажи ему природного газа по относительно невысоким, субсидируемым ценам;
  • колебаниями валютного курса. Так, обесценение валюты данной страны относительно «корзины» мировых валют делает производимую в ней продукцию более дешевой, всемерно поощряя ее нарастающий экспорт и дестимулируя приток на ее территорию товаров из-за границы. И наоборот, когда в России на протяжении большей части 1990-х гг. происходило искусственное укрепление рубля, в стране наблюдалось неуклонное вытеснение отечественных товаров относительно более дешевыми иностранными. Однако последовавшая в августе-сентябре 1998 г. девальвация рубля привела к временному удешевлению российской продукции, и подорожание импортных товаров переключило спрос значительной части россиян на товары, выпускаемые в Российской Федерации, что закономерно породило заметный рост ВВП нашей страны. Однако в последние годы происходит укрепление не только реального, но даже номинального эффективного курса рубля, который рассчитывается с применением средневзвешенного реального (номинального) обменного курса валют — основных внешнеторговых партнеров России (где в качестве весов используются доли соответствующих стран во внешнеторговом обороте последней). Столь серьезное укрепление российской валюты по отношению прежде всего к доллару и евро в очередной раз поворачивает ситуацию вспять: зарубежный спрос, на отечественные товары сокращается, а импорт в нашу страну в 2005 г. увеличился на 18% в реальном выраженииПовышение устойчивости финансовой системы страны - важное направление деятельности Минфина России // Финансы. 2006. № 5. С. 6.. В связи с этим нейтрализация угрозы возобновления экономического спада может быть обеспечена в этих условиях лишь путем стремительного расширения импортозамещающих производств, причем с более низкими затратами и ценами на их продукцию и приемлемым качеством последней. В противном случае происходящее в последнее время укрепление реального курса рубля по отношению к американской валюте неизбежно приведет не только к подрыву позиций российских экспортеров, но и свертыванию многих производств, ориентированных на внутренний рынок, неуклонному вытеснению их конкурирующим импортом из стран зоны доллара (особенно продукции с высокой степенью переработки). Во многом аналогичная ситуация складывается и в Западной Европе, где экспортная экспансия лидеров данного региона — Германии и Италии — в немалой степени сдерживается удорожанием евро по сравнению с долларом, что приводит к сжатию спроса на продукцию этих стран со стороны внешнего мира, ухудшению торгового баланса и соответственно к торможению их экономического роста. В немалой степени именно из-за заниженного курса юаня по отношению к «корзине» мировых валют 80-90% товаров, реализуемых в магазинах Китая, — отечественного производства;
  • реальными доходами населения, ускоренный рост которых в сочетании с нарастающей имущественной дифференциацией граждан вполне может повлечь за собой приток в страну более качественных и дорогих (бывших ранее недоступными) импортных товаров, что объективно уменьшает размер торгового баланса как компонента ВВП;
  • финансовыми возможностями фирм в проведении назревшего технологического перевооружения, которое в условиях ограниченности внутреннего рынка машин и оборудования зачастую обеспечивается масштабным инвестиционным импортом. Такой временно тормозящий экономический рост в нашей стране (но в то же время создающий потенциал ее развития в долгосрочном периоде) приток оборудования и транспортных средств из зоны доллара довольно интенсивно происходит сегодня в нашей стране в условиях укрепляющегося по отношению к американскому доллару реального курса национальной валюты.

Совокупное предложение — это количество материальных благ и услуг, которые предприятия предлагают на рынке домохозяйствам, государству и друг другу по соответствующим ценам. Ведущим фактором, влияющим на его величину, является уровень цен. Однако связь данных категорий трактуется различными направлениями экономической теории неоднозначно. Классическая школа, которая господствовала до Великой депрессии (и активно возрождалась в 1980-1990-е гг. в форме монетаризма), полагает, что механизм рыночной конкуренции автоматически уравновешивает совокупный спрос и совокупное предложение. Вследствие этого длительное нарушение такого равновесия, экономические кризисы и вынужденная безработица объективно невозможны. Главный аргумент классиков: в рыночной экономике цены и заработная плата являются гибкими и при любом уровне совокупного спроса быстро уравновешивают его с совокупным предложением при сохранении естественного объема ВВП и полной занятости населения.

Если исходить из гибкости цен, то сокращение совокупного спроса не означает падения ВВП. Просто цены передвинутся вниз по вертикальной прямой совокупного предложения, и снова будет достигнут баланс спроса и предложения при цене <?xml version="1.0"?>
(рис. 3.2Рис. 3.2. Последствия уменьшения совокупного спроса в трактовке классиков). Вся произведенная продукция будет продана, хотя и по более низким ценам. Таким образом, классическая школа полагает, что совокупное предложение может быть представлено в виде вертикальной линии, а потому изменения кривой AD достаточно безобидны: они влияют лишь на уровень цен, но не на реальный объем национального производства и занятость населения. Классики убеждены, что национальная экономика способна быстро приспосабливаться к изменениям конъюнктуры, что она неизменно тяготеет к естественному уровню реального выпуска. По их мнению, в экономической системе существуют механизмы, которые выступают амортизаторами, смягчающими кризисные потрясения и не позволяющими, наоборот, чрезмерно расширять объем производства.

