Совокупный спрос I

Совокупный спрос I Инвестиции

Кривая is: построение, алгебраический анализ, факторы, влияющие на сдвиги на наклон.

Основой для построения кривой IS служат: 1) модель совокупных расходов (модель «Кейнсианского креста»), рассмотренная в главе 12, которая показывает, что определяет доход в экономике при данном уровне планируемых расходов (т.е. исходит из предпосылки, что уровень планируемых автономных расходов фиксирован); 2) функция зависимости автономных планируемых расходов от ставки процента.

Построение кривой IS

Совокупный спрос I Поскольку величина планируемых автономных расходов зависит от ставки процента, а общий уровень реального выпуска и реального дохода зависит от величины автономных планируемых расходов, то если объединить вместе эти зависимости, можно придти к выводу, что реальный доход должен зависеть от ставки процента. Изобразив это соотношение графически, мы получим кривую IS. Выведем график кривой IS двумя способами:

На рис.14.2.(а) кривая IS выведена из Кейнсианского креста и функции инвестиций. При ставке процента R1 величина инвестиционных расходов равна I1, что соответствует величине планируемых расходов Ер1, при которой величина совокупного дохода (выпуска) равна Y1. Когда ставка процента снижается до R2, величина инвестиционных расходов возрастает до I2, поэтому на графике Кейнсианского креста кривая планируемых расходов сдвигается вверх до Ер2 , чему соответствует величина совокупного дохода (выпуска) Y2. Таким образом, более высокой ставке процента R1 соответствует более низкий уровень совокупного выпуска Y1, а более низкой ставке процента R2 соответствует более высокий уровень выпуска Y2. Причем и в том, и в другом случае товарный рынок находится в равновесии, т.е. расходы равны доходу (Ер1=Y1 и Ер2=Y2). Это и отражает кривая IS, каждая точка которой показывает парные сочетания ставки процента и уровня дохода, при которых товарный рынок находится в равновесии.

На рис.14.2.(б) кривая IS выводится из принципа равенства инъекций (инвестиций) и изъятий (сбережений) (что является условием равновесия товарного рынка), который следует из основного макроэкономического тождества:

С I G Ex = C S T Im

Вычтем из обеих частей равенства потребительские расходы С, получим:

I G Ex = S T Im

В правой части равенства – инъекции (injections) — расходы, которые увеличивают поток доходов, а в левой части – изъятия (leakages) — переменные, которые сокращают доходы. В равновесной экономике расходы равны доходам, а инъекции равны изъятиям .

Инъекции отрицательно зависят от ставки процента, а изъятия положительно зпависят от уровня дохода. С учетом этих зависимостей можно записать: I (R) G Ex (R) = S (Y) T (Y) Im (Y)

— —

На рис.14.2.(б) изображены 4 графика. На I графике показано условие равновесия товарного рынка — равенство инъекций (представленных инвестициями) и изъятий (представленных сбережениями), что графически отражает биссектриса угла (линия под углом 450 . На II графике представлен график прямой зависимости изъятий от дохода. На III графике показана обратная зависимость инъекций от ставки процента. В результате на IV графике получаем кривую IS. При ставке процента R1 величина инъекций составляет I1, что соответствует величине изъятий S1, а такая их величина будет при уровне дохода Y1. Аналогично, при ставке процента R2 величина инъекций будет равна I2, при которой величина изъятий составит S2, что соответствует уровню дохода Y2. Соединив полученные на IV графике точки прямой линией, получим кривую IS.

Кривая IS показывает все возможные комбинации уровней ставки процента (R) и реального дохода (Y), при которых товарный рынок находится в равновесии, т.е. спрос на товары и услуги равен их предложению, что происходит лишь в случае, когда доход равен планируемым расходам, а инъекции равны изъятиям.

Алгебраический анализ кривой IS. Вспомним, что равновесный уровень дохода устанавливается тогда, когда объем выпуска (Y) равен совокупным планируемым расходам (Е = С I G Xn). Мы предполагаем, что функция потребления, функция инвестиций и функция чистого экспорта линейны и зависят от ставки процента:

С = С mpс (Y – Т- tY) — аR

I = I — dR

Хn = Ех — (Im mpmY) — eR= Хn – mpmY — eR

Равновесный доход равен:

Y = (C – mpcT I G Xn – bR)/(1 – mpc (1 — t) mpm)

где b = (a d e) и является коэффициентом чувствительности автономных расходов к ставке процента, показывая, насколько изменятся автономные расходы при изменении процентной ставки на один процентный пункт.

Поскольку С – mpcT I G Xn = A(сумма автономных расходов) и

[1/(1- mpс(1 — t) mpm)] = kA (полный мультипликатор расходов), то

уравнение кривой IS может быть представлено: Y = kA (A — bR)

или для ставки процента как: R = A/b — (1/kAb)Y

Так как коэффициент b > 0 и имеет перед собой знак «минус», то кривая IS имеет отрицательный наклон.

Сдвиги кривой IS. Сдвиги кривой IS обусловлены изменениями любого из компонентов автономных расходов (C, I, G или Xn) и автономных чистых налогах (Tx или Tr). Все, что увеличивает автономные расходы (оптимизм предпринимателей и потребителей, усиливающий их желание увеличивать расходы при любой ставке процента, что ведет к росту потребительских и инвестиционных расходов; рост государственных расходов; снижение автономных (аккордных) налогов; увеличение трансфертных выплат; рост чистого экспорта), сдвигает кривую IS вправо. Если же автономные расходы по какой-то причине снижаются, кривая IS сдвигается влево. Сдвиг кривой и в том, и в другом случае параллельный и происходит на расстояние, равное kAА, (так как Y=kAА), т.е. расстояние сдвига при неизменной ставке процента определяется величиной изменения автономных расходов и величиной мультипликатора расходов. Чем на большую величину изменяются автономные расходы и/или чем больше величина мультипликатора, тем на большее расстояние сдвигается кривая.

Наклон кривой IS. Наклон кривой IS равен 1/(kAb) или МLR/b, где MLR — предельная норма изъятий (вспомним, что MLR = 1 – mpc (1 — t) mpm = mps (1 — t) t mpm, т.е. предельная норма изъятий — это величина, обратная мультипликатору расходов, MLR = 1/kA). Таким образом, наклон кривой IS определяется: 1) чувствительностью автономных расходов к ставке процента (b),

2) величиной мультипликатора (kA), которая зависит от предельной склонности к потреблению (mpс), налоговой ставки (t) и предельной склонности к импорту (mpm).

Наклон кривой IS уменьшается (она поворачивается по часовой стрелке и становится более пологой). Кривая IS будет более пологой:

· чувствительность автономных расходов к ставке процента (b) велика, что

означает, что даже незначительное изменение ставки процента ведет к существенному изменению автономных расходов и, следовательно, дохода;

· мультипликатор расходов (kA) велик, а предельная норма изъятий (MLR) мала,

что возможно, если: а) предельная склонность к потреблению велика; б) предельная налоговая ставка мала; в) предельная склонность к импорту мала. Если мультипликатор велик, то это означает, что даже несущественное изменение автономных расходов приведет к большому мультипликативному изменению дохода. (Заметим, что величина мультипликатора обусловливает и наклон, и величину сдвига кривой IS).

Таким образом, рост b и mpc и снижение t и mpm уменьшают наклон IS.

Наклон кривой IS увеличивается (она поворачивается против часовой стрелки и становится более крутой), когда величина b и/или kA уменьшается

Кривая IS однако не определяет ни конкретного значения уровня дохода Y, ни единственного значения равновесной ставки процента R, она лишь отражает все возможные комбинации Y и R, при которых рынок товаров и услуг находится в равновесии. Поэтому, чтобы определить их значения, необходимо еще одно уравнение с этими же переменными. Для этого следует обратиться к денежному рынку.

Вопрос 23.

§

Равновесие на денежном рынке определяет кривая LM (liquidity preference — money supply), которая показывает все возможные соотношения Y и R, при которых спрос на деньги равен предложению денег. Под деньгами при этом, как правило, понимают денежный агрегат М1, включающий наличные деньги и средства на текущих счетах (demand deposits — чековых счетах или счетах до востребования), которые в любой момент можно легко превратить в наличность.

В основе построения кривой LM лежит кейнсианская теория предпочтения ликвидности, объясняющая, как соотношение спроса и предложения реальных запасов денежных средств (real money balances) определяют ставку процента. Реальные запасы денежных средств представляют собой номинальные запасы, скорректированные на изменение уровня цен и равны М/Р.

В соответствии с теорией предпочтения ликвидности, предложение реальных денежных средств (М/Р)S фиксировано и определяется центральным банком, контролирующим величину наличности С и резервов R, т.е. денежную базу (Н — high powered money; Н = С R). Поскольку предложение денег является экзогенной величиной и не зависит от ставки процента, графически оно может быть представлено вертикальной кривой.

Построение кривой LM. Кривая LM показывает все комбинации уровня дохода Y и ставки процента R, при которых денежный рынок находится в равновесии, т.е. при которых реальный спрос на деньги равен реальному предложению денег: (М/Р)D=(M/P)S . Построимкривую LM двумя способами:

Рис. 14.3. (а). Построение кривой LM (первый способ)

Денежный рынок Кривая LM

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I R МS LM

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I R2 R2

R1 R1

МD(Y2)

МD(Y1) Совокупный спрос I

Совокупный спрос IСовокупный спрос I

M/P M/P Y1 Y2 Y

На рис.14.3.(a) кривая LM строится на основе графика равновесия денежного рынка (выводимого из кейнсианской теории предпочтения ликвидности). Рост уровня дохода (от Y1 до Y2) увеличивает спрос на деньги, смещая кривую МD вправо, что увеличивает ставку процента от R1 до R2. Это позволяет построить кривую LM, показывающую, что для обеспечения равновесия денежного рынка более высокому уровню дохода будет соответствовать более высокая ставка процента. Поэтому наклон кривой LM положительный.

На рис.14.3.(б) кривая LM (IV график) выводится из принципа равенства общего спроса на деньги (включающего: 1) трансакционный спрос на деньги, зависящий от дохода и представленный кривой (M/Р)

DT

на II графике, и 2) спекулятивный спрос на деньги, зависящий от ставки процента и изображенный кривой (M/Р)

DА

на III графике) предложению денег (кривая (M/Р)

S

, представленная на I графике в III квадранте, где показано бюджетное ограничение, налагаемое фиксированным количеством денег в экономике). При уровне дохода Y

1

трансакционный спрос на деньги равен [(M/Р)

DT

]

1

, то при существующей в экономике величине предложения денег спекулятивный спрос на деньги составит [(M/P)

DА

]

1

, что соответствует ставке процента R

1

. Если уровень дохода возрастет до Y

2

, трансакционный спрос на деньги составит [(M/P)

DT

]

2

, при котором спекулятивный спрос на деньги равен [(M/P)

DА

]

2

, что соответствует ставке процента R

2

. Таким образом, более высокому уровню дохода соответствует более высокая ставка процента.

Алгебраический анализ кривой LM. Полагая, что функция спроса на деньги линейна, можно получить алгебраическое выражение для кривой LM:

(М/Р)S = kY – hR, где (М/Р)S – предложение денег, kY – трансакционный спрос на деньги, (- hR) – спекулятивный спрос на деньги. Из этого уравнения получаем значение уровня равновесного дохода: Y = (1/k)(M/P)S (h/k)R (1) и значение равновесной ставки процента: R = (k/h)Y — (1/h)(M/P)S (2) Уравнение равновесного дохода дает величину дохода, которая обеспечивает равновесие денежного рынка при любом значении ставки процента и величине реального предложения денег. Аналогично, уравнение равновесной ставки процента показывает величину ставки, которая дает равновесие на рынке денег при любом значении дохода и величине реального предложения денег. Вдоль кривой LM величина реального предложения денег фиксирована.

Поскольку коэффициент при Y в уравнении (2) положительный (k/h > 0, так как k > 0 и h > 0), кривая LM имеет положительный наклон и отражает прямую зависимость между уровнем дохода и ставкой процента. Более высокий доход предопределяет более высокий спрос на деньги, что ведет к более высокой ставке процента.

Сдвиги кривой LM. Сдвиги кривой LM обусловлены изменением номинального предложения денег (МS). Поскольку уровень цен фиксирован (Р=соnst), то изменение центральным банком количества денег в обращении, меняет реальное предложение денег (М/Р)S. Так как коэффициент при (М/Р)S в уравнении (1) положительный, то рост предложения денег ведет к сдвигу кривой вправо на расстояние  М (1/k), в то время как его сокращение сдвигает кривую на такое же расстояние влево.

Наклон кривой LM. Наклон кривой LM равен (k/h) — коэффициенту, стоя-щему перед Y в уравнении (2), и зависит от двух параметров: 1) чувствительности спроса на деньги к уровню дохода (k) и 2) чувствительности спроса на деньги к ставке процента (h).

Уменьшение h увеличивает наклон кривой LM (она становится более крутой) и при h = 0 кривая становится вертикальной. При росте h кривая LM становится более пологой. При уменьшении k кривая LM будет более пологой, а при его увеличении – более крутой.

Таким образом, кривая LM будет более пологая, если:

· чувствительность спроса на деньги к изменению ставки процента (h) велика

(спрос на деньги чувствителен к изменению ставки процента). Это означает, что даже незначительное изменение ставки процента ведет к существенному изменению спроса на деньги;

· чувствительность спроса на деньги к изменению дохода (k) невелика (спрос на

деньги нечувствителен к изменению дохода). Существенное изменение дохода вызывает незначительное изменение спроса на деньги.

Вопрос 24.

§

Ни кривая IS, ни кривая LM не определяют сами по себе величину равновесного дохода Yе и равновесной ставки процента Rе. Равновесие в экономике определяется совместно кривыми IS и LM в точке их пересечения (рис.14.4.(а)).

Одновременное равновесие на денежном и товарном рынках существует лишь при единственных значениях уровня дохода (Yе) и ставки процента (Rе) (рис. 14.4.(а)) Другие величины ставки процента и уровня дохода означают неравновесие на одном или обоих рынках. Например, при ставке процента R1 равновесие на денежном рынке установится при уровне дохода Y1 (пересечение линии R1 с кривой LM) , но на товарном рынке при такой ставке процента равновесие существует при уровне дохода У2 (пересечение линии R1 с кривой IS).

Равновесное положение обоих рынков может быть определено совместным решением уравнений кривых IS и LM. Например, на рис.14.4.(б), в точках А и В существует равновесие на товарном рынке (спрос на товары = предложению товаров), поскольку они лежат на кривой IS, а в точках С и D — неравновесие. Наоборот, точки С и D соответствуют равновесию на денежном рынке (спрос на деньги = предложению денег), так как они находятся на кривой LM, а точки А и В — неравновесию. Общее равновесие — это ситуация одновременного равновесия на товарном и денежном рынках в экономике, которое существует в точке Е (рис.14.4.(а) и 14.4.(б)). Величину равновесного дохода Yе (рис.14.4.(а)), соответствующую одновременному равновесию товарного и денежного рынков (а, следовательно, и рынка ценных бумаг, т.е. финансового рынка в целом) Кейнс назвал «величиной эффективного спроса».

Как система приходит к общему равновесию, если она находится в неравновесии ? Если рынок товаров и услуг находится в неравновесии, то происходит непредвиденное изменение запасов, и фирмы либо сокращают, либо увеличивают объем производства, двигая экономику в точку Е. Если денежный рынок в неравновесии, произойдет давление на ставку процента, и она будет расти при избыточном спросе на деньги, поскольку люди начнут продавать облигации, если они не смогут удовлетворить свой спрос на деньги иным путем, или покупать облигации, если предложение денег превышает спрос на них, и экономика начнет передвигаться в точку Е.

Пересечение кривых IS и LM делит плоскость на 4 области (рис.14.4.(б)), в каждой из которых имеет место неравновесие. В областях I и II наблюдается избыточное предложение денег, так как они находятся выше кривой LM, а в областях III и IV, лежащих ниже кривой LM — избыточный спрос на деньги. При этом области I и IV соответствуют избыточному предложению товаров и услуг, поскольку находятся выше кривой IS, в то время как в областях II и III имеет место избыточный спрос на товары и услуги. Направления приспособления экономики и движения ее к равновесию показаны стрелками. Если на товарном рынке существует избыточное предложение товаров, запасы фирм будут увеличиваться, а величина выпуска (дохода) Y уменьшаться (горизонтальные стрелки влево в областях I и IV по направлению к кривой IS). При избыточном спросе на товары запасы фирм сокращаются, а выпуск увеличивается (горизонтальные стрелки вправо в областях II и III по направлению к кривой IS). Когда на денежном рынке наблюдается избыточное предложение денег, люди покупают облигации, спрос на которые растет и поэтому цена которых повышается, что ведет (в силу обратной зависимости между ценой облигации и ставкой процента в соответствии с теорией предпочтения ликвидности) к снижению ставки процента (вертикальные стрелки вниз по направлению к кривой LM в областях I и II). При избыточном спросе на деньги, наоборот, люди начнут продавать облигации, чтобы получить в обмен наличные деньги в условиях их нехватки, что приведет к росту предложения облигаций, снижению их цены и соответственно к росту ставки процента (вертикальные стрелки вниз по направлению к кривой LM в областях III и IV). Следует иметь в виду, что более быстро происходит восстановление равновесия на денежном рынке, так как для этого достаточно изменить структуру портфеля активов, что не требует значительных затрат времени, в то время как для изменения величины выпуска требуется достаточно продолжительное время.

С учетом этого обстоятельства рассмотрим экономический механизм достижения равновесия, если экономика находится в неравновесии, например, в точке А (рис.14.4.(в)). Эта точка находится в области II, где имеет место избыточное предложение денег и избыточный спрос на товары и услуги. Превышение предложения денег над спросом на деньги вызовет снижение ставки процента в результате стремления людей превратить «лишние» деньги в ценные бумаги и в связи с этим ростом спроса на облигации и повышением их цен. На денежном рынке установится равновесие в точке В на кривой LM. Но существующий в этой области избыточный спрос на товары и услуги приведет к снижению запасов у фирм и росту выпуска (дохода), что обусловит неравновесие денежного рынка и сместит экономику в область III (точка С), соответствующую избыточному спросу на деньги, что приведет к росту ставки процента и возврату на кривую LM. Однако сохраняющийся избыточный спрос на товарном рынке, несмотря на возможное сокращение инвестиционного спроса, вызванное ростом процентной ставки, обеспечит дальнейшее сокращение запасов и увеличение производства. Денежный рынок окажется в неравновесии (появится избыточный спросу на деньги вследствие роста дохода), что обусловит рост ставки процента и возвратит экономику на кривую LM в точку .D, которая лежит ниже кривой IS и соответствует все еще избыточному спросу на товары и услуги. В результате дальнейшего сокращения запасов и роста производства экономика переместится в т.F, вновь нарушив равновесие денежного рынка и т.д., пока не придет в равновесную точку Е. Таким образом, экономика будет двигаться как бы по лестнице (по ступенькам), пока не попадет в точку одновременного равновесия товарного и денежного рынков — точку пересечения кривых IS и LM.

Вопрос 25.

§

Фискальная политика сдвигает кривую IS, а монетарная политика сдвигает кривую LM. Фискальная и монетарная политика могут быть как стимулирующей, так и сдерживающей.

Результатом стимулирующей фискальной политики (сдвиг вправо кривой IS), инструментами которой являются увеличение государственных закупок, снижение налогов и увеличение трансфертов, служит рост уровня дохода от Y1 до Y2 и рост ставки процента от R1 до R2 (рис.15.1.(а)). Сдерживающая фискальная политика (сокращение государственных закупок, увеличение налогов и уменьшение трансфертов) сдвигает кривую IS влево, что сокращает доход и уменьшает ставку процента (рис.15.2.(а)). Стимулирующая монетарная политика, инструментом которой выступает увеличение предложения денег (сдвиг вправо кривой LM) ведет к росту уровня дохода от Y1 до Y2 и снижению ставка процента от R1 до R2 (рис.15.1.(б)). Результатом сдерживающей моне-тарной политики (сдвиг влево кривой LM), основанной на сокращении предложения денег, является снижение дохода и рост ставки процента (рис.15.2.(б)).

Совокупный спрос IСовокупный спрос I

В соответствии с принципами финансирования дефицита государственного бюджета, возникающего 1) либо при росте расходов бюджета (государственных закупок и трансфертов) в условиях, когда доходы бюджета (налоги) не меняются; 2) либо при сокращении доходов бюджета (налогов), когда расходы бюджета остаются неизменными. Финансирование дефицита государственного бюджета происходит в развитых странах за счет выпуска государственных облигаций (внутренний займ) и продажи их на открытом рынке. Продажа государственных облигаций населению (а не центральному банку) не ведет к изменению предложения денег, но увеличивает предложение облигаций на рынке ценных бумаг, что снижает их цену и увеличивает ставку процента (ВS PB  R).

Рост ставки процента служит причиной сокращения совокупных планируемых автономных расходов (потребительских, инвестиционных и расходов на чистый экспорт) (А) и, следовательно, совокупного дохода. (R А Y ) Рост процентной ставки (движение вдоль кривой LM из точки С в точку В) происходит до тех пор, пока не достигается совместное равновесие на товарном и денежном рынках при уровне дохода Y2 и ставке процента R2 (т.В).

Таким образом, вследствие стимулирующей фискальной политики уровень дохода увеличивается, но не на полную величину мультипликатора. Это происходит из-за роста ставки процента от R1 до R2, что, с одной стороны обеспечивает равновесие денежного рынка, но при этом вытесняет часть чувствительных к изменению ставки процента планируемых автономных расходов и поэтому уменьшает стимулирующий эффект фискальной политики. В результате фискального импульса доход увеличивается не до Y3, а только до Y2 (рис.15.3.(а)).

Рост дохода от Y1 до Y2 носит название эффекта дохода (income effect) стимулирующей фискальной политики.

Величина дохода, который не был получен из-за роста ставки процента (Y2 — Y3) называется эффектом вытеснения (crowding-out effect).

Эффект вытеснения представляет собой воздействие, которое оказывают меры стимулирующей фискальной политики на сокращение величины автономных планируемых расходов частного сектора, и показывает величину дохода, который был недополучен в результате такого сокращения.

Таким образом, эффект дохода стимулирующей фискальной политики равен разнице между эффектом мультипликатора и эффектом вытеснения.

Вытеснение отсутствует, если сдвиг кривой IS, обусловленный проведением стимулирующей фискальной политики, не ведет к росту ставки процента, т.е. когда кривая LM горизонтальна и действует только эффект мультипликатора.

Вытеснение может быть частичным или полным. Если в ответ на стимулирующую фискальную политику уровень дохода растет, то вытеснение частичное (эффект мультипликатора превышает эффект вытеснения). Если величина дохода не меняется, то вытеснение полное (эффект мультипликатора равен эффекту вытеснения), что имеет место, когда кривая LM вертикальна.

Эффект вытеснения считается основным недостатком фискальной экспансии. Чем больше вытеснение, тем на меньшую величину растет доход (меньше эффект дохода) в результате фискального импульса и тем менее эффективной является фискальная политика.

В открытой экономике внутренний эффект вытеснения дополняется внешним эффектом вытеснения, который называется эффектом чистого экспорта. Рост ставки процента (R) в стране ведет к увеличению доходности вкладываемого капитала, что способствует притоку в страну иностранного капитала и поэтому росту спроса на национальную валюту (D). Это увеличивает валютный курс национальной денежной единицы (e) и делает национальные товары относительно более дорогими, а иностранные — относительно более дешевыми. В результате экспорт (Ex) сокращается, а импорт (Im) увеличивается, что в итоге уменьшает чистый экспорт (Xn), являющийся частью совокупных автономных расходов (A). Доход (Y) мультипликативно сокращается

(R приток капитала D   e   Ex ; Im  Xn   A   Y  ).

Таким образом, чтобы фискальная политика была эффективной:

1) величина мультипликатора расходов должна быть мала (kA→0) (а для

этого необходимо, чтобы предельная склонность к потреблению mpc и предельная склонность к инвестированию mpI были малы, а предельная налоговая ставка t и предельная склонность к импорту mpm были велики);

2) чувствительность автономных расходов к изменению ставки процента

должна быть мала (b → 0), т.е. чтобы требовалось очень существенное изменение ставки процента, чтобы изменились автономные расходы

3) чувствительность спроса на деньги к изменению дохода должна быть

мала (k → 0), т.е. чтобы требовалось очень существенное изменение величины дохода для изменения величины спроса на деньги

4) чувствительность спроса на деньги к изменению ставки процента должна

быть велика (h→ Совокупный спрос I , т.е. чтобы даже очень незначительное изменение ставки процента приводило к существенному изменению спроса на деньги.

Степень влияния монетарной политики на экономику определяется силой воздействия эффекта ликвидности и эффекта дохода на ставку процента R и уровень дохода Y, что зависит от наклона кривых IS и LM.

Наклон кривой IS определяется чувствительностью автономных расходов к ставке процента (коэффициент b в уравнении кривой IS) и величиной мультипликатора автономных расходов (коэффициент kA). Кривая IS более крутая, если коэффициенты b и kA малы, т.е. необходимо существенное снижение ставки процента, чтобы увеличились автономные расходы.

Наклон кривой LM зависит от чувствительности спроса на деньги к ставке процента (коэффициент h в уравнении кривой LM) и чувствительности спроса на деньги к доходу (коэффициент k). Кривая LM более крутая, если коэффициент h мал, а коэффициент k велик, т.е. требуется существенное увеличение ставки процента, чтобы спрос на деньги сократился, но достаточно лишь незначительного роста дохода, чтобы он увеличился.

Эффективность стимулирующей монетарной политики определяется эффектом дохода (чем он больше, тем эффективнее монетарная политика).

Вопрос 26.

Смешанная политика в модели IS – LM. Последствия государственного регулирования ставки процента, последствия государственного регулирования уровня выпуска. Особые случаи в модели IS – LM: ликвидная ловушка, инвестиционная ловушка, «классический случай».

Смешанная фискальная и монетарная политика может быть использована для максимального увеличения уровня равновесного дохода (рис.15.6.). Поскольку стимулирующая фискальная политика (сдвиг вправо кривой IS) вызывает рост ставки процента (от R1 до R2), то происходит «вытеснение» части чувствительных к ставке процента расходов частного сектора. (Эффект вытеснения равен величине Y2 — Y3).

Совокупный спрос I Вытеснения можно избежать, если дополнить фискальную экспансию монетарной, увеличив предложение денег на такую величину, которая обеспечит равновесие денежного рынка и скомпенсирует возросший спрос на деньги в результате роста дохода (от Y1 до Y2), обусловленного стимулирующей фискальной политикой. Это сохранит ставку процента на прежнем уровне (R1). В этом случае будет наблюдаться полный мультипликативный рост равновесного дохода (от Y1 до У3). Такая политика, направленная на поддержание неизменной ставки процента, получила название политики «pegging interest rate». (Однако следует заметить, что в долгосрочном периоде подобная политика чревата инфляцией. Если для удержания на неизменном уровне ставки процента либо с целью обеспечения максимального роста совокупного выпуска, либо с целью поддержания на неизменном уровне валютного курса национальной денежной единицы центральный банк постоянно увеличивает предложение денег, инфляция неизбежна.)

В модели IS-LM выделяют три особых случая, когда один из видов политики не оказывает никакого воздействия на экономику. Это происходит, когда: 1) кривая LM горизонтальна, что соответствует ситуации «ликвидной ловушки» (рис.15.5.(а)); 2) кривая IS вертикальна, что соответствует ситуации «инвестиционной ловушки» (рис.15.5.(б)); 3) кривая LM вертикальна или так называемый «классический случай» (рис.15.5.(в)).

Рис.15.5. Особые случаи в модели IS-LM

а) Ликвидная ловушка б) Инвестиционная ловушка в) «Классический случай»

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I R R IS1 IS2 LM1 R LM1 LM2

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I IS1 IS2

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I R1 LM2 R2

Совокупный спрос I R2 R1

Совокупный спрос IСовокупный спрос I Rmin kG LM

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I IS2

Совокупный спрос IСовокупный спрос IСовокупный спрос I IS1

Y1 Y2 Y Y1 Y2 Y Y1 Y2 Y

Ликвидная ловушка

«Ликвидная ловушка» («liquidity trap») – это ситуация, когда ставка процента минимальна, т.е. альтернативные издержки хранения наличных денег близки к нулю, и поэтому люди готовы держать любое количество денег, которое им будет предложено. В результате даже при нормальном отрицательном наклоне кривой IS увеличение предложения денег центральным банком не способно обеспечить рост дохода.

Инвестиционная ловушка («investment trap») – это ситуация, при которой спрос на инвестиции совершенно неэластичен к ставке процента, поэтому график функции инвестиций приобретает вертикальный вид. Вертикальной кривой инвестиций соответствует вертикальная кривая IS

Классический случай

Третьим особым случаем в модели IS-LM является ситуация, когда спрос на деньги абсолютно нечувствителен (неэластичен) к изменению ставки процента и определяется только уровнем дохода. Т.е. никакое изменение ставки процента не может увеличить спрос на деньги, и смещение кривой LM происходит лишь за счет изменения величины дохода. Когда кривая LM вертикальна, действует только эффект дохода и не действует эффект ликвидности.

Вопрос 27.

Построение кривой совокупного спроса из модели IS – LM. Эффекты, объясняющие отрицательный наклон кривой совокупного спроса Изменение наклона графика функции совокупного спроса. Сдвиги функции совокупного спроса.

Совокупный спрос I Все три комбинации выпуска и уровня цен обеспечивают равновесие товарного и денежного рынков (а также рынка финансовых активов).

Соединив все полученные точки на графике плавной линией, получим кривую совокупного спроса (AD). На ней лежат все комбинации выпуска и соответствующего им уровня цен, обеспечивающие равновесие в модели IS—LM.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: модель IS—LM представляет собой кривую совокупного спроса AD.

При линейной функции спроса на деньги и соответствующем ей графике LM в виде прямой линии кривая совокупного спроса представляет собой гиперболу.

Кривая совокупного спроса сдвигается под влиянием тех же факторов, которые смещают графики IS и LM, разумеется, за одним исключением. Изменения уровня цен приводит к сдвигу графика LM, оставляя на месте кривую AD.

Совокупный спрос I

Совокупный спрос I

Вопрос 28.

§

ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ФУНКЦИЯ — функция, отображающая зависимость между максимальным объемом производимого продукта и физическим объемом факторов производства при данном уровне технических знаний.

Поскольку объем производства зависит от объема использованных ресурсов, то зависимость между ними может быть выражена в виде следующей функциональной записи: Q = f(L,K,M), где Q — максимальный объем продукции, произведенной при данной технологии и определенных факторах производства; L — труд; К — капитал; М — материалы; f — функция.

На рынке труда спрос на труд предъявляют фирмы. Условием максимизации прибыли фирм является равенство предельного дохода предельным издержкам (МR = МС). Предельным доходом фирмы от найма дополнительного (предельного) рабочего будет выручка от продажи продукции, произведенной этим рабочим, которая равна произведению цены товара (Р) на предельный продукт труда (МРL), а предельными издержками — номинальная (денежная) заработная плата рабочего. Итак, чтобы прибыль фирмы была максимальной, должно выполняться равенство: Р х MPL= W. Фирма нанимает рабочих, т.е. предъявляет спрос на труд, с тем, чтобы рабочие, участвуя в процессе производства, создавали продукцию. Поэтому спрос фирмы на труд определяется предельным продуктом труда или предельной производительностью труда. График спроса фирмы на труд есть график предельного продукта (предельной производительности) труда. Поскольку действует закон уменьшающейся предельной производительности труда, то кривая имеет отрицательный наклон.

Таким образом, спрос на труд является функцией предельного продукта труда: LD = LD (MPL).

Из условия максимизации прибыли: Р ? MPL= W следует, что MPL= W/Р, а поскольку LD = LD (MPL),

то отсюда получаем, что LD = LD (W/P)

Это означает, что спрос на труд является функцией от реальной заработной платы. Причем зависимость эта отрицательная. Чем выше реальная заработная плата, тем меньше величина спроса на труд. Изменение реальной заработной платы ведет к движению вдоль кривой спроса на труд и к изменению величины спроса на труд.

Предложение труда осуществляют домохозяйства. Принимая решение о том, работать или нет, домохозяйство делает выбор между трудом (трудовыми усилиями) и досугом (ничегонеделанием). Для того, чтобы человек отказался от отдыха и вышел на работу, он должен получить достаточную, на его взгляд, компенсацию за эту жертву. Такой компенсацией является доход, полученный за предоставленный труд, т.е. заработная плата. Предпосылкой классической модели является то, что у рабочих отсутствуют денежные иллюзии. Это означает, что рабочие никогда не путают номинальную (денежную) заработную плату (W) и реальную заработную плату (w), т.е. покупательную способность номинальной заработной платы, измеряемую отношением номинальной заработной платы к уровню цен (w = W/P). Поэтому предложение труда в классической модели есть функция от реальной ставки заработной платы: LS = LS (W/P), причем зависимость величины предложения труда от реальной заработной платы прямая (движение вдоль кривой). Изменение номинальной заработной платы ведет к сдвигу кривой предложения труда (при росте номинальной заработной платы кривая сдвигается вправо, а при ее сокращении — влево).

Равновесие рынка труда устанавливается в точке пересечения кривой спроса на труд LD и кривой предложения труда LS. Состоянию равновесия на рынке труда соответствует равновесная ставка реальной заработной платы (W/P)e и равновесный уровень занятости (L)e.

Вопрос 29.

Безработица. Измерение уровня безработицы. Типы безработицы (фрикционная, структурная, циклическая). Естественный уровень безработицы. Модель естественного уровня безработицы. Экономические последствия безработицы. Закон Оукена.

К категории «non-labour force» относят людей, не занятых в общественном производстве и не стремящихся получить работу. В эту категорию автоматически включаются следующие группы населения: дети до 16 лет; лица, отбывающие срок заключения в тюрьмах; люди, находящиеся в психиатрических лечебницах и инвалиды. (Эти категории людей называют «институциональным населением», поскольку они находятся на содержании государственных институтов.) Кроме того, к категории не включаемых в численность рабочей силы относятся люди, которые в принципе могли бы трудиться, но не делают этого в силу разных причин, т.е. которые не хотят или не могут работать и работу не ищут: студенты дневного отделения (поскольку должны учиться); вышедшие на пенсию (поскольку уже отработали свое); домохозяйки (поскольку хотя и трудятся полный рабочий день, но не в общественном производстве и не получают плату за свой труд); бродяги (поскольку просто не хотят работать); люди, прекратившие поиск работы (искавшие работу, но отчаявшиеся ее найти и поэтому выбывшие из состава рабочей силы).