Допустим, в стране происходит сокращение совокупного спроса от <?xml version="1.0"?>
к <?xml version="1.0"?>
(рис. 3.3Рис. 3.3. Механизм восстановления полной занятости после сокращения совокупного спроса). Это приводит к падению общего уровня цен, временному уменьшению объема производства и появлению вынужденной безработицы. В результате происходит скольжение экономики вдоль линии <?xml version="1.0"?>
. Однако параллельно с этим снижаются цены на производственные ресурсы (в том числе и заработная плата), сокращаются издержки производства, и кривая совокупного предложения смещается вправо — в положение <?xml version="1.0"?>
. А это влечет за собой восстановление естественного уровня производства и занятости. Если же, наоборот, совокупный спрос расширяется, то временно возрастает объем производства, расширяется занятость (вплоть до сверхзанятости). Это приводит к повышению цен на факторы производства и росту издержек производства, и в результате левостороннего смещения линии AS естественный уровень реального выпуска вновь восстанавливается. Так что долгосрочная кривая совокупного предложения неизбежно трансформируется в вертикальную линию, и колебания совокупного спроса, влияя на уровень цен, не способны оказать решающее воздействие на объем реального выпуска.

Кейнсианская школа, напротив, настойчиво отстаивает тезис о неизменности цен, заработной платы и процентных ставок. При этом она приводит следующие аргументы:

Раз цены и заработная плата являются негибкими, то, по мнению кейнсианцев, линия AS является горизонтальной (рис. 3.4Рис. 3.4. Последствия сокращения совокупного спроса в трактовке кейнсианцев).

Пусть первоначально линия совокупного спроса <?xml version="1.0"?>
пересекает линию совокупного предложения AS в точке, которой соответствует реальный ВВП <?xml version="1.0"?>
. Если совокупный спрос возрастает (например, в результате роста государственных закупок), то он отражается на линии <?xml version="1.0"?>
, при этом реальный ВВП равен <?xml version="1.0"?>
. Таким образом, рост совокупного спроса приводит не к повышению цен (они негибки), а к увеличению реального ВВП и сокращению масштабов безработицы. И наоборот, сжатие совокупного спроса способно резко сократить объем производства и занятость населения.

Кейнсианцы соглашаются с классиками лишь в том, что сокращение совокупного спроса вызывает скольжение экономики вниз вдоль кривой совокупного предложения, что порождает сокращение цен, объема производства и занятости. Однако отвергается позиция оппонентов, состоящая в утверждении, что кривая совокупного предложения при этом непременно сдвигается вправо, ведь собственники едва ли захотят снизить цены на поставляемые ими факторы производства, особенно в случае монополизации соответствующих рынков, например рынка труда. Однако даже если работодателям удается сократить заработную плату, объем совокупного предложения едва ли начнет расти: снижение заработной платы означает падение покупательной способности населения, и в этих условиях у фирм отсутствуют стимулы к наращиванию объема производства во избежание затоваривания. Следовательно, даже при понижении цен экономика не способна сама по себе вернуться к естественному объему реального выпуска; и дальнейшее падение цен и заработных плат не сделало бы такой возврат возможным. Кризисное сокращение объема ВВП вполне может быть продолжено. По мнению кейнсианцев, какого-либо автоматического механизма возвращения к состоянию полной занятости попросту не существует. Национальная экономика может надолго застрять в ситуации экономического спада, и только стимулирующие действия государства по оживлению совокупного спроса — прежде всего рост государственных расходов вкупе с понижением налогов — способны в этих условиях кардинально улучшить хозяйственную ситуацию в стране.

Конечно же и классическая, и кейнсианская теории заметно упрощают действительность. В современной рыночной экономике по указанным выше причинам заработная плата и цены не могут быть столь же изменчивыми, как, например, 100 лет назад. Однако представление о них как жестко зафиксированных тоже было бы весьма далеким от истины. В практике большинства стран сегодня можно наблюдать стремление фирм и государства неуклонно повышать гибкость заработной платы. При этом степень эластичности ее номинального значения существенно различается по странам. Так, в США заработная плата достаточно инертна, поскольку трудовые договоры заключаются на достаточно продолжительный срок. В большинстве других развитых стран коллективный договор подписывается на меньшие сроки, к тому же все большее распространение получают индивидуальные трудовые соглашения. В Японии не менее 25-30% заработка выплачивается в виде премий, величина которых напрямую зависит от прибыли фирм. В кризисной ситуации, когда спрос на продукцию падает, неизбежно сокращается и выручка фирм, что не может не отразиться на заработках работников. Всплеск спроса в период подъема производства, наоборот, отражается на значительном росте доходов персонала, что также свидетельствует о повышении эластичности заработной платы.

В связи с этим господствующей в настоящее время является точка зрения, что допущение о гибкости цен и заработной платы оправданно для долгосрочного периода. При исследовании же краткосрочных (например, сезонных) явлений следует опираться на предположение об относительной стабильности данных показателей. Приближение экономической теории к реальности делает необходимым синтез рассматриваемых научных направлений. В результате кривая совокупного предложения состоит из трех отрезков (рис. 3.5Рис. 3.5. Кривая совокупного предложения):

  1. кейнсианского (горизонтального);
  2. промежуточного (восходящего);
  3. классического (вертикального).
Про бизнес:  Международное частое право - Учебное пособие - Глава: 10.4. правовое положение иностранных инвестиций в свободныхэкономических зонах онлайн

На кейнсианском отрезке реальный объем производства от нуля достигает уровня <?xml version="1.0"?>
, который значительно меньше <?xml version="1.0"?>
, т.е. объема национального производства при полной занятости. Это означает, что национальная экономика находится в кризисном состоянии, при котором факторы производства далеки от своего полного задействования. При этом:

В результате на кейнсианском отрезке издержки производства и цены демонстрируют стабильность, отсюда — параллельность отрезка по отношению к оси Q.

На промежуточном (восходящем) отрезке наращивание совокупных расходов влечет за собой увеличение национального объема производства, сопровождаемое ускоряющимся ростом общего уровня цен. Дело в том, что нарастание объема выпуска и, следовательно, уровня занятости происходит в различных отраслях неравномерно: где-то ощущается нехватка рабочей силы, а где-то еще сохраняется вынужденная безработица. В первых отраслях вполне возможно привлечение менее квалифицированных работников, что ухудшает соотношение производительности труда и заработной платы, негативно отражающееся на динамике издержек производства как основы цен. Кроме того, при приближении национальной экономики к границе ее производственных возможностей возникает поднимающий цены дефицит инвестиционных товаров, используется менее эффективное оборудование. Последнее обстоятельство ухудшает соотношение производительности труда и фондовооруженности, что столь же отрицательно влияет на динамику издержек и цен.

На классическом отрезке национальная экономика достигает границы своих производственных возможностей. Увеличение совокупных расходов не влечет за собой наращивания реального ВВП (при увеличении номинального его значения вследствие усиливающейся инфляции): возможно лишь перераспределение ограниченных ресурсов между фирмами, отраслями, регионами. Вследствие этого дальнейшее наращивание спроса нецелесообразно, оно вызывает лишь нарастание инфляционной волны без каких бы то ни было позитивных результатов. Таким образом, реально существующая связь между уровнем цен и объемом совокупного предложения весьма неоднозначна и может принять различные количественные очертания. Но кроме уровня цен существуют и неценовые детерминанты совокупного предложения.

При изменении неценовых факторов совокупного предложения форма кривой <?xml version="1.0"?>
остается неизменной (рис. 3.6Рис. 3.6. Воздействие неценовых факторов на перемещение кривой совокупного предложения), происходит лишь ее смещение влево в положение <?xml version="1.0"?>
(что соответствует сокращению совокупного предложения) или вправо — в положение <?xml version="1.0"?>
(при его возрастании).

Все эти факторы оказывают влияние на положение кривой AS через изменение уровня издержек производства на единицу продукции. Причем данная связь является обратной: чем ниже издержки, тем выше совокупное предложение. Это и понятно — ведь чем меньше тратится в стране в расчете на каждый продукт производственных ресурсов в условиях их ограниченности, тем больше товаров и услуг в ней будет создано и тем ниже станут их цены. В противном случае, если издержки производства начинают увеличиваться, то национальная экономика оказывается в состоянии так называемой стагфляции, когда одновременно с ростом общего уровня цен (инфляцией) с <?xml version="1.0"?>
до <?xml version="1.0"?>
сокращаются ВВП (наступает стагнация) с <?xml version="1.0"?>
до <?xml version="1.0"?>
и соответственно занятость населения. Мировая экономика впервые оказалась в этой весьма неприятной ситуации в середине 1970-х гг., когда в результате скачкообразного повышения мировых цен на нефть и нефтепродукты резко возросли издержки производства в странах, имеющих ограниченные объемы нефтяных запасов, поэтому их экономика оказалась в «стагфляционной ловушке». Резкий всплеск мировых цен на энергоносители наблюдался в мире не только в 1973-1974 гг., но и позднее — в 1979-1980 гг., 1988-1990 гг., 1994 г., и продолжился в 2003-2007 гг. Нефтяной картель ОПЕК в декабре 2003 г. ограничил квоту на добычу нефти уровнем 24,5 млн баррелей в сутки. В дальнейшем она поднялась до 30,0 млн баррелей, но возрастающий спрос на бензин в США, Китае, а также сохраняющаяся нестабильность в Ираке и других нефтедобывающих странах предопредели достижение рекордного уровня мировых цен (ныне до 80 дол. за баррель) на это углеводородное сырье.