К категории «labour force» относят людей, которые работать могут, работать

хотят и работу активно ищут. Т.е. это люди, либо уже занятые в общественном производстве, либо не имеющие места работы, но предпринимающие специальные усилия по ее поиску. Таким образом, общая численность рабочей силы делится на две части:

· занятые (employed — E) — т.е. имеющие работу, причем неважно, занят человек

полный рабочий день или неполный, полную рабочую неделю или неполную. Человек также считается заня-тым, если он не работает по следующим причинам: а) находится в отпуске; б) болеет; в) бастует и г) из-за плохой погоды;

· безработные (unemployed — U) — т.е. не имеющие работу, но активно ее

ищущие. Поиск работы является главным критерием, отличающим безработных от людей, не включаемых в рабочую силу.

Выделяют три основные причины безработицы:

1) потеря работы (увольнение);

2) добровольный уход с работы;

3) первое появление на рынке труда.

Различают три типа безработицы: фрикционную, структурную и циклическую.

Фрикционная безработица (от слова «фрикция» — трение) связана с поиском работы. Очевидно, что поиск работы требует времени и усилий, поэтому человек, ожидающий или ищущий работу, некоторое время находится в безработном состоянии. Особенностью фрикционной безработицы является то, что работу ищут уже готовые специалисты с определенным уровнем профессиональной подготовки и квалификации. Поэтому основной причиной этого типа безработицы является несовершенство информации (сведений о наличии свободных рабочих мест). Человек, потерявший работу сегодня, обычно не может найти другую работу уже завтра.

Структурная безработица обусловлена структурными изменениями в экономике, которые связаны а) с изменением структуры спроса на продукцию разных отраслей и б) с изменением отраслевой структуры экономики, причиной которого является научно-технический прогресс. Структура спроса постоянно меняется. Спрос на продукцию одних отраслей увеличивается, что ведет к росту спроса на рабочую силу, в то время как спрос на продукцию других отраслей падает. Причина структурной безработицы – несоответствие структуры рабочей силы структуре рабочих мест.

Естественный уровень безработицы (natural rate of unemployment – u*) – это такой уровень, при котором обеспечена полная занятость (full-employment) рабочей силы, т.е. наиболее эффективное и рациональное ее использование. Это означает, что все люди, которые хотят работать, работу находят. Естественный уровень безработицы поэтому называют уровнем безработицы при полной занятости (full-employment rate of unemployment), а объем выпуска, соответствующий естественному уровню безработицы, называют естественным объемом выпуска (natural output). Так как полная занятость рабочей силы означает, что в экономике существует только фрикционная и структурная безработица, то естественный уровень безработицы может быть рассчитан как сумма уровней фрикционной и структурной безработицы:

Совокупный спрос I

Построение кривой is («инвестиции-сбережения») — мегаобучалка

Что же иллюстрируют кривые1 на рис. 1? Кривая IS позволяет пока­зать одновременно связи между четырьмя переменными: сбережени­ями, инвестициями, процентом и национальным доходом. При помо­щи этой модели можно понять условия равновесия на реальном рын­ке, т. е. рынке товаров и услуг. Ведь равенство / и S и есть условие это­го равновесия.

Анализ начнем с IV квадранта. Здесь изображена известная нам об­ратно пропорциональная зависимость

между инвестициями и реальной ставкой __________

1 Мы предполагаем, что фун­кции сбережений и инвестиций имеют линейный вид, поэтому графики сбережений и инвести­ций, также как и график IS, пред­ставлены как прямые линии. Од­нако мы будем традиционно ис­пользовать термин «кривая», учитывая, что линейные функции сбережений, инвестиций и др. могут быть представлены как ча­стный случай нелинейных.

процента. Чем выше г, тем ниже /. В дан­ном случае уровню г0соответствуют ин­вестиции в размере /0. Далее обращаем­ся к III квадранту. Биссектриса, исходя­щая из начала осей координат III квад­ранта, есть не что иное, как отражение равенства, о котором неоднократно гово­рилось, т. е. / = S. Она помогает нам най­ти такое значение сбережений, которое

равно инвестициям: / = S . Затем ис-

следуем II квадрант. Представленная здесь кривая — это уже известный нам график сбережений, ведь S зависит от реального дохода (У). Уров­ню Sgсоответствует объем реального дохода Yg. И, наконец, в I квад­ранте можно, зная уровень г0и Y0, найти точку IS0.

Если норма процента повысится, то произойдут следующие измене­ния (опять исследуем IV, III, II и I квадранты): повышение процентной ставки от уровня г0до г, приведет к уменьшению инвестиций, т. е. до уровня /. Этому соответствуют и меньшие сбережения Srобразовав­шиеся при меньшем объеме дохода YrСледовательно, теперь можно найти точку ISrЧерез точки IS0и IS1можно провести кривую IS.

Итак, кривая IS показывает различныесочетаниямеждуставкой процентаи доходом при равновесиимеждусбережениямии инвестициями.Это — не функциональная зависимость, в том смысле, что доход (У) не является аргументом, а процентная ставка (г) — функ­цией. Важно понять, что любая точка на кривой IS отражает равновес­ный уровень сбережений и инвестиций (сбалансированный рынок благ) при различных сочетаниях дохода и ставки процента. Это естественно, так как условием равновесия на реальном рынке (рынке благ) является равенство / = S. Наклон кривой IS с «северо-запада» на «юго-восток» означает, что, чем меньше уровень реального дохода, тем выше долж­на быть реальная ставка процента, чтобы рынок товаров оставался в равновесии.

Далее рассмотрим построение кривой LM (рис. 2). Кривая LM (liquidity-money) характеризует равновесие в денежном секторе экономи­ки и является геометрическим местом множества точек, представляю­щих различные комбинации ставки процента г и уровня реального дохо­да У, при которых денежный рынок находится в равновесии (при задан­ном количестве денег Msи неизменных ценах). Алгебраически кривая LM была выведена из уравнений, характеризующих кейнсианскую мо­дель денежного рынка. Уравнение кривой LM записывается как М/Р = L(r, Y), т. е. реальное предложение денег М/Р равно спросу на деньги L, зависящему от уровня процентной ставки и дохода. Дж. Хикс показал, что графически кривая LM должна быть наклонена с «северо-востока» на «юго-запад». Это свидетельствует о том, что рынок денег будет в равновесии, если увеличению реального дохода будет соответ­ствовать более высокая ставка процента.

Графическое выведение кривой LM показано на рис. 2. Анализ нач­нем со II квадранта. В нем показана положительная зависимость между трансакционным спросом на деньги и спросом на деньги из предосто­рожности, с одной стороны, и реальным национальным доходом (У), с другой стороны. Квадрант III показывает, как распределяется общий спрос на деньги: какая его часть хранится для совершения сделок и из-

Глава 22

Модель «IS-LM»

Совокупный спрос I

Рис. 2. Построение кривой LM

за мотива предосторожности, а какая — остается на спекулятивные цели (см. формулу (10) в гл. 20). Квадрант IV показывает график спекулятив­ного спроса на деньги как убывающую функцию ставки процента. Нако­нец, в квадранте I изображена кривая LM, которая показывает различ­ные сочетания ставки процента г и реального дохода У, при которых денежный рынок находится в равновесии. Другими словами, в каждой точке кривой LM общий спрос на деньги (L) равняется заданному фик­сированному предложению денег (Ms).

Допустим, что при равновесном реальном доходе У (см.квадрант II), трансакционный спрос на деньги и спрос на деньги из-за мотива предо­сторожности МТравен величине Мт1. Тогда из общего спроса на деньги на спекулятивные цели остается MSp1при процентной ставке ггЭто оп­ределяет точку Е в квадранте I. Аналогичным образом, при равновес­ном доходе У2 трансакционный спрос на деньги и спрос на деньги из-за мотива предосторожности равен Мт2. В квадранте III определяем, что спекулятивный спрос на деньги составляет MSp2, а в квадранте IV уста­навливаем, что этому спекулятивному спросу соответствует реальная процентная ставка г2. Это определяет точку Т в квадранте I. При жела­нии, действуя таким же образом, можно определить еще ряд точек, от­ражающих равенство спроса на деньги и их предложения. Соединяя

точки £ и Г (а также другие аналогичные точки) в квадранте I, получаем кривую LM (в нашем случае, так же, как и при исследовании кривой IS, мы сделали допущение, что кривая LM является прямой линией).

Кривая LM, так же, как и кривая IS, не является графиком функ­ции реального дохода от ставки процента, а показывает только та­кое изменение реального дохода при изменении ставки процента, ко­торое позволяет поддерживать равновесие на денежном рынке. Кри­вая LM имеет положительный наклон к горизонтальной оси, что ха­рактеризует прямую зависимость между экономическими переменны­ми: для сохранения равновесного состояния необходимо, чтобы при увеличении процентной ставки реальный доход также возрастал, так как рост процентной ставки снижает спрос на деньги, а увеличение ре­ального дохода повышает спрос на деньги, компенсируя падение спро­са на ликвидность.

Модель «IS-LM» позволяет вывести уже известную нам кривую со­вокупного спроса AD, которая изображается в системе координат «об­щий уровень цен — реальный объем производства». Если уровень цен Р возрос, то кривая LM смещается влево (так как уровень цен входит в уравнение LM), а кривая IS остается неизменной (при прочих равных условиях). Новое равновесие в данной модели устанавливается при более высокой процентной ставке и более низком уровне реального дохода. Следовательно, при повышении общего уровня цен реальный доход начинает понижаться. Эта зависимость показана на рис. 3 (ниж­няя часть), который связывает модель «IS-LM» с графиком совокупного

спроса AD.

Модель «IS-LM» можно с успехом применить к анализу общего рав­новесия и результатов проведения макроэкономической политики.

Равновесному состоянию одновременно реального и денежного сек­торов экономики соответствует точка пересечения кривых IS и LM. Этой точке соответствуют такие значения равновесного дохода У* и равновес­ной процентной ставки г*, при которых выполняются условия равнове­сия как на рынке товаров и услуг, так и на денежном рынке. Кривые IS и LM изображены для заданного уровня реального предложения денег в экономике, т. е. предполагаются фиксированные цены. Кроме того, кон­стантами являются такие переменные экономической политики, как уро­вень государственных расходов и налогов.

На рис. 3 (верхняя часть) показано равновесие в модели «IS-LM». На рисунке видно, что при заданном положении кривых IS и LM (при прочих равных условиях) существует единственно возможные значения реального дохода У и процентной ставки г, когда оба сектора экономики находятся в равновесии.

Рассмотрим с помощью модели «IS-LM», как различные варианты

35* 547

Глава 22

Модель «IS-LM»

Рис. 3. Равновесие в модели «IS-LM» (верхняя часть)

и связь с моделью «AD-AS» (нижняя часть)

макроэкономической политики влияют на изменение равновесного со­стояния в экономике.

Допустим, что правительство проводит стимулирующуюналогово-бюджетную политику: увеличивает государственные расходы и снижает налоги. Это приводит к смещению кривой IS вправо, тогда как кривая LM остается неизменной. Такая ситуация показана на рис. 4. Для сохране­ния равновесия в реальном и денежном секторах теперь требуется бо­лее высокая процентная ставка и больший уровень реального дохода. Как мы знаем, при росте государственных расходов AG, реальный до­ход в экономике должен увеличиться на величину AG х 1/(1 — МРС), т. е. проявляется мультипликационный эффект. Поэтому первоначально, при той же самой процентной ставке, новое равновесие установится в точке Е2. Однако, в этой точке наблюдается избыточный спрос на деньги, что вызывает повышение процентной ставки. Этот рост процентной ставки продолжается до уровня, соответствующего точке Evкогда исчезнет из­быточный спрос на деньги. Однако точке Е1соответствует более низкий

О Y0* Y,* у

ис. 4. Эффект стимулирующей налогово-

бюджетной политики

(по сравнению с точной Е2) уровень реального дохода. Мультипликатор совокупных расходов не может проявиться в данном случае в полную силу из-за уже знакомого нам эффекта вытеснения,который заклю­чается в том, что рост процентной ставки приводит к сокращению ча­стных инвестиций и частного потребления. Как показывает рис. 4, не­смотря на эффект вытеснения, совокупный спрос растет от уровня У*0 до уровня У*,.

В модели «AD — AS» аналогичный рост совокупного спроса иллюст­рируется смещением кривой AD вправо, что позволяет увеличить реаль­ное производство при том же самом уровне цен. Однако, всегда ли мы будем наблюдать прирост равновесного объема производства? Это за­висит от конфигурации кривой AS и от положения точки пересечения этой кривой с кривой AD. Если кривая AD пересекает кривую AS на ее вертикальном отрезке (классический отрезок), то рост совокупного спро­са ведет исключительно к росту цен, в то время, как равновесный объем производства не меняется.

Модель IS-LM характеризует краткосрочный период, когда цены в экономике фиксированы. Это.соответствует горизонтальному (кейнсиан-скому) отрезку кривой AS. Если кривая AD пересекает кривую AS на этом горизонтальном отрезке, то рост совокупного спроса целиком трансформируется в рост равновесного объема производства.

Допустим теперь, что правительство проводит стимулирующую кре­дитно-денежную политику: увеличивает денежное предложение или по­нижает учетную ставку процента. Как это повлияет на изменение равно­весия реального и денежного рынков?

Поскольку величина денежной массы М входит в уравнение кривой LM, то модель «IS-LM» отразит рост М путем смещения вправо кривой

Глава 22

Модель «IS-LM»

Совокупный спрос IгЖ

Совокупный спрос I

Рис. 5. Эффект стимулирующей

кредитно-денежной политики

LM, при том, что кривая IS останется неизменной. На рис. 5 показано, что первоначальное равновесие в экономике устанавливается в точ­ке А при уровне реального дохода У*0. Рост предложения денег при неизменности цен вызывает увеличение реальных запасов денежных средств М/Р и, как утверждается в теории предпочтения ликвиднос­ти, приводит к понижению процентной ставки с г0до уровня /•■’. Кри­вая LM смещается вправо в положение LM1и это ведет к росту ре­ального дохода с У*0 до У*г

Так же, как в случае проведения налогово-бюджетной политики, ре­зультаты стимулирующей кредитно-денежной политики зависят от кон­фигурации кривой совокупного предложения. Если в модели AD-AS кри­вая AD пересекает кривую AS на ее вертикальном отрезке, то рост пред­ложения денег и смещения кривой LM приведут к росту общего уровня цен. Это, в свою очередь, вызовет сокращение реальных денежных за­пасов М/Р и смещение кривой LM влево, что возвращает ее в прежнее положение. В таком случае, следовательно, не будет происходить рос­та реального дохода У

Рассмотрим три частных и исключительных случая изменения рав­новесия в модели «IS-LM». Эти случаи иллюстрируют разные концепции общего макроэкономического равновесия.

В первом случае кривая LM проходит вертикально, т. е. спрос на деньги характеризуется абсолютной нечувствительностью к измене­нию процентной ставки. Спрос на деньги, в таком случае, определя­ется только трансакционным мотивом. Считается, что данный случай отражает радикальный взгляд монетаристов по поводу того, что уро­вень реального дохода зависит исключительно от реального предло­жения денег.

Эффективность экономической политики в случае вертикальной кривой LM

На рис. 6 видно, что в данном случае стимулирующая кредитно-де­нежная политика будет очень эффективна: при росте предложения де­нег кривая LM сместится вправо, а равновесный уровень реального до­хода возрастет с У*0 до У*,. Если же проводится стимулирующая нало­гово-бюджетная политика, то она не приведет к росту реального дохода из-за проявления эффекта вытеснения в полной мере (а не частично, как было рассмотрено ранее).

Во втором случае кривая LM проходит горизонтально, т. е. спрос на деньги характеризуется абсолютной эластичностью относительно про­центной ставки. В таком случае, увеличение предложения денег не при­водит к росту реального дохода. Считается, что подобная ситуация су­ществовала в США в годы Великой Депрессии (1930-е гг.) и именно та­кое объяснение неэффективности кредитно-денежной политики было предложено Дж. М. Кейнсом. При очень низком значении процентной ставки весь прирост предложения денег поглощается спекулятивным спросом на деньги. Процентная ставка остается неизменной и это при­водит к тому, что попытки правительства увеличить реальный доход методами кредитно-денежной политики остаются безуспешными: инвес­тиции и доход не изменяются. Этот случай назван экономистами «лик­видной ловушкой».Только фискальная политика может вывести эко­номику из кризиса: эффект вытеснения в этом случае совсем отсут­ствует, как показано на рис. 7.

В третьем случае кривая IS проходит вертикально, т. е. мы наблю­даем «инвестиционную ловушку».Это может произойти только в том случае, когда потребление и инвестиции не реагируют на изменение процентной ставки, т. е. их эластичность по отношению к процентной ставке равна нулю. При этом допустим, что кривая LM имеет обычный вид восходящей кривой. На рис. 8 показано, что в таком случае налого­во-бюджетная политика будет исключительно эффективна. Эффект

Глава 22

Инфляция и антиинфляционная политика

Эффективность экономической политики в случае горизонтальной кривой LM

§

Инфляция1— это повышение общего уровня цен, сопро­вождающееся обесценением денежной единицы.

Сущностью инфляции является дисбаланс между совокупным пред­ложением и совокупным спросом в сторону превышения последнего, сложившийся одновременно на всех рынках (на товарном, денежном и рынке ресурсов). Этот дисбаланс проявляется в разных формах. В ры­ночной экономике, т. е. в условиях относительной гибкости и мобильно­сти ценового сигнала, превышение совокупного спроса над совокупным предложением выражается в росте общего уровня цен. Это — открытая формаинфляции.

В экономике с фиксированными ценами возникшая недостаточность предложения по отношению к спросу сохраняет форму дефицита, не пе­рерастая (при прочих равных условиях) в открытую инфляцию. Некоторые экономисты полагают, что дефицит — это антипод открытой инфляции: если отпустить цены, то дефицит быстро исчезнет, но за это придется «запла­тить» повышением общего уровня цен. Поэтому многие экономисты счи­тают дефицит проявлением инфляции в скрытой форме.

Именно в виде тотального дефицита, развивающегося на всех уровнях производства и потребления, проявляется инфляция в экономи­ке с негибким, фиксированным ценообразованием, т. е. в централизован­ной экономике (например, в командно-административной системе), где ре­шения об объемах распределения, производства, потребления и ценах принимаются из единого центра. Нарастающий дефицит сопровождается очередями, снижением качества товаров и

услуг, развитием бюрократического и чер-

ного рынка, на которых товарные цены, 1 «Инфляция» (inflatio) дос-

выраженные в денежных единицах или в ловно означает «вздутие» и как
объеме услуг, предоставляемых в обмен теРмин впервые было использо-
на товары, растут в унисон с дефицитом. ™™д^ГнГГасГГс^
Это — скрытая формаинфляции,иливерной Америке во время граж-
подавленнаяинфляция.данской войны 1861-1865 годов.

Инфляция и антиинфляционная политика_____

Напротив, проявление дисбаланса между спросом и предложением в виде открытой формы инфляции, т. е. в росте цен, сопровождается снижением покупательной способности и обесценением денег по отно­шению к конечным товарам и ресурсам.

Однако инфляция не означает, что абсолютно все цены в экономике стремятся к повышению. Цены могут колебаться одновременно с раз-ой скоростью и разнонаправленно на межотраслевом и внутриотрас­левом уровне. Инфляцию, сопровождающуюся ценовой разбалансиро-анностью, когда в одних секторах цены растут разными темпами, а в ругих могут сокращаться, называют несбалансированнойинфляци-й.Ее сложнее выявить и урегулировать, чем сбалансированнуюин­фляцию, при которой цены изменяются в одном направлении и пример-о одинаковыми темпами. Главное при определении открытой инфляции установить, что общий уровень цен повышается.

Открытая инфляция обычно измеряется в темпах прироста уровня ен за год и подсчитывается в процентах:

ЛГ=Р1«рР°х 100%, (1)

где л:- темп инфляции в процентах за год, Р, — уровень цен данного ■да, Р0уровень цен предшествующего года. В качестве показателя уровня цен используется дефлятор ВВП, но так же можно использовать индекс потребительских цен и индекс промышленных цен (об индексах цен подробнее см. гл. 16).

1 Например, повышение ква­лификации и, соответственно, производительности рабочей си­лы, подлежит большему вознаг­раждению. Если заработная пла­та увеличивается адекватно рос­ту производительности труда, и, соответственно, повышается уровень цен — это не инфляция. А вот когда рост заработной пла­ты превысит рост производи­тельности труда, т. е. произойдет завышенная оценка данного фак­тора производства, тогда мы го­ворим об инфляции.

Необходимо иметь в виду, что не любое повышение цен — инфля­ция. С понятием открытой инфляции не следует смешивать рост цен, ызванный, например, сезонными колебаниями спроса и предложения, риродными катаклизмами и, что очень важно, экономическими цикла-и. Рост цен, происходящий не по при-ине искажения оценки ресурсов, това-ов и услуг, нарушающего пропорции обмена и распределения, а по каким-либо другим причинам инфляцией не является. Поэтому при оценке инфляции необходимо очистить цены от неинфля­ционных колебаний. Так, если в экономи­ке ежемесячный темп инфляции состав­ляет 7%, а цены на сельскохозяйствен­ную продукцию сезонно снизились, ска­жем на 1,5%, то нельзя утверждать, что в этот период инфляция снизилась до 5,5% в месяц.

Инфляция проявляется в разной сте-

Глава 23

пени. По темпам различают умеренную (или ползучую) инфляцию, га­лопирующую инфляцию и гиперинфляцию, которые в странах с разви­той рыночной экономикой определяются по следующим критериям.

Умеренной (или ползучей)называется инфляция с темпами до 10% в год. Это низкий темп инфляции, при котором обесценение денег настоль­ко незначительно, что сделки заключаются в номинальных ценах.

Галопирующаяинфляция ограничена рамками от 10 до 100% в год. Деньги обесцениваются довольно быстро, поэтому в качестве цен для сделок либо используют устойчивую валюту, либо в ценах учитываются ожидаемые темпы инфляции на момент платежа. Другими словами, сделки (контракты) начинают индексироваться.

Гиперинфляцияв странах с развитой рыночной экономикой опре­деляется темпами свыше 100% в год.

Для стран с неустойчивой экономикой, развивающейся или переход­ной, критерий начала гиперинфляции значительно выше.1 Обесценение денежных средств происходит настолько стремительно, что цены могут пересчитываться ежедневно и даже по несколько раз в день. Гиперин­фляция вызывает «бегство от денег», разрушает банковскую систему и парализует не только производство, но и сам механизм рынка. Ожида­ние гиперинфляции создает панические настроения в бизнесе.

Критерии гиперинфляции различаются по странам. Очень высокие
темпы инфляции — еще не гиперинфляция. Как определить, перешла ли
страна черту гиперинфляции, и когда можно считать, что гиперинфля­
ция преодолена? Рабочий показатель гиперинфляции для многих эко­
номистов — 1000% в год. Однако, полезно рассмотреть критерий гипе­
р
инфляции по Кейгану.Американский экономист полагает, что гипе­
ринфляцией в развивающихся странах можно считать темпы прироста
уровня цен, более 50% в месяц, что при пересчете на годовые темпы
инфляции составляет 13000%.2 Преодо­
ленной гиперинфляция считается в том __________

месяце, если в течение предшествующих 1 Для стран с развивающимся

ему 12 месяцев темпы инфляции не пре- рынком, с неустойчивой переход-
вышали50%. Н0Й экономикой отсчет ги-

перинфляции ведется от более высокого уровня. Например, в России в 1992 году темпы инфля­ции достигали 1353% в год, но официально были признаны лишь близкими к гиперинфляции.

2 Ежемесячный темп инфля­ции пересчитывается в годовой по формуле сложного процента [(1 г)п ] х 100% , где г — ежеме­сячный темп инфляции в виде десятичной дроби, а п = 12.

нфляция и антиинфляционная политика

§ 2. Инфляция и номинальные цены.

Инфляционные ожидания. Эффект Фишера

В рыночной экономике с гибкими ценами инфляция вы­ражается в том, что рост денежной массы опережает увеличение товар­ной массы (т. е., по образному выражению «… слишком много денег го­няется за малым количеством товаров»). Если спрос обгоняет предло­жение, то общий уровень цен в экономике будет расти. Для покупки того же объема подорожавших товаров и услуг потребуется больше денег. Это значит, что падает покупательная способность денег, они обесцени­ваются: на ту же сумму при более высоких ценах приобретается уже меньше товаров и услуг, чем до повышения цен. При умеренных темпах инфляции реальные цены (т. е. цены, скорректированные дефлятором ВВП) могут оставаться неизменными, однако номинальные цены растут. Вместе с ними, согласно известной количественной теории денег, рас­тет спрос на деньги (экономические агенты стремятся поддержать не­изменным запас своих реальных денежных средств, т. е. М/Р). При рос­те Р растет и спрос на денежную массу.

На денежном рынке деньги выступают как объект спроса и предло­жения. И если спрос на деньги повышается, а предложение денег (как эк­зогенная величина) остается неизменным, то цена денег должна возрасти. Вспомним, что на денежном рынке ценой денег является ставка процента. Таким образом, инфляционное повышение цен вызывает (при прочих рав­ных условиях) повышение ставки процента на денежном рынке.

Так же, как цены подразделяются на реальные и номинальные, т. е. не очищенные от инфляции, ставка процента, выполняющая роль ценового сигнала на денежном рынке, подразделяется на номинальнуюи реаль­ную(о чем шла речь в гл. 12). Рассмотрим эту проблему подробнее.

В магазинах мы судим о том, сколько стоит товар, по номинальным ценам. Аналогично в банках мы сталкиваемся с номинальной ставкой процента. Но что же такое реальная ставка процента?

Допустим, мы получили в банке по срочному депозиту 12% годо­вых. Значит ли это, что на 12% от вложенной суммы денег мы стали богаче? Да, денег мы имеем больше именно на эту величину. Одна­ко, если за период хранения вклада инфляция выросла, скажем, на 7% в год, то покупательная способность суммы депозита с процента­ми сократилась на величину темпа инфляции. В этом случае мы смо­жем купить товаров на 7% меньше и наш выигрыш от вклада реально составил лишь 5% годовых, а не 12%. Это и есть реальная ставка про­цента. Иначе говоря, реальнаяставка процента — этоизменение по­купательнойспособности суммы депозитас процентами,скоррек­тированноенатемпинфляции.

Глава 23

Если номинальные цены известны, значит, мы знаем и темп инф­ляции л. Также известна номинальная ставка банковского процента /’. Тогда при невысокой инфляции величина реальной ставки процента г составит:

г* 1-х (2)

Более точная формула реальной ставки процента, используемая для высоких темпов инфляции, немного сложнее:

Формулы (2) и (3) показывают, что реальная ставка процента равна скорректированной на темп инфляции номинальной ставке процента.

Вернемся к равенству (2) и выразим номинальную процентную став­ку через реальную ставку процента и темп инфляции:

i = г л (4)

Это знакомое нам уравнение Фишеракратко анализировалось в гл. 12. Оно показывает, что на номинальную ставку процента действуют изменения реальной процентной ставки и темпов инфляции. Отсюда следует и эффект Фишера:номинальная ставка в условиях инфляции изменяется так, что реальная ставка процента остается неизменной, т. е. на сколько процентов вырастет п, на столько же процентов увеличива­ется и /. Такая зависимость между номинальной ставкой процента и тем­пами инфляции действительно наблюдалась в странах с развитой рыноч­ной экономикой. Например, в США на протяжении последних сорока лет эта зависимость прослеживалась в периоды относительно невысоких (до 15% в год) темпов инфляции.

Инфляция, как отмечалось ранее, стала постоянным спутником хо­зяйственной жизни после отказа от системы золотого стандарта в про-мышленно развитых и развивающихся странах. Длительное пребывание в условиях инфляции вызвало приспособление к ней экономических субъектов при помощи механизма инфляционных ожиданий. Инфляци­онные ожидания(л?) — это оценка субъектами рынка изменения тем­пов инфляции в будущем периоде. Можно сказать, что инфляционные ожидания управляют ценами. Экономические агенты закладывают инф­ляционные ожидания в будущие номинальные цены на всех стадиях производства и реализации товаров и услуг, чтобы застраховать свою выручку от обесценения. В экономической теории различаются стати­ческие, адаптивные и рациональные инфляционные ожидания. Их ме­ханизм будет раскрыт в § 6 данной главы.

Инфляция и антиинфляционная политика

Затяжной рост цен порождает устойчивые инфляционные ожида­ния, что придает инфляции самоподдерживающийся, т. е. инерцион-

ый характер. Под влиянием устойчивых ожиданий раскручивается инфляционная спираль. Это сказывается на поведении всех экономи­ческих агентов: потребители страхуются, закупая товары впрок. Тем

амым потребители создают давление спроса, что заставляет произ­водителей еще больше повышать цены. Банки повышают номиналь­ную ставку процента. Профсоюзы закладывают в трудовые договоры повышенную ставку заработной платы. Инфляция совершает новый виток, формируются новые и более высокие инфляционные ожи­дания.

Инерционная инфляция особенно опасна, так как ее трудно преодо-

ють. Ведь сложнее всего переломить настрой экономических агентов,

зменить их поведение. Стимулирующая кредитно-денежная политика может лишь усилить ожидания инфляции. Формируется порочный круг: инфляционные ожидания — повышение уровня цен — новые инфляцион­ные ожидания — новое повышение уровня цен и т. д.

Если учесть, что любые текущие цены — это не что иное, как сформировавшиеся в предшествующем периоде ожидания по поводу будущих цен или будущих темпов инфляции, то уравнение Фишера примет вид:

/ = г те , (5)

где тг3 — ожидаемый темп инфляции.

Важно отметить, что эффект Фишера проявляется только в услови­ях прогнозируемой (ожидаемой)инфляции с устойчивыми инфляци­онными ожиданиями экономических агентов. Однако существует поня­тие и непрогнозируемой (неожидаемой)инфляции.Например, в эпо­ху золотого стандарта инфляция не была устойчивой. Существовала одинаковая возможность как повышения, так и снижения ее темпов в бу­дущем, а значит, и описываемая неоклассиками гипотетическая возмож­ность автоматического выхода рынка из дефляции. Каков его механизм? Экономические агенты при понижении общего уровня цен начинают чув­ствовать себя реально богаче (эффект богатства) и, не ожидая дальней­шего снижения цен, будут стремиться сохранить выросший по отноше­нию к упавшим ценам объем реальных денежных запасов (М/Р) на пре­жнем уровне. Поэтому покупатели станут увеличивать свои закупки на рынке товаров. Рост потребительского спроса начнет подталкивать цены вверх, и тенденция уровня цен к понижению приостановится. Таким об­разом, в отсутствие ценовых ожиданий срабатывает эффект реальных денежных запасов, который в экономической литературе называется

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Совокупный спрос I также эффектом Лигу.1По аналогии с дефляцией в экономической те­ории эффект Пигу рассматривается и применительно к инфляции. Здесь ход рассуждений обратный: повышение уровня цен приводит к тому, что экономический субъект чувствует себя реально беднее (рост Р при неиз­менном номинальном предложении денег М). Это приведет к сокращению спроса на рынке товаров и повлечет за собой давление на цены в сторону их снижения. Но автоматический выход возможен только из непрогнози­руемой, или неожидаемой инфляции. Если у населения сформирова­лись инфляционные ожидания, то, несмотря на ежедневный рост уров­ня цен, население может увеличивать закупки на товарном рынке (дос­таточно вспомнить всплеск ажиотажного спроса в конце августа-начале сентября 1998 г. в связи с финансовым кризисом в России).

§ 3. Причины возникновения инфляции.

Инфляция спроса и инфляция издержек

Существует множество причин, способных изменить темпы прироста уровня цен. Для более детального изучения воздействия инфля­ционных факторов на экономику, разделим их на две категории: на факто­ры, лежащие на стороне совокупного спроса и факторы, лежащие на стороне совокупного предложения. На этой основе экономисты разли­чают два типа инфляции.

Инфляцияспроса— это тип инфляции, которая вызвана причинами, лежащими на стороне совокупного спроса. Инфляцияиздержек— это тип инфляции, вызванной причинами, лежащими на стороне совокупного пред­ложения.

Механизм инфляции спроса графически изображен на рис. 23.1.

На промежуточном отрезке кривой AS рост цен может соответствовать рос­ту производства, либо обгонять его. На вертикальном отрезке кривой AS, что соответствует совокупному предложению в долгосрочном плане, находящемуся на уровне полной занятости, дальнейшее расширение совокупного спроса вы­зовет только повышение уровня цен, т. е. инфляцию.

Мы видим, что расширение совокупного спроса в условиях прибли­жения к полной занятости и при ее достижении вызывает рост общего уровня цен. Получается, что без инфляции нельзя добиться увеличения ВВП (на промежуточном отрезке AS).

1 Такое название эффекту Пигу (эффект рвальных двнеж ных запасов) дал экономист д. Патинкин.американский —

Что же приводит к такого рода инфля­ции? Дело в том, что происходит рост

платежеспособного спроса. За счет чего?

Ведь экономика любой страны – система

замкнутая, и увеличение доходов в одних

*

Реальный ВВП

Инфляция спроса

секторах может, при прочих равных условиях, произойти только за счет ерераспределения из других секторов, что в целом не изменит разме­ров совокупного спроса. Таким образом, увеличение платежеспособности ложет возникнуть лишь из-за дополнительной эмиссии денег, осуществля-мой государством чрезмерно.1 Вот и получается, что правительство, об-адая монопольным правом на эмиссию денег, может в определенных лучаях им злоупотреблять. Речь идет о явлении, которое в экономичес-ой теории получило название сеньораж, т. е. доход, полученный пра­вительством в результате его монопольного права печатать день­ги.Рассмотрим, что служит причиной сверхэмиссии, нарушающей ба­ланс между совокупным спросом и совокупным предложением.

Причины вздутия совокупного спроса из-за дополнительной эмис­сии, главным образом, связаны с дефицитом бюджета правительства м. гл. 22) и способами его погашения. Во-первых, если правительство счи-

ает, что покрытие бюджетного дефицита _______

1 Критерием, определяющим инфляционность эмиссии денег, является объем производимой в стране продукции: если темпы прироста денежной массы соот­ветствуют темпам прироста ре­ального ВВП, то такое увеличе­ние предложения денег неинф­ляционно. Если же рост денеж­ного предложения обгоняет рост реального ВВП, то происходит переполнение каналов обраще­ния денежной массой сверх това­рооборота.

посредством займов у населения и биз­неса усилит дисбаланс между сбереже­ниями и инвестициями, подняв ставку процента и сократив инвестиционный спрос, то оно может прибегнуть к монети­зации государственного долга. Чрезмер­ная эмиссия и сопровождающая ее ин­дексация доходов приводят к переплете­нию инфляционных ожиданий населения и бизнеса, что и раскручивает инфляци­онную спираль. Причем, к увеличению темпа инфляции могут привести любые

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

чрезмерные расходы, превышающие доходы бюджета, даже такие, казалось бы, справедливые и благородные, как увеличение размера трансфертных платежей (пенсий, пособий, дотаций и т. д.).