Исходя из этого, следовало предвидеть неизбежность спада производства в России из-за освобождения внутренних цен на энергоносители. Не случайно в основе прогнозных математических моделей развития мировой экономики приняты допущения о вероятной динамике цен на нефть в обозримой перспективе. Действительно, осуществленная в нашей стране в 1992 г. гайдаровская либерализация цен на топливо и сырье закономерно привела к опережающему росту цен на них сравнительно с ценами на готовую продукцию. В результате формирования подобных ценовых пропорций финансовое положение отраслей обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства стало стремительно ухудшаться, многие из функционирующих предприятий (относящихся, например, к легкой, пищевой промышленности, машиностроению, оборонно-промышленному комплексу) стали убыточными. Это в свою очередь резко сократило инвестиционный спрос данных секторов отечественной экономики и побудило производителей, занятых в секторе промежуточных благ, начать активный поиск своих покупателей за рубежом. Уже к середине 1990-х гг. Россия стала лидером по вывозу алюминия (25% мирового экспорта), никеля (20%), меди (11%). При этом не удивительно, что в связи с нарастающей деградацией высокотехнологичного сектора (доля наукоемких изделий в структуре российского экспорта не превышает сегодня 1,5-1,8%) основой экспортной экспансии отечественной экономики стал вывоз низкотехнологичной (55%) и среднетехнологичной (43%) продукции.

Форсированный экспорт природных ресурсов в условиях либерализации внешней торговли, поспешного разрушения существовавшей в СССР государственной монополии внешней торговли и появления множества частных, конкурирующих между собой участников внешнеэкономической деятельности явился немаловажной причиной перенасыщения мировых рынков и неуклонного снижения цен на сырье (на 20-25%) — наряду с обозначившимся замедлением темпов роста мировой экономики (что неминуемо повлекло за собой сокращение спроса на продукцию топливно-сырьевого назначения). Как следствие, российские экспортеры в строгом соответствии с навязанной нашей стране в январе 1992 г. МВФ программой начали выполнять функцию вывода всемирного хозяйства из потенциально возможной стагфляции. Фактически они инициировали перемещение кривой совокупного предложения в странах «большой семерки» вправо (см. рис. 3.6Рис. 3.6. Воздействие неценовых факторов на перемещение кривой совокупного предложения), ускоряя тем самым темпы роста последних (что особо обозначилось в конце XX в.). Причем делалось это (имея в виду очевидную ограниченность производственных ресурсов во всемирном масштабе) ценой насильственного «заталкивания» российской экономики в «стагфляционную ловушку» и опережающего сокращения производства в обрабатывающих отраслях. Реализующие эту «историческую миссию» нефтяные, газовые, металлургические предприятия, столкнувшись с тенденцией к понижению мировых цен, оказались вынужденными в интересах поддержания на прежнем уровне своей валютной выручки неуклонно наращивать физический объем экспорта топивно-энергетических и сырьевых товаров, еще более выводя их с сокращающегося российского рынка. Последовавшие затем многочисленные торговые войны, упреки правительств развитых стран в использовании российскими экспортерами (особенно вывозящими черные металлы) практики демпингового ценообразования сделали в ряде случаев недоступными для предприятий нашей страны многие зарубежные рынки. В результате развертывания такой цепочки связей российский монополизированный сектор промежуточных благ лишился значительной рыночной ниши — вначале на внутреннем рынке (из-за разорения в результате его ценовой стратегии многих предприятий обрабатывающей промышленности), а затем и на рынке США, Китая, Западной Европы, допуск на который российских экспортеров сегодня заметно ограничен, в том числе из-за ввода новых мощностей в КНР по выплавке черных и цветных металлов.

Таким образом, первым и наиболее значимым фактором перемещения кривой совокупного предложения влево и вправо выступает изменение цен на производственные ресурсы. При этом внутренние цены на факторы производства могут повышаться не только в связи со стремлением монополистов — производителей электроэнергии, топлива, сырья — наращивать собственную прибыль за счет всемерной эксплуатации потребителей выпускаемой ими продукции, но и в связи с ростом мировых цен на них или же, скажем, с падением курса национальной валюты. Наибольшую значимость фактор ценности ресурсов приобретает для экономики стран, которые характеризуются большой пространственной протяженностью и суровыми природно-климатическими условиями. Так, если, например, в США стены птицефабрик нужны преимущественно лишь для обозначения их территории и предотвращения разбегания кур и индеек, то в нашей стране, где преобладают северные или околосеверные земли, домашнюю птицу необходимо обогревать без перебоев с сентября по май, а это требует соответствующей толщины данных стен. Удельные расходы электроэнергии на отопление жилья в Российской Федерации в 8 раз выше, чем в США, и в 3,5 раза больше, чем в обогреваемых Гольфстримом скандинавских странах. Из-за несравненно более низкой среднегодовой температуры, меньшего числа солнечных дней в году, невысокого уровня атмосферных осадков и ряда других климатических особенностей при тех же технологиях и затратах российский аграрный сектор объективно не может рассчитывать на урожай, сопоставимый, скажем, с испанским или французским. Вследствие этого в нашей стране, которая не испытывает недостатка в энергетических и сырьевых ресурсах и к тому же имеет холодный климат и огромную территорию, государство призвано снять другую проблему — цен материальных факторов производства (электроэнергии, газа, бензина, удобрений, металлов и т.п.), без сознательного удешевления которых отечественная продукция не сможет обрести конкурентоспособность даже на внутреннем рынке. В случае же решения данной задачи потери топливно-энергетического и сырьевого комплексов (которые вполне можно компенсировать субсидированием из бюджета) окажутся несравненно менее масштабными, нежели выгоды стремительного роста обрабатывающих отраслей. Таким образом, важнейшим условием устойчивого роста российской экономики является сегодня государственное регулирование цен и тарифов на продукцию монополий, тех базисных, структурообразующих и стратегически важных товаров и услуг, которые в дальнейшем широко используются при создании многочисленных видов конечной продукции. Это не означает абсолютной оторванности внутреннего рынка, скажем, энергоносителей от закономерностей мирового рынка: энергетические тарифы конечно же не могут формироваться властями произвольно. Однако интересы последовательного преодоления последствий стагфляции при сохранении значимых природно-климатических и структурно-технологических особенностей отечественной экономики диктуют необходимость длительного поддержания различий между внутренними и внешними энергетическими тарифами посредством использования не только экономических (в частности, экспортных пошлин), но и административных инструментов ценового регулирования — вплоть до национализации отдельных, наиболее значимых предприятий топливно-энергетического комплекса. В условиях сурового климата и удаленности районов добычи энергоресурсов от центров их потребления устойчивый экономический рост становится попросту невозможным при неуклонном удорожании электроэнергии, топлива и транспортных услуг — сравнительно с динамикой цен на конечную продукцию. И единственным объективным ограничителем снизу такой относительной дешевизны ресурсов может считаться потребность в поддержании рентабельности производства естественных монополистов — РАО «ЕЭС Россия», РАО «Газпром» и некоторых других — на среднероссийском уровне.

Между тем в ближайшие планы Правительства РФ включено дальнейшее поэтапное приближение внутренних цен на энергоносители к мировым, которое рассматривается А.Л. Кудриным как «структурный, необходимый маневр», так как в противном случае у отечественных предприятий не будет, якобы, стимулов к энергосбережению. В случае очень высокой цены на топливо инвестиции в энергосберегающие технологии окупятся, при низкой цене — нетВстреча министров финансов «Большой восьмерки» в Москве // Финансы. 2006. № 3. С. 5.. Поэтому если в 2005 г. при инфляции в 11% цены на газ поднялись на 23%, то в 2006 г. соотношение этих темпов составило 8,5-9% и 11%, а в 2007 г. — 7-7,5% и 9%Встреча министров финансов «Большой восьмерки» в Москве // Финансы. 2006. № 3. С. 5.. В то же время признавать действующие внутренние цены на газ и другие энергоносители низкими, учитывая паритет покупательной способности валют, едва ли оправданно, а стимулирование энергосбережения посредством насильственного втягивания отечественной экономики в стагфляционную ловушку вряд ли можно признать наилучшей стратегией ее ценового регулирования.

Немаловажным ресурсным ограничением, предопределяющим перемещение кривой совокупного предложения, выступает и цена рабочей силы. Так, если на рынке труда той или иной страны (например, Великобритании) произошло усиление позиций профсоюзов, то это неминуемо приведет к повышению заработной платы, что через рост удельных издержек производства влечет за собой смещение кривой AS в стагфляционную ловушку. И наоборот, экспорт недорогих трудовых ресурсов из России в страны Запада приводит к тому, что совокупное предложение в них нарастает. Известно, что в большинстве европейских стран неквалифицированную («грязную») работу выполняют преимущественно иностранные рабочие, в то время как свои граждане занимаются в основном интеллектуальным трудом или вообще не работают. И хотя приток дешевой рабочей силы способствует росту ВВП, однако тот факт, что страны Европы, реализующие специальные программы по привлечению иностранной рабочей силы, «подсели» на гастарбайтеров (т.е. выходцев из других стран и регионов, приехавших, в поисках заработка) как на наркотик, делает будущую социально-политическую ситуацию в них крайне неустойчивой. Недавние погромы во Франции — это лишь первый явный сигнал остроты межнациональных конфликтов. Конечно, экономический рост может достигаться за счет притока в страну дешевой рабочей силы, например в Россию из Китая, что сокращает уровень средней заработной платы и приводит к соответствующему увеличению ВВП в сочетании со стабилизацией ценовой динамики. Однако присутствие в Сибири свыше 2 млн китайских нелегаловА общая численность трудовой миграции в современной России оценивается в 10 млн человек, из которых деятельность только чуть более 1 млн человек легализована. может привести далеко не только к массированной вырубке отправляемых затем в КНР хвойных деревьев, но и фактической утрате немалой доли российской территории.

Вторым неценовым фактором совокупного предложения является уровень производительности труда: если она повышается быстрее заработной платы и фондовооруженности труда, то сокращаются удельные издержки производства (в первом случае на оплату труда, а во втором — на амортизацию основного капитала), и кривая AS смещается вправо. Если же производительность труда отстает от динамики заработной платы и фондовооруженности, а тем более если она и вовсе сокращается, тогда ускоряющий инфляцию и углубляющий кризисные процессы в национальной экономике левосторонний сдвиг кривой совокупного предложения становится неизбежным. Впрочем, появившаяся вновь сегодня в США и странах ЕС угроза стагфляции нейтрализуется продолжающимся здесь ростом производительности труда, а также жесткой конкуренцией на мировых рынках труда, не допускающей опережающего роста заработной платы.