Во-вторых, к инфляционному росту совокупного спроса приводит расширение государственного сектора, сопровождающееся увеличени­ем заработной платы не в связи с ростом производительности труда, а для привлечения и поощрения государственных служащих и работников госпредприятий. К тому же, наращивание в экономике удельного веса продукции госсектора с фиксированными ценами на фоне увеличения номинального дохода работников также может стать инфляционным фактором.

В-третьих, финансирование военных заказов и расширение военно-промышленного комплекса (ВПК). Продукция этого сектора экономики специфична и не является объектом производственного и потреби­тельского спроса. Сам же ВПК предъявляет спрос на рынке капита­ла, труда, а также на рынке потребительских товаров и услуг. Созда­ется давление на цены в сторону их повышения, так как деньги для оплаты военных заказов увеличивают денежную массу, не подкреплен­ную массой товарной.

Итак, эмиссионное покрытие бюджетного дефицита является пря­мым фактором инфляции спроса. Сами же причины бюджетного дефи­цита, заключающиеся в неэффективности государственных расходов, вызывают (либо углубляют) количественные и структурные диспропор­ции между совокупным спросом и совокупным предложением и стано­вятся косвенными факторами инфляции.

Аналогичное воздействие на совокупный спрос может оказать и сти­мулирующая кредитно-денежная политика Центрального банка в случае покупки облигаций на открытом рынке. Процентная ставка снизится за счет расширения денежной массы, а стимулируемые инвестиционные проекты смогут реализоваться только через определенный промежуток времени (лаг), в период которого и возможен инфляционный всплеск.

Помимо группы причин, связанных с бюджетным дефицитом и уве­личением денежной массы, инфляцию спроса может усилить обесцене­ние отечественной валюты страны по отношению к устойчивой иност­ранной валюте, если в составе денежного агрегата М2Х высока доля иностранной валюты. Этот фактор при падении курса отечественной ва­люты срабатывает подобно дополнительной эмиссии и может вызвать инфляцию спроса.

Механизм раскручиванияинфляцииспроса характеризуется тем, чтосначалаувеличивается денежнаямасса, а затем совокуп­ныйспрос.

Совокупный спрос I

§

Как инфляция спроса влияет на реальный объем производства? Рассмотрим рис. 23.2.1

В результате роста денежной массы при неизменном объеме производства расширение совокупного спроса от АО, до AD2приво­дит к повышению цен в краткосрочном плане (от Р1 до Р2). Совокуп­ное предложение отреагирует на повышение цен краткосрочным рас­ширением, что на рис. 23.2 отразится в смещении вдоль кривой AS, до пересечения с кривой AD2. В экономике создается промежуточное (краткосрочное) равновесие при более высоком уровне цен и произ­водства.

Однако в долгосрочном плане при заключении контрактов работни­ки не согласятся на уже снизившуюся реальную заработную плату и, адаптируясь к выросшим ценам, потребуют повышения номинальной за­работной платы для сохранения покупательной способности их заработ­ка. Рост номинальной заработной платы увеличит издержки предприни­мателей, что сократит совокупное предложение. Кривая AS, сместится влево, до первоначального объема выпуска Qr При этом еще больше вырастут цены (до уровня Р3).

‘ В целях упрощения графи ческого анализа на рис. 23.2 криавя AD и краткосрочная кривая АS представлены в линейном виде (сравните с рис. 18.46).

Таким образом, в долгосрочном плане избыточное расширение со­

вокупного спроса приведет к новому долгосрочному равновесию, харак­

теризующемуся неизменным объемом производства при возросшем

уровне цен, что графически выразится в

смещении равновесия вдоль кривой дол­

госрочного предложения

LRAS

из точки

£, В точку Е3.

Второйтип инфляции — инфляция

издержек— происходит в результате со

кращениясовокупного предложения в

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Совокупный спрос I

О Y2

Инфляция издержек

связи с удорожанием издержек производства на единицу продукции. Графически инфляция издержек изображена на рис. 23.3 с помощью мо­дели «AD-AS».

Кривая AS под воздействием роста издержек на единицу продукции сдвига­ется влево, что вызывает сокращение объема производства при одновременном повышении уровня цен.

Что вызывает рост издержек? Прежде всего, отметим монополизм.1 Но уже не государства, а монополизм фирм и профсоюзов.

1 В условиях открытой эконо­мики, когда существует свобод­ный перелив товаров, услуг и ре­сурсов через национальные гра­ницы, монополизм отечествен­ных фирм может быть лишь от­носительным.

Рассмотрим, каким образом монополизм фирм приводит к повыше­нию издержек производства, вызывая инфляцию. Значительная часть про­дукции в современном мире производится в отраслях с олигополистичес-кой структурой рынка. Все известные из курса микроэкономики виды моно­полий и олигополии обладают соответствующей властью над ценой. Цены удерживаются за счет недопроизводства продукции по сравнению с конку­рентным (т. е. общественно оптимальным) и потенциально возможным объемом выпуска, а также за счет барьеров проникновения в отрасль, прежде всего, основанных на монопольном владении ресурсами. Происхо­дит завышенная оценка ресурсов по отношению к их предельной произво­дительности, а также завышение цен на промежуточную и готовую про­дукцию за счет искусственного недопроизводства. Распространяясь по всей экономике, искаженные ценовые сигналы с каждым производственным циклом развивают тенденцию к завышен­ному ценообразованию по сравнению с тем, какими должны быть цены при дан­ном уровне технологического развития. Итак, монополизм фирм порождает инер­ционное завышение цен.

В отдельных случаях аналогичным фактором инфляции издержек является определенная степень власти над ценой зарубежных фирм, приводящая к разновидности импортируемойинфляции через цено­вые шоки. Под импортируемой понимается инфляция, проникающая в экономику страны из-за рубежа через цены иностранных товаров (как правило, при высокой доле импорта в совокупном предложении). Так, если в экономике страны широко используются в производстве импор­тируемые ресурсы (энергоносители и технология), то их резкое подоро­жание приведет к росту издержек внутри страны и к сокращению сово­купного производства при одновременном росте цен. Классическими примерами инфляции издержек, вызванной шоками цен на энергоноси­тели, импортировавшиеся из стран ОПЕК, является энергетический кри­зис в США и Западной Европе 1973-1974 гг. и первой половины 1980-х.

Подобный эффект ценового шока, способного усилить инфляцию из­держек, также может быть вызван резким обесценением курса отече­ственной валюты по отношению к иностранной, если в составе совокуп­ного предложения высока доля импорта, включая ресурсы и технологию. В этом случае удержать цены не смогут даже те отечественные произ­водители, продукция которых не имеет импортной составляющей. Ведь все производители одновременно являются потребителями, и будут ста­раться сдерживать падение своего реального дохода через повышение цены выпуска. Например, в России такое поведение производителей вызвал резкий скачок курса доллара по отношению к рублю в августе 1998 года.

Монополизм профсоюзов проявляется в области ценообразования на рынке труда. Сильные профсоюзы давят на предпринимателей, до­биваясь повышения заработной платы, либо сокращают предложение квалифицированных профессий, что также толкает заработную плату вверх. Повышаются издержки предпринимателей на услуги труда, доро­говизна производства делает невыгодным его расширение. Совокупное предложение начинает сокращаться, несмотря на то, что совокупный спрос остается на прежнем уровне, а порой и растет.

Инфляцию издержек может вызвать сдерживающая бюджетно-нало­говая и кредитно-денежная политика правительства, во-первых, при на­личии лага запаздывания в принятии решений и, во-вторых, в случае взаимоисключаемости целей экономической политики. Так, если лаг принятия решений затянут, то сдерживающие инструменты, адекватные фазе бума, применяются к уже изменившейся ситуации, например, деп­рессии, требующей от правительства воздействия иного характера. В результате несвоевременное повышение налогов, импортных пошлин на сырье и промежуточную продукцию, ужесточение условий кредита и другие сдерживающие меры повысят издержки производства и могут привести к инфляции издержек.

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Рассмотрим случай взаимоисключаемости целей. Допустим, прави­тельство ставит задачу стимулировать производителей неинфляцион-ным способом и, в то же время, решить проблему бюджетного дефици­та, также не вызывая инфляции. В таком случае правительство будет ста­раться не ухудшать условий кредита (не повышать процентных ставок), следовательно для покрытия бюджетного дефицита уже не подойдет ни рефинансирование, ни монетизация государственного долга. Что оста­ется? Если поправлять бюджетную ситуацию повышением ставок нало­га, то это противоречит первой цели. Впрочем, любая из перечисленных мер в данном случае приведет к инфляции издержек или спроса.

Следует добавить, что не только экономическое (косвенное), но и административное регулирование экономики может придать импульс инфляции издержек. Например, частое изменение правовых норм, рас­плывчатость законодательства, усложнение и частое изменение процедур регистрации и отчетности фирм, усиление регламентации сфер предпри­нимательства, дробление лицензий, сокращение сроков их действия и т. д. Все это увеличивает административные издержки в частности и трансак-ционные издержки в целом, а значит, может привести к повышению уров­ня цен в стране и к сокращению легального производства.

Рассмотрим графически воздействие инфляции издержек на реаль­ное производство в краткосрочном и в долгосрочном плане (рис. 23.4). Первоначальный объем производства составляет У1 при уровне цен Р

Совокупный спрос I

а) Кривая совокупного предложения б) Под влиянием эмиссионной на-
в долгосрочном плане LRAS изоб- качки AD ре
альный объем вы­
ражен
а вертикальной линией,так пуска, сократившийся в краткос-
как ре
альный выпуск, сократив- рочном плане доуровня У2, вос-
шийся в
краткосрочном плане до станавливается не полностью.
У2
, восстанавливается в долгосроч- Поэтому кривая LRAS отклоняет
ном пл
ане до прежнегоуровня Yyся влево.

Рис. 23.4. Инфляция издержек и реальный объем производства

Под давлением профсоюзов возрастает заработная плата. Предприни­матели, столкнувшись с ростом издержек, сокращают объем производ­ства: кривая /4S, смещается влево до AS2. Мы видим, что в краткосроч­ном плане реальный объем производства У, сократился до У2, а уровень цен повысился до Р2.

Будет ли дальше развиваться инфляция издержек — зависит от пра­вительства. Если оно отважится допустить спад, то дальнейшее сокра­щение У повлечет за собой падение заработной платы и уровня цен. Сократятся издержки и кривая AS2сможет вернуться на уровень AS1 (рис. 23.4а). Но, как правило, правительство выбирает популярные меры и, чтобы не допустить рецессии, стимулирует совокупный спрос посредством эмиссионной накачки.1 Графически расширение совокуп­ного спроса выразится в сдвиге ДО, до AD2. В результате реальное производство вернется на прежний уровень У, , но цены повысятся до уровня Р3.

Соответственно последующие трудовые контракты будут заключать­ся уже по более высокой номинальной ставке заработной платы, что снова вызовет рост издержек, сокращение реального объема произ­водства и дальнейшее повышение цен. Так раскручивается инфляци­онная спираль «заработная плата — цены». Однако долгосрочный уровень производства далеко не всегда будет полностью восстанав­ливаться. Графически (рис. 23.46) это выразится отклонением кривой долгосрочного предложения влево от уровня полной занятости до LRASVчто говорит о снижении долгосрочного объема производства при одновременном росте цен.

Механизм раскручиванияинфляции издержек характеризуется тем, что первоначально в результате ростаиздержек повышаетсяуровень цен, а лишь затем расширяется денежная масса.

1 Примечательно, что инфор­мированные граждане, настра­давшиеся от хронической высо­кой инфляции, уже не восприни­мают объявление об эмиссии как популярную меру. Не случайно и правительство Российской Фе­дерации в ноябре 1998 года пуб­лично называло эмиссию непо­пулярной мерой.

Теоретически мы рассмотрели различия в факторах и механизмах раскручивания инфляции спроса и инфляции издержек. Два альтерна­тивных источника инфляции — монополизм государства, ведущий к чрез­мерной эмиссии, а также монополизм фирм и профсоюзов — в сущности, сво­дятся к одному: к неэффективности их деятельности. Это случай одновременно­го фиаско и государства, и рынка.

Однако при хронически высокой инф­ляции невозможно определить, к какому типу она относится. Факторы инфляции спроса и инфляции издержек переплета­ются и усиливают друг друга. При гипер-

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

инфляции в гонке цен рост денежной массы и инфляционные ожидания превращаются в самостоятельные источники инфляции.

В связи с этим в теории инфляции выделяются два направления -монетарное и немонетарное толкование происхождения инфляции.

§ 4. Монетарные и немонетарные

концепции инфляции

Во второй половине предыдущего параграфа мы рас­сматривали преимущественно немонетарные причины как основу воз­никновения инфляции издержек: неэффективность работы рынка и пра­вительства, что приводит к дефициту, то есть дисбалансу между сово­купным предложением и совокупным спросом в сторону превышения последнего. В результате по всей экономике распространяется и много­кратно воспроизводится искаженный ценовой сигнал: ресурсы оценива­ются выше своей предельной производительности и распределяются не­эффективно. Искаженное ценообразование закладывается по всей про­изводственной цепочке, т. е. производство осуществляется также неэф­фективно. Соответственно, деформируется не только предложение, но и спрос, дисбаланс между которыми усиливается с каждым новым вит­ком ценовой спирали. Все значительнее становится переоценка одних факторов производства и недооценка других по сравнению с их пре­дельной производительностью. Мы описали позицию сторонников немо­нетарного происхожденияинфляции, которые несводят причиныинфляциитолько к денежным факторам.

Позиция сторонников монетарного происхождения инфляции может быть кратко выражена словами М. Фридмена: «Инфляция всегда и вез­де есть явление денежное».

Действительно, в условиях инфляционной спирали, описанной выше, без вмешательства государства экономика приходила бы ко все более глубокому спаду и сокращению реальных доходов. Если мы вер­немся к изображению инфляции с помощью модели «AD-AS» (рис. 23.1) на классическом участке AS, то становится очевидной возможность раз­рубить порочный инфляционный круг: необходимо сократить издержки на единицу продукции. Снижение издержек стимулирует совокупное предложение (AS сместится вправо) и уровень цен понизится. Внедре­ние новых технологий и адекватное им изменение в организации и уп­равлении производством создало бы возможность оптимизировать структуру, а также объемы спроса и предложения, что привело бы к со­кращению издержек и снижению общего уровня цен. Тогда, даже в ус­ловиях полной занятости, рамки производства смогли бы расшириться

неинфляционным способом. Но рецепты сторонников немонетарного подхода осуществимы лишь при активной научно-технической и струк­турной политике правительства в весьма долгосрочном плане.

Однако в условиях высокой инфляции перед правительством стоят две сложнейшие задачи: не допустить глубокого спада производства и защитить население от обнищания. Правительство будет стараться под­держать, либо расширить совокупный спрос путем облегчения условий кредита, с помощью бюджетных расходов и посредством индексации доходов населения, что неизбежно связано с расширением объема де­нежной массы.

Более того, при очень высокой инфляции или гиперинфляции рост денежной массы, как отмечалось ранее, превращается в самостоятель­ный источник инфляции, порождая инфляционные ожидания. И в этих условиях необходимо первоначально сдержать рост денежного предло­жения, сбив высокие темпы инфляции до такого уровня, при котором попытки устранить диспропорции в экономике не будут сведены на нет.

Таким образом, мы обрисовали платформу сторонников монетарно­го происхожденияинфляции.Монетаристы рассматривают экономику с гибкими ценами в краткосрочном плане (т. е. при неизменном объеме производства) и считают инфляцию порождением чисто денежных фак­торов. Этим и объясняется монетаристская трактовка инфляции, как пе­реполнение каналов обращения избыточным объемом денежной массы над товарной, что вызывает рост общего уровня цен. Иными словами, инфляция рассматривается (с учетом открытой экономики) как обесце­нение отечественной валюты страны по отношению к товарам и иност­ранным валютам.

Рассматривая инфляцию как чисто денежное явление, монетаристы полагают, что ее порождает ошибочная кредитно-денежная политика Центрального банка.

Однако следует заметить, что монетарная теория инфляции — это трактовка инфляции в узком смысле. На самом деле инфляция — гораз­до более сложное социально-экономическое явление. Сама же по себе денежная сфера выступает в двух ипостасях. С одной стороны, она выполняет функцию резонатора и ускорителя инфляционного процесса. С другой стороны, — это зеркало, которое через номинальный гибкий це­новой сигнал наиболее показательно отражает случаи неэффективнос­ти рынка и политических решений, выражающиеся в инфляции. Вне денежной сферы инфляция проявляется менее явно (в подавленной форме в виде дефицита). Гибкий ценовой сигнал быстрее и точнее от­ражает нарушение пропорций обмена, чем непосредственно сами про­порции обмена товара на товар или размеры дефицита.

Монетарная и немонетарная концепции инфляции — две стороны од­ной медали, теоретически обосновывающие общую характеристику та-

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

кого сложного социально-экономического явления, как инфляция. На оп­ределенном этапе экономического развития денежный фактор послужил как бы аллергеном, обострившим инфляционную ситуацию в XX столе­тии. Бурное развитие кредитно-денежных отношений привело к тому, что денежный рынок отрывается от реального рынка и превращается в са­мостоятельный полигон для развития инфляционных процессов. В этом заключается и специфика объекта исследования, и ценность монетар­ной теории.

Нам уже знаком классический и неоклассический анализ денежного рынка (гл. 20). В его основе — исследование взаимосвязи между уров­нем цен и объемом денежной массы, которая формально выражается кембриджским уравнением М = kPY, а также уравнением обмена Фише­ра: MV = PY. В краткосрочном периоде, согласно неоклассическим пред­ставлениям, скорость обращения денег по отношению к доходу (V) и реальный объем производства (У), адекватный величине реального сово­купного дохода, — константы, что определяет прямую зависимость между размером денежной массы и уровнем цен. Если в заданных условиях де­нежная масса увеличится, то произойдет обесценение денежной едини­цы и уровень цен повысится.

Снимем неоклассические ограничения и рассмотрим уравнение MV — PY в долгосрочном периоде, в течение которого скорость обраще­ния денег и производство успевают отреагировать на изменение уровня цен. Тогда номинальный объем производства может возрасти не только при расширении денежной массы, но и под влиянием ускорения ее об­ращения. Возможна и другая ситуация: реальный объем производства снижается, денежная масса также замедляет свой рост, а номинальные цены растут из-за увеличения скорости обращения денежной массы. Иными словами, показатель MV может увеличиваться и при фиксиро­ванном М за счет роста скорости обращения денег, что может привести к увеличению Р, а значит, и всего номинального объема производства PY, даже при сокращении его реального объема. Следовательно, рост скорости обращения денег — проинфляционный фактор, способный самостоятельно вызывать инфляцию при неизменном объеме денежной массы и производства.

Однако не любое увеличение денежной массы или скорости обра­щения денег приводят к инфляции. Для более точного ее прогнозирова­ния исследуем уравнение MV = PY в динамике, выразив каждый из че­тырех показателей в темпах прироста. Обозначим темп прироста цен ДР,/Р0, т. е. темп инфляции как я. Динамическое уравнение Фишерабудет выглядеть так:

AMJMo AVJVo = ДР/Р AY/Yo , (6)

т. е. сумма темпов прироста денежной массы и скорости обращения равна сумме темпов прироста цен и реального объема производства. В соответствии с данным равенством темпы инфляции составят:

л = AMJM AVJV — AYJY (7)

1о 1о 1о v

Теперь мы сможем более точно определить, какая величина изме­нений Ми Vприведет к инфляции, и в какой мере эти изменения допу­стимы при данном уровне производства. Очевидно, что неинфляцион­ныйтемп прироста денежноймассы должен в точности соответство­вать темпу прироста реального производства, если скорость обращения денег постоянна. При варьирующей скорости обращения денег должно выполняться условие: (AMJMo AVJVJ < AY:IYo. Иными словами, неин-фляционный темп прироста денежной массы необходимо корректиро­вать с учетом изменения скорости ее обращения.

Важным инфляционным фактором всовременных условиях яв­ляется депозитарное расширение денежноймассы.Агрегат М2 на­растает не столько из-за прироста наличности, сколько в результате развития безналичных платежей. Проходя по банковской цепочке, депо­зитарные деньги мультипликативно увеличиваются в объеме, создавая инфляционный сигнал. Его может усиливать обращение вексельных де­нег и других видов финансовых активов (агрегат МЗ), используемых как дополнительное средство платежа.

Итак, в качестве основных причин инфляции сторонники монетарно­го подхода выделяют следующее:

Рост денежной массы (при постоянной скорости обращения) пре­вышает рост объема совокупного производства. Это может возникнуть в случае ошибок ЦБ в определении соотношения размеров денежной массы и чековых платежей, а также при активном использовании долго­вых обязательств для оплаты товаров и услуг.

Рост скорости денежного обращения (при неизменном объеме но­минальной денежной массы) превышает рост объема совокупного про­изводства, что может возникнуть при уменьшении спроса на реальные денежные запасы.

При высокой инфляции обе эти причины действуют одновременно, ускоряя темп роста уровня цен. Аналогичное воздействие на ускорение темпов инфляции могут оказать инфляционные ожидания.

Сторонники немонетарной концепции инфляции считают, что превы­шение темпов роста денежной массы и скорости денег над ростом про­изводства является не причиной, а необходимым условием инфляции. Причины же инфляции они видят в следующем:

1. В росте издержек производства, при котором увеличение заработ­ной платы обгоняет рост производительности труда, а повышение нало­гов обгоняет темп прироста реального дохода.

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Совокупный спрос I В несоответствии структурных изменений в совокупном спросе структурным изменениям в совокупном предложении.

В сохранении монопольной власти фирм, в преобладании олиго-полистической структуры рынка, в существовании монополизма проф­союзов.

Итак, причины инфляции лежат не только на стороне проблем де­нежного обращения, но и на стороне структурных проблем экономичес­кого развития.

Можно сказать, что приблизительно с середины 90-х гг. XX столетия проблема инфляции урегулирована в странах с устойчивой и развитой рыночной экономикой (в США и Западной Европе). Утратив популяр­ность в экономической науке этих стран, дискуссии о монетарном и не­монетарном происхождении инфляции приобрели актуальность в стра­нах Восточной Европы и, особенно, в России. Данные теории помогают не только глубже изучить монетарные и немонетарные причины инфля­ции, но и выработать эффективные антиинфляционные программы.

§ 5. Социально-экономические

последствия инфляции

Некоторые экономисты считают, что невысокий уровень инфляции оживляет экономическую конъюнктуру. Однако следует по­мнить, что пагубность даже небольшого уровня инфляции заключается в искажении ценового сигнала. Экономические решения, учитывающие искаженную ценовую информацию, пусть даже они принимаются по всем правилам рациональности, становятся все менее и менее эффек­тивными. Цены, содержащие искаженную информацию, углубляют диспро­порции в экономике и, при прочих равных условиях, темпы инфляции мо­гут перейти на более высокий уровень. Как образно выразился Ф. Хайек, «высокая инфляция и в особенности сильно варьирующая инфляция приводит к тому, что помехи полностью «забивают» полезный сигнал и важная информация превращается в бессмысленный шум».1

Рассмотрим подробнее социально-экономические последствия инфляции:

— Инфляция искажает относительные цены, что деформирует фак­торное распределение доходов и размещение ресурсов, а также снижа­ет эффективность производства и дальнейшего распределения по всей воспроизводственной цепочке.

В том числе, инфляция нарушает

распределение национального дохода 1 Фридман и Хайек о свободе,

между трудом и капиталом в пользу ка- Минск. 1990. С. 39.

питала. Действительно, чем выше темпы инфляции, тем ниже реальная заработная плата, и тем меньшей частью национального продукта воз­награждается фактор труда по отношению к фактору капитала. Таким образом, при ускорении темпов инфляции доля труда в национальном доходе сокращается.

Чтобы в этом убедиться, представим динамику доли труда а как раз­ность между темпом прироста реальной заработной платы w/P и тем­пом прироста производительности труда q. Тогда при неизменной про­изводительности труда прирост его доли в национальном доходе будет равен приросту реальной заработной платы w/P. Темп прироста реаль­ной заработной платы равен темпу прироста номинальной зарплаты за вычетом темпов инфляции л, т. е. ос = w/P = w — я.

— Инфляция перераспределяет имущество от кредиторов к должни­кам. Долги в условиях инфляции возвращаются подешевевшими день­гами: при неравномерном росте цен невозможно застраховать ссужае­мый капитал, так как невозможно точно рассчитать будущий темп инф­ляции.

— Инфляция нарушает пропорции распределения национального дохода между частным сектором и государством в пользу последнего. Реализуя монопольное право на эмиссию, например, в целях покрытия бюджетного дефицита, государство расширяет денежное предложение, повышая темпы инфляции. Покупательная способность населения сни­жается и оно недопотребляет часть национального продукта. Покупа­тельная способность государства, наоборот, вырастает на перераспре­деленную в его пользу денежную сумму. Таким образом, государство посредством эмиссии облагает население специфическим видом нало­га — инфляционным налогом (/7), ставка которого равна темпам инф­ляции л. Инфляционный налог — это убытки экономических субъектов, держащих свои активы в денежной форме. Базой такого налогообложе­ния являются реальные денежные запасы М/Р, либо денежная база (С R). Рассчитать инфляционный налог, взимаемый с населения, мож­но по формуле:

IT = я (М/Р), или IT = лС i)D, (8)

где IT- инфляционный налог, М/Р — реальные денежные запасы, С — объем наличности, D — объем депозитов, / — номинальная ставка про­цента.

Доход государства от создающей инфляцию эмиссии (сеньораж) и доход от инфляционного налога IT (в виде дополнительного приобрете­ния государством товаров и услуг на сумму эмиссии) совпадают при умеренных темпах инфляции, когда объем желаемых денежных запасов остается неизменным: М/Р = const.

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Существует лаг между начислением и уплатой налога. При высокой инфляции бюджетные поступления государства обесцениваются за пе­риод с момента начисления и до момента их поступления в бюджет. Та­кое воздействие инфляции на фискальную систему называется, как от­мечалось в гл. 22, эффектом Танзи-Оливеры, который наблюдался в 1970-е годы во время гиперинфляции в Латинской Америке, а также в России, когда темпы инфляции достигали в 1992 и 1993 гг. 1353% и 915% соответственно.

— Инфляция перераспределяет национальный доход между получа­телями трансфертных платежей и участниками производства в пользу последних. Факторный доход участников производства, получаемый в денежной форме, растет пропорционально инфляционному повышению цен. Напротив, номинальный доход в виде пенсий, пособий и других трансфертных выплат не привязан к изменению цен (в период между индексациями) и его покупательная способность уменьшается быстрее, чем реальный доход участников производства, который при не слишком высокой инфляции может остаться неизменным.

Рассмотренные перераспределительные эффекты, создаваемые ин­фляцией, воздействуют и на поведение экономических субъектов. При высоких темпах инфляции агенты рынка перестают доверять друг дру­гу, включая государство, что усиливает инфляционные ожидания и эко­номическую нестабильность.

§ 6. Инфляция и безработица: кривая

Филлипса. Теория естественного уровня

Рассматривая модели инфляции спроса и инфляции из­держек, мы увидели, что инфляция спроса в краткосрочном периоде способна временно повысить реальный объем производства, стимулируя предложение труда. Инфляция издержек, наоборот, ведет к падению ре­ального производства и уменьшению спроса на труд. Таким образом, су­ществует тесная связь между уровнем занятости и темпами инфляции.

1 Олбан Филлипс был авст­ралийским инженером. В 1930-х годах он добрался по Трансси­бирской магистрали из Владиво­стока в Лондон, где и окончил Лондонскую школу экономики. (Лэйард Р. Макроэкономика. Курс лекций для российских читате­лей. М., 1994. С. 41)

Обратная зависимость между инфля­цией и безработицей была обнаружена профессором Лондонской школы эконо­мики Олбаном Филлипсом.1 Исследовав статистические данные Великобритании почти за сто лет (с 1861 по 1957 гг.), он пришел к выводу, что темпы роста цен и заработной платы начинали снижать-

Совокупный спрос I

0 Vi U2ип-—. и

Кривая Филлипса в краткосрочном плане

ся, если безработица превышала 5,5%-ный уровень, и наоборот. В 1958 году Филлипс опубликовал результаты наблюдений и рассчитал обратную зависимость между уровнем безработицы и номинальной ставкой заработной платы. Первоначально исходное уравнение Фил­липса выглядело так, как оно представлено в формуле (9):

(и/( — и/м)/и/и= const — Ы1, (9)

где w — номинальная заработная плата в периоды t и t-1, b — параметр, отра­жающий реакцию номинальной заработной платы на изменение уровня безрабо­тицы, U— фактический уровень безработицы, const- константа. Левая часть урав­нения (9) представляет собой темп изменения номинальной заработной платы.

Таким образом, в ее первоначальном виде формула и графическое изображение кривой Филлипса связывали безработицу с изменениями денежной (номинальной) заработной платы. Расчеты Филлипса были подкреплены разработками американского экономиста Р. Липси. Несколь­ко позднее, в 1960 г. П. Самуэльсон и Р. Солоу заменили в модели Фил­липса темп прироста номинальной заработной платы, т. е. левую часть уравнения (9), на показатель инфляции к, известный нам из формулы (1) настоящей главы.

В то время в экономической науке еще не существовало понятия естественного уровня безработицы, а также гипотезы инфляционных ожи­даний, поэтому в формуле (9) они не отражены. Позднее, в 1968 г., когда в работах американских экономистов М. Фридмена и Э. Фелпса были рас­смотрены проблемы инфляционных ожиданий, концепция Филлипса была уточнена. Кроме того, потрясения экономики многих промышленно разви­тых стран в связи с энергетическим кризисом 1973-1975 гг. (резкое повы­шение картелем ОПЕК цен на нефть) побудили исследователей учиты­вать и роль шоков совокупного предложения в современной интерпрета­ции кривой Филлипса.

С учетом вклада различных ученых, о которых говорилось выше, мо­дель Филлипса отражает кривая, представленная на рис. 23.5.

Глава 23

Инфляция и антиинфляционная политика

Кривая Филлипса показывает обратную зависимость инфляции и без­работицы в краткосрочном плане: если при темпах инфляции «■ безрабо­тица находится на уровне Uvто снижение инфляции до уровня л2сопро­вождается ростом безработицы до Ur

Из графика (рис. 23.5) видно, что темп инфляции л, откладываемый по оси ординат, и уровень безработицы U, отмеченный по оси абсцисс, нахо­дятся в обратной зависимости. В краткосрочном плане инфляционный рост цен и заработной платы стимулирует предложение труда и расширение производства. Об этом и шла речь при рассмотрении инфляции спроса.

Необходимо отметить, что наличие обратной зависимости между уров­нем безработицы и темпами инфляции связано со спецификой механизма инфляционных ожиданий экономических агентов. Формирование адаптив­ныхинфляционных ожиданийпроисходит с учетом ее фактического уров­ня в прошлом и зависит от скорости пересмотра этих ожиданий:

71е, = Л» V{K Jf), (10)

где л- фактический темп инфляции, л3— текущие инфляционные ожи­дания, ле1— ожидаемая инфляция в следующем периоде, v- коэффици­ент коррекции ожиданий, изменяющийся в пределах [0; 1]. При очень мед­ленном изменении инфляционных ожиданий текущая инфляция почти не оказывает на них никакого воздействия. Если v= 1, то л8 будут такими же, как текущая инфляция. Прогноз инфляции, при котором ле1= л, называ­ется статическими ожиданиями.Они являются разновидностью (част­ным случаем) адаптивных ожиданий.

Рациональные ожиданияозначают, что экономические агенты в сво­их прогнозах учитывают всю имеющуюся у них информацию о будущих ценах и в среднем не ошибаются в своих расчетах: л31= лэ1 (х), где / = 1,…/7, а х — факторы ценообразования. Механизм рациональных ожида­ний будет рассмотрен далее.

Итак, уравнение кривой Филлипса с учетом инфляционных ожиданий и шоков совокупного предложения записывается как

я;=я.1(u-un) г) (11)

где b — реакция инфляции на изменение фактического уровня безработицы U (вспомним, что ранее мы заменили показатель темпа изменения номинальной за­работной платы в формуле (9) на показатель инфляции к), Un— естественный уровень безработицы, ц — шок совокупного предложения.

Данное уравнение показывает, что темпы инфляции не меняются, если текущая безработица равна Un. Попытки удерживать безработицу ниже естественного уровня приводят к ускорению темпов инфляции, а выше — к замедлению. Поэтому уровень Un, отмеченный на рис. 23.5, на­зывают «не ускоряющий темпа инфляции уровень безработицы» — NAIRU(Non-Accelerating-Inflation Rate of Unemployment) (см. гл.19).

Проводя антиинфляционную политику, необходимо знать «цену» по­беды над инфляцией, т. е. определить, на сколько п

§

«Эволюция не может быть справедливой».

Ф. А. фон Хайек

«Коммунизм умер, потому что пренебрег человеком и попрал его права; если капи­тализм повторит эту ошибку, его ждет та же участь».

Иоанн Павел II

§ 1. Проблема справедливого распределения

в рыночной экономике

Нам уже хорошо известно, что в любой хозяйственной системе общество сталкивается с необходимостью решения трех задач: Что, Как и Для кого производить. В настоящей главе мы обратимся к последней из них. Проблема «Для Кого производить» является пробле­мой распределения произведенных благ. Говоря о социальной полити­кегосударства, мы подразумеваем действия правительства, направ­ленные на распределение и перераспределение доходов различных членов и групп общества. Так можно определить социальную политику в узком смысле слова. В широком смысле социальная политика — это одно из направлений макроэкономического регулирования, призванное обеспечить социальную стабильность общества и создать, насколько это возможно, одинаковые «стартовые условия» для граждан страны. Об этом пойдет речь в последующих параграфах настоящей главы. Вна­чале же мы обратимся к теоретическим микроэкономическим основам социальной политики.

Рыночное распределение доходов на основе конкурентного механиз­ма спроса и предложения на факторы производства приводит к тому, что вознаграждение каждого фактора происходит в соответствии с его предельным продуктом. Этот принцип известен нам из раздела «Микро­экономика» (см. гл. 10). Естественно, указанный механизм не гаранти­рует равенства в распределении доходов, и в реальности в странах с развитой рыночной экономикой наблюдается значительное неравенство в их распределении.

В рамках позитивной экономической теории ответа на вопрос, какое именно распределение доходов справедливо, просто не существует.

Глава 24

оциальная политика государства

Вспомним, что критерий Парето-эффективности не может дать нам тео­ретическую основу решения проблемы справедливости. Мы не раз от­мечали, что одним из проявлений фиаско рынка является невозмож­ность справедливого распределения доходов, поскольку рынок — соци­ально нейтральный механизм. Математически можно определить эф­фективность по Парето (см. гл. 15), но понятие справедливости — это нормативное суждение.1 Вот почему вопрос справедливого распреде­ления доходов не оставляет равнодушными ни политиков, ни простых граждан: здесь затрагивается моральная, этическая проблема.

Принято различать функциональноеи персональноераспределе­ние доходов. Функциональное распределение означает распределение национального дохода между собственниками различных факторов про­изводства (труда, капитала, земли, предпринимательства). В этом слу­чае мы интересуемся, какая доля «национального пирога» приходится на заработную плату, процент, рентные доходы, прибыль. Персональное распределение — это распределение национального дохода между граж­данами страны, независимо от того, владельцами каких факторов про­изводства они являются. В этом случае мы анализируем, какую долю национального дохода (в денежном выражении) получают, например, 10% наиболее бедных и 10% наиболее богатых семей.

Итак, поскольку эффективность по Парето не дает нам никакого кри­терия для ранжирования точек, лежащих на известной нам из гл.15 кри­вой потребительских возможностей (кривой достижимой полезности), мы не можем сказать, что распределение в точке А справедливее, чем в точке В (рис. 24.1).

‘ Под словом «распределе­ние» понимается не только рас­пределение доходов, но и рас­пределение ресурсов. В эконо­мической теории, как нам уже из­вестно, используются такие поня­тия, как аллокативная и дистри­бутивная роль рыночного меха­низма (см. гл. 5, § 10). В этой гла­ве речь пойдет, главным обра­зом, о распределении доходов.

На рисунке изображена кривая достижимой полезности в обществе, состоящем из двух известных нам из гл. 15, § 2 индивидуумов — Ани и Васи. Мы можем утверждать, что, если происходит перемещение из точ­ки К в точку М, то наблюдается улучшение по Парето. Произошло уве­личение полезности и Ани, и Васи. Но перемещение из А в В или на­оборот, т. е. скольжение вдоль кривой до­стижимой полезности, не может ничего нам сказать о более предпочтительном (с точки зрения справедливости) положении каждой из указанных точек.

Что же означает понятие «справедли­вость»? Справедливость, согласно опре­делению известного словаря современ­ной экономической теории Макмиллана -это честность, беспристрастность. Если же рассматривать справедливость в кон­тексте известной нам теории экономики

Полезность Ани

Совокупный спрос I

Полезность Г Васи

§

благосостояния, то справедливым можно было бы считать распределе­ние, соответствующее двум условиям: во-первых, оно должно быть рав­ноправным, т. е. ни один из субъектов общества не предпочитает товар­ный набор другого лица своему собственному товарному набору. Во-вто­рых, оно должно быть эффективным по Парето. Одновременно и рав­ноправное, и эффективное по Парето распределение можно трактовать как справедливое. Вообще социальная справедливость в экономической теории — это проблема приемлемой степени неравенства в распределе­нии доходов. И здесь надо сразу сказать, что единого ответа на этот воп­рос у экономистов-теоретиков не существует. Мы рассмотрим наиболее из­вестные концепции справедливости, или справедливого распределения доходов: эгалитаристскую, утилитаристскую, роулсианскую и рыночную. Эгалитаристская концепциясчитает справедливым уравнитель­ное распределение доходов. Логика рассуждений здесь такова: если требуется разделить определенное количество благ между людьми, оди­наково этого заслуживающими, то справедливым было бы распределе­ние поровну. Проблема заключается в том, что понимать под «одинако­выми заслугами»? Одинаковый трудовой вклад в общественное благо­состояние? Одинаковые стартовые условия в смысле владения соб­ственностью? Одинаковые умственные и физические способности? Еди­ного ответа на этот вопрос мы, очевидно, не получим, потому что опять обращаемся к нравственным суждениям. Но здесь представляется важ­ным подчеркнуть, что эгалитарный подход не столь примитивен, как его иногда представляют в журналистских статьях бойкие авторы: взять и поделить все поровну, как предлагал персонаж знаменитой повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» Шариков. Ведь речь идет именно о равном распределении благ между равным образом заслуживающими этого людьми.

Глава 24

Социальная политика государства

Совокупный спрос I

Утилитаристская концепция1(ее разработал во второй половине XIX века английский экономист и правовед Иеремия Бентам) считает справедливым такое распределение доходов, при котором максимизи­руется общественное благосостояние, представленное суммой инди­видуальных полезностей всех членов общества. Математически это можно выразить в виде формулы, отражающей утилитаристскую фун­кцию общественногоблагосостояния:

л

WK^ ия) = Хи, (1)

где W- функция общественного благосостояния, а и- индивидуаль­ная функция полезности. В нашем условном примере, когда все общество состоит из двух лиц, Ани и Васи, формула примет вид: W(uA, uB) = иА ив

Приведенная формула (1) требует некоторых пояснений.

Во-первых, утилитаристский подход предполагает возможность меж­личностного сравнения индивидуальных функций полезностей различ­ных членов общества. Во-вторых, функции индивидуальной полезности, согласно утилитаристскому подходу, могут быть:

а) одинаковыми у всех людей,

1 Утилитаризм — этическая концепция,построенная на отож­ дествлении добра и пользы.
2 Эта идея для нас не нова. Вспомним индивидуальную кри­ вую безразличия из гл. 5, § 9: по­ требитель остается на одной и той же кривой безразличия, по­ скольку уменьшение предельной полезности одного товара ком­ пенсируется увеличением пре­ дельной полезности другого то­ вара.

б) различными у различных членов общества. В последнем случае
мы подразумеваем различную способность людей извлекать полез­
ность из их дохода (денежного или натурального).
Трудно не согла­
ситься с тем, что для богатого предельная полезность его денежного до­
хода вовсе не такая, как у бедного человека. Поставьте себя на место
миллионера, а затем на место скромного конторского служащего: у кого
будет выше предельная полезность дополнительной денежной едини­
цы дохода? Очевидно, у последнего из названных субъектов. Тогда
предполагается, что уменьшение полезности, например, у Васи, дол­
жно компенсироваться в ходе распределения не точно таким же, а
большим приращением полезности у
Ани. Такой вывод не должен показаться
странным, если, напомним, речь идет о
максимизации суммы индивидуальных
полезностей.2

На рис. 24.2 мы можем дать графи­ческое пояснение этого подхода. Для это­го используем известную нам из гл.15 об­щественную кривую безразличия. Напом­ним, что общественная кривая безразли­чия показывает множество комбинаций полезностей различных членов обще­ства, каждая из которых означает одина-

Совокупный спрос I Полезность Ж Ани

Полезность Васи

б)

§

ковый уровень благосостояния общества. Форма общественной кривой безразличия может иметь различную конфигурацию, а не только ту, кото­рая приводилась в гл. 15. На графике (рис. 24.2) общественная кривая без­различия означает множество сочетаний полезностей, которые могут из­влекать указанные субъекты из своего дохода, представленного в денеж­ной или натуральной форме. Все комбинации, лежащие на обществен­ной кривой безразличия, одинаково удовлетворительны для общества.

Если утилитаристская общественная кривая безразличия имеет ли­нейный вид, причем ее наклон равен -1, как в случае а, то снижение полезности Васи будет компенсироваться точно таким же приращением полезности Ани. Индивидуальные полезности дохода, следовательно, у этих двух членов общества совершенно одинаковы. Если же обществен­ная кривая безразличия выпукла к началу осей координат (вариант б), то мы видим, что уменьшение полезности для Васи должно компенси­роваться более, чем равным, приращением полезности Ани, посколь­ку только таким образом остается неизменной суммарная полезность общества в целом. Это означает, что члены общества имеют не оди­наковую функцию индивидуальной полезности. Таким образом, со­гласно утилитаристскому подходу, общество может считать справед­ливым как равное, так и неравное распределение доходов, в зависи­мости от представлений о характере индивидуальных функций полез­ностей разных членов общества. Нетрудно заметить, что в случае а) утилитаристская концепция совпадает с эгалитаристской: поскольку все люди обладают совершенно одинаковой способностью извлекать пре­дельную полезность из своего дохода, то справедливым будет его урав­нительное распределение.

Роулсианская концепцияоснована на утверждении, что справедли­вым будет считаться такое распределение, которое максимизирует благосостояние наименее обеспеченного члена общества. Для обо-

Глава 24

Социальная политика государства

снования своего подхода Джон Роулс, американский философ, чье имя дало название рассматриваемой концепции, использует специфическую мысленную конструкцию, известную в экономической теории под назва­нием «вуаль неведения»(veil of ignorance). «Вуаль неведения» озна­чает, что при формировании принципов справедливого распределения нужно абстрагироваться от возможных последствий для своего личного благосостояния. Другими словами, если бы была возможность устра­нить все, что является результатом случая или традиции, какое бы об­щество мы бы выбрали, если бы были свободны выбирать все, что угод­но? И если бы мы осуществляли свой выбор во взаимодействии с дру­гими, такими же свободными и равными людьми? Например, принимая решение о правилах справедливого распределения доходов, вы лично должны набросить на себя «вуаль неведения» и не принимать в расчет, кем вы станете в результате принятия таких правил: нефтяным магна­том, кинозвездой, почтальоном, учителем, бомжем и т. д. Что предпо­чел бы в таком случае каждый член общества? Роулс утверждает, что в условиях «вуали неведения» каждый предпочел бы застраховаться от возможного падения в пропасть бедности, и потому одобрил бы такое распределение доходов, при котором общество было бы озабочено мак­симизацией доходов наименее обеспеченных членов общества.

Про бизнес:  Контакты - Департамент экономического развития Владимирской области - AVO.RU

Роулсианская функция общественногоблагосостоянияимеет следующий вид:

W(«v и2 «„) = min{t/ru2 ип) (2),

или для нашего гипотетического общества из двух лиц: W(uA, ив) = тп{ид, ив}

1 Если не углубляться в тон­кости математического анализа, то можно отметить, что в теории игр правило максимина — это правило принятия осторожных решений. Выбор стратегии при решении задачи максимина оз­начает, что игрок решил доволь­ствоваться гарантированным, хотя и не самым большим выиг­рышем. (См. подробнее: Лопат-ников Л. Экономико-математи­ческий словарь. М., 1996. С. 265)

Речь идет о решении задачи «максимина»1, т. е. максимизации бла­госостояния лица с минимальным доходом. Другими словами, подход Дж. Роулса означает, что справедливость распределения дохода зависит только от благосостояния самого бедного индиви­да. Роулсианская общественная кривая безразличия будет иметь следующий вид (рис. 24.3):

Мы видим, что никакое приращение благосостояния одного индивида не ока­зывает влияния на благосостояние дру­гого (сравните с конфигурацией индиви­дуальной кривой безразличия в случае жесткой взаимодополняемости двух то­варов из гл. 5, § 9). Общественное бла-

Полезность А Ани

U Полезность

Васи

Рис. 24.3. Общественная кривая безразличия:

Роулсианский подход

госостояние, по Роулсу, улучшается только в том случае, если повыша­ется благосостояние наименее обеспеченного индивида.

Дж. Роулс критикует утилитаристскую концепцию по нескольким направлениям.

Во-первых, утилитаризм в его первоначальном виде дает простей­шую и наиболее прямую концепцию права и справедливости, т. е. мак­симизацию блага, но не особенно обращает внимание на то, как эта сумма полезностей распределяется между индивидами (каким именно образом выигрыши отдельных индивидов компенсируют и перекрывают потери других).

Во-вторых, полагает Роулс, спорна аналогия между индивидом и об­ществом. Получается, что так же, как индивид может выбирать опти­мальное сочетание между определенными потерями и выигрышами (за­ниматься по сложной учебной программе, чтобы позднее занять высо­кое положение; принять участие в определенных непривлекательных видах деятельности, ведущих к выгоде в будущем), так и общество мо­жет проявлять терпимость к определенным видам потерь (неудобства для отдельных индивидов), если они приведут к росту общего выигры­ша (большее благо для большего количества индивидов).

Но проблема утилитаристского подхода, согласно критическим взглядам Роулса, заключается в том, что он нарушает право отдельных индивидов в рамках общества, т. е. использует одних субъектов как средство для достижения цели других. Характерный пример: существо­вание рабовладельческой системы на юге США перед гражданской вой­ной, вполне возможно, отвечало интересам нации в целом (дешевая рабочая сила, позволяющая развивать текстильную промышленность, что обеспечило США лидирующее положение на мировом рынке). Од­нако трудно себе представить, как это можно было бы совместить с ос-

Глава 24

Социальная политика государства

новами справедливости. Или, например, жертвы, приносимые во имя будущих поколений: существенное понижение уровня жизни или удли­нение рабочего дня, ложащиеся на плечи живущего сегодня поколения, безусловно, ведут к увеличению уровня благосостояния будущего поко­ления (типичный аргумент сталинской пропаганды: жертвуйте сейчас для будущего процветания общества!). Но вряд ли это, по Роулсу, явля­ется справедливым.

На противоречия утилитаризма обратил внимание и Амартия Сен, лауреат Нобелевской премии по экономике (1998 г.). Дело в том, что стремление к мак­симизации полезности индивидуума, сопровождающееся Парето-улучшением, может прийти в противоречие с принципом личной свободы. Это и есть так называемая теорема о невозможности паретианского либерала, выдвинутая А. Сеном. Допустим, есть два субъекта — Сластолюбивый (С) и Пуританин (П). Перед ними стоит выбор — кто из них будет читать книгу непристойного содер­жания (Сен пишет о романе «Любовник леди Чаттерлей»1)? В соответствии с принципами либерализма, каждый принимает свое собственное решение. Тог­да возможны 4 варианта: (1) С. читает книгу, а П. — не читает ее. (2) П. читает книгу, С. — не читает. (3) Оба читают книгу. (4) Оба отказываются от чтения. Ка­залось бы, в соответствии со свободой индивидуального выбора, должен прой­ти вариант (1). Однако, с точки зрения максимизации удовлетворения (принци­па утилитаризма), скорее всего, реализуется случай (2). Объяснение таково: Сластолюбец предпочел бы сам отказаться от чтения, лишь бы с удовольстви­ем понаблюдать, как Пуританин, читая роман, избавляется от своей стыдливос­ти. В свою очередь, Пуританин, с неохотой читая роман, будет удовлетворен тем, что Сластолюбец не сможет потворствовать своим неблагопристойным вку­сам, лишившись чтения этой книги. Произошло улучшение по Парето (увеличе­ние суммарной полезности) в соответствии с утилитаристскими принципами, но нарушена свобода следования своему выбору независимо от желаний и вкусов другого лица.

1 в настоящее время этот ро ман английского писателя Дэви да г Лоуренса (1895-1930) не считается настолько неприлич ным наскольк0 это было во мена его первой публикации в — 1928 г. И все же полный текст романа дошел до читателя лишь 1959 г.
2ХаиекФ. Пагубная самона деянность. м.,1992. с. 130-131

Рыночная концепц

и

я

считает справедливым

распределение дохо­дов, основанное на свободной игре рыночных цен, конкурентном меха­низме спроса и предложения на факторы производства.

Распределе­ние ресурсов и доходов в рыночных условиях производится безличнос-тным процессом. Этот способ никем не придумывался и не создавался. В этом смысле и надо понимать слова Хайека, вынесенные в эпиграф главы: «Эволюция не может быть справедливой». Следовательно, по мысли этого выдающегося представителя

либерализма, «при подавлении диффе-

ренциации, возникающей в результате

везения одних и невезения других, про-
цесс открытия новых возможностей был

бы почти полностью обескровлен»».2

Итак, последняя из рассмотренных

концепций справедливости вновь застав

ляет нас задуматься о том, следует ли

государству вмешиваться в процесс пере-

распределения доходов, если блага в .

свободном рыночном хозяйстве достаются только тем, кто обладает «денежными голосами»? Правительства промышленно развитых стран не стали дожидаться окончания теоретических споров относительно справедливого распределения доходов, тем более, что в дискуссии по вопросам нормативного характера некому вынести суждение, обладаю­щее статусом абсолютной истины. Практика показала, что существова­ние обширных зон нищеты чревато многими отрицательными послед­ствиями для стабильного и устойчивого роста экономики, правопоряд­ка, морального здоровья и т. п. В сущности, это очевидно в рамках здра­вого смысла и политического прагматизма лидеров, не желающих соци­альных потрясений в обществе.

§ 2. Личные и располагаемые доходы.

Проблема измерения неравенства в распределении доходов: кривая Лоренца и коэффициент Джини

Прежде чем обратиться к проблеме измерения неравен­ства в распределении доходов, напомним, что располагаемый доход -это доход экономического субъекта, полученный после выплат транс­фертов со стороны государства и уплаты налогов из своего личного до­хода. Именно располагаемый доход дает более точное представление об уровне жизни населения, нежели личный доход.

Теперь, вспомнив категории личного и располагаемого дохода, мож­но обратиться к конкретным проблемам неравенства в распределении доходов: какова пропасть между богатыми и бедными? И можно ли во­обще измерить неравенство в распределении доходов?

Одним из наиболее известных способов измерения этого неравен­ства является построение кривой Лоренца, названной так по имени американского экономиста и статистика Макса Лоренца. Речь идет при этом о персональном, а не функциональном распределении доходов.

Если мы разделим все население страны на 5 частей (квинти­лей), т. е. по 20%, и совокупные доходы общества также по 20%, то можем увидеть, что линия, исходящая из начала осей координат (бис­сектриса) дает нам представление о равном распределении доходов (см. рис. 24.4).

Кривая Лоренца основана на расчете кумулятивных долей (накол­енных долей), и соответственно, построении кумулятивной кривой. На оси абсцисс мы откладываем первые 20% населения; затем, добавив вторую группу, получаем 40% населения, затем 60% и т. д. На оси орди-

Социальная политика государства

Глава 24

100 80

60 Доля дохода, в процентах

О 20 40 60 80 100

Доля населения, в процентах

Рис. 24.4. Кривая Лоренца

нат мы откладываем кумулятивные значения доходов: первые 20%, за­тем 40%, далее 60% и т. д. Если бы 20% населения получали бы 20% совокупных личных доходов, 40% населения — 40% доходов, и т. д., то мы построили бы как раз биссектрису, называемую линией абсолютно­го равенства. Но в реальности распределение не бывает абсолютно равным. Например, первые 20% населения получают 5% доходов, 40% населения — 15% доходов, 60% населения — 35% доходов, 80% населе­ния — 60% доходов, и, наконец, 100% населения — 100% всех доходов общества. В соответствии с этими значениями мы и строим кривую Ло­ренца, которая отклоняется от линии абсолютного равенства. Кривая Лоренца (на нашем графике кривая OABCDE) будет более вогнутой по отношению к биссектрисе, если распределение доходов отличается большей неравномерностью. На рис. 24.4 мы можем увидеть и линию абсолютного неравенства, идущую под прямым углом (OFE). Сплош­ная линия кривой Лоренца показывает распределение личных доходов (до вычета налогов и без трансфертов). Но после уплаты налогов и по­лучения трансфертов мы можем построить новую кривую Лоренца (пун­ктирная линия), т. е. кривую для располагаемого дохода. Она менее вог­нутая, так как в результате перераспределительных процессов уменьши­лось первоначальное неравенство в уровне доходов. Очевидно, чем больше отклоняется кривая Лоренца от биссектрисы, тем сильнее не­равенство в распределении доходов, и чем активнее социальная поли­тика государства по выравниванию доходов, тем менее вогнута данная кривая. В зависимости от конкретных социальных программ и систем налогообложения в той или иной стране будет зависеть отличие кривых Лоренца, построенной для личных и для располагаемых доходов. Так, в

§

США уменьшение неравенства в распределении располагаемых дохо­дов обусловлено не столько вычетом налогов (американская налоговая система слабопрогрессивна), сколько выплатой трансфертов. Государ­ственные трансфертные платежи в США составляют около 75% дохода группы людей с самыми низкими доходами.

На рис. 24.5 приведены различные кривые Лоренца для России на 1997 г., отражающие распределение доходов от собственности, пред­принимательских доходов, доходов от труда (заработная плата) и т. д.1

Как и отмечалось ранее, больше всего приближается к линии абсо­лютного равенства кривая Лоренца, отражающая распределение дохо­дов с учетом трансфертных выплат, а далее всего от нее находится кри­вая, демонстрирующая распределение доходов от собственности.

Есть и другие способы измерения неравенства в распределении до­ходов: наиболее известный из них — децильный коэффициент:все на­селение разбивается на 10 групп по 10% и сравниваются доходы 10% высшей группы с доходом 10% населения из низшей группы.

1 Белая книга. Экономика и политика России в 1997 году. ИЭППП. М.,1998. С.76

Так, например, в Швеции, если брать доходы низших 10% и высших 10% групп населения до вычета налогов и получения трансфертов, то соотношение будет 1:100, а если взять соотношение располагаемых доходов, то 1:4.

Еще одним показателем, используе-

38*

Глава 24

Социальная политика государства

мым в экономической науке для определения степени дифференциации доходов, является коэффициент Джини (G), или индекс концентрации доходов.Этот коэффициент тесно связан с кривой Лоренца. На рис. 24.4 мы можем его рассчитать как отношение площади фигуры, находя­щейся между линией абсолютного равенства и кривой Лоренца (обозна­чим ее буквой Г), к площади треугольника OFE, образуемого между ли­ниями абсолютного равенства и абсолютного неравенства:

G = TIOFE,

где величина G изменяется в пределах от нуля до единицы, т. е.

О < G< 1

1 From Plan to Market. World Development Report 1996. Published for the World Bank. Oxford Univeisity Press, p.68. Страны со средним уровнем ВНП на душу на­ селения определены в размерах $726-$8955вгод(р.183)
2 Значение коэффициента Джини в России по расчетам Гос­ комстата и независимых исследо­ вателей, как российских,так и за­ рубежных, может различаться. Так, по данным, Международной конференции «Инвестиционный климат и перспективы экономичес­ кого роста в России», прошедшей в Москве в 1999 г., приводятся рас­ четы, согласно которым в целом за период с 1991 по 1998 гг. коэффи­ циент Джини вырос с 0,26 до 0,45.

По данным Отчета Всемирного банка «От плана к рынку», на 1989 г. страны со средним уровнем ВНП на душу населения имели коэффици­ент Джини 0,45, а страны OECD (Организации экономического сотруд­ничества и развития) — 0,35.1 Примечательна динамика коэффициента Джини в России. Так, в СССР в 1991 г. он составлял 0,260, а в 1993 г., по данным Всемирного Банка, после одного года радикальных экономи­ческих преобразований уже 0,496. Очевидно, что переход к рыночному механизму распределения ресурсов и доходов неизбежно сопровожда­ется большей дифференциацией доходов населения, нежели в услови­ях уравнительного распределения в период социалистического хозяй­ства. При этом необходимо сделать оговорку, что расчеты официальных статистических органов могут не учитывать доходы, не декларируемые субъектами теневой экономики и просто граждан, далеких от законопослу-шания. Следовательно, в переходной эко­номике России коэффициент Джини может оказаться величиной еще большей по сравнению с официальными цифрами.2

Анализ динамики децильного коэф­фициента в России демонстрирует те же закономерности: периоды экономических потрясений, высокой инфляции и т. п. со­провождаются усилением разрыва в до­ходах различных групп населения. Так, если в советский период разрыв в дохо­дах наименее обспеченных и наиболее обеспеченных групп населения не пре­вышал, согласно официальным расче­там, 4 раз, то в период перехода к рын­ку децильныи коэффициент резко вы­рос, составляя по разным регионам Рос­сии величину от 6 до 15 раз.

Таблица 24.1

Распределение валовых денежных доходов населения за период 1992-1999 гг.

По квинтильным группам населения (по 20% каждая)

Первая
(с самыми
низкими
доходами)
6,0 5,8 5,3 5,5 6,2 6,2 6,2 6,2
Вторая 11,6 11,1 10,2 10,2 10,7 10,6 10,5 10,6
Третья 17,6 16,7 15,2 15,0 15,2 15,1 14,9 14,9
Четвертая 26,5 24,8 23,0 22,4 21,5 21,4 21,0 21,0
Пятая (с самыми высокими доходами) 38,3 41,6 46,3 49,9 46,7 47,4 47,3 47,3
                 
Децильныи коэффициент 8,0 11,2 15,1 13,5 13,0 13,5 13,4 13,9
Коэффициент
Джини
(индекс
концентрации
доходов)
0,289 0,398 0,409 0,381 0,375 0,375 0,379 0,394

Источник: Обзор экономики России. М., 2001 г., № 1 (31). Рабочий центр эко­номических реформ при правительстве РФ. Табл. 11-24.

Следует обратить внимание на то, что и коэффициент Джини, и децильныи коэффициент могут рассчитываться для различных видов доходов и их субъектов. Можно рассчитывать индексы по величине за­работной платы, по доходу от предпринимательской деятельности, по

Глава 24

Социальная политика государства

величине ВВП (ВНП) на душу населения, по валовому доходу домашне­го хозяйства и др.

Но почему вообще существует неравенство в доходах? Ведь в де­мократических странах принято говорить о равенстве возможностей, ко­торые должны обеспечиваться соответствующими институтами рыноч­ной экономики. Различные экономисты называют множество причин и факторов этого неравенства. Отметим лишь самые важнейшие из них.

Во-первых, от рождения люди наделены различными способностя­ми, как умственными, так и физическими. При прочих равных условиях (эту предпосылку нужно всегда иметь в виду), человек, наделенный ис­ключительной физической силой, имеет больше шансов стать знамени­тым и высокооплачиваемым спортсменом.

Во-вторых, различия во владении собственностью, особенно достав­шейся по наследству. Люди не могут выбирать, в какой семье им ро­диться — потомственных миллионеров или простых рабочих. Следова­тельно, одна из разновидностей потока доходов, т. е. доход от собствен­ности, будет существенно различаться у названных нами субъектов.

В-третьих, различия в образовательном уровне. Сама эта причина во многом зависит от первых двух названных. Ребенок, родившийся в богатой семье, имеет больше шансов получить превосходное образова­ние и, соответственно, профессию, приносящую высокий доход, нежели дитя в бедной многодетной семье.

В-четвертых, даже при равенстве возможностей и одинаковых стар­товых уровнях образования больший доход будут получать лица, кото­рых иногда называют «трудоголиками». Эти люди готовы брать работу на дом, задерживаться по долгу службы на рабочем месте для разре­шения той или иной профессиональной проблемы, игнорировать свое неважное самочувствие, лишь бы добиться высоких результатов в сво­ей работе.

В-пятых, есть такая группа причин, которая связана просто с везе­нием, случаем, неожиданным выигрышем и т. п. В условиях неопреде­ленности, характерной для рыночной экономики, эта группа причин мо­жет объяснить многие случаи неравенства в распределении доходов.

Таким образом, по крайней мере, в силу названных причин равен­ство экономических возможностей соблюдается далеко не всегда. Бед­ные и богатые по-прежнему существуют даже в самых благополучных высокоразвитых странах.

Особенно примечательными являются субъективные оценки граж­дан страны относительно причин бедности и богатства. Так, согласно опросу 11585 респондентов, проведенному «Интерфакс-АИФ» в Москве в ноябре 1997 г., эти причины выглядят следующим образом (табл. 24.2):

Таблица 24.2

Каковы причины бедности и богатства, помнению россиян?

Бедность % Богатство %
Экономическая система Связи
Лень и пьянство Экономическая система
Неравные возможности Мошенничество
Дискриминация Благоприятные  
    возможности
Бездеятельность Талант
Отсутствие таланта Удача
Неудача Упорная работа

Источник: Колодко Г. От шока к терапии. Политическая экономия постсоци­алистических преобразований. М., 2000. С. 205.

Результаты опроса показывают, что 82% опрошенных вину за свое обнищание возлагают на сложившуюся экономическую систему, а неуда­ча и отсутствие таланта как причина бедности стоят на последнем мес­те в приведенном ряду. Одновременно устойчивым является мнение, отраженное еще в старинной поговорке «От трудов праведных не нажи­вешь палат каменных» — связи и мошенничество как источники богат­ства называются соответственно 88% и 76% опрошенных. И в этом слу­чае так же, как и причиной бедности, более, чем две трети опрошенных причиной богатства считают экономическую систему. Таким образом, логично предположить, что именно последняя, по мнению россиян, по­зволяет при помощи связей и мошенничества достичь высокого матери­ального благополучия. Приведенные данные показывают, что современ­ное российское общество во многом еще далеко от тех взаимоотноше­ний власти и общества, которые принято называть «социальным кон­трактом». Другими словами, отчуждение населения от правящей элиты и социальное расслоение остаются злободневными проблемами рос­сийской экономики и в начале XXI века.

Но что такое бедность? Как определить ее уровень?

Экономисты-теоретики, статистические службы правительства, профсоюзы занимаются исчислением уровня бедности. От этого будут зависеть масштабы и направления перераспределения доходов, пост­роение налоговых систем, систем пенсионного обеспечения и т. п.

Глава 24

Социальная политика государства

Однако бедность — понятие относительное. Русская поговорка «У кого щи жидковаты, а у кого жемчуг мелковат» хорошо отражает эту про­блему. Действительно, что для одной семьи — роскошь, то для другой -предмет первой необходимости. По мнению известных американских экономистов П. Самуэльсона и В. Нодхауса, уровень бедности можно определить так: бедность — этоуровень дохода, достаточный длятого, чтобы поддерживать прожиточныйминимум. Бедные семьи обычно тратят 1/3 своего дохода на продукты питания. Увеличив эту ве­личину в 3 раза, можно получить доход, необходимый для существова­ния на уровне прожиточного минимума.1 Обратим внимание на то, что прожиточный минимум — это не физиологический минимум, который можно определить как уровень дохода, необходимый для физического выживания. Прожиточный минимум, или черта бедности, говорит нам не о границе выживания, а о некоем минимальном уровне стандарта жиз­ни. Разумеется, этот стандарт будет различным у разных стран и наро­дов, и у одной и той же страны, но на разных исторических этапах ее развития.

В России вплоть до конца 1998 г. порог бедности определяли по схеме, ус­тановленной еще в начале рыночных реформ в 1992-1993 гг. Тогда это дела­лось так: бралась стоимость минимального набора продуктов и умножалась на коэффициент 1,46. При этом исходили из того, что бедная семья в России тра­тит на питание в среднем 68,3% семейного бюджета; умножив стоимость этого продовольственного набора на коэффициент 1,46, получали стоимость прожи­точного минимума. Но эта методика все чаще и чаще подвергалась критике, что вполне заслуженно. Ведь многие бедные семьи по полгода и более не платят за квартиру, не в состоянии приобрести самые необходимые предметы одежды и обуви и т. п.

По новой методике, прожиточный минимум рассчитывается на основе ре­альной потребительской корзины. В нее входит не только минимум продоволь­ственных товаров, но и набор промышленных товаров, некоторые товары дли­тельного пользования и необходимые услуги.

Официальный прожиточный минимум (черта бедности), по данным Госком­стата РФ, в четвертом квартале 2001 г. составил 1574 р. в среднем по России. Но это именно средняя цифра, не отражающая региональных, областных и ме­стных различий в уровне прожиточного минимума. Так, по данным московских профсоюзов, прожиточный минимум москвичей приближался в тот же период к 4000 тыс. руб. Ниже официальной черты бедности, согласно данным Госкомста­та, в указанный период проживало 39,4 млн. россиян, или 27,2% населения Рос­сии. Если же за критерий бедности принять уровень, соответствующий методи­ке расчетов Всемирного Банка (доход не выше 100 долл. в месяц на человека), то картина будет еще более удручающей. При таком понимании за чертой бед­ности в России живет более половины населения страны.

Итак, если общество признает спра­
ведливым поддержку наименее обеспе-

ченных слоев населения, то конкретной

1 Самуэльсон П., Нордхаус В. экономика. 15 издание, м.,1997. с. 403.

реализацией социальных программ зани-

мается правительство страны.

§ 3. Государственная политика

перераспределения доходов. Дилемма эффективности и справедливости

После Великой Депрессии общество стран Запада на практике убедилось, что стихийный рыночный механизм может привес­ти к сильнейшим спадам, хронической безработице и огромным зонам нищеты. Поэтому, хотя теоретические споры о допустимых размерах дифференциации доходов и социальной справедливости ничуть не были завершены, начались вводиться практические мероприятия, на­правленные на предотвращение и смягчение социальных последствий кризисов. С конца 40-х — начала 50-х гг. XX века официальной доктри­ной правительств многих стран становится концепция «государстваблагосостояния»(Welfare state), которая провозгласила необходимость широких мер социальной защиты для бедных. Но можно сказать, что политика социальной поддержки начала проводиться в странах Запада значительно раньше мероприятий «Welfare State», еще с конца XIX -начала XX века (см. таблицу 24.1): социальные реформы Бисмарка в Германии, Дизраэли в Великобритании, «Новый курс» Рузвельта в США. Государство провозглашалось ответственным за поддержание мини­мального жизненного стандарта граждан страны.

Таблица 24.1

Годы принятия законов в области социальногострахования (XIX — начало XX вв.):

  по болезни по безработице по старости
Германия
Англия
США

Программы «государства благосостояния» включают в себя как про­граммы социального страхования, относящиеся ко всем слоям населе­ния, так и систему мероприятий для поддержки доходов наименее обес­печенных семей: страхование по старости, от болезней, пособия по без­работице; дополнительные программы государственной помощи для не­полных семей с детьми, слепых, нетрудоспособных и т. п., включающие продовольственные талоны, обеспечение жильем, другие социальные услуги.

Особая роль в программах «государства благосостояния» отводит-

Глава 24

Социальная политика государства

Совокупный спрос IСовокупный спрос I ся трансфертам. Трансферт— это безвозмездная передача части дохо­да или имущества индивида или организации в распоряжение других лиц. Следует отметить, что при помощи трансфертов могут перерасп­ределяться не только денежные доходы, но и экономические возможно­сти. Например, бедные семьи в результате получают больше возможно­стей для того, чтобы дать хорошее образование своим детям, однако не будем забывать, что происходит это за счет налогообложения лиц с бо­лее высокими доходами, чьи экономические возможности также претер­певают изменения.

Функционирование системы «государства благосостояния» в после­военные годы столкнулось, во-первых, с растущей социальной нагруз­кой на государственный бюджет и, следовательно, его растущим дефи­цитом, и, во-вторых, проблемой стимулов поиска работы бедными граж­данами. Дело в том, что развитая система социальной помощи в стра­нах с рыночной экономикой все чаще делала невыгодным для малоиму­щих граждан поиск работы. Продовольственные талоны, пособия для матерей с детьми и т. п. составляли такую величину, что оказывалось невыгодным искать работу: получаемый в таком случае заработок ока­зывался ненамного выше, а то и ниже суммарных социальных выплат, получаемых прежде. В связи с этим многие экономисты предложили ввести систему негативного (отрицательного) подоходного налога (НПН), которая заменила бы собой многочисленные денежные и нату­ральные выплаты единой системой денежной поддержки бедных семей.