Про бизнес:  СКАЧАТЬ [Максим Темченко] Онлайн-конференция Энциклопедия Инвестиций (2019) БЕСПЛАТНО на торренте (слив складчины), отзывы о курсе и авторе.

Третий фактор — уровень налоговой нагрузки на бизнес. Рост налогов с точки зрения влияния на рентабельность предприятий равноценен увеличению их издержек производства с соответствующими негативными последствиями для динамики совокупного предложения. К сокращению объема производства (вкупе с повышением общего уровня цен) могут привести, например, неуклонно возрастающие в современном мире экологические налоги, которые вынуждают фирмы направлять потоки капиталовложений в сферу охраны окружающей среды, ограничивая тем самым инвестиции в основную сферу их деятельности. В связи с этим законодательное сокращение предельно допустимых норм выбросов в атмосферу вредных и токсичных веществ и подписание нашей страной Киотского протокола вполне могут стать причиной торможения роста российской экономики (хотя экологически чистый ВВП способен при этом и увеличиться). Вследствие этого в кризисный период главным фактором сохранения среды обитания выступает обычно не ужесточение экологических стандартов со стороны государства, а низкий коэффициент загрузки производственных мощностей.

Четвертым фактором можно признать наращивание субсидий (или «налогов наоборот»), которое пропорционально увеличивает совокупное предложение. Не секрет, что масштабные (явные и скрытые) субсидии ВПК содействовали милитаризации советской экономики. Сегодня же такие скрытые субсидии в значительной мере достаются от государства отраслям топливно-энергетического комплекса. Поэтому далеко не случаен неуклонный рост их доли в создаваемом ВВП нашей страны. В то же время последовательно уменьшается удельный вес в структуре российского национального продукта сельского хозяйства — во многом по причине откровенно слабой поддержки его со стороны государства. Если правительственные дотации в расчете на 1 га земли составляли в 1996 г. в США 69 дол., Канаде — 83 дол., странах ЕС — в среднем 943 дол. (а в Швейцарии — даже 4214 дол.), то в Российской Федерации — лишь в 6 дол. При этом сложно всерьез рассчитывать на конкурентоспособность отечественного агробизнеса, функционирующего к тому же в экстремальных условиях сурового северного климата. В развитых странах, являющихся ведущими поставщиками мясной продукции в Россию, доля прямых и косвенных дотаций государства в цене достигает 40%. И хотя в 2007 г. масштабы подобных дотаций в странах ЕС заметно сократились, сохраняющийся доныне объем дотирования делает объективно неконкурентоспособной немалую часть российского агробизнеса и наносит тем самым сокрушительный удар по продовольственной безопасности нашей страны.

Пересечение кривых AD и AS определяет равновесный уровень цен и равновесный объем национального производства товаров (рис. 3.7Рис. 3.7. Макроэкономическое равновесие товарных рынков).

Рассмотрим пересечение AD и AS на промежуточном отрезке.

Предположим, что при уровне цен, равном <?xml version="1.0"?>
, предложение товаров — <?xml version="1.0"?>
, а совокупный спрос — <?xml version="1.0"?>
.Таким образом AS > AD. При этом конкуренция продавцов приведет к снижению цен до уровня <?xml version="1.0"?>
. Такое снижение побудит производителей сократить объем предложения с <?xml version="1.0"?>
до <?xml version="1.0"?>
, а потребителей — повысить спрос с <?xml version="1.0"?>
до <?xml version="1.0"?>
. В результате при уровне цен <?xml version="1.0"?>
установится макроэкономическое равновесие на товарных рынках.

Подобное равновесие на практике представляется маловероятным, оно является скорее удивительной случайностью, подтверждающей общую закономерность, отстаиваемую кейнсианцами, — рыночная экономика обычно находится в неравновесном состоянии. При этом нарушение стабильности может быть обусловлено смещением как кривой совокупного спроса, так и кривой совокупного предложения. Последствия сдвига могут быть самыми разнообразными в зависимости от того, на каком отрезке кривой AS находится в данный момент национальная экономика. Если в экономике ощущается острый недостаток совокупного спроса, то прямым следствием этого явится вынужденная безработица. Если же, наоборот, совокупные расходы становятся избыточными, то в стране неизбежно проявление инфляции. Наилучший же, оптимальный уровень совокупного спроса достигается в точке макроэкономического равновесия, которая соединяет восходящий отрезок кривой совокупного предложения с отрезком классическим: в этом случае поддерживается полная занятость производственных ресурсов, а цены находятся на предельно низком для данного состояния национальной экономики уровне.