Идея НПН (см. табл. 24.2) состоит в следующем: платить гаранти­рованный минимум тем, чей доход равен нулю. Но, если человек нашел работу, и его доход начинает расти, то НПН будет сокращаться с опре­деленным коэффициентом. Например, коэффициент равен 50%. Тогда, при получении заработка мы должны уменьшить его на 50% и данную величину вычесть из гарантированного дохода. Так, если гарантирован­ный доход составляет 8000 долл., то при заработке 4000 долл. мы дол­жны уменьшить его на 50% (4000 х 0,5) и эти 2000 долл. вычесть из 8000 долл. Полученный общий доход составит 4000 (8000 — 2000) = 10000 долл.

Таблица 24.2 Заработоки негативный подоходный налог (НПН)

Заработок НПН Общий заработок (заработок НПН)
-2000

Как видно из таблицы, негативный подоходный налог уменьшается с ростом заработка. После того, как заработок превысит 16000 долл., не­гативный подоходный налог уступает место обычному, т. е. положительно­му подоходному налогу. Проблема заключается в том, как сохранить сти­мулы к труду при данной системе социальной поддержки. Если коэффици­ент снижения пособия будет слишком высоким, то бедному гражданину будет выгоднее получать гарантированный минимум и не искать работу. В целом же семьи будут по-разному реагировать на отрицательный по­доходный налог в зависимости от того, каков будет сам гарантирован­ный минимум, величина заработка и коэффициент снижения пособия, выступающий как отрицательная предельная налоговая ставка.

В связи с программой перераспределения доходов экономисты рас­сматривают так называемую дилемму эффективности и справедли­вости.Суть ее заключается в том, что стремление к большему равен­ству может обернуться для общества потерями в экономической эф­фективности. Ведь растущее финансирование социальных программ требует повышения налогов и их перераспределения. Так, если в виде налога часть дохода Иванова перейдет в виде пособия Петро­ву, то это снизит стимулы к труду у обоих. Иванов вправе спросить: «Зачем много работать, если значительную долю заработанного при­дется отдать в виде налога?». А Петров будет рассуждать по-своему: «Зачем много работать, если и так получаю пособие?»

Таким образом, существует опасность того, что экономические сти­мулы будут подорваны, производственная деятельность сократится и уменьшится объем распределяемого «национального пирога». Следова­тельно, сам способ распределения общественного богатства влияет на размер создаваемого совокупного продукта. Кроме того, существуют по­тери в ходе процесса перераспределения доходов. Американский эконо­мист А. Оукен, известный нам из гл. 19, назвал эту проблему «дырявым

Глава 24

Социальная политика государства

ведром»социальной помощи.Утечки связаны с дорогостоящей, зачас­тую неповоротливой, бюрократической системой управленческого аппара­та. Следовательно, часть пособий уходит в карманы высокооплачиваемых администраторов, консультантов и сотрудников различных налоговых и со­циальных служб. По подсчетам Оукена, утечка из «дырявого ведра» тако­ва: из 350 долларов, взятых у состоятельных граждан, 250 долларов теряются в процессе передачи бедным. Некоторые исследователи по­лагают, что эта цифра завышена, но даже если уменьшить ее наполо­вину, все равно она говорит об очень большой плате за равенство.

Еще одна проблема, связанная с дилеммой эффективности и спра­ведливости, заключается в парадоксальном явлении, подмеченном мно­гими экономистами: количество людей, относимых к категории бедных, может возрасти в результате усилий по борьбе с бедностью. Дело в том, что перераспределение доходов вообще и трансферты, в частности, меняют экономическое поведение людей. Государство в силах изменить правила игры, вводя новую систему налогообложения. Но кто может с уверенностью сказать, что в результате этих изменений действительно перераспределяемый национальный доход потечет от богатых к наибо­лее бедным?

Например, если государство повышает предельную ставку налога, люди начинают вести себя так, чтобы законно или незаконно уклонить­ся от уплаты налогов. И в результате государство может и вовсе не со­брать нужных сумм для социальных программ. Сплошь и рядом мы ви­дим, что целью трансферта является сам трансферт! Это происхо­дит потому, что люди часто стараются так изменить свое поведение, чтобы получить именно социальный трансферт, а не так, чтобы повы­шать свои стимулы к труду при помощи государственной поддержки.

Особые трудности возникают и при определении того, кто именно имеет право на государственную помощь. Так, в России в начале эконо­мических реформ (1993 г.) государство обещало выделять субсидии только тем животноводческим фермам, которые занимаются племенным разведением скота. Не прошло и года, как многие хозяйства объявили себя племенными. Экономисты, настороженно относящиеся к перерас­пределительным программам, в полемическом запале утверждают, что, как только будут объявлены широкие льготы беременным, например, при покупке товаров длительного пользования, так множество женщин тотчас принесут справки о своей беременности. И опять мы увидим, что целью трансферта является сам трансферт. А ведь государство, предо­ставляя социальную помощь, надеялось, что производители и потреби­тели изменят свое поведение так, чтобы повысились стимулы к труду и инвестициям.

Американские экономисты подчеркивают и то негативное явление, которое связано в США с программой помощи, неполным семьям с деть­ми. Нередко это способствует распаду семей (так как программа, в сущ-

ности, поощряет уход из семьи безработных отцов). Указанная програм­ма предоставляет помощь и внебрачным детям. Конечно, это гуманно, но многие исследователи считают, что такая система ведет к упадку нравственности и подрыву института семьи.

Многие ученые, анализируя программы помощи неполноценным се­мьям с детьми, выдвинули гипотезу «культуры бедности» (culture of poverty hypothesis), согласно которой нищета становится образом жизни и передается из поколения в поколение.

Таким образом, как слишком глубокое неравенство подрывает ста­бильность общества, так и нивелировка доходов подрывает эффектив­ность, а также стимулы к труду и предпринимательству. За большее ра­венство нередко приходится платить снижением эффективности. Самое сложное в осуществлении социальной политики государства заключает­ся в нахождении приемлемой «социальной цены», или платы, за более равномерное распределение доходов.

Основные понятия:

social policy
functional and personal income distribution
equity (fairness)
utilitarian social welfare function
Rawlsian social welfare function
veil of ignorance impossibility of paretian liberal
Lorenz curve Gini coefficient decile coefficient minimum-subsistence
income level welfare state transfer payments negative income tax Okun’s «leaky bucket» efficiency and equity dilemma

Социальная политика

Функциональное и персональное распределение доходов

Справедливость

Утилитаристская функция

общественного благосостояния

Роулсианская функция

общественного благосостояния

«Вуаль неведения»

Теорема о невозможности паретианского либерала

Кривая Лоренца

Коэффициент Джини

Децильный коэффициент

Прожиточный минимум

Государство благосостояния

Трансферты

Негативный подоходный налог

«Дырявое ведро» Оукена

Дилемма эффективности и справедливости

Глава 25

Экономический рост

§

«Совершенно очевидно, что экономический рост пред­ставляет собой чрезвычайно сложное явление. Удовлетво­рительная теория экономи­ческого роста должна прини­мать в расчет природные ре­сурсы, политические инсти­туты, законодательство, а также множество психологи­ческих и социальных факторов. Разработка всеохватывающей теории представляется почти невыполнимой задачей».

Бен Б. Селигмен

Одной из важнейших долгосрочных целей экономичес­кой политики правительства любой страны является стимулирование экономического роста, поддержание его темпов на стабильном и опти­мальном уровне. Необходимо иметь четкое представление о том, что та­кое экономический рост, какие факторы его стимулируют, а какие, наобо­рот, сдерживают. В экономической теории разрабатываются динамичес­кие модели экономического роста, которые помогают исследовать усло­вия достижения оптимального (равновесного) темпа экономического ро­ста для каждой конкретной страны и вырабатывать эффективную дол­госрочную экономическую политику.

Вывод известного историка экономической мысли Б. Селигмена, приведенный в эпиграфе, подразумевает, что видные экономисты, авто­ры теорий экономического роста, конечно же, не претендовали на со­здание всеобъемлющей и универсальной теории, не пытались объять необъятное. Поэтому каждая теория или модель имеет определенные допущения или абстракции, которые позволяют выделить и изучить наи­более существенные факторы экономического роста.

§ 1. Определение и измерение

экономического роста

Если экономика какой-либо страны в состоянии воспро­извести больше совокупного продукта, чем его было произведено в пре­дыдущий период времени, то в таком случае принято говорить о расши-

ренном воспроизводстве. Именно динамика расширенного воспроизвод­ства характеризует экономический рост.

Но что такое экономический рост? Как можно его измерить? Каковы факторы, воздействующие на экономический рост?

Наиболее простое определение и исчисление экономического роста связано с важнейшим показателем национальных счетов — ВВП (или ВНП) в реальном, т. е. очищенном от инфляции, выражении.

Экономический рост — этоскоростьизменения объема реально­го ВВП (или ВНП) за определенный период времени.

Темпы экономического роставычисляются в темпах прироста ре­ального ВВП или ВНП в процентном выражении и обычно подсчитыва-ются за год. Однако, в зависимости от характера исследования, этот по­казатель можно рассчитать за месяц, квартал, десятилетие, т.е. за ка­кой угодно целесообразный период времени.

Под темпами прироста ВВП понимается отношение разницы между реальным ВВП в рассматриваемом и в предыдущем периодах к реаль­ному ВВП в предыдущем периоде:

У — Yt1А У,

У =—————— ‘1-Ю0%= ■ 100% , (1)

У У

где У( — объем реального ВВП в рассматриваемом периоде, а Ум объем реального ВВП в предыдущем периоде.

Экономический рост является динамическим совокупным показате­лем и характеризует состояние экономики страны в целом во времен­ном аспекте. Подобный показатель можно рассчитать и для отдельных секторов экономики, отрасли, предприятия. Однако в макроэкономичес­ком анализе мы рассматриваем изменение объема производства в мас­штабах всей страны.

Показатель экономического роста далеко не всегда бывает величи­ной положительной. В статистических справочниках можно увидеть ну­левые темпы экономического роста и даже отрицательные. Так, на про­тяжении всей первой половины 1990-х гг. в России наблюдался эконо­мический спад, т. е. темпы роста были отрицательными. Однако темпы падения ВВП сокращались, и в 1996 г. спад сменился нулевым ростом. В 1998 г. темпы экономического роста вновь стали отрицательными, показав спад ВВП на 4,9%. В 1999 г. экономический рост приобрел по­ложительный характер и составил 4,5%, а в 2000 г. — уже 8,3%. В 2001 г. ВВП в России вырос на 5,7%.

Конечно же, показатель реального ВВП не может идеально точно измерять темпы экономического роста и определять состояние экономи­ки. Представим себе, что население страны растет быстрее, чем увели­чивается реальный ВВП. Можно ли считать, что в подобной ситуации

Глава 25

Экономический рост

наблюдается положительный экономический рост? Для более точного оп­ределения состояния экономики, особенно для межстрановых сопоставле­ний, рассчитывается динамика реального ВВП на душу населения.

На практике используют многообразные и более сложные способы вычисления экономического роста, чем приведенная выше формула (1). Например, Всемирным банком применяется метод наименьших квадра­тов и метод экспоненциального сглаживания.1

§ 2. Факторы и типы экономического роста.

Производственная функция и экономический рост

Что же лежит в основе экономического роста, почему в различные периоды времени объем производства изменяется разными темпами? Для ответа на этот вопрос проведем структурный и качествен­ный анализ экономического роста.

Весь созданный в экономике продукт появляется в результате оп­ределенного взаимодействия производственных факторов — труда (/.), капитала (К), земельных и других природных ресурсов (Л/). Это абсолют­ные факторы экономического роста, представленные в самом общем, т. е. в высокоагрегированном виде. Их воздействие на объем совокуп­ного продукта описывается с помощью уже известной из микроэкономи­ки простейшей производственной функции:

Y = f(L, К, N) (2)

Производственная функция (2) характеризует только количествен­ное воздействие одного или всех факторов производства на объем со­вокупного выпуска, не затрагивая их качественных характеристик.

Рост объема производства, происходящий за счет расширенного использования капитала, труда и природных ресурсов, называется экстенсивным экономическим ростом и носит весьма ограничен­ный характер. Предел экстенсивного экономического роста определя­ется физическим запасом всех доступных для использования ресур­сов, имеющихся в экономике любой страны, либо в мировой эконо­мике. Итак, мы познакомились с основами количественного, или струк­турного подхода к анализу экономического роста.

1 Государство в меняющемся мире. Отчет о мировом развитии, Всемирный банк. 1997 г. С.300.

Теперь перейдем к основам каче­ственного анализа, в котором рассматри-

вается, как изменение качества факторов

производства воздействует на темпы

экономического роста. Для этого использу-

608
ются относительные показатели, характеризующие качество факторов производства, а, следовательно, и качество экономического роста: про­изводительностьтруда Y7L, производительность капитала Y/K1и производительность земельных (природных) ресурсов Y/N. Рост ВВП, возникающий только за счет улучшения качества факторов произ­водства, т. е. за счет увеличения их производительности, но используе­мых в том же или даже в меньшем количестве, называется интенсив­ным экономическим ростом.

Таким образом, интенсивный экономический рост носит качествен­ный характер и в условиях ограниченности ресурсов является более эффективным, чем экономический рост экстенсивного типа.

Однако для исследователя, занимающегося анализом оптимизации экономических процессов, не менее важны предельные величины в изу­чении воздействия факторов экономического роста на темпы прироста ВВП. Предельная производительностьтруда AY/AL=MPL, предель­ная производительность капитала AY/AK=MPKи предельная произ­водительность природных ресурсов AY/AN=MPNэто еще одна груп­па относительных показателей, с помощью которых определяется вклад каждой дополнительной единицы ресурса в совокупный продукт. Чем больше предельная производительность ресурса, тем лучше его каче­ство, тем больший вклад в объем совокупного производства способен внести данный ресурс при постоянных масштабах его использования. И если формула (1) описывала экстенсивный экономический рост, то ин­тенсивный экономический рост можно описать следующим образом:

У = ДУ/AL ■ L AY/AK ■ К AY/ AN ■ N (3)

Очень важным внешним фактором, стимулирующим экономический рост, является технический прогресс, который, собственно, и реализу­ется в экономическом росте интенсивного типа. Влияние технического прогресса на экономический рост происходит опосредованно, через из­менение количественных и качественных производственных факторов экономического роста. Внедрение более совершенных технологий дает возможность использовать меньший объем труда, капитала и природ­ных ресурсов при положительных темпах экономического роста. Причи­ной этого становится, прежде всего, повышение производительности ресурсов, улучшение их качества.

1 Y/K Также называется капиталоотдачей. Обратный ему показательK/Y означает капитало емкость

Таким образом, интенсивный экономический рост, выражающийся в

расширении фактического и потенциаль­

ного ВВП за счет повышения производи­

тельности факторов, достигается в ре-

зультате технического прогресса.

Итак, мы рассмотрели категории аб-

относительных факторов эко

Глава 25

Экономический рост

Инвестицией!- > ные товары

I

номического роста. Они представляют собой группу теоретически обоб­щенных, т. е. агрегированных факторов производства, или факторов, оказывающих производительные услуги.

Экономисты, стремясь более точно установить воздействие факто­ров производства на динамику национального продукта, по-разному де­загрегируют1 категории труд, капитал и земля. От того, каким образом дезагрегирован фактор производства, зависит удельный вес его состав­ляющих в воздействии на экономический рост. Исследования ученых подтверждают, что наибольшее влияние на ход экономического роста оказывает технический прогресс, включая связанные с ним прогресс производственных и организационно-управленческих знаний.

Подтверждением тому служат знаменитые эмпирические исследова­ния, представленные в фундаментальных трудах американского учено­го Эдварда Ф. Денисона. Среди них можно выделить работу «Исследо­вание различий в темпах экономического роста» (1967 г.), в которой фактор технического прогресса дезагрегирован на 14 составляющих, а также работу «Тенденции экономического роста в США» (1985 г.). Дени-сон установил, что наилучшим стимулом интенсивного экономического роста является увеличение производительности факторов в результате технического прогресса, прежде всего труда. Автор рассчитал, что за пе­риод с 1950 по 1962 гг. доля производительности факторов в общем объеме национального дохода (НД) составила в США 42%, в Англии -53%, в ФРГ — 62%, в Италии — 72%, а во Франции — 74%.2 Рост выпуска продукции на единицу затрат (т. е. повышение производительности), происходил благодаря прогрессу знаний, сокращению разрыва между передовой и средней технологией, эффективности распределения ре­сурсов, а также в результате экономии от масштаба. Следует отметить, что повышение уровня образования работников Э. Денисон относит к факторам технического прогресса, сделавшим наиболее весомый вклад в процесс экономического роста. Таким образом, расчеты Э. Денисона вплотную подводят к идее о человеческом капитале как важнейшем факторе роста.

Подробнее о проблемах дезагрегирования фактора технического прогресса и его вкладе в экономический рост речь пойдет в § 5, после рассмотрения динамических моделей экономического роста.

1)Дезагрегировать — значит-разукрупнить, разбить фактор на более мелкие элементы
2) Денисон Э. Исследование различий в темпах экономическо роста м 1971 г См таблицы21-2, 21-10, 21-12, 21-18, 21-20.

Графическое изображение экономического роста и воздействия на него технического прогресса можно продемонстрировать с помощью

кр

и

во

й

(гран

и

цы) производ

с

твенных воз

м

ожнос

т

ей

(СМ.гл.3).Она строится на основе простои производственной функции

У = f(L, К, N) и отражает уровень потен-

О С Ci Потребительские

товары

Рис. 25.1. Производственная функция

циального ВВП страны, или совокупное предложение в долгосрочном периоде. Именно технический прогресс расширяет производственные возможности экономики, увеличивая потенциальный ВВП. На рис. 25.1 рост потенциального ВВП, рассматривающийся в долгосрочном плане, показан сдвигом кривой производственных возможностей вправо.

Правостороннее смещение производственной функции от F к F1по­казывает расширение производственных возможностей экономики стра­ны, т. е. границ потенциального ВВП, что говорит о наличии экономи­ческого роста. В результате одновременно увеличивается и количество инвестиционных товаров (/ -> /г) , и потребительских товаров (С -» С7) при любых альтернативных издержках.

Еще одна группа факторов, лежащих в основе самого механизма экономического роста, — это макроэкономические показатели, входящие в состав совокупного спроса (известные нам из предшествующих глав С, /, G, NX), а также их неценовые факторы. На абстрактном теорети­ческом уровне можно представить, что в ориентированной на платеже­способный спрос, т. е. в рыночной экономике, взаимодействие указан­ных выше факторов роста в условиях полной занятости происходит по следующему сценарию.

Изменения в составе и объеме совокупного спроса являются сигна­лом для изменения в структуре и объеме совокупного предложения. Однако это реализуется через инвестиционные возможности бизнеса, а также инвестиционную и научно-техническую политику правительства, влияющую на скорость и механизм распространения по всей экономике новых производственных и управленческих технологий. В результате из­меняются масштабы и структура совокупного предложения, расширяет­ся потенциальный ВВП, в чем и воплощается экономический рост.

Мы рассмотрели работу внутренних (эндогенных) факторов эконо­мического роста. Однако в весьма долгосрочном плане внешним (экзо­генным) фактором интенсивного роста, прежде всего, является развитие

Глава 25

Экономический рост

Совокупный спрос IСовокупный спрос I научно-технического прогресса (НТП), результаты которого можно рас­сматривать в качестве инновационной базы технологического развития любой страны.

Хотя НТП выступает внешним фактором экономического роста, было бы неправомерно рассматривать его в отрыве от экономической системы. Ведь материализуется технический прогресс в недрах эконо­мики, где в значительной мере и определяется скорость и степень реа­лизации НТП. Так, большое влияние на внедрение результатов НТП ока­зывает объем инвестиций в стране и инвестиционная политика прави­тельства. Улучшение уровня образования, расходы на научные иссле­дования и разработки, повышение квалификации — это инвестиции в человеческий капитал, т. е. в нематериализованный, невоплощенный технический прогресс. Данный тип технического прогресса не ощутим материально, так как относится к области знаний. Действительно, как можно потрогать «ноу-хау», умение, опыт? Однако, результаты немате-риализованного технического прогресса, выступающего в виде иннова­ций, улучшения управления и организации производства или углубления знаний, вполне материальны, ведь в итоге увеличивается объем выпус­ка предприятия, отрасли, экономики в целом.

Другой тип технического прогресса тесно связан с инвестированием в основной капитал. Улучшение структуры и качества основного капита­ла благодаря инвестициям во внедрение и распространение новых на­учных знаний (прежде всего, новых технологий), составляет понятие воплощенного1, т. е. материализованного технического прогресса. Таким образом, материализованный технический прогресс является важным фактором интенсивного экономического роста.

Проблемами экономического роста в поиске оптимальных средств его стимулирования занимаются экономисты различных школ. Рассмот­рим основные теоретические модели экономического роста.

§ 3. Неокейнсианские модели

экономического роста

1 Имеется в виду технический прогресс. воплощенный в более совершенной технике, конструкциях новых материалах и т. д., т. е. в улучшении качества капитала.

В неокейнсианских моделях экономический рост исследуется с помощью инструментов и методов анализа кейнсианской школы, примененных к динамическим процессам. Напомним, что под динамическим равновесием понимается равенство темпов прироста совокупного спроса и совокупного предложения. Поэтому модели,исследующие достижение и характер такого равенства, называются динамическими.

Необходимо отличать лаги (см. гл. 17) от понятий кратко- и долго­срочного периода. В динамических моделях, в отличие от статических, критерием краткосрочности или долгосрочности периода является изме­нение технологии производства. Краткосрочный динамический период арактеризуется неизменностью технологии, которая может сохранять­ся в предыдущем, текущем и будущем периодах (г,, t и г,) при варьиру­ющих темпах реального ВВП. Соответственно, в долгосрочном динами-^ском плане меняется сам технологический уровень производства.1

§

Модель динамического равновесия американского эконо­миста Евсея Домара, разработанная им в конце 1940-х гг.,2 основана на производственной функции, факторы которой не являются взаимозаме­няемыми. Каковы предпосылки данной модели? Во-первых, изменения проса и предложения рассматриваются только на реальном рынке, на-одящемся в состоянии равновесия. Во-вторых, избыток предложения труда и постоянство относительных затрат факторов производства по­зволяют расширять производство без изменения цен. В-третьих, при не­изменной технологии (т. е. в краткосрочном динамическом плане) при­рост инвестиций рассматривается в качестве единственного фак­тора роста совокупного спроса и совокупного предложения, а пре­дельная производительность ресурсов, прежде всего капитала, — вели­чина постоянная.

Итак, равновесным, или сбалансированным будет такой экономический ост, когда соблюдается равенство

AAD = AAS,

1 В неокейнсианских моделях экономического роста предпо­ сылки и методы кейнсианского анализа экономики в краткосроч­ ном плане используются в более широких временных рамках. Это оправдано тем, что для динами­ ческих моделей неизменность технологии растущего производ­ ства является признаком крат­ косрочного периода.
2 Любопытно заметить, что американский экономист Евсей Домар был выходцем из России.
3 При небольшой разнице в долгосрочном плане предельную склонность к сбережению (MPS) условно можно приравнять к ве­ личине средней нормы сбереже­ ний APS, или s.

Исследуем последовательно левую и правую части уравнения (4). В модели Домара совокупный спрос в текущем пе­риоде (f) изменяется по кейнсианскому сценарию, т. е. происходит его прирост в результате мультипликационного эффек­та3 от увеличения инвестиций в том же периоде:

AADt= A/,- k =Mt/MPS =M/s (5)

Обратимся к правой части уравнения (4). Увеличение совокупного предложе­ния в текущем периоде происходит за счет прироста капитала. Инвестиции

Глава 25

Экономический рост

предшествующего периода приведут к росту в последующем периоде величины К: lt1= Kt— Км = AKt. Таким образом, помня о том, что капи­тал обладает производительностью, можно записать равенство:

AASt = о АК, = a /,_,, (6)

где a — предельная производительность капитала (АУ/АК).

Динамическое равновесие в экономике наступает в том случае, когда совокупный спрос и совокупное предложение изменяются одина­ковыми темпами. Преобразовав равенство (4) с учетом равенств (5) и (6), Домар получил условие, при котором достигается динамическое равновесие:

ЦЛ„«о-8 (7)

Например, если норма сбережения s равна 20%, или 0,2, а предель­ная производительность капитала а равна 0,3, то равновесный темп эко­номического роста будет достигнут при увеличении инвестиций на 6% в год (0,2 х 0,3 = 0,06).

1 Первым понятие гарантированного темпа роста ввел английский экономист Р. Харрод Е.Домар проводил свои исследования позже и пришел к модели гарантированного темпа роста независимо от Харрода.

Однако для того, чтобы динамическое равновесие сохранялось и в

дальнейшем, необходимо соблюдать условие, получившее в экономи­

ческой литературе название

«парадокс Домара».

Парадокс заключает­

ся в том, что при постоянном росте производственного капитала отста­

ющее или недостаточное инвестирование приводит к перепроизводству

продукции, а не к дефициту, как могло бы показаться на первый взгляд.

Это объясняется закономерностью изменения совокупного спроса, кото­

рая нами была рассмотрена выше. Если рост инвестиций отстает от

роста капитала, то относительное сокращение инвестиций в первую оче­

редь происходит в составе совокупного спроса, что и вызовет отстава­

ние темпов совокупного спроса от темпов совокупного предложения.

Таким образом, для поддержания равновесного темпа экономического

роста на неизменном уровне необходимо каждый период увеличивать

прирост инвестиций для полной загрузки растущих производственных

мощностей

(К).

Следовательно, по логике Домара, может существовать

темп роста, который обеспечивает полное использование производ­

ственного потенциала. Такой темп роста является равновесным и на­

зван

гаран

ти

рованны

м

.1

Следует отметить, что равновесный темп рос­

та в модели Домара очень неустойчив.

Эта неустойчивость вытекает из-за

нестабильности темпов изменения

инвестиций, О чем шла речь в гл. 19,

посвященной -циклическим колебаниям.

Как только темп роста планируемых

инвестиций отклонится от условии,

описываемых в модели Домара урав

нением (7), равновеста

ный экономический рост оказывается недостижимым. Отсюда вытекает необходимость регулирования деловой активности со стороны государ­ства. Так, посредством инвестиционной политики в краткосрочном дина­мическом периоде регулируется норма сбережений и объем инвестици­онных потоков в экономику. В долгосрочном динамическом плане про­мышленная, или структурная политика государства влияет на предель­ную производительность капитала. Однако национальная норма сбере­жений — поведенческая категория, тяжело поддающаяся воздействию экономической политики по сравнению, например, с нормой амортиза­ционных отчислений, которая устанавливается административным спо­собом. Нельзя заставить людей больше или меньше сберегать: величи­на s определяется множеством факторов, включая институциональные и психологические.

Например, в условиях современной России из-за низкой степени доверия к банковской системе реализация равенства S = / весьма про­блематична. Большая часть сбережений хранится на руках у населения, а не в кредитных учреждениях, что серьезно осложняет задачу превра­щения сбережений населения в инвестиции.

§

В конце 1930-х гг. английский экономист Рой Ф. Харрод, которого Дж. М. Кейнс провозгласил продолжателем своих научных идей, создал динамическую модель экономического роста. Он исследо­вал, каким образом в процессе роста происходит взаимодействие капи­тала, рабочей силы и величины дохода на душу населения, как должен изменяться объем капитала, чтобы соответствовать росту рабочей силы и дохода при постоянной процентной ставке.

По Харроду, в условиях роста населения в геометрической прогрес­сии, при фиксированных темпах технического прогресса и неизменной процентной ставке спрос на капитал будет расти в одинаковой пропор­ции с ростом населения. Тогда норма сбережения, поддерживающая экономический рост, должна быть равна произведению капиталоемкос­ти и прироста населения в текущем периоде. Однако для обеспече­ния экономического роста при изменяющихся темпах технического про­гресса и, наоборот, при зафиксированных темпах роста населения по­требуется такая норма сбережения, величину которой Харрод измеря­ет посредством следующего равенства:

G ■ С = s, (8)

где G (growth) = ДУ/У(1— рост выпуска продукции за период t, изме­ряемый в темпах прироста; С = ДК/АУ(— предельная капиталоемкость, рассчитанная по количеству фактически произведенных капитальных

благ; s = S/V — предполагаемая норма сбережения, т. е. сберегаемая часть совокупного дохода.1 Если мы вспомним, что предельная капита­лоемкость и предельная капиталоотдача являются обратными величи­нами, то величину С можно представить как 1/<х Тогда можно записать G -(1/a)=s или
G = o-s (9)
Сопоставив равенства (7) и (9), мы видим, что и Домар, и Харрод приходят к одному и тому же выводу.2
Для того, чтобы достичь равновесного экономического роста, т. е. экономического роста в условиях динамического равновесия, норма сбережения, как полагает Харрод (при нейтральности технического про­гресса3 и неизменности процентной ставки), должна удовлетворять сле­дующему равенству:

Gw-Cr = s, (10)

где Gw— темп роста, гарантирующий полную занятость растущего капитала, который и обеспечивает равновесное по­ложение производителей. Таким спосо­бом Харрод вводит понятие гарантиро­ванного (warranted) темпа роста. Сг -это требуемая (required) капиталоем­кость, выражающая потребность в доба­вочном капитале для выпуска дополни­тельной продукции.4

По Харроду, фактический темп роста складывается в результате проб и оши­бок множества людей и лишь случайно может совпадать с уровнем гарантиро­ванного темпа роста. Последний показа­тель, т. е. Gwотражает линию «предпри­нимательского равновесия» и совместим с вынужденной безработицей.

Однако рост экономики имеет свои естественные ограничения в виде темпов роста населения и темпа технического прогресса. Для обозначения верхней и нижней границ подъема или падения объемов производства Харрод вводит по­нятие естественного темпа роста GN, определяемого ростом населения и тех­нологией производства (или техническим прогрессом). В отличие от гарантирован-

1 Харрод Р. К теории экономи­
ческой динамики. Классики кейн-
сианства.Т.1.М., 1997.0.112,113.

2 Сходство выводов и допуще­
ний в моделях Харрода и Домара,
созданных в разное время и неза­
висимо друг от друга, позволило
дать им общее название: «модель
Харрода-Домара». Мы еще не раз
столкнемся со случаем объедине­
ния независимых моделей на ос­
нове общности их основных прин­
ципов.

3 Под нейтральным техничес­
ким прогрессом Харрод понимает
«поток изобретений, оставляющих
без изменения ту пропорцию, в
которой совокупный продукт рас­
пределяется между трудом и капи­
талом при постоянной процентной
ставке». Это возможно потому, что
эффекты от изобретений, требую­
щих увеличения капитальных зат­
рат, уравновешиваются с эффек­
тами от изобретений, снижающих
затраты капитала.

4 Харрод трактует С как «пре­
дельную величину, выражающую
потребность в новом капитале для
сохранения такого выпуска про­
дукции, который должен удовлет­
ворить потребительский спрос,
возникающий из предельного до­
бавочного дохода потребителей»
(Харрод Р. К теории экономичес­
кой динамики. Классики кейнсиан-
ства. Т. 1. М. 1997. С. 117).

кономическии рост

ного темпа роста, совместимого, как отмечалось выше, с безработицей, естественный темп роста предполагает полное использование растуще­го предложения на рынке труда, обеспечивая его равновесие. Если фак­тический темп роста G равен GN, то экономика развивается в условиях полной занятости.

Идеальные условия для поддержания стабильных равновесных тем-ов экономического роста в долгосрочном плане в модели Харрода вы­ражаются следующим равенством:

G.Cr^s = GNCr(11)

Однако, основная проблема заключается в отклонении от равнове-ия (когда GN Cr ф s), которое ведет к расхождению между Gwи GN, по­рождая хроническую безработицу. Другая важная проблема — отклоне­ние фактического темпа роста от гарантированного (G от Gw), что лежит, по мнению Харрода, в основе циклических колебаний.

Действительно, если Gw< GN, то появится хроническая нехватка сбе­режений. Спрос на инвестиции будет превышать их предложение, а от­сюда вытекает тенденция к буму. При этом может оказаться, что гаран­тированный темп роста меньше фактического темпа (Gw< G ) и в таком случае экономика сталкивается с описанной выше повышательной вол­ной делового цикла. Следует отметить, что фактический темп роста может оказаться и равным гарантированному. В таком случае, развитие экономики будет характеризоваться динамическим равновесием, но со­путствующим феноменом будет циклическая безработица.

Если Gw > GN, то экономика столкнется с депрессивными явления­ми. Естественный темп роста не сможет обеспечить такой рост инвес­тиций, который полностью использовал бы сбережения. Следствием этого станут неполное использование производственных мощностей, накопление товарно-материальных запасов, банкротства и вынужденная безработица. При этом гарантированный темп роста окажется выше фактического: G^>G. Это означает, что предприниматели будут разоча­ровываться в своих ожиданиях относительно предполагаемого роста выпуска, снизят объемы производства и капиталовложения.

Таким образом, Харрод обосновывает крайнюю неустойчивость рас­сматриваемой им системы, получившую в экономической науке назва­ние «балансирование на лезвии ножа» (knife edge). Отклонение от ра­венства G — Gwприводит к нарастанию из периода в период центробеж­ных сил, углубляющих этот дисбаланс и приводящих все к большему расхождению между совокупным спросом и совокупным предложением.

Интересно заметить, что, исследуя функцию сбережений в экономи­ке, Харрод по-своему разрешает основное противоречие между кейнси-анской и классической школами, отраженное в известном «парадоксе бережливости». Он показал, что сбережения могут играть как положи-

Глава 25

тельную, так и отрицательную роль в зависимости от соотношения меж­ду GNи Gw. В условиях избытка рабочей силы, когда Gw< GN, сбереже­ния «добродетельны». Когда же, наоборот, наблюдается дефицит рабо­чей силы и избыток капитала, т. е. Gw> GN, рост сбережений приобрета­ет деструктивный характер.

Какие же рецепты для экономической политики следуют из модели Харрода? Во-первых, государство должно опираться на корректирую­щую инвестиционную политику, регулирующую баланс между сбереже­ниями и инвестициями. Во-вторых, стараться минимизировать отклоне­ния гарантированного от естественного темпа роста. В-третьих, Р. Хар-род утверждал, что для поддержания равновесного темпа роста при сохра­нении полной занятости необходимо поступательное снижение процентной ставки, а не снижение уровня заработной платы, как предполагали клас­сики. В рыночной системе процентная ставка подвержена колебаниям и поэтому поддержание ее на стабильном низком уровне, по мнению кей-нсианцев, — долгосрочная задача экономической политики.