На классическом и промежуточном отрезках кривой совокупного предложения с той или иной степенью интенсивности проявляется эффект храповика. В механике храповиком обозначается механизм, позволяющий колесу крутиться вперед, но не в обратную сторону. Однако существует и экономический аспект проблемы «только вперед, ни шагу назад», который проявляется в условиях несовершенной конкуренции. Закономерно возникающие в такой обстановке монополии кардинальным образом деформируют механизмы рыночного саморегулирования, направляя ценовую динамику только в одну сторону — сторону повышения.

При повышении совокупного спроса от <?xml version="1.0"?>
к <?xml version="1.0"?>
(в связи, например, с увеличением заработной платы, пенсий или других доходов в преддверии президентских выборов), макроэкономическое равновесие достигается не в точке К, а в точке L (рис. 3.8Рис. 3.8. Эффект храповика). Соответственно возрастают как цены, так и объем реального ВВП. Если же совокупный спрос, наоборот, сокращается от <?xml version="1.0"?>
к <?xml version="1.0"?>
(в связи, скажем, со стремлением избранного президента противодействовать нарастающей инфляции), то экономика не возвращаются от состояния равновесия L к состоянию равновесия К. Цены не снижаются от <?xml version="1.0"?>
к <?xml version="1.0"?>
, в то время, как равновесный объем резко сокращающегося в этом случае ВВП с <?xml version="1.0"?>
до <?xml version="1.0"?>
(в результате сознательных действий предприятий-монополистов, стремящихся сохранить высокий уровень цен путем недопроизводства или создания искусственного дефицита товаров, их изъятия из сферы обращения, а также недопущения притока новых производителей а данную отрасль) достигается в точке М. Таким образом, суть эффекта храповика заключается в том, что при увеличении совокупного спроса уровень цен растет, а при его уменьшении он не падает. Например, в российской экономике покупательная способность населения в 1990-е гг. существенно сократилась. Однако это отнюдь не приводило к снижению общего уровня цен — не только по причине неуклонно протекающей инфляции, но и в связи с интенсивным проявлением эффекта храповика.

Выделяются два условия реализации данного эффекта:

  1. негибкость цен в сторону понижения, что связано с высокой степенью монополизации экономики. Чем выше эта степень, тем ближе национальная экономика приблизится к точке М. Если же в экономике усиливается конкуренция, то сокращение уровня жизни в стране станет смещать макроэкономическое равновесие к точке К (т.е. к ситуации пониженных цен и меньшего спада производства);
  2. негласная поддержка монополистов со стороны государственных ведомств, которые зачастую видят для себя прямую выгоду от сохранения высоких цен (допустим, на бензин) — как по причине банальной дележки монопольной сверхприбыли с крупнейшими корпорациями, так и в связи с поступлениями в государственной бюджет дополнительных (преимущественно косвенных) налогов.

Некачественная и дорогая продукция, конечно же, может производиться и в конкурентной экономике. Однако там это лишь временное явление, которое преодолевается стремлением фирм посредством снижения цен на свои товары и улучшения их качественных характеристик завоевать большую долю рынка. В монополизированной же экономике стимулы к какому-либо понижению цен отсутствуют и сокращение спроса влечет за собой не понижение цен, а наращивание экспорта потребительских и особенно инвестиционных товаров, становящихся все менее доступными отечественным потребителям, на зарубежные рынки. Особо сильные импульсы к такому поведению проявляются в обстановке массовой бедности населения, когда бизнесу не приходится рассчитывать на резкое расширение объема продаж при даже незначительном сокращении цен. Поэтому до тех пор, пока в России не появится значительный по численности средний класс, большинство фирм будут стремиться реализовать ценовую стратегию, состоящую в сочетании высокой доли прибыли в цене с относительно малым объемом реализуемых товаров. Таким образом, если в обществе не сформирован поистине конкурентный рынок и сохраняется невысокий уровень жизни, то выведение товарных цен из-под контроля государства способно привести к серьезному недоиспользованию производственного потенциала страны и углублению экономического спада. Нейтрализация же данного эффекта и достижение большей гибкости цен в нашей стране требуют последовательной демонополизации экономики, а также изменения социально-экономической природы государства в направлении учета интересов не только неких олигархических кланов, но и широких масс населения. Такое государство будет, например, штрафовать те компании, которые устанавливают внутренние цены заведомо выше цен экспортных (за вычетом экспортных пошлин и дополнительных торгово-транспортных расходов экспортеров), всячески препятствовать созданию ими искусственного товарного дефицита для поддержания монопольно высоких цен.