§ 4. Неоклассические модели

экономического роста

Неоклассические модели экономического роста строятся на базе производственной функции и основаны на предпосылках пол­ной занятости, гибкости цен на всех рынках, а также полной взаимоза­меняемости факторов производства. Попытки исследовать, в какой сте­пени качество факторов производства и различные пропорции в их со­четании воздействуют на экономический рост, привели к созданию мо­дели производственной функции Кобба-Дугласа. Рассмотрим эту модель подробнее.

Производственная функция Кобба-Дугласа и ее свойства

Функция Кобба-Дугласа получена в результате математи­ческого преобразования простейшей производственной функции У = F(L, К) в модель, которая показывает, какой долей совокупного про­дукта вознаграждается участвующий в его создании фактор производ­ства. Она имеет следующий вид:

Y = AKaL>3, (12)

где а изменяется в пределах от 0 до 1, а р = 1 — а. Функция Кобба-Дугласа содержит два переменных фактора произ-

Экономический рост

водства — труд (L) и капитал (К). Параметр А — коэффициент, отражаю­щий уровень технологической производительности, и в краткосрочном периоде он не изменяется. Показатели а и р- коэффициенты эластич­ности объема выпуска (У) по фактору производства: а — по капиталу, а р — по труду. Заметим, что, если каждый из факторов оплачивается в соответствии со своим предельным продуктом, то а и р показывают доли капитала и труда в совокупном доходе. Иными словами, если цена капитала равна предельному продукту капитала, а цена труда рав­на предельному продукту труда (вспомним условие оптимального со­четания факторов производства из гл. 10, § 5), то параметры а и р определяют пропорцию, в которой труд и капитал получают свое воз­награждение за созданный продукт. Доля капитала в доходе составит величину аУ, а доля труда в доходе — величину р Y. Так как р = 1 — а, то а р — 1, из чего следует, что мы имеем дело с постоянной отда­чей от масштаба.

Интересно рассмотреть эмпирические значения параметров функ­ции Кобба-Дугласа: А = 1,1; а= 1/4; р — 3/4, т. е. доля капитала в наци­ональном доходе составляет 25%, а доля труда — 75%.

В поисках путей наибольшей эффективности производства нас все­гда должна интересовать предельная производительность участвующих в нем факторов1, с помощью которой определяется оптимальный объем используемых ресурсов. Предельный продукт капитала МРКпропорцио­нален отношению доли капитала в доходе к объему использованного капитала: МРК= а У/ К. Аналогично определяется и предельная произ­водительность труда: MPL= P У/ L.

Рассмотрим свойства производственной функции Кобба-Дугласа.

Первое свойство — постоянство отдачи от масштаба— описывает­ся формулой F (nK, nL) = n А К» /Л которая показывает, что если коли­чество капитала и труда увеличить в п раз, то объем совокупного вы­пуска, или объем дохода, возрастет в такое же количество раз.

1 Предельная производи­тельность капитала и труда пред­ставляют собой производные функции Кобба-Дугласа: МРК= а А К»-‘ L» MPL=/3A К» L»-‘. В фун­кции Кобба-Дугласа МРКпропор­циональна средней производи­тельности капитала У/К , a MPLпропорциональна средней про­изводительности труда Y/L.

Второе важное свойство функции Кобба-Дугласа связано с измене­нием предельной производительности факторов. Например, если при­влечь в производство дополнительное количество капитала К, а труд L использовать в прежнем объеме, то, при прочих равных условиях, предельная производительность труда MPLувеличит­ся, а предельная производительность возросшего объема капитала МРК снизится. Если же увеличить количество труда, при прочих равных условиях, то его предельная производительность сни­зится, а предельная производительность капитала возрастет. Вывод: нарушение

Глава 25

Экономический рост

пропорции между трудом и капиталом при заданной технологии приво­дит к отклонению от оптимального объема совокупного выпуска, т. е. к неэффективности производства.

Однако, если увеличивается параметр А, например, при внедрении более производительной технологии, то будет наблюдаться одновре­менное повышение MPKv MPL, что является условием интенсивного эко­номического роста.

Третье свойство производственной функции Кобба-Дугласа — посто­янство отношения дохода от труда к доходу от капитала(ft/a), т. е. постоянство соотношения долей капитала и труда в национальном про­дукте.

Исследования американского сенатора и экономиста Пола Дугласа1 показали, что в Соединенных Штатах за сорок лет (с 1948 по 1989 гг.) соотношение ji/a колебалось в пределах между 2 и 3, в результате чего оплата труда в 2-3 раза превышала вознаграждение капитала.2 Можно предположить, что постоянные рамки колебания соотношения р/сс зада­ны технологически. Колебания ji/a внутри этих рамок могут быть объяс­нены отклонением в соотношении / и S, так как вряд ли заработная пла­та, шкала налогообложения и норма амортизации почти ежегодно мог­ли претерпевать значительные изменения.

Макроэкономическое равенство / = S является условием равновес­ного роста еще одной неоклассической модели, которая строится на осно­ве производственной функции Кобба-Дугласа. Речь пойдет о модели эко­номического роста, автор которой — известный американский экономист, лауреат Нобелевской премии Роберт Солоу. Данная модель объясняет ме­ханизм роста экономики в устойчивом состоянии и показывает, как осу­ществляется экономический рост в условиях технического прогресса.

Модель роста Солоу

1 Мэнкью Г. Макроэкономика. М. 1994. С. 113.
2 В понятие вознаграждение капитала, или дохода на капи­ тал, включается совокупная не­ распределенная прибыль корпо­ раций (т. е. прибыль за вычетом налогов, амортизационных от­ числений и рентных платежей). Под вознаграждением труда, или доходом на труд, подразумевает­ ся лишь заработная плата. Во избежание искажений из данной модели исключен доход соб­ ственников, будучи доходом сме­ шанного типа.

Цель данной модели — от­ветить на очень важные вопросы эконо­мической теории и экономической поли­тики: каковы факторы сбалансированного экономического роста; какой темп роста может позволить себе экономика при за­данных параметрах экономической систе­мы и как при этом максимизировать до­ход на душу населения и объем потреб­ления; какое влияние на темпы роста экономики оказывают рост населения, накопление капитала и технический про-

гресс. Модель Солоу показывает не только возможность равновесного экономического роста при полной занятости и полном использовании производственных мощностей. Особенностью этой неоклассической мо­дели является и то, что она демонстрирует устойчивость экономическо­го роста, т. е. способность экономической системы возвращаться к тра­ектории сбалансированного развития при помощи внутренних рыночных механизмов саморегулирования.

Предпосылки модели

В отличие от неокейнсианских моделей, факторы производства в модели Солоу, основанной на производственной функции Кобба-Дугла­са, являются взаимозаменяемыми. А это позволяет построить модель, альтернативную «балансированию на лезвии ножа» Р. Харрода, когда равновесный рост оказывается крайне нестабильным.

Капиталовооруженность (K/L) является не постоянным соотноше­нием, как в моделях Харрода и Домара, а меняющимся в зависимости от макроэкономической конъюнктуры.

Цены в модели Солоу являются гибкими, т.е присутствует пред­посылка о совершенной конкуренции на рынках факторов производства, что и позволяет отнести рассматриваемую модель к неоклассической.

Предполагается, что темп роста трудовых ресурсов (предложения труда, L) равен темпу роста населения п, т. е. мы встречаемся с извес­тным нам из модели Харрода естественным темпом роста.

Первоначально при построении модели предполагается, что темпы роста населения не изменяются, а технический прогресс отсутствует.

Такие переменные, как норма сбережения, норма амортизации, рост населения, технический прогресс являются экзогенно заданными.

Построение модели

Разделив двухфакторную производственную функцию У = F(K,L) на количество труда L, мы получим производственную функцию для одно­го работника: у = f(k), где к — K/L — уровень капиталовооруженности еди­ницы труда, или одного работника. Доход (у = Y/L) предстает как функ­ция только одного фактора — капиталовооруженности {к). Такая единич­ная производственная функция, отражающая средний уровень произво­дительности труда показана на рис. 25.2.

Заметим, что крутизна ее наклона, определяемая величиной пре­дельной производительности капитала МРК, изменяется. По мере уве­личения количества капитала на одного работника, предельная произ­водительность этого фактора уменьшается (в соответствии с известной нам из гл. 10 теорией предельной производительности факторов), что и вызывает замедление роста функции дохода.

Глава 25

Экономический рост

Выпуск на У одного работника (производи­тельность)

Капиталовооруженность К

Рис. 25.2. Производственная функция у = f (k)

Данная функция построена из расчета на одного работника и характеризуется понижающейся пре­дельной производительностью капитала МРК.

Как мы помним, часть дохода используется на потребление, а дру­гая часть сберегается. В модели Солоу, где все макроэкономические показатели рассчитываются на одного работника, сбережения тоже бу­дут представлять собой часть единичного дохода sy, или sf(k), где s — норма сбережения, определяющая, какая часть дохода сберегается.

Нам известно, что условием макроэкономического равновесия явля­ется равенство совокупного спроса и совокупного предложения, что ав­томатически приводит нас к макроэкономическому равенству / = S. Все сбережения в экономике полностью инвестируются, и это позволяет приравнять функцию фактических инвестиций на одного работника (/) к единичной функции сбережений / = sy = sf(k).

Помня о макроэкономическом равенстве Y = С I, выпуск в расче­те на одного занятого можно записать в виде у = с i, где у = Y/L, с = C/L, i = I/L, а функцию потребления представить как с = у — i = f (k) — sf(k).

Графически размер потребления и инвестиций при каждом уровне капиталовооруженности изображены на рис. 25.2. Кривой sf(k) обозна­чен график фактически осуществленных инвестиций, которые по усло­вию модели равны сбережениям. Поскольку сбережения составляют некую определенную долю от выпуска, то и фактически осуществленные инвестиции на душу населения представлены графиком, лежащим ниже графика производственной функции на рис. 25.2. Расстояние между гра­фиками функций f(k) и sf(k) определяет объем потребления. Таким об­разом, функция потребления описывается формулой

c = f(k)-sf(k) (13)

По условию модели, экономика изначально находится в состоянии

устойчивого равновесия. Это значит, что планируемые, или требуемые инвестиции / равны фактически осуществленным инвестициям, т. е. сбе­режениям S. Данное условие макроэкономического равновесия извест­но нам из гл.18, § 4. В модели Солоу оно описывается, как устойчивое,или стационарное(steady-state) состояние экономики, при котором объем капитала на одного работника постоянен. Для определения ста­ционарного состояния экономики в модели Солоу необходимо рассмот­реть и проблему накопления капитала. Очевидно, для того, чтобы капи­таловооруженность оставалась неизменной при условии роста населе­ния, необходимо, чтобы капитал К увеличивался тем же темпом п, что и рост населения L. Таким образом, требуемые инвестиции в расчете на одного работника с (верхний индекс г у символа инвестиций / — от анг­лийского слова required — требуемый) можно записать в виде следую­щего равенства:

ir=nk (14)

При этом, если темп роста населения и темп накопления капитала равны, то выпуск на душу населения у остается неизменным.

Но не будем забывать, что для описания чистого прироста капи­тала нужно учесть выбытие капитала, или амортизацию. Растущего капитала должно быть достаточно не только для оснащения новыми капитальными благами дополнительной рабочей силы, но и для попол­нения выбывающего капитала. Обозначим норму выбытия (норму амор­тизации) символом 8. Таким образом, требуемые инвестиции в расчете на одного работника будут записаны в виде равенства

ir=(n b)k (15)

С учетом постоянного темпа роста населения и постоянной нормы выбытия можно в формализованном виде записать условия накопления капитала:

Лк = sf(k)-(n Ь)к (16)

Итак, мы имеем все необходимые данные, для того, чтобы объяс­нить механизм установления стационарного состояния в модели Солоу.

В ходе производства ежегодно пополняются капитальные запасы, независимо от того, с каким объемом капитала экономика начинает раз­виваться. Однако прирост фактических инвестиций, отображаемый гра­фиком sf(k), идет затухающими темпами (см. рис. 25.3).

Это объясняется уже рассмотренным выше снижением предельной производительности капитала МРК, происходящим по мере увеличения капиталовооруженности одного работника. Но наращивание капиталово­оруженности увеличивает и объем требуемых инвестиций, представлен­ных на рис. 25.3 прямой линией (п о)к. Наклон этой линии определя-

Глава 25

Экономический рост

Совокупный спрос I Выпуск на

одного

работника,

инвестиции,

сбережения

— k2k

Капиталовооруженность

Рис. 25.3.

Определение устойчивого уровня капиталовооруженности к*

Величину к* можно найти, опустив перпендикуляр на ось абсцисс из точки пересечения графика сбережений с графиком требуемых инвестиций, чему соответствует равенство sf(k)= (n &)к. При этом устойчивый уровень выпуска на душу населения у* соответствует уровню устойчивой капиталовооруженности к*.

ется величиной (п 8). С ростом производства разница между сбереже­ниями (фактически осуществленными инвестициями) sf(k) и требуемы­ми инвестициями (п Ъ)к будет уменьшаться до тех пор, пока эти вели­чины не выровняются между собой. Когда Ак = О, тогда производство, сбережения и требуемые инвестиции достигают определенного устойчи­вого уровня, т. е. экономика достигает состояния равновесия. Уровень капиталовооруженности, при котором Ак — 0, называется устойчивым уровнем капиталовооруженности (к*) и характеризует состояние рав­новесия экономики. В равновесном состоянии объем выпуска не изме­няется, а сбережения и требуемые инвестиции равны:

(17)

sf(k*) — (п 8)к*

sf(k*) = (n Ь)к* (18)

Таким образом, на рис. 25.3 пересечение графика сбережений sf(k) и графика требуемых инвестиций (п Ь)к будет показывать состояние равновесия, определяя величину устойчивого уровня капиталовоору­женности к*.

Каков же в модели Солоу механизм, который обеспечивает равно­весный рост? Для этого обратимся вновь к рис. 25.3. В точке к1сбере­жения превышают уровень требуемых инвестиций. Предложение капи­тала превышает спрос на него, т. е. объем капитала в точке к1является избыточным. В условиях гибких цен начнется процесс удешевления это­го фактора производства по сравнению с трудом и таким образом нач-

Совокупный спрос I

§

нется переход к более капиталоемким технологиям. Динамическое равновесие оказывается устойчивым, поскольку изменение относитель­ных цен на факторы производства будет «подталкивать» экономику к со­стоянию устойчивой капиталовооруженности к*.

В случае, когда уровень капиталовооруженности соответствует точ­ке к2, инвестиции превышают сбережения. Возникающий дефицит капи­тала в условиях гибкого ценового механизма приведет к повышению цен на этот фактор производства, и начнется переход к менее капиталоем­ким технологиям вплоть до уровня к*.

Как повлияет на устойчивый уровень капиталовооруженности и вы­пуск продукции на душу населения изменение величин 5, п, и s? На рис. 25.4а и 25.46 рассмотрим соответственно последствия изменения нормы выбытия и темпа роста населения, а на рис. 25.4в — последствия увеличения нормы сбережений.

Для уяснения работы модели Солоу нужно иметь в виду, что нало­гово-бюджетная и кредитно-денежная политика государства, а также

Глава 25

Экономический рост

институциональные и психологические факторы могут повлиять на уро­вень к* через воздействие на норму сбережения s или на норму амор­тизации 8, от величины которой зависит скорость обновления капитала. Например, политика ускоренной амортизации на рис. 25.4а выразится в смещении графика (п 8)к до уровня (п 5()/с.

При этом устойчивый уровень капиталовооруженности снизится до /с*, так же, как снизится и выпуск на душу населения.

Если же увеличится темп роста населения до п1(рис. 25.46), то объем накопленного капитала распределится на большее количество занятых, и уровень устойчивой капиталовооруженности уменьшится до к*гКривая требуемых инвестиций сместится из положения (л 8)к в по­ложение (/?, Ъ)к. Одновременно уменьшится и выпуск на душу населе­ния. Это позволяет объяснить низкий уровень подушевого дохода во многих развивающихся странах. Темп роста населения в беднейших странах мира гораздо выше, чем в промышленно развитых странах. Низкая норма сбережения, характерная для этих стран, не позволяет компенсировать последствия высоких темпов роста населения для уров­ня капиталовооруженности. Не случайно в таких условиях, если оста­вить в стороне нравственные оценки, снижение уровня рождаемости представляется чуть ли не самым главным способом повышения благо­состояния населения.

Увеличение нормы сбережений в силу различных причин (увеличе­ние склонности к сбережению под влиянием различных факторов пси­хологического, институционального характера, а также под влиянием косвенных методов государственного регулирования) от уровня s до svкак видно из рис. 25.4.в, наоборот, приведет к повышению равновесного уровня капиталовооруженности до к*2в результате смещения графика сбережения до уровня sf(k). Таким образом, можно сделать вывод, что более высокая норма сбережения, при прочих равных условиях, ведет к большему объему накопления капитала и к более высокому уровню выпуска на душу населения. Это статистически подтверждено исследо­ваниями многих экономистов. Так, к странам с самым высоким годовым доходом (в долларах США по текущему курсу, на 2000 г.) относятся1 США (36611), Великобритания (23868), Германия (22841), Франция (22006), Италия (18645), Япония (37571). На протяжении последних трех десятилетий XX века в этой группе стран норма сбережений была наи­более высокой (в среднем около 23% от ВВП) по сравнению со страна­ми, где доходы ниже. В странах со средним уровнем подушевого дохо­да сберегалось от 20% до 22% ВВП, а в странах с низким уровнем до­хода на душу населения — от 10% до 19% ВВП.

Однако мы должны особо подчерк­
нуть важный вывод, который делает Со-

лоу: увеличений нормы сбережений лишь 1)эксперт, 2001, № 28, С. 15.

в краткосрочном периоде увеличивает темп роста выпуска. Иными словами, во время перехода с кривой sf(k) на кривую s1 f(k) (рис. 25.4в) темпы роста выпуска повышаются по сравнению с прежним стационар­ным состоянием экономики. При переходе из точки £ в точку Е1устой­чивый уровень капиталовооруженности повысился с /с* до к*2при но­вом стационарном состоянии экономики. В силу каких причин это могло произойти? Ответ достаточно прост: уровень капиталовооруженности может увеличиться только в том случае, когда запас капитала растет более высоким темпом, чем предложение труда и выбытие капитала. Но увеличение нормы сбережения не влияет на долгосрочный темп рос­та выпуска, а только увеличивает уровень капиталовооруженности и объем подушевого дохода в долгосрочном плане.

Этот вывод может показаться неожиданным и противоречащим фак­ту тесной взаимосвязи инвестиций и экономического роста. Объяснением этого кажущегося противоречия может быть то, что стационарное состоя­ние экономики присуще далеко не всем странам. Если экономика не ха­рактеризуется состоянием равновесия, то она переживает процесс раз­вития, а процесс этот может оказаться весьма продолжительным.

Модель Солоу интересна и тем, что помогает определению путей максимизации потребления при заданных темпах экономического роста. Возможность поддерживать уровень потребления на максимально высо­ком уровне — это своеобразный «эликсир политического долголетия» власти. Достижение высокого уровня потребления отвечает интересам любого электората. Однако, как видно из графика на рис. 25.4в, устой­чивому состоянию экономики могут соответствовать разные нормы сбе­режений. Какая же норма сбережения максимизирует объем потребле­ния при заданном темпе роста численности населения и неизменной технологии?

Условие, при котором достигается этот уровень потребления, вывел американский экономист Э. Фелпс и назвал его золотым правилом накоп­ленияв своей работе «Басня для тех, кто занимается ростом» (1961 г.)

Рассмотрим графическое изображение золотого правила накоп­ления.

В соответствии с золотым правилом, самый высокий уровень по­требления достигается при таком устойчивом уровне капиталовооружен­ности, который, как видно на рис. 25.5 соответствует наибольшему раз­рыву между объемом выпуска f(k*) и объемом требуемых инвестиций (п 8)к*. Именно в этом случае в точке Е объем требуемых инвестиций (п 8)к* совпадает с объемом сбережений sf(k*). Расстояние АЕ и по­казывает наибольший объем потребления. Поэтому уровень потребле­ния с** в соответствии с золотым правилом называется устойчивым уровнем потребления:

с** = f(k*) (п 8)к* (19)

40*

Выпуск на У, одного работника, инвестиции,
сбережения
у*

Глава 25

Капиталовооруженность

Рис. 25.5. Золотое правило накопления

Наклон графика производственной функции измеряется предель­ной производительностью капитала, МРк, а наклон графика требу­емых инвестиций измеряется темпом роста населения и нормой выбытия капитала (п Ь). В точке А, соответствующей устойчиво­му уровню капиталовооруженности к», наклон графика производ­ственной функции равен наклону графика требуемых инвестиций и при этом объем потребления максимален.

Запас капитала, обеспечивающий устойчивое состояние при макси­мальном потреблении, называется золотым уровнем накопления ка­питала(к**). Именно при уровне к** наклон графика производственной функции у = f(k), измеряемый наклоном касательной в точке А, равен наклону графика требуемых инвестиций sf(k). Иными словами, предель­ная производительность капитала МРкдолжна быть равна темпу эконо­мического роста л 8. Это и есть само золотое правило накопления:

МРК= п 8 (20)

До настоящего времени мы абстрагировались от фактора техниче­ского прогресса. Теперь же мы должны посмотреть, как изменятся усло­вия стационарного роста с введением этой переменной.

Термин «технический прогресс» в моделях экономического роста понимается в очень широком смысле, а именно, в смысле всех факто­ров, которые при заданных объемах труда L и капитала К позволяют увеличить национальный доход, или выпуск У.

Главное, на что мы должны обратить внимание — это сдвиг произ­водственной функции У = ЦК, L), которая превращается в функцию, за­висящую от переменной f, т. е. от времени: У = ЦК, L, t). В результате технического прогресса происходит сдвиг уже известной нам производ­ственной функции в расчете на одного занятого из положения у1 — f(k) в положение у2 = f(k) (см. рис. 25. 6). Сдвиг производственной функции

Экономический рост

выпуск на J , одного
работника, у* инвестиции, сбережения
У?

_y2=f(k)

.y,=f(k)

(n 8)k

_s2f(k)

.s,f(k)

0″ «ТГ— k2* t

Капиталовооруженность

Рис. 25.6. Влияние технического прогресса

§

может происходить под влиянием самых различных факторов: улучше­ния качества физического капитала, качества рабочей силы (рост ква­лификации работников), совершенствования структуры производства, совершенствования менеджмента и т. д. Подробнее о том, что понима­ется под современным техническим прогрессом и каким образом эконо­мисты учитывают его в своих моделях, пойдет речь в следующем пара­графе. Сейчас же остановимся на графическом изображении техничес­кого прогресса (рис. 25.6).

На рис. 25.6 вместе со сдвигом графика производственной функции из положения у/(к) в положение у/(к) происходит и сдвиг графика сбе­режений (фактических инвестиций) из положения s/(k) в положение s2f(k). Технический прогресс приводит к тому, что устойчивый уровень капиталовооруженности перемещается из точки к* в точку к*. Равно­весный уровень требуемых инвестиций и сбережений перемещается из точки Е1 в точку Е2. Соответственно, устойчивый уровень выпуска на душу населения повышается от уровня у* до уровня у*.

В макроэкономической теории рассматриваются различные типы технического прогресса, характеризующиеся устойчивым уровнем ка­питаловооруженности. При исследовании модели Солоу мы будем ис­ходить из так называемого нейтрального технического прогресса по Харроду. Это означает, что при росте капиталовооруженности труда к предельная производительность капитала МРКне снижается, как это могло бы произойти в отсутствие технического прогресса (см. рис. 25.2). Причина этого заключается в том, что рассматриваемый тип

Глава 25

Экономический рост

Выпуск на У А
единицу эффективного труда у е *

Совокупный спрос I технического прогресса как бы увеличивает1 количество занятых тем же темпом, каким растет капитал. Воздействие этого типа технического прогресса на экономический рост связано с приростом эффективнос­ти труда А, идущего постоянным темпом д. Собственно, показатель д и предстает как темп технического прогресса. Тогда общее количество эффективного труда составит AL и, с учетом темпа роста населения и темпа роста эффективности труда, будет расти темпом п д. Еще раз подчеркнем, что показатель AL является выражением неких условных единиц труда, а не физически занятых в производстве людей. Можно объяснить идею трудосберегающего технического прогресса и несколь­ко по-иному. Поскольку эффективность и производительность труда -одно и то же понятие, то мы можем говорить не об условных единицах труда, а о том, что AL означает увеличение выпуска при том же количе­стве труда, в чем и заключается трудосбережение. Количество труда остается прежним при большем выпуске, поэтому и не изменяется ус­тойчивый уровень капиталовооруженности.

Поясним идею рассматриваемого типа технического прогресса на условном цифровом примере. Так, допустим, что в некоем исходном состоянии t0в экономике занято 1000 человек. Если прирост эффектив­ного труда А идет темпом, равным темпу технического прогресса 3%, то те же самые 1000 занятых произведут в следующем периоде t1продук­ции столько, сколько произвели бы 1030 занятых.

Теперь, с учетом фактора технического прогресса, идущего темпом д, мы можем представить модифицированную модель роста Солоу (рис. 25.7). Заметим, что темп роста запасов капитала теперь, с учетом технического прогресса, составит п 8 д, т. е. именно этими величи­нами измеряется наклон графика требуемых инвестиций в расчете на единицу эффективного труда.

Обозначим символом /Vе = K/(AL) количество капитала на эффектив­ную единицу труда, а символом у8 — Y/(AL) — объем выпуска на эффек­тивную единицу труда.

Устойчивый уровень капиталовооруженности /с®* , как видно на рис. 25.7, будет достигнут лишь тогда, когда требуемые инвестиции смогут полностью компенсировать уменьшение к? вследствие выбытия капита­ла, идущего темпом 8, роста населения с темпом п и технического про­гресса с темпом д:

1 Рассматриваемый тип технического прогресса (labour augmenting technical progress)- явления трудосберегающим поскольку он способствует повышению эффективности единицы труда, занятого в производстве

sf(k°)=( n

8

д)ке(21)

С учетом новых переменных макси-

мальный устойчивый уровень потребле-

ния составит: се** = f(k°**) — (п 8 д) к,

(см. рис. 25.8).

Итак, максимальный устойчивый уро-

0 ке* ке

Капиталовооруженность на единицу эффективного труда

§

Для лучшего понимания влияния темпа роста населения п и темпа технического прогресса д на динамику макроэкономических переменных сведем наш анализ модели роста Солоу в таблицу 25.1. Нормой выбы­тия 8 в данном случае мы пренебрегаем, предположив, что срок служ­бы физического капитала составляет весьма значительную величину.

Таблица 25.1

Влияниетемпа роста населенияи технического прогресса на динамику макроэкономических показателей

Макроэконо­мический показательYL уе =Y/ALУ =Y/LКALk°= K/ALk = K/L
Темп роста п дп   д  п дп д9

Как видно из таблицы, темп роста выпуска в расчете на единицу эф­фективного труда в устойчивом состоянии не изменяется; тот же вы­вод можно сделать относительно показателя капиталовооруженности в расчете на единицу эффективного труда в устойчивом состоянии. Глав­ный же показатель, характеризующий увеличение благосостояние насе­ления, т. е. выпуск на душу населения у растет тем же темпом, что и технический прогресс.

В заключение следует еще раз обратить внимание на проблему ста­ционарного, или устойчивого роста в долгосрочном периоде.

Когда экономика находится в состоянии устойчивого равновесия в краткосрочном периоде, помимо того, что весь объем сбережений пол­ностью инвестируется, обнаруживается еще одно равенство, связанное с совпадением требуемых и фактически осуществленных валовых ин­вестиций. Каждому варианту такого равновесия соответствует устойчи­вый уровень капиталовооруженности к* и равновесный уровень дохода у*. Если мы построим функцию возможных вариантов равновесного до­хода в зависимости от всех значений к*, то перед нами предстанет тра­ектория развития экономики в условиях долгосрочного динамического равновесия у* = f (к*), вошедшая в экономическую литературу под на­званием траекторияустойчивого (steady-state) развития.

Так как в модели такой экономики все уровни капиталовооруженно­сти оказываются устойчивыми, то в долгосрочном динамическом равно­весии функции требуемых ‘( и фактических инвестиций sf(k) всегда бу­дут совпадать. Иначе говоря, при любом уровне дохода в условиях ди­намического равновесия и, соответственно, при всех значениях к* будет сохраняться равенство (п 5 д) к* — s f (к*).

Итак, модель Солоу показывает, что в долгосрочном периоде рост производства зависит от темпа технического прогресса. Именно этот экзогенный фактор может поддержать непрерывный рост производ­ства, а значит, и рост благосостояния населения, выражающийся в рос­те выпуска и потребления на душу населения. Подробному анализу это­го фактора и будет посвящен следующий параграф.

§ 5. Научно-технический прогресс (НТП)

как внешний фактор экономического роста. Оценка вклада НТП в экономический рост в динамических моделях

Как подсчитать тот вклад в прирост совокупного продук­та, который дает улучшение качества капитала и труда за счет внедре­ния результатов научно-технического прогресса? Ведь исследования экономистов показывают, что суммарный прирост капитала и труда на 1% приводит к большему, чем на 1%, приросту совокупного дохода.

Попытку подсчитать темп экономического роста с учетом фактора технического прогресса сделал голландский экономист Ян Тинберген,

Глава 25

Экономический рост

лауреат Нобелевской премии по экономике. Он усовершенствовал функцию Кобба-Дугласа, введя в нее показатель темпа технического прогресса:

У = ДКЧ» ert, (23)

где г — темп технического прогресса, а е — основание натурального логарифма.

Однако слишком трудно выявить и тем более подсчитать вклад тех­нического прогресса в экономический рост. Во-первых, технический про­гресс — весьма долгосрочный фактор, его сложно наблюдать в кратко- и среднесрочных отрезках времени. Во-вторых, технический прогресс, как внешний (экзогенный) факторэкономического роста, проявляется в большей степени неявно и опосредованно, через улучшение качества факторов производства. Поэтому более плодотворными оказались по­пытки ученых подсчитать вклад технического прогресса в рост производ­ства, прибегая к остаточным методам.

Рассмотрим два подхода к определению вклада технического про­гресса, использующих остаточные методы. Это теоретический подход, воплощенный в модели «остаток Солоу», и подход, используемый в фундаментальной науке, который мы назовем «остатком Денисона».

Весьма показательно демонстрирует вклад технического прогресса в экономический рост модель, основанная на функции Кобба-Дугласа. Принцип расчета предельно прост: если из общего прироста совокупно­го дохода У вычесть ту его часть, которая образовалась за счет приро­ста капитала К и прироста труда L, то станет очевидным, что оставшая­ся часть совокупного дохода создана за счет фактора технического про­гресса. Как найти эти величины?

Известно, что прирост капитала на АК увеличит производство на МРКАК. Аналогично расширение фактора труда на AL приведет к рас­ширению объема производства на величину MPLAL. Соответственно, при одновременном изменении этих двух факторов прирост совокупно­го продукта составит: ДУ = МРКАК MPLAL. Однако экономический рост измеряется в темпах прироста. Учитывая, что доля капитала в произве­денном продукте выражается как a = MPKK/Y, а доля труда, как /3 = MPLL/Y, что соответствует показателям а и /5 в производственной функ­ции Кобба-Дугласа, мы можем записать функцию темпов прироста про­изводства в следующем виде: АУТУ — а А К/К ji-A UL АА/А, где АА/А показывает вклад прироста совокупной производительности факторов К и L в увеличение общего объема производства. Таким образом, мы по­лучаем возможность оценить долю технического прогресса в приросте объема производства (АА/А) остаточным методом:

АА/А = AY/Y -а А К/К — /3 -A UL (24)

Показатель АА/А в экономической теории называется остатком Солоу и служит мерой участия технического прогресса в экономиче­ском росте.

Большой вклад в исследование роли технического прогресса внес Эдвард Ф. Денисон. В упомянутой выше работе «Исследование разли­чий в темпах экономического роста» (1967 г.) ему удалось подсчитать величину остаточного фактора экономического роста, включающую в себя все факторы, которые влияют на экономический рост помимо тру­да, капитала и земли. В таблице 25.2 показано, какая доля экономичес­кого роста обеспечена остаточными факторами (выражены в темпах прироста).

Таблица 25.2

Мера влияния остаточных факторов, включая прогресс знаний, натемпы роста национального дохода (НД)

(в процентных пунктах)

Годы 1950-1962 гг. 1950-1955 гг. -1962 гг.
  темпы роста темпы роста темпы роста
Страна, НД Остаточного НД Остаточного НД Остаточного
Регион   фактора   фактора   фактора
США 3,32 0,76 4,23 0,76 2,67 0,76
Северо-            
Западная            
Европа 4,78 1,30 5,68 1,77 4,11 0,99
Франция 4,92 1,51 4,77 1,48 5,03 1,56
ФРГ 7,26 1,56 9,93 2,55 5,59 0,87
Англия 2,29 0,79 2,32 0,70 2,27 0,87
Италия 5,96 1,65 6,30 2,12 5,71 1,30

Источник: Денисон Э. Исследование различий в темпах экономического ро­ста. М.,1971. Составлено по таблицам 20-1,21-1, 21-9, 21-11.

Вполне очевидно, что остаток Солоу и остаточный фактор Денисона (или остаток Денисона) — суть один и тот же показатель, учитывающий фактор технического прогресса. Из таблицы 25.2 видно, что увеличение остатка Денисона сопровождается ростом темпов национального дохо-

Глава 25

Экономический рост

да. Представленные в таблице данные делятся на два периода: после­военный (1950-1955 гг.) — восстановительный для пострадавших стран, и период восстановившейся экономики (1955-1962 гг.). Страны, которые понесли наибольшие разрушения — Италия и ФРГ-демонстрируют наи­высшие темпы роста национального дохода в восстановительном пери­оде. В период с нормальным функционированием экономики темпы ро­ста национального дохода, естественно, замедлились, но оставались сравнительно высокими, так как страны Европы пытались ликвидиро­вать технологический разрыв с США и повышать эффективность произ­водства, перенимая опыт лидера.

Итак, рассмотрев влияние научно-технического прогресса на эконо­мический рост, можно сделать следующие выводы.

Воплощенный, т. е. материализованный технический прогресс — важ­ный внешний фактор интенсивного экономического роста, который мож­но оценить как степень улучшения качества капитала, его производи­тельности. Невоплощенный, т. е. нематериализованный технический прогресс, включающий в себя прогресс знаний (производственных и уп­равленческих), очень сложно выделить и оценить отдельно от других факторов, повышающих производительность на единицу затрат. Оче­видно, в оценке этого фактора можно опираться на остаточные методы, такие как, например, остаток Солоу или остаток Денисона.