Контрольные вопросы

  1. Чем вы объясните нисходящую траекторию кривой совокупного спроса? Как вы интерпретируете эффект процентной ставки, эффект богатства и эффект импортных закупок?
  2. Используя свое понимание эффекта импортных закупок, объясните причины роста российского ВВП в период после девальвации рубля в августе 1998 г. и замедления его позитивной динамики в последнее время в связи с укреплением обменного курса рубля по отношению к доллару.
  3. Каковы известные вам неценовые детерминанты потребительского спроса?
  4. Проведите сравнительный анализ степени изменчивости потребительского и инвестиционного спроса.
  5. Каковы ведущие компоненты и слагаемые инвестиционного климата? Оцените его нынешнее состояние в нашей стране.
  6. От чего в современной России зависит ожидаемая прибыль как фактор, определяющий уровень инвестиционной активности?
  7. Раскройте направления негативного влияния роста реальной процентной ставки на объем инвестиций в стране, включая ее воздействие на курс акций. Значит ли это, что монетарным властям следует стремиться к предельно низким ставкам процента за кредит?
  8. В чем состоит противоречивое влияние на инвестиционный спрос объема находящейся в обращении денежной массы, уровня инфляции и государственной денежно-кредитной политики? Какой вывод вы можете сделать по результатам данного анализа?
  9. Охарактеризуйте нестабильность в общественной жизни в качестве негативного фактора, предопределяющего спад инвестиционной активности в той или иной стране (включая Россию). Какие обстоятельства могут спровоцировать подобную нестабильность?
  10. Какие факторы определяют сдвиг кривой государственного спроса? Как влияют на ее перемещение фаза экономического цикла, через которую проходит страна, и политическая партия, находящаяся у власти?
  11. Какие аргументы приводят классики и кейнсианцы в дискуссии вокруг направления изменения государственных закупок в обстановке экономического спада? Чья позиция в данном вопросе вам представляется более обоснованной?
  12. Каковы основные факторы, определяющие спрос на продукцию нашей страны со стороны внешнего мира?
  13. В чем состоит суть разногласий классиков и кейнсианцев по поводу формы кривой совокупного предложения? Создает ли угрозу для реального ВВП сокращение совокупного спроса?
  14. Каков обосновываемый классиками механизм приведения экономической системы к равновесному состоянию через механизмы гибких цен и заработной платы? Какие контраргументы выдвигает кейнсианская школа в данном вопросе?
  15. Отражает ли, на ваш взгляд, классическая гипотеза гибких цен и заработной платы реалии сегодняшнего дня в мировой экономике? Какие факторы препятствуют гибкому реагированию заработной платы и цен на колебания совокупного спроса?
  16. Каковы составные элементы кривой совокупного предложения? Дайте характеристику каждого из отрезков, составляющих данную кривую, и объясните последовательную смену ее направления.
  17. Какова связь между уровнем удельных издержек производства и перемещением кривой совокупного предложения?
  18. Какие неценовые детерминанты совокупного предложения вам известны?
  19. В чем состоят последствия либерализации цен на топливо и сырье на внутреннем рынке для развития российской и мировой экономики? Каким вам видится практическое значение проведенного здесь теоретического анализа?
  20. Приведите пять-шесть примеров из российской действительности, характеризующие цены на ресурсы в качестве факторов изменения совокупного предложения. Обоснуйте необходимость сознательного поддержания некоторых из этих цен на внутреннем рынке на заниженном уровне в интересах обеспечения устойчивого роста отечественной экономики.
  21. Раскройте миграцию рабочей силы между странами мира в качестве неценового фактора совокупного предложения. Всегда ли приток дешевой рабочей силы из-за рубежа означает сокращение рабочих мест для отечественных работников?
  22. При каких условиях рост производительности труда не влечет за собой перемещение кривой совокупного предложения вправо? Дайте ответ на этот вопрос с использованием категорий заработной платы и фондовооруженности.
  23. Учитывая направление влияния налогов и субсидий на динамику совокупного предложения, объясните факты милитаризации советской экономики; ускоренного развития топливно-энергетического комплекса в современной России; тяжелого положения отечественного сельского хозяйства.
  24. Какое влияние окажут следующие факторы на уровень цен и реальный ВВП:

    а) увеличение совокупного спроса на классическом отрезке кривой совокупного предложения;

    б) одинаковое увеличение как совокупного спроса, так и совокупного предложения;

    в) уменьшение совокупного предложения при постоянстве совокупного спроса;

    г) уменьшение совокупного спроса на кейнсианском отрезке кривой совокупного предложения;

    д) увеличение совокупного спроса и уменьшение совокупного предложения;

    е) уменьшение совокупного спроса на промежуточном отрезке кривой совокупного предложения?

  25. Какое влияние окажут следующие факторы на совокупный спрос и совокупное предложение в России:

    а) повышение реальных доходов населения в обстановке нарастающей его имущественной дифференциации;

    б) расширение закупок российского газа Германией;

    в) повышение акцизного налога на бензин;

    г) ожидание резкого подъема уровня цен;

    д) уменьшение ставок подоходного налога;

    е) дефляционные ожидания;

    ж) увеличение производительности труда;

    з) повышение номинальной заработной платы;

    и) уменьшение национального дохода в странах СНГ;

    к) усиление позиций профсоюзов на рынке труда?

  26. Используя модель AD-AS, оцените краткосрочные и долгосрочные последствия падения мировых цен на нефть для российской экономики.
  27. Как должна сместиться кривая совокупного предложения для возникновения явления стагфляции? Какие факторы могут вызвать подобное перемещение данной кривой?
  28. В чем состоит суть эффекта храповика и каковы условия его проявления? Каковы способы нейтрализации данного эффекта?
Оцените статью
Бизнес Болика
Добавить комментарий