Для проведения эффективной политики стимулирования экономи­ческого роста необходимо реалистично оценивать темпы изменения на­ционального дохода в соответствии со следующими принципами. Наи­более высокие темпы роста характерны для перехода страны к более высокому уровню экономического развития, который часто осуществля­ется в виде скачка в производственных и организационных технологи­ях. Этому периоду предшествует стадия с низкими темпами роста наци­онального дохода, а возможно, и отрицательными, что отражает потреб­ность экономики в этом скачке. После осуществления перехода к более высокому уровню экономического развития и распространения новой производственно-управленческой технологии как доминирующей, темпы национального дохода замедляются и стабилизируются. В странах, где правительство, стимулируя рост национального дохода, делает ставку на повышение производительности с помощью прогресса знаний и тех­нологий, высокие темпы будут обеспечиваться преимущественно за счет увеличения так называемого остаточного фактора. Следует помнить, что высокие темпы характерны только для промежуточного, переходно­го периода к более высокому уровню производства. В условиях нор­мального режима работы экономики нельзя ставить задачу сохранения высоких темпов роста. Цель экономической политики в этот период дол­жна переориентироваться на поддержание более умеренных, но ста­бильных темпов. Необходимо изменить и способ достижения этой цели:

перенести акценты с мер активизации внешних факторов экономичес­кого роста на внутренние факторы (совокупный спрос и совокупное предложение). Соответственно, основными инструментами достижения этой цели послужат стимулирующая кредитно-денежная или налогово-бюджетная политика, воздействие на уровень занятости, поддержание необходимого баланса между сбережениями и инвестициями.

§ 6. Модели эндогенного

экономического роста

Рассмотренные выше неоклассические модели Кобба-Дугласа и Солоу легли в основу большого числа современных моделей экономического роста, появившихся в последней трети XX века.

Авторы новых исследований предлагают несколько иные, расшири­тельные условия моделей по сравнению с базовыми. Если в последних технический прогресс был единственным долгосрочным фактором экономического роста, то в производных от них моделях рассматри­ваются такие долгосрочные факторы роста, как норма сбережения, темпы прироста рабочей силы, уровень инвестиций в человеческий капитал и новая для нас категория — норма накопления человеческого капитала, sH. Вспомним, что в стандартной модели Солоу, рассмот­ренной в § 4 настоящей главы, норма сбережения не влияла на дол­госрочный темп роста.

Самое важное, на что следует обратить внимание при анализе но­вых моделей, — это эндогенный характер перечисленных факторов рос­та, который придают им авторы новых теоретических конструкций. Ведь создатели более ранних моделей полагали, что экономический рост в долгосрочном плане носит по отношению к экономике страны всецело экзогенный характер, как и сам технический прогресс. Образно выража­ясь, технический прогресс представал как «манна небесная», сваливша­яся на ту или иную страну, независимо от состояния ее экономической системы.

Напомним еще раз, что эндогенные переменные определяются, в отличие от экзогенных, не вне экономической системы, а внутри нее. Следует заметить, что у экономистов в определении эндогенности или экзогенности переменных величин нет единой позиции, точнее, все за­висит от трактовки авторами условий моделей. Но именно разность под­ходов к этой проблеме и определяет принадлежность экономистов к той или иной школе. Так, одни исследователи считают, что эндогенные ве­личины связаны между собой прямыми и обратными связями, в отли­чие от экзогенных величин, которые не испытывают обратного воздей-

Глава 25

Экономический рост

ствия в рамках данной модели. Другие, напротив, доказывают существо­вание взаимного влияния между эндогенными и экзогенными перемен­ными, наличие взаимодействия экзогенных переменных друг с другом. Например, экзогенными переменными в предшествующих главах учеб­ника выступали инструменты государственной политики — налогово-бюд­жетная и кредитно-денежная политика. Однако известно, что такие меры, как политика ускоренной амортизации, льготы в области налогов и кредита фирмам, разрабатывающим и внедряющим новые технологии, рост государственных расходов на развитие фундаментальной науки и т. д. активизируют появление инноваций, стимулируя темпы техничес­кого прогресса и экономического роста. Экзогенными представляются также изменения мировых цен, например, на нефть и другие сырьевые ресурсы. Но, еще раз подчеркнем, деление переменных в экономичес­ких моделях на экзогенные и эндогенные во многом условно и чаще все­го зависит от субъективной трактовки ученых, от кратко- или долгосроч-ности рассматриваемого периода и т. д. Например, решение об измене­нии учетной ставки принимается правительством под влиянием усилив­шегося процесса инфляции. Таким образом, кредитно-денежную поли­тику в данном случае можно представить как эндогенный фактор, кото­рый зависит от состояния и изменений внутри экономической системы.

Приведенный пример иллюстрирует еще один подход, который зак­лючается в следующем. Если на переменный фактор (скажем, на изме­нения в технологиях) воздействуют предшествующие события внутри экономической системы, то этот фактор роста, как и сам экономический рост, можно считать эндогенным. Этим принципом, разрабатывая тео­рию эндогенного роста, пользуются представители новой классической школы, с которыми мы познакомимся подробнее в главе 26. Более того, данный подход является инструментом, посредством которого в совре­менной теории роста предпринимается попытка пересмотреть позицию классиков, считавших технический прогресс и экономический рост экзо­генными. Действительно, у А. Смита и Д. Рикардо можно найти мысль о том, что развитие технологий стимулируется жаждой прибыли, у выда­ющегося австрийского экономиста Й. Шумпетера — о том, что при опре­деленных условиях, сложившихся в экономике, появляются «толпы» изобретателей» («swarms» of inventors). Конечно, вряд ли на этом осно­вании можно причислить данных ученых к сторонникам эндогенного ро­ста, а вот черпать из их рассуждений идеи для эндогенных теорий, ус­матривая в них классические корни, представляется вполне корректным.

Однако не следует впадать в крайность: если в экономике почти все взаимосвязано, то, исходя из вышеупомянутого принципа, вообще не должно существовать экзогенных переменных.

Итак, насколько экономический рост действительно является

экзогенным или эндогенным — вот однаиз центральных проблем современных теорий экономического роста.

Благодаря научному импульсу, который дали исследования экономи­ческого роста Р. Солоу, появилось множество альтернативных моделей, вошедших в экономическую теорию под общим названием модели эн­догенного экономического роста.

Еще в 1940-1960 гг. в рамках неоклассических подходов к построе­нию моделей роста сложилось представление о том, что наряду с ос­новными производственными факторами — трудом и капиталом — важ­ную роль играет технический прогресс, трактуемый как особый фактор производства (см. § 5 настоящей главы). Исследования, выполненные на базе трехфакторных (труд, капитал, технический прогресс) моделей экономической динамики на статистическом материале США, в различ­ные периоды всегда давали достаточно высокие оценки вклада техни­ческого прогресса в обеспечение экономического роста. Эти оценки (без учета поправок на повышение качества рабочей силы и капитала) варь­ировали от 33% в статистических рядах за 1909-1929 гг. у Э. Дэнисона до 78% в рядах за 1929-1957 гг. у С. Кузнеца и 69% в рядах за 1948-1979 гг. у некоторых других ученых.1 С учетом же указанных поправок вклад третьего фактора, которому в традиционных неоклассических моделях приписывался экзогенный характер, все же оставался на отно­сительно высоком уровне. Однако большинство теоретических моделей того периода, за исключением содержащих инновационные идеи Й. Шумпетера и Н. Д. Кондратьева, ограничивалось предположением, что технический прогресс зависит от времени (t) и слабо связан с про­цессами внутри самой моделируемой системы.

Итак, в традиционных моделях роста, разработанных в 1940-1960-е гг., основное внимание уделялось значению труда и капитала. Технический прогресс, или технологический рост, рассматривался исключительно как экзогенный фактор.

В последнее десятилетие XX в. были построены качественно новые
теоретические модели, в которых предпринята попытка обосновать эн­
догенную природу технологических изменений,
порождающих рост.
Принципиальная особенность этих моделей заключается в том, что их
производственная функция содержит в той или иной форме новую пе­
ременную — человеческий капитал, — характеризующую объем научных
знаний и практического опыта, накопленных в процессе обучения. «Но­
вая теория роста», разработанная в 1980-х гг. американским экономис­
том Полом Ромером и его последователями, поставила во главу угла
технологическое развитие. Согласно этой
теории, прирост знания имеет эндоген- __________

ный характер и связан с такими эконо- , www.ptpu.ru/issues/5_oo/i2_5

мическими факторами, как улучшение htm

Глава 25

Экономический рост

возможностей для получения прибыли или рост образования. Таким образом, темпы технологических перемен отнюдь не стабильны, а их скорость в значительной мере зависит от деятельности государства и отдельных компаний. На основании построенной модели П. Ромер де­лает вывод, что страны с большим накопленным объемом человеческо­го капитала будут иметь более высокие темпы развития.

Важно отметить, что в моделях эндогенного роста решения эконо­мических агентов, например, такие, как склонность к сбережению до­машних хозяйств или политика правительства в области налогообложе­ния определяют не только равновесный уровень подушевого дохода, но и долгосрочные темпы роста экономики. Тем самым значительно повы­шается роль экономической политики в формировании экономической динамики.

Исследователи из Великобритании и Канады Ф. Эгийон и П. Хоуитт предложили модель эндогенного роста, связанную с особенностями тех­нического прогресса, и, в частности, с характером инноваций.1 По мне­нию Р. Солоу, эти ученые сумели «придать некоторую точность туман­ной идее Шумпетера о «созидательном разрушении» (creative distruction).2И.Шумпетер, в сущности, рассматривал идею эндогенного экономического роста, связывая массовый всплеск инноваций в опреде­ленные периоды времени с предшествующим экономическим развити­ем, о чем упоминалось выше.

1 Aghion P., Howitt P. A Model of Growth through Creative Destruction.Econometrica. March 1992, pp. 322-352.
2 Солоу Р. Перспективы тео­ рии роста. Мировая экономика и международные отношения. 1996. №8. С.75.
Солоу поясняет модель Эгий-она и Хоуитта: согласно ей, каж­дая последующая инновация «убивает» своих предшествен­ниц. Мы можем привести в каче­стве примера персональные ком­пьютеры, которые сделали не­нужным производство пишущих машинок. Но иногда, по Солоу, инновации дополняют предше­ствующие нововведения и повы­шают их прибыльность.
3 Grossman G., Helpman Е. Innovation and Growth in the World Economy.Cambridge.MIT Press.1991.

Влияние международной торговли на современном этапе технологи­ческого развития в контексте эндогенно­го экономического роста изучалось Дж. Гроссманом (Принстонский университет) и Е. Хэлпманом (Университет Тель-Ави­ва).3 Их модель учитывает, в частности, возможность международного перелива капиталов для финансирования НИОКР (научно-исследовательских и опытно-кон-структорских разработок) и предсказыва­ет при определенных условиях формиро­вание транснациональных корпораций по мере приближения экономики к равновес­ной, сбалансированной траектории рос­та, т. е. к устойчивому состоянию в дол­госрочном динамическом периоде.

Теоретические выводы из представ­ленных моделей роста с эндогенным тех­ническим прогрессом находят подтверж­дение во многих тенденциях мирового развития, связанных с углублением про-

цессов глобализации. Так, в середине 1990-х годов 18% затрат на НИОКР в США и 14% в Великобритании обеспечивались за счет иност­ранного капитала.1

За период с 1960 по 1999 гг. производились многочисленные провер­ки базовой, или стандартной, модели Солоу и ее модификаций на осно­ве широкомасштабных статистических данных по множеству стран. Рас­четы показали, что норма сбережений,

темпы роста рабочей силы, а также инве-

1www.ptpu.ru/issues/5_00/ 12_5_00htm
2 Этот метод очень распрост­ ранен в новых теориях экономи­ ческого роста. Он удобен тем, что позволяет анализировать экономический рост в идеальных динамических условиях, когда колебания экономических пока­ зателей сглаживаются в долго­ срочном динамическом плане благодаря долговременному со­ впадению темпов роста произ­ водства и запасов капитала. Эко­ номика как бы движется по ус­ тойчивой (steady state), сбалан­ сированной траектории роста — тренду, находясь в устойчивом динамическом состоянии. Не следует смешивать динамичес­ кую устойчивость со статичес­ ким устойчивым равновесием, в котором экономические показа­ тели перестают изменяться, при­ обретая устойчивость: например, устойчивый уровень капиталово­ оруженности, при котором Ак = 0 или устойчивый уровень запасов человеческого капитала на одно­ го работника, при котором Дл = 0.
3 В российской экономичес­ кой литературе наблюдается большая путаница в связи с пе­ реводом на русский язык имени двух разных экономистов, имею­ щих одну и ту же фамилию — Ро­ мер (Romer). Пол Ромер (Paul М.Romer) — представитель шко­ лы «новой классической макро­ экономики», а Дэвид Ромер (David H. Romer) — представи­ тель школы «новых кейнсиан- цев». Подробнее о различных конкурирующих школах в макро­ экономике — см. гл. 26.

стиции в человеческий капитал весьма заметно коррелируют с темпами долго­срочного роста экономики в устойчивом динамическом состоянии. Таким обра­зом, появились предпосылки для фор­мирования нового направления иссле­дований, основанного на допущении влияния эндогенных факторов на долго­срочный экономический рост в большин­стве развитых и во многих развивающих­ся странах.

Эндогенные модели экономического роста, как правило, имеют общие ограни­чения, которые сводятся к следующему:

Во-первых, все эти модели воспроиз­водят условия экономического роста в долгосрочном динамическом плане. Во-вторых, независимо от уровня развития страны, экономика в них рассматривает­ся только в устойчивом динамическом состоянии (т. е. в условиях роста по ус­тойчивой, сбалансированной траекто­рии)2. В-третьих, физический и челове­ческий капитал при определенных усло­виях могут считаться взаимозаменяемы­ми факторами.

Более подробный анализ вклада че­ловеческого капитала в экономический рост начнем с довольно известной моде­ли MRWH. Грегори Мэнкью (Mankiw), Дэ­вида Ромера (Romer)3 и Дэвида Уэйла (Weil), разработанной в 1992 г. и вошед­шей в экономическую литературу под ан­глийской аббревиатурой, соответственно первым буквам фамилий названных авто-

Глава 25

Экономический рост

ров (MRW model).’1В российской экономической литературе она фигу­рирует под названием модель Мэнкью-Ромера-Уэйла. Данная модель представляет собой модификацию базовых моделей Кобба-Дугласа и Солоу с учетом фактора человеческого капитала.

Но вначале следует заметить, что проверка (верификация) модели Солоу, проведенная Мэнкью, Ромером и Уэйлом, показала, что коэффи­циент а (эластичность выпуска по фактору капитала, или доля капита­ла в совокупном доходе) составляет величину 0,6, а отнюдь не 0,3- 0,35, как предполагал сам автор. В чем же причина таких расхождений? Очевидно, фактор капитала следовало дезагрегировать, выделив соб­ственно физический капитал и человеческий капитал. Авторы моде­ли Мэнкью-Ромера-Уэйла включили в нее человеческий капитал (Н) в качестве самостоятельного фактора экономического роста, имеюще­го эндогенный характер, и производственная функция приобрела следу­ющий вид:

Y = Ka— №■ (AL}*-**, (25)

где а- коэффициент эластичности выпуска У по фактору физичес­кого капитала, р — коэффициент эластичности выпуска по фактору че­ловеческого капитала, 1-a-fi — коэффициент эластичности выпуска по фактору труда, AL — количество единиц эффективного труда.

Тогда производственная функция в расчете на одного работника (из­вестная нам из § 4 настоящей главы функция Солоу) с учетом челове­ческого капитала преобразуется в выражение:

у = kaл» (26)

Данное выражение получено посредством деления всех членов пре­дыдущей формулы (25) на AL: у = Y/AL, k = K/AL, h = H/AL.

Статистические проверки модифицированной модели показали в большинстве случаев коэффициент Д равный 0,3, что соответственно уменьшает значение а до величины, предполагаемой в базовой модели Солоу. Это становится понятным, поскольку значение параметра а от­носится только к физическому капиталу.

1 Mankiw N.G., Romer D., Weil Р А Contribution to the Empirics of Economic Growth. Quarterly Journal| of Economics. May 1992- pp. 407-437.

Так с помощью математических преобразований Мэнкью, Ромер и

Уэйл получили возможность проверить расширенную модель Солоу на

временных рядах и применять ее для межстрановых сопоставлений,

объясняющих различия в темпах и при­

чинах экономического роста.

Данная модель высвечивает следую-

щую закономерность для экономики с ус-

тоичивои траекторией роста (мы должны,

помнить, что при этом сохраняется уcло

вие / = S, а темпы увеличения к — запаса физического капитала на од­ного работника и темпы роста л запаса человеческого капитала на одного работника — равны между собой): если увеличение нормы сбе­режения s приводит к большему объему производства, то это обус­ловливает более высокий устойчивый уровень человеческого капита­ла, даже если доля дохода, идущего на накопление человеческого ка­птала, sHне изменяется.

Однако следует заметить, что увеличение темпов роста населения п отрицательно влияет на темпы накопления л при сбалансированном, устойчивом росте. Это очевидно, поскольку при прочих равных услови­ях, увеличение населения уменьшает объем человеческого капитала, приходящегося на одного работника.

Интересно, что эмпирическая проверка данной модели на разных группах стран обнаруживает закономерность в изменении величин а и р, подтверждающую важность вклада человеческого капитала в эконо­мический рост. Так, для стран, не относящихся к нефтедобывающим, a = 0,31; р = 0,28. В странах со средним уровнем развития эти показа­тели составили 0,29 и 0,3 соответственно. Для стран ОЭСР a =0,14; Р = 0,37. Такие результаты подтверждают выводы Мэнкью, Ромера и Уэйла о том, что чем дальше идет страна в своем экономическом раз­витии, тем большую роль для роста экономики играет качество или уро­вень развития человеческого капитала. Другие факторы — неквалифици­рованный труд и физический капитал — становятся относительно более пассивными, нейтральными и не вызывают заметных сдвигов в объеме производства.

При исследовании экономического роста необходимо учитывать, что инвестиции, в том числе, в человеческий капитал, и инновационная де­ятельность имеют значительный экстернальныи эффект, так как их результатами в виде прироста аккумулированных знаний может пользо­ваться все общество. К. Эрроу разработал модель роста с учетом эк-стернального эффекта, которая при определенных допущениях, прини­мает следующий вид:

у Б ка гL1a, (27)

где z- коэффициент эластичности совокупного выпуска (У) по отно­шению к общественному запасу производственных и управленческих знаний. Важнейшую роль в использовании таких знаний играет и обу­чение на опыте(learning-by-doing).

Предложенная К. Эрроу в 1962 г. концепция обучения на опыте была осно­вана на явлении, отмеченном в авиационной промышленности США. Число ча­сов работы, необходимое для сборки одного самолета на определенном мон­тажном стенде, постоянно уменьшается по мере того, как растет число произ­веденных самолетов. Обучение на опыте приводит к выигрышу времени. В ре-

Глава 25

Экономический рост

зультате, с одной стороны, число самолетов связано с числом отработанных часов (производственная функция), с другой, число необходимых рабочих ча­сов связано с числом уже выпущенных самолетов (обучение на опыте). Таким образом, мы наблюдаем обратное влияние производственной деятельности на научные знания, что приводит к ускорению научно-технического прогресса: чем больше производится продукции, тем больше происходит открытий и изобрете­ний, и, следовательно, появляется возможность производить еще больше. Кон­цепция К. Эрроу об обучении на опыте позволяет в некоторой степени объяс­нить стагнацию развивающихся стран: медленно развивающееся производство не дает возможности развивать технику и повышать квалификацию рабочих.1

Про бизнес:  Scrooge | Инвестиции и Трейдинг | паблик

Следует отметить, что в современных исследованиях экономическо­го роста проблема разграничения факторов на экзогенные и эндогенные — далеко не единственная дилемма. Например, разработка моделей роста с учетом положительного внешнего эффекта (положительных эк-стерналий) привлекла внимание к еще одной проблеме, связанной с эффектом отдачи от масштаба (см. гл. 10). Так, К. Эрроу полагал, что рассмотренная выше модель, представленная уравнением (27), имеет свойство постоянной отдачи от масштаба. Однако П. Ромер, продолжив­ший разработку данной модели, утверждал, что аккумулированный ка­питал, как и накопленные в обществе знания, автоматически приводят к эффекту возрастающей отдачи от масштаба. Соответственно, в форму­ле (27) должно выполняться условие (а г) >1.

В чем же проявляется эффект от аккумулирования знаний, вопло­щенных в человеческом капитале? Возникающий положительный вне­шний эффект дает возможность увеличивать доход на душу населения, объем капитала и потребления одновременно. Вспомним, что именно эту сложнейшую задачу экономической политики пытался решить Солоу в базовой модели.

Таким образом, государственная поддержка инвестиций в образова­ние, в научные исследования и разработки, аккумулирующие новые зна­ния, может рассматриваться как важнейший эндогенный фактор роста.

В других моделях экономического роста, посвященных исследова­нию вклада эндогенных факторов, — модель Юзавы-Лукаса и модель ак­кумулированного капитала («АК model»), основанная на идее К. Эрроу об обучении на опыте,2 — их авторы также обращают внимание на зави­симость темпов долгосрочного экономи­ческого роста от эндогенных факторов,

1 Arrow К. The Economic- Implications of Learning by doing Review of Economic Studies. 1962. — Vo| 29 № 80; СтолерюЛ. Равновесие и экономический рост «Статистика», М 1974. С. 331.
2Модель Х.юзавы созданная в 1965 г; модель Р.Лукаса в 1988 гю

прежде всего, от накопления человечес-

кого и физического капитала.

Итак, В неоклассических моделях эко-

номического роста современного поколе —

ния осуществляется попытка ученых от-

разить новые тенденции и ПОДХОДЫ В ЭКО-

номической науке. В частности, челове-

ческий капитал и обучение на опыте, а

также норма сбережения включаются в модель экономического роста в качестве его важнейших эндогенных факторов. Установленная зависи­мость между расходами на образование, нормами накопления челове­ческого и физического капитала и темпами долгосрочного экономичес­кого роста позволяет сделать предположение о том, что в условиях со­временного производства долгосрочный экономический рост может но­сить эндогенный характер.

Конечно же, рассмотренные тенденции подтверждаются не во всех случаях и не для каждой страны1, однако в целом положительный ре­зультат статистических проверок дает возможность использовать полу­ченные данные в качестве рабочих гипотез.

Сам Р. Солоу неоднозначно относится к попыткам создания теории эндогенного экономического роста. С одной стороны, он констатирует: «никто и не собирался отрицать, что технический прогресс, по крайней мере, частично, является эндогенным для экономики». С другой, автор знаменитой модели подчеркивает, что «в процессе НИОКР, безусловно, есть экзогенный (по крайней мере, к экономике) компонент. Та или иная область исследований возникает и сходит на нет совершенно непредс­казуемо и в экономической, и в любой иной науке, и в технике».2 Про­гресс знаний, по Солоу, имеет свою внутреннюю логику, которая может не совпадать с экономической логикой. В итоге Солоу приходит к выво­ду, что действительную ценность эндогенной теории роста придает ее попытка смоделировать эндогенный компонент технического прогрес­са в качестве неотъемлемой части теории экономического роста.

§

Неоклассики, в лице монетаристов, считают, что рыноч­ные механизмы в состоянии обеспечить долгосрочное общее экономи­ческое равновесие. Монетаристский подход к данной проблеме основан на представлениях классической школы о гибкости цен, ставки процен­та и ставок заработной платы. В условиях гибкости этих переменных из­менения в совокупных расходах влияют на уровень цен товаров, услуг и факторов производства и не оказывают воздействия на объемы про­изводства и уровень занятости. Какова же их аргументация?

По мнению неоклассиков, эластичная заработная плата делает не­возможной длительную вынужденную безработицу. Конкуренция между безработными за рабочие места будет способствовать установлению та-

Совокупный спрос IГлава 26

кой заработной платы, при которой предпринимателям становится вы­годно нанимать всех желающих работать. Таким образом, равновесная ставка заработной платы, определяемая в конкурентной борьбе безра­ботных за рабочие места, устанавливается на уровне, обеспечивающем полную занятость. Поэтому неоклассики считают, что рыночная эконо­мика самостоятельно поддерживает макроэкономическую стабильность и не требует государственного вмешательства. Более того, они считают, что государственное регулирование рынка труда, цен и совокупных рас­ходов способно подорвать макроэкономическую стабильность и усилить отклонения от равновесного состояния.

Кейнсианцы и неоклассики о краткосрочном и долгосрочном анализе. Понятие гистерезиса

Основное различие при анализе экономики в краткосроч­ном и долгосрочном периодах относится к оценке динамики цен. Кейн-сианская теория делает акцент на негибкости и жесткости цен в крат­косрочном периоде и подчеркивает, что фактический и потенциальный ВВП не всегда совпадают, причем фактический ВВП зависит от сово­купного спроса, а налогово-бюджетная и кредитно-денежная полити­ка, влияющие на величину совокупного спроса, могут использоваться для изменения равновесного объема ВВП.

Неоклассическая теория не отрицает, что в краткосрочном периоде существует некая инерция в установлении цен и заработной платы. Однако, в долгосрочном периоде цены и заработная плата обладают гибкостью, реагируют на изменения конъюнктуры и обеспечивают об­щее экономическое равновесие при полной занятости.

Следует иметь в виду, что различная эластичность цен и заработ­ной платы обусловливает разные результаты экономической политики в зависимости от временного периода.

Рассмотрение экономики в краткосрочном и долгосрочном аспектах построено на уже известной нам из глав 19 и 23 гипотезе естественно­гоуровня.Напомним, что ее суть состоит в следующем:

изменения в величине совокупного спроса оказывает влияние на ве­личину ВВП и занятость только в краткосрочном периоде. В долгосроч­ном периоде экономика возвращается к естественным уровням выпус­ка, занятости и безработицы.

Новые кейнсианцы(их взгляды более подробно будут рассмотре­ны ниже) выдвинули возражения против гипотезы естественного уров­ня. Они считают, что изменения в величине совокупного спроса могут воздействовать на объем ВВП и занятость не только в краткосрочном, но и долгосрочном периодах. Влияние прошедших событий на есте­ственные значения экономических переменных, таких как ВВП, безра-

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

ботица и занятость, в долгосрочном периоде получило название гис­терезиса.

Так, например, безработица, ставшая результатом спада, может при­вести к изменениям в целях, установках, стимулах поведения безработ­ных, их возможностей снова найти работу. Во-первых, известно, что длительность безработицы, превышающей более полугода, ведет к дек­валификации, потере человеческого капитала и фирмы неохотно нани­мают таких безработных даже в период наступившего экономического подъема. Во-вторых, безработица может коренным образом изменить целевые установки индивидуумов, часть безработных довольствуется своим существующим положением и перестает искать работу. В резуль­тате, в случае экономического подъема занятость не возвращается к своему первоначальному естественному уровню, а фрикционная безра­ботица возрастает.

Неоклассики и кейнсианцы о колебанияхсовокупногоспросаи совокупного предложения

Совокупный спрос (AD) и совокупное предложение (AS), факторы, определяющие их величину, а также факторы, смещающие кри­вые AD и AS, были рассмотрены в гл. 18. Здесь нам предстоит лишь отме­тить различия в трактовках колебаний AD и AS в неоклассической и кей-нсианской теориях.

Неоклассическая экономическая теория считает, что в основе коле­баний совокупного спроса лежит денежное предложение. Сокращение денежного предложения при данном объеме совокупного предложения уменьшает отношение MIP (реальные денежные запасы) и, следова­тельно, уменьшает совокупный спрос. При этом, кривая совокупного спроса AD сдвигается влево-вниз из положения Л01 до положения ADrа реальный доход сокращается с Y^ до У2(см. рис. 26.1).

Если предложение денег растет, например, вследствие налогово-бюджетной экспансии, сопровождаемой монетизацией долга, то при данном уровне AS отношение М/Р растет и увеличивается совокупный спрос; кривая ДО, смещается вправо в положение ADyа реальный до­ход увеличивается с У, до Y3.

Неоклассики считают изменения в динамике предложения денег’ главным фактором, определяющим совокупный спрос и уровень цен. Отсюда понятно важное значение, которое придают неоклассики и, прежде всего монетаристы, стабильности предложения денег (вспомним о монетарном правиле из гл. 20).

Кейнсианская теория не отрицает воздействия изменений в денеж­ном предложении на совокупный спрос. Однако, кейнсианцы считают,

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

Глава 26 Р

О Y2 Y, Y

Р

О Y, Y2 ^

Рис. 26.1. Сдвиг кривой AD влево вследствие

сокращения предложения денег

Рис. 26.2. Сдвиг кривой AD вправо вследствие налогово-бюджетной экспансии

что помимо изменений денежной массы, причиной колебаний совокуп­ного спроса может быть стимулирующая налогово-бюджетная политика или изменение скорости обращения денег. Так, например, рост государ­ственных расходов при данном уровне Р сдвинет кривую AD: в положе­ние AD2, а реальный доход увеличится с У, до У, (см. рис. 26.2).

Еще больше расхождений у неоклассиков и кейнсианцев в трактов­ке конфигурации кривой совокупного предложения AS, о чем шла речь в гл. 18. В соответствии с неоклассической теорией кривая предложе­ния является вертикальной линией; ее положение определяется есте­ственным уровнем безработицы, затратами капитала и не зависит от

О Y*

Рис. 26.3. Кривая AS: Неоклассическая модель

уровня цен. Классическая вертикальная кривая AS является долгосроч­ной кривой совокупного предложения (см. рис. 26.3).

Долгосрочная кривая совокупного предложения AS показывает, что объем ВВП не зависит от уровня цен, а изменения в совокупном спро­се, например, сдвиг кривой AD1до положения кривой AD2, влияет лишь на уровень цен и не окажет никакого воздействия на равновесный объем ВВП.

Как отмечалось выше, кейнсианская теория считает цены и заработную плату неизменными в краткосрочном периоде. Вследствие негибкости цен кейнсианская краткосрочная кривая совокупного предложения AS являет­ся горизонтальной линией (экстремальный случай). При таком предполо­жении изменения в совокупном спросе оказывают влияние на равновесный объем ВВП. Так, сдвиг кривой из положения AD^ в положение AD2увели­чивает равновесный объем производства с У, до У2 (см. рис. 26.4).

О Y, Y2 ^
Рис. 26.4. Кривая AS: Кейнсианская модель

р

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

Совокупный спрос I В условиях роста совокупного спроса предприниматели могут про­дать больше продукции, поэтому они увеличивают занятость, количе­ство отработанных часов, увеличивают загрузку производственных мощ­ностей, в результате чего и растет объем производства.

Теория экономики предложения

В конце 1970-х — начале 1980-х гг. основными противо­стоящими экономическими школами были неокейнсианство и монета­ризм. Наряду с ними, в начале 1980-х годов активно заявила о себе еще одна группа экономистов, которых называют сторонниками теории экономики предложения.

Представителями этой школы являются американские экономисты А. Лаффер, М. Фелдстай, Н. Боскин, П. К. Роберте и другие. Некоторые из них занимали высокие посты в администрации президента США Р. Рейга­на и использовали теоретические разработки этой школы в экономической политике; в частности, в соответствии с ее рекомендациями в 1980-е гг. в США была проведена реформа по сокращению налогового бремени.

Основными идеями сторонников теории экономики предложения яв­ляется перенос внимания на исследование совокупного предложения, поиск эффективных экономических стимулов и сокращение налогов. Экономические стимулы, такие, как вознаграждение за труд, сбереже­ния, инвестиции и предпринимательство, оказывают влияние на те эко­номические переменные, которые, по мнению сторонников рассматри­ваемой теории, являются основой экономического роста. Действие этих стимулов находится в обратной зависимости от налоговых ставок. Вы­сокие налоги снижают предложение труда и капитала, сдерживают предпринимательскую активность. Поэтому сокращение налогов будет способствовать увеличению предложения труда, капитала, повышению предпринимательской инициативы и ускорению экономического роста.

Налоговая система, по мнению сторонников теории экономики пред­ложения, должна быть инструментом управления совокупным предло­жением, а не совокупным спросом.

§ 2. Оценка роли денег в неоклассической

и кейнсианской моделях

Неоклассическая теория в ее монетаристском варианте использует при анализе ОЭР уже известную нам из гл. 20 формулу ко­личественного уравнения обмена:

MV = PY (1)

Левая часть уравнения MV есть не что иное, как расходы на потре­бителей на покупку товаров и услуг. Правая часть уравнения PY пред­ставляет собой выручку продавцов. Это уравнение показывает, что предложение денег определяет объем производства в номинальном выражении, а последний зависит от уровня цен и количества произве­денной продукции.

Количественное уравнение обмена можно представить в показате­лях спроса и предложения денег в реальном выражении. На основе кем­бриджского уравнения мы можем записать:

M=kPY (2)

или,

MIP = (MIP)D= kY (3),

где /с = MV

Данное уравнение показывает, что предложение реальных денег MIP равно спросу (MIP)D, и что спрос пропорционален количеству про­изведенной продукции. Отсюда видно, что рост Р сокращает MIP и, сле­довательно, уменьшает У, поэтому кривая совокупного спроса имеет от­рицательный наклон. При данной скорости обращения денег совокуп­ный спрос определяется величиной предложения денег. Поэтому при по­вышении цен и неизменной скорости обращения (V) требуется больше денег для реализации номинального ВВП, а общее количество покупае­мых товаров и услуг, т. е. совокупный спрос, сокращается.

Основное кейнсианское уравнение общего экономического равнове­сия выглядит следующим образом:

C I G NX=Y (4),

где С — потребительские расходы,

/ — инвестиционные расходы,

G — государственные расходы,

NX- расходы на чистый экспорт.

Левая часть уравнения (4) показывает совокупные расходы, или со­вокупный спрос, а правая — объем производства, или совокупное пред­ложение. Увеличение совокупных расходов, при данном уровне цен, сдвигает кривую AD вправо и увеличивает равновесный объем ВВП (У). Неценовые факторы совокупного спроса были рассмотрены в гл. 18. Здесь отметим, что кейнсианский подход к макроэкономическому равно­весию акцентирует внимание на совокупном спросе как факторе, опре­деляющем изменения в величине равновесного ВВП.

Кроме того, кейнсианское уравнение (4) можно трансформировать в количественное уравнение обмена (3). Совокупные расходы представ­ляют собой предложение денег умноженное на скорость их обращения, т. е. С / G NX = MV. Номинальный ВВП — это произведение ре­ального дохода на уровень цен, или дефлятор, т. е. ВВП (У) = PY.

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

Таким образом, уравнение «совокупные расходы — национальный доход» и количественное уравнение обмена представляют два разных аналитических подхода к одной и той же проблеме — общему экономи­ческому равновесию.

Деньги являются составной частью имущества в неоклассической и кейнсианской теориях, поэтому изменения в кредитно-денежной поли­тике оказывают воздействие на экономическую конъюнктуру через сек­тор имущества.Однако сектор имущества в неоклассической и кейнси­анской моделях трактуется по-разному, что обусловливается различны­ми представлениями омеханизме денежнойтрансмиссии, или пере­даточном механизме.Другими словами, речь идет о различной оценке влияния предложения денег на объем номинального ВВП.

В кейнсианской модели, помимо денег, в состав имущества входят ценные бумаги (облигации), и поэтому одним из передаточных звеньев монетарного импульса является ставка процента.

В неоклассической модели, помимо денег и облигаций, в состав имущества входит и реальный капитал, поэтому изменения денежного предложения влияют на совокупный спрос и номинальный ВВП через эффект замещенияи эффект имущества.

Так, увеличение денежного предложения снижает ставку процента и вызывает рост реальных денежных запасов. В этом случае сработает эффект замещения, так как снижение доходности по облигациям приве­дет к росту спроса на реальный капитал и инвестиции. Кроме того, уве­личение реальных денежных запасов будет стимулировать спрос как на финансовые и реальные активы, так и на потребительские товары и услуги, в чем и проявит себя эффект имущества. Нетрудно заметить, что оба эффекта вызывают рост совокупного спроса.

В кейнсианской модели изменение денежного предложения воздей­ствует на процентную ставку, а посредством последней — на уровень ин­вестиций и на номинальный ВНП. Вместе с тем, кейнсианская теория отмечает, что изменение денежного предложения не всегда достигает поставленных целей. Так, например, политика дешевых денег, проводи­мая в условиях экономической и социально-политической нестабильно­сти, может оказаться малоэффективной, так как коммерческие банки не захотят рисковать, и не будут выдавать ссуды под инвестиции, да и предприниматели в таких условиях сократят инвестиционный спрос.

Кроме того, в ситуации технологических прорывов и оптимистичных прогнозов относительно будущих прибылей политика дорогих денег мо­жет лишь незначительно повлиять на инвестиционный спрос. Таким об­разом, кредитно-денежная политика, при определенных условиях будут неэффективной и непредсказуемой.

Напротив, монетаристы считают, что кредитно-денежная политика

оказывает вполне предсказуемое воздействие на экономику. Во-первых, изменение денежного предложения влияет непосредственно на совокуп­ный спрос через изменение спроса на финансовые и реальные активы. Во-вторых, при неполной занятости изменения денежного предложения могут повлиять в краткосрочном периоде на реальный ВВП, объем про­изводства и занятость. В долгосрочном периоде изменения денежного предложения влияют лишь на номинальный ВВП.

Подобная трактовка роли денег обусловливает разграничение эко­номики на два сектора: номинальный, или денежный и реальный, каж­дый из которых характеризуется самостоятельными переменными.

К реальным переменным относятся такие количественные показате­ли, как реальный объем ВВП — количество товаров и услуг, произведен­ных в определенном году, накопленный капитал — объем физического капитала, накопленного на определенный момент времени. Кроме коли­чественных переменных, реальный сектор характеризуют относитель­ные цены — реальная заработная плата и реальная ставка процента.

Денежный сектор характеризуют номинальные переменные, такие, как уровень цен, темп инфляции, номинальная заработная плата.

Разграничение макроэкономических показателей на номинальные и реальные переменные получило название классической дихотомии.Такое разграничение позволяет изучать номинальные показатели, абст­рагируясь от реальных. Неоклассическая макроэкономическая теория исходит из представлений о нейтральности денег, согласно которым изменение количества денег не влияет на реальные переменные: объем и структуру выпуска, занятость и относительные цены.

Утверждение неоклассиков о влиянии денег лишь на номинальные показатели ВВП покоятся на неявной предпосылке о стабильности ско­рости обращения денег.1В действительности, если в количественном уравнении обмена MV = PY, V постоянна, то изменение М вызовет про­порциональное воздействие на PY, т. е. номинальный ВВП. Расширение денежного предложения увеличивает совокупный спрос и номинальный ВВП на величину, пропорциональную приросту денежного предложения. В результате, соотношение PYIM, определяющее скорость обращения денег, не меняется.

1 Или стабильности отношения 1/v =k, т.е коэффициента монетизации, который соответствует желаемому спросу на реальные денежные запасы (М/Р).

Например, если принять величину У за неизменную, то, допустим, в некоем начальном периоде

М

= 200

млрд.долл, a PY =400 млрд. долл. Тогда

V = 2, a MIP (реальные денежные запа

сы) равны 1/2. Если монетарные властиу

величивают предложение денег в 2 раза,

то М = 400. При неизменности У, начинается

давление на цены в сторону

Совокупный спрос IСовокупный спрос IГлава 26

их повышения, так как население стремится поддерживать неизменной величину реальных денежных запасов. Величина PY составит 800 млрд. долл. Таким образом, V по-прежнему составит 800/400 = 2. Доказатель­ство стабильности скорости обращения денег у монетаристов основано на концепции изложенного выше передаточного механизма кредитно-де­нежной политики.

Кейнсианцы же считают скорость обращения денег непостоянной, а вследствие этого кредитно-денежную политику непредсказуемой. Дока­зательство нестабильности скорости обращения денег основано на кей-нсианской концепции спроса на деньги. Трансакционный спрос на день­ги и спрос по мотиву предосторожности индуцируют в экономику день­ги, которые обращаются потоке «доходы — расходы» и имеют положи­тельную скорость обращения. Спрос на деньги со стороны активов (спе­кулятивный спрос) не включает деньги в поток «доходы — расходы», эти деньги не обращаются, т. е. скорость их обращения равна нулю.1 Поэто­му скорость обращения всего денежного потока будет зависеть от про­порции, в которой денежное предложение распределяется между день­гами для сделок и деньгами в качестве активов. Относительное увели­чение спекулятивного спроса на деньги уменьшает скорость обращения денег, и наоборот, относительное увеличение трансакционного спроса на деньги и спроса по мотиву предосторожности повышает скорость обращения денег.

§ 3. Активная и пассивная экономическая

политика в альтернативных моделях ОЭР

Противоположные позиции неоклассиков и кейнсианцев по проблеме стабильности общего экономического равновесия предоп­ределяют и выбор разных типов экономической политики.

Неоклассики, придерживающиеся позиции о стабильности ОЭР, счи­тают, что государство не должно проводить антициклические мероприя­тия, поскольку в ходе циклических колебаний экономика в состоянии прийти в равновесие с помощью рыночных механизмов.

1 Действительно, деньги, рас- ходуемые на покупку облигаций, не включаются в известный нам из гл. 16 кругооборот доходов ирасходов: на них не покупаются товары и услуги, производимые фирмами.

Задача государства, по мнению нео-классиков, заключается в поддержании

постоянного темпа роста денежного пред-

ложения в соответствии с монетарным

правилом и обесечении стабильности
цен. Такой тип экономической политики и

называют пассивной.

Экономическая политика, которая

реагирует как на текущее, так и прогнозиру-

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

емое состояние экономики, называется активной.Кейнсианцы, отри­цающие стабильность ОЭР, придерживаются активной экономической политики.

Различают две разновидности активной экономической политики. Первая включает в себя комплекс мер в налогово-бюджетной и кредитно-денежной сфере, проводимых в ответ на возникновение серьезных потря­сений и отклонений в экономике. Таким образом, активная экономическая политика имеет антициклическую направленность. Такой тип экономичес­кой политики применялся многократно правительствами разных стран в периоды глубоких экономических спадов и высокой безработицы.

Вторая разновидность активной экономической политики называет­ся тонкой настройкой, при которой налогово-бюджетные и кредитно-денежные инструменты применяются для корректировки номинальных и реальных переменных в ответ на незначительные отклонения в эко­номике. В режиме тонкой настройки работают автоматические (встроен­ные) стабилизаторы, такие, как прогрессивные налоги и выплаты посо­бий по безработице (см. гл. 22). Например, по мере уменьшения дохо­дов граждан и корпораций период экономического спада налоговое бре­мя сокращается без внесения каких-либо изменений в налоговое зако­нодательство, что предотвращает резкое сужение совокупного спроса. Аналогичным образом действует увеличение выплат пособий по безра­ботице в период экономического спада. Применение других инструмен­тов налогово-бюджетной политики в качестве элементов тонкой на­стройки, вследствие длительных лагов регулирования (лаг решения, лаг воздействия), затруднительно.

Более оперативными в этом плане являются кредитно-денежные ин­струменты, которые имеют непродолжительные лаги и быстрее реаги­руют на текущую экономическую конъюнктуру.

§ 4. Кейнсианцы и неоклассики

о приоритетах и результативности

налогово-бюджетной

и кредитно-денежной политики

Инструменты кредитно-денежной и налогово-бюджетной политики были рассмотрены в гл. 20 и 22. Здесь мы проанализируем лишь различия в интерпретации последствий кредитно-денежной и налогово-бюджетной стабилизационной политики в рамках кейнсианской и неоклас­сической теории.

Кейнсианская и неоклассическая теория по-разному оценивают эф­фективность налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики. Эф-

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

О Y, Y2 ^

Рис. 26.5. Денежная экспансия:

кейнсианская модель «IS-LM»

фективность экономической политики можно оценивать по степени воз­действия тех или иных инструментов на изменения общего объема вы­пуска (дохода).

Результативность налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики в значительной степени зависит от величины соответствующих мульти­пликаторов: мультипликатора государственных расходов, налогового муль­типликатора и денежного мультипликатора, а также чувствительности ин­вестиций к ставке процента и чувствительности спроса на деньги к ставке процента.

Кейнсианская теория считает налогово-бюджетную политику бо­лее эффективной. Предпочтение кейнсианцев мерам налогово-бюджет­ной политики основано на предположении о нечувствительности инвес­тиций к ставке процента и большой чувствительности спроса на деньги по отношению к проценту. Графически это можно интерпретировать как крутую кривую / и пологую кривую MD, или крутую кривую IS и пологую кривую LM (см. рис. 26.5 и Приложение 2 к гл. 22). При такой предпо­сылке действие монетарной политики мало эффективно. Так, при уве­личении номинального предложения денег кривая LM1сдвинется впра­во-вниз в положение кривой LM2и экономика перейдет в новое состояние равновесия в точке Е2, которой соответствует более низкая ставка процен­та г2и незначительно возросший объем выпуска У2 (см. рис. 26.5).

Неоклассики, напротив, отдают приоритет кредитно-денежной политике. По мнению неоклассиков, увеличение номинального предло­жения денег сдвигает в краткосрочном периоде кривую LM, вправо-вниз в положение LM2(см. рис. 26.6) и устанавливается краткосрочное рав­новесие в точке £2, которой соответствует возросший объем выпуска У2 и более низкая ставка процента г2.

Однако рост цен приведет к уменьшению реального запаса денеж-

О Y* Y2ry

Рис. 26.6. Денежная экспансия:

неоклассическая интерпретация

ных средств и сдвигу кривой Ш2 в долгосрочном периоде в первона­чальное положение LMr

Кроме того, крайний случай неоклассической теории предполагает вертикальную кривую LM. В этом случае спрос на деньги совершенно не­чувствителен к ставке процента. Нетрудно заметить, что при таком поло­жении кривой LM любой сдвиг этой кривой будет оказывать максимальное воздействие на уровень номинального дохода. Вертикальная кривая LM подчеркивает большую эффективность кредитно-денежной политики.

Таким образом, итогом стимулирующей кредитно-денежной политики в неоклассической теории является рост цен и неизменный уровень реаль­ных переменных в долгосрочном периоде (принцип нейтральности денег).

Налогово-бюджетная политика, по мнению неоклассиков, менее эф­фективна по сравнению с монетарной. Рассмотрим неоклассическую ин­терпретацию последствий налогово-бюджетной политики в модели «IS — LM» (см. рис. 26.7).

На рис. 26.7 вертикальная линия представляет собой уровень вы­пуска У*, соответствующий полной занятости. Увеличение государствен­ных расходов или сокращение налогов сдвигает кривую /S, вправо-вверх в положение кривой IS2. Если бы фирмы могли расширить совокупное предложение и удовлетворить возросший спрос, то равновесие переме­стилось бы в точку £*. Однако, в условиях полной занятости возросший совокупный спрос обостряет конкурентную борьбу между фирмами, по­вышает спрос на труд, что ведет к росту заработной платы, издержек производства и уровня цен. Рост уровня цен при постоянном предложе­нии денег будет означать уменьшение реального запаса денежных средств, что приведет к увеличению равновесной ставки процента г для каждого равновесного дохода У и, следовательно, к сдвигу кривой LM: влево-вверх в положение кривой LM2.

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

Совокупный спрос I

Рис. 26.7. Налогово-бюджетная экспансия:

неоклассическая интерпретация

В результате, будет достигнуто новое равновесие в точке £2. В этой точке сработает эффект вытеснения, так как возросшая ставка процен­та сокращает потребительские и инвестиционные расходы на величину, равную росту государственных расходов.

§ 5. Кейнсианцы и неоклассики о проблемах

дискреционной и автоматической экономической политики

Выше мы рассмотрели различия во взглядах неокласси-ков и кейнсианцев относительно налогово-бюджетной и кредитно-денеж­ной политики. Эти теории по-разному оценивают не только содержание и эффективность двух видов экономической политики, но также и спо­собы ее осуществления. Напомним, что различают дискреционную и ав­томатическую налогово-бюджетную и кредитно-денежную политику. Ин­струменты дискреционной и автоматической политики были рассмотре­ны в гл. 20 и 22.

Дискреционная экономическая политика носит явно выраженный ан­тициклический характер. Кейнсианская теория отдает предпочтение это­му способу воздействия на экономическую конъюнктуру, так как считает нестабильность характерным свойством рыночной экономики. Посколь­ку экономика регулярно испытывает шоки совокупного спроса и совокуп­ного предложения, проведение антициклической налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики, направленной на сглаживание амплиту­ды циклических колебаний, является необходимым условием преодо­ления затяжных экономических спадов или «перегревов» экономики.

Однако, при осуществлении дискреционной экономической поли­тики возникает ряд проблем, которые способны свести на нет ее эф­фективность. Одна из таких проблем, как подчеркивают неоклассики, заключается в запаздывании воздействия политики на экономическую конъюнктуру в связи с лагами: лагами распознавания, лагами приня­тия решений и действия (см. гл. 17). Суть проблемы состоит в слож­ности правильного определения временных параметров отклонения.

Если отклонение носит кратковременный характер, то примене­ние налогово-бюджетных инструментов, требующее длительного пе­риода времени, может носить запоздалый характер и способно до­полнительно дестабилизировать экономическую ситуацию. Кредитно-денежная политика имеет более короткие лаги, поэтому больше под­ходит для краткосрочного регулирования экономики. Причем, в кейн-сианской концепции кредитно-денежная политика является более действенной в качестве сдерживающей перегрев «экономики» в пе­риод экономического бума. Однако точно предсказать продолжитель­ность циклических отклонений и лагов весьма затруднительно. В этих условиях невозможно определить, когда следует проводить стимули­рующую или сдерживающую экономическую политику.

Тем не менее, кейнсианская теория отдает предпочтение диск­реционной экономической политике и считает, что без принятия соответ­ствующих мер циклические отклонения могут привести к очень сильным ко­лебаниям объемов производства, уровня занятости и цен, преодолеть ко­торые самостоятельно рыночная экономика не в состоянии.

Неоклассики подчеркивают, что неопределенность продолжитель­ности отклонений и лагов предопределяет неэффективность и даже дестабилизирующий характер дискреционной экономической полити­ки. Поэтому неоклассическая теория считает, что автоматическая по­литика является более предпочтительной. Поскольку решающим фак­тором экономической активности и уровня цен, по мнению неоклас-сиков, является денежное предложение, постольку они отдают пред­почтение автоматической кредитно-денежной политике, суть которой сводится к осуществлению политики денежного таргетирования (оп­ределению целевых показателей денежных агрегатов М1 или М2) на основе монетарного правила.

§ 6. Неоклассический синтез

В послевоенный период ряд экономистов предприняли попытку объединить неоклассическую и кейнсианскую теории и разра­ботать теорию неоклассическогосинтеза.К сторонникам данной теории относятся П. Самуэльсон, Дж. Хикс, В. Леонтьев, Э. Хансен, Л. Клейн и другие.

Глава 26

Теорию неоклассического синтеза характеризует дуалистический подход, попытка совместить неоклассический микроанализ с принципа­ми кейнсианского макроанализа.

Сторонники неоклассического синтеза считают, что в экономике су­ществует тенденция к восстановлению нарушенного равновесия, что от­вечает неоклассическому подходу. Вместе с тем, они отмечают, что в силу ряда причин, таких как негибкость заработной платы, «ловушка ликвидно­сти» и неэластичность инвестиционного спроса по проценту, государствен­ное регулирование является необходимым, что соответствует кейнсиан-ской теории.

В микроанализе неоклассический синтез допускает наличие конку­рентного рынка, где решающая роль принадлежит потребителю. При этом в макроанализе допускается негибкость цен. Или, например, в мик­роанализе разделяется позиция неоклассиков о полной информирован­ности экономических агентов, совпадении ожидаемых и фактических ве­личин и совершенной рациональности поведения. В то же время, в мак­роанализе допускается несовершенство информации, ошибочность ожи­даний и невозможность совершенно рационального поведения.

С точки зрения неоклассиков, информированный предприниматель знает будущие издержки и цены, ставки заработной платы и оптималь­но распределяет ресурсы, получая максимальную прибыль. Однако при таком предположении осуществление кеинсианскои кредитно-денежной политики становится невозможно. Согласно неоклассическому синтезу, причиной неполной занятости является негибкость заработной платы. Для достижения полной занятости необходимо понизить ставку заработ­ной платы до уровня, при котором предприниматели смогут нанять всех желающих. Этого можно достигнуть путем повышения цен, повышения номинальной заработной платы и снижения номинальной заработной платы. Однако осуществление подобного сценария возможно лишь в том случае, когда экономические агенты не различают номинальные и реальные величины, что противоречит принципу рациональности и ин­формированности.

Таким образом, основная идея неоклассического синтеза — не отвер­гать и не противопоставлять, а объединять неоклассические подходы в области микроэкономики с кейнсианскими принципами в области макро­экономики, — является логически противоречивой, основанной на несов­местимых представлениях об одной и той же экономической системе.

Следует отметить, что годы расцвета неоклассического синтеза при­ходятся на 1950-1960-е гг. Это был период относительной стабильнос­ти экономики западных стран, что воспринималось сторонниками нео­клас

§

Теория реального экономического цикла(ТРЭЦ) раз­деляет ряд позиций теории рациональных ожиданий относительно мак­роэкономической политики государства. ТРЭЦ исходит из предпосылки о гибкости цен и заработной платы как в краткосрочном, так и долго­срочном периоде, независимости реальных показателей от номиналь­ных. Сторонники ТРЭЦ отмечают, что в результате шоков производи­тельности возникают циклические колебания в экономике. Источником колебаний являются технологические изменения, изобретение новых технологий, появление новых продуктов, совершенствование производ­ственных процессов. Данные изменения ведут к увеличению предель­ной производительности труда и капитала, расширению предложения товаров и услуг и увеличению прибыли.

Сторонники ТРЭЦ выделяют два канала распространения шоков производительности, посредством которых происходят циклические ко­лебания: накопление капитала и межвременнбе замещениетруда.

Повышение предельной производительности капитала стимулирует накопление физического капитала. Причем, каждому заданному уровню ставки процента будет соответствовать более высокий показатель пре­дельной производительности капитала и объема выпуска, что выразит­ся в смещении кривой совокупного предложения вправо-вниз.

Технологические нововведения окажут влияние и на совокупный спрос. Предприятия заинтересованы в применении более производитель­ной технологии, поэтому они повысят спрос на новую технику, что увели­чит совокупный спрос и сдвинет кривую совокупного спроса вправо-вверх. Последующий износ оборудования, снижение предельной производитель­ности капитала и уменьшение запаса физического капитала вызывает снижение выпуска.

Вторым каналом распространения циклических колебаний является межвременнбе замещение труда. Как известно, повышение предельной производительности труда и рост реальной заработной платы оказывает

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

двоякое воздействие на предложение труда посредством эффекта дохода и эффекта замещения (см. гл. 11). В том случае, когда эффект замещения преобладает над эффектом дохода, предложение труда растет и кривая предложения труда имеет положительный наклон. Если эффект дохода преобладает над эффектом замещения, то предложение труда сокраща­ется и кривая предложения труда имеет отрицательный наклон.

Сторонники ТРЭЦ подчеркивают, что взаимозамещение труда и от­дыха может происходить в рамках разных временных периодов. Если домашние хозяйства воспринимают рост реальной заработной платы и реальной процентной ставки как временное явление, то в соответствии с принципом рациональности они постараются воспользоваться преимуще­ством временно высокого уровня заработной платы и процента, увеличив предложение труда за счет сокращения досуга. Когда реальная заработ­ная плата и процент понизятся, домашние хозяйства уменьшат предложе­ние труда и увеличат время досуга. Таким образом, технологические из­менения в сочетании с эффектом межвременного замещения труда мо­гут оказывать значительное воздействие на объем выпуска.

Еще одним фактором, вызывающим нарушение макроэкономическо­го равновесия, по мнению сторонников ТРЭЦ являются шоки государ­ственных расходов.Причем, механизм воздействия шоков государ­ственных расходов в ТРЭЦ и кейнсианской теории различен.

Напомним, в кейнсианской теории увеличение государственных рас­ходов ведет к росту совокупного спроса. В ТРЭЦ рост государственных расходов ведет к увеличению процентных ставок и предложения труда, так как более высокий процент усиливает склонность к сбережениям, а дополнительный труд позволяет больше сберегать. Таким образом, рост государственных расходов увеличивает предложение труда, что обеспе­чивает более высокий объем выпуска.

Сторонники ТРЭЦ подчеркивают, что не колебания денежной массы оказывают влияние на объем выпуска, а наоборот, изменение объема выпуска под воздействием шоков предложения и шоков государствен­ных расходов вызывает изменения в денежной сфере. Сторонники ТРЭЦ считают, что цикличность развития — это объективная реакция экономики на шоки производительности и государственных расходов, не требующая государственного вмешательства в рыночный процесс.

§ 9. Новая кейнсианская теория

В ответ на критику кейнсианской теории со стороны но­вых классиков и других экономических школ в середине 1980-х гг. по­явилась новая кейнсианская теория.Ее представителями являются аме­риканские экономисты Дж. Акерлоф, О. Бланчард, Н. Мэнкью и другие.

Новая кейнсианская теория отвергает многие принципы новой клас­сической теории и, вместе с тем, пытается отойти от ряда уязвимых мест «старой» кейнсианской теории.

Новые кейнсианцысчитают несостоятельным положение новой классической теории о свободе выбора рабочими предложения труда при данном уровне процентной ставки и реальной заработной платы. Они подчеркивают, что в экстремальной ситуации экономического зас­тоя и спада рабочие не имеют возможности выбирать, сколько времени они желали бы работать. В подобной ситуации они вынуждены согла­ситься на определенный объем предложения труда, в том числе и воп­реки их желанию.

Новые кейнсианцы отвергают допущение новых классиков о гибкос­ти цен и заработной платы, обеспечивающих, по мнению последних, поддержание стабильного равновесия в экономике. Новые кейнсианцы отстаивают постулат о медленном приспособлении цен на товарных рынках и, в особенности, ставок заработной платы на рынках труда. Поэтому новые кейнсианцы считают, что факторы совокупного спроса и совокупного предложения медленно приходят в состояние равновесия.

Поскольку экономика медленно приходит в равновесное состояние, постольку, считают новые кейнсианцы, недогрузка производственных ющностей и безработица могут существовать в течение продолжитель-ого периода времени, тогда как в новой классической теории неполное использование экономических ресурсов может иметь место лишь в те­чение исключительно короткого периода времени.

При наличии принципиальных расхождений, новая кейнсианская и новая классическая теории имеют некоторые общие подходы. Это отно­сится к использованию микроэкономических решений, принимаемых экономическими агентами, для объяснения макроэкономических циклов. Кроме того, новая кейнсианская теория, подобно новой классической те­ории, использует сложный математический аппарат для выявления эко­номических закономерностей.

Сходства и различия имеются в допущениях новой и «старой» кейн­сианской теорий. Во-первых, общей предпосылкой этих теорий являет­ся положение о возможности длительного периода макроэкономическо­го неравновесия в связи с медленным приспособлением цен к изменя­ющимся рыночным условиям. Во-вторых, и новые, и «старые» кейнси­анцы считают, что неполное использование факторов производства но­сит вынужденный, а не добровольный характер.

В то же время, новая кейнсианская теория по иному подходит к ряду исходных посылок. Во-первых, это касается связи между номинальной ставкой заработной платы на рынке труда и ценой на рынках товаров и услуг. «Старая» кейнсианская теория связывает медленную подвиж­ность цен прежде всего с негибкостью, жесткостью номинальных ставок

Глава 26

Макроэкономическая политика в целом: альтернативные подходы

заработной платы, составляющей значительную часть издержек произ­водства. Новые кейнсианцы считают, что замедленная гибкость цен не требует для своего объяснения допущения о жесткости номинальной ставки заработной платы. Так, например, одним из факторов жестокос­ти цен могут быть издержки меню, которые представляют собой издер­жки, необходимые для изменения цен, например, расходы на рассылку новых каталогов, распечатку новых прайс-листов и т. п., которые и удер­живают фирмы от повышения цен.

Во-вторых, новая кейнсианская теория придает более серьезное значение роли ожиданий экономических агентов в принятии решений. Новые кейнсианцы, подобно новым классикам, считают, что экономичес­кие агенты, максимизирующие функцию полезности на микроуровне, ру­ководствуются в своих действиях рациональными ожиданиями.

В-третьих, различие относится к определению приоритетов в выбо­ре инструментов макроэкономического регулирования. «Старая» кейн­сианская теория отдает приоритет фискальным инструментам антицик­лического регулирования. Новые кейнсианцы не отдают предпочтения фискальным или кредитно-денежным инструментам. Они считают, что действенность тех или иных инструментов стабилизационной политики зависит от причин, вызвавших макроэкономическое неравновесие.

1 В нашем вводном курсе мы не останавливаемся на дискус­сионных проблемах методологии современной экономической тео­рии, в том числе, и связанных с оценкой реалистичности предпо­сылок (допущений). В специаль­ных курсах по методологии, предполагающих обучение на промежуточном или продвинутом уровне, рассматриваются и кон­цепции, отличающиеся от офи­циальной методологии экономи­ческой науки, требующей, в част­ности, экспериментальной про­верки теории для установления ее истинности.

Итак, мы рассмотрели взгляды основных экономических школ по различным проблемам макроэкономики и макроэкономической полити­ки. Разнообразие взглядов отражает сложность предмета исследования. Кроме того, появление новых взглядов и школ свидетельствует о посто­янном развитии макроэкономической теории, в том числе под воздей­ствием изменения и развития самой экономики, появления новых про­блем, требующих своего разрешения на базе научных знаний. И последнее. Не следует торопиться присваивать ярлык «правильная» или «неправильная» той или иной теории. Ложность или истин­ность теории, возможность ее примене­ния в практике макроэкономического ре­гулирования во многом зависит от того, насколько исходные принципы и допуще­ния теории соответствуют реальным ус­ловиям развития экономики.1

Основные понятия

Стабильность общего

экономического равновесия Гипотеза естественного уровня Гистерезис

Теория экономики предложения Сторонники теории

экономики предложения Классическая дихотомия Нейтральность денег Сектор имущества Механизм денежной трансмиссии Передаточный механизм Эффект имущества Стабильность скорости

обращения денег Активная экономическая политика Пассивная экономическая политика Тонкая настройка Стимулирующая экономическая

политика Сдерживающая экономическая

политика Теория рациональных ожиданий Теория неоклассического синтеза Новые классики Несмещенные прогнозы Супернейтральность денег Информационные проблемы Политика сюрпризов Кредит доверия Несовместимость во времени Шоки производительности Межвременное замещение труда Шоки государственных расходов Теория реального

экономического цикла Новая кейнсианская теория Новые кейнсианцы Издержки меню

stability of general

equilibrium natural-rate hypothesis hysteresis

supply-side economics supply-siders

classical dichotomy

neutrality of money

assets sector

money transmission mechanism

transfer mechanism

property effect

stability of money

circulation velocity active economic policy passive economic policy fine tuning expansionary

economic policy contractionary economic policy

rational expectations theory neo-classical synthesis theory new classics unbiased forecasts supemeutrality of money information problems surprise policy credibility

dynamic inconsistency productivity shocks intertemporal substitution of labor state expenditures shocks real business cycle theory

new Keynesian theory new Keynesians menu costs

§

Глава 27

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

‘лава 27. ТЕОРИЯ СРАВНИТЕЛЬНЫХ

ПРЕИМУЩЕСТВ И ПРОТЕКЦИОНИЗМ

Международная экономика (international economics) представляет собой особый раздел экономической теории. Предме­том ее изучения является обмен между странами в сфере товаров и услуг, финансовые потоки и перемещение факторов производства. Развитие мировых экономических связей испытывает на себе воздей­ствие целого ряда специфических факторов. Во-первых, в мировом хозяйстве экономические связи складываются между суверенными государствами, и поэтому они, как правило, гораздо в большей сте­пени подвержены государственному контролю, причем в каждой стра­не складывается своя особая система экономического регулирова­ния. Во-вторых, в рамках мирового хозяйства не существует единой денежной системы, и в международных экономических отношениях используются валюты разных стран. Наконец, в-третьих, ресурсы на международном уровне гораздо менее мобильны, чем внутри страны, что существенно меняет механизмы конкуренции, принципы ценооб­разования и т. д.

В современных условиях усиливающаяся взаимозависимость на­циональных экономик оказывает все большее воздействие на разви­тие каждой отдельной страны. Учет этого обстоятельства является необходимым условием проведения эффективной государственной экономической политики.

«Свобода торговли со­стоит в предоставлении лю­дям возможности продавать и покупать так, как они это­го хотят…Протекционистс­кие тарифы — такое же при­менение силы, как и установ­ление блокады с помощью войск, и цель их та же — по­мешать торговле. Разница в том, что с помощью военной блокады страны мешают торговать своим врагам, а помощью протекционистских тарифов — своим собствен­ным гражданам».

Генри Джордж

Международная торговля играет все возрастающую роль экономическом развитии. На протяжении всего послевоенного перио­да объемы мировой торговли быстро увеличивались, и их среднегодо-ые темпы роста в 1,5 раза превышали темпы роста мирового объема производства. В результате внешняя торговля стала мощным фактором экономического роста, и значительно возросла зависимость стран от международного товарообмена.

Очевидно, что международная торговля развивается потому, что она приносит выгоду участвующим в ней странам. В связи с этим один из основных вопросов, на который должна ответить теория международной торговли, состоит в том, что лежит в основе этого выигрыша от внеш­ней торговли, или, говоря иначе, чем определяются направления внеш­неторговых ПОТОКОВ.

Теория сравнительных преимуществ

Основы теории международной торговли были заложены

конце XVIII — начале XIX вв. выдающимися английскими экономистами

Смитом и Д. Рикардо. А. Смит сформулировал теорию абсолютного

реимущества и, полемизируя с меркантилистами, показал, что страны

аинтересованы в свободном развитии международной торговли, по-

Глава 27

скольку могут выигрывать от нее независимо от того, являются ли они экспортерами или импортерами. Д. Рикардо доказал, что принцип абсо­лютного преимущества является лишь частным случаем общего прави­ла, и обосновал теорию сравнительного преимущества.

При анализе направлений развития внешней торговли следует учи­тывать два обстоятельства. Во-первых, экономические ресурсы — при­родные, трудовые и др. — распределены между странами неравномер­но. Во-вторых, эффективное производство различных товаров требует различных технологий или комбинаций ресурсов. При этом важно под­черкнуть, что экономическая эффективность, с которой страны способ­ны производить различные товары, может изменяться и действительно изменяется со временем. Другими словами, преимущества, как абсо­лютные, так и сравнительные, которыми обладают страны, не являются раз и навсегда данными.

Случай абсолютного преимущества.Какая-либо страна обладает абсолютным преимуществом, если есть такой товар, которого на еди­ницу затрат она может производить больше, чем другие страны. Рассмот­рим условный пример: две страны (Аргентина и Бразилия) производят два товара (зерно и сахар). Пусть, например, Аргентина на единицу зат­рат может произвести 50 т зерна или 25 т сахара, или любую комбинацию объемов этих продуктов в указанных пределах, а Бразилия при аналогич­ных затратах — 40 т зерна или 100 т сахара, или любую их комбинацию в указанных пределах (см. рис. 27.1а и 27.16). В этом случае, максималь­ные объемы потребления зерна и сахара в этих странах будут зада­ны линиями производственных возможностей (для упрощения анали­за мы пока предполагаем, что издержки замещения остаются постоян­ными, и поэтому эти линии прямые).

Ргентина

Совокупный спрос I

§

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

В нашем примере Аргентина обладает абсолютным преимуществом по зерну (то есть на единицу затрат в Аргентине можно произвести больше зерна), а Бразилия — по сахару. Эти абсолютные преимущества могут, с одной стороны, порождаться естественными факторами — осо­быми климатическими условиями или наличием природных ресурсов. Естественные преимуществаиграют особую роль в сельском хозяйстве и в отраслях добывающей промышленности. С другой стороны, преимуще­ства в производстве различной продукции (особенно в отраслях обрабаты­вающей промышленности) могут быть и приобретенными, т. е. обуслов­ленными развитием технологии, повышением квалификации работни­ков, совершенствованием организации производства и т. д.

В условиях, когда внешняя торговля отсутствует, каждая страна мо­жет потреблять только те товары и только то их количество, которое она производит, а относительные цены этих товаров на внутреннем рынке определяются относительными издержками их производства. В нашем примере эти цены составят: 1 т зерна = 0,5 т сахара в Аргентине и 1 т зерна = 2,5 т сахара в Бразилии.

Относительные цены на одни и те же товары в разных странах все­гда различны (в результате различий в обеспеченности факторами про­изводства, в используемых технологиях, квалификации рабочей силы и т. д.). Если эта разница превышает затраты на транспортировку товаров из страны в страну, то имеется возможность получать прибыль от внеш­ней торговли. Так, в нашем примере производитель зерна в Аргентине при реализации его на внутреннем рынке может в обмен получить только 0,5 т сахара, а в Бразилии этот же товар стоит в 5 раз дороже (2,5 т сахара). Этот условный пример показывает, что после установления торговых отно­шений между странами направления внешнеторговых потоков будут оп­ределяться разницей в соотношениях издержек производства. Аргенти­не будет выгодно экспортировать зерно и импортировать сахар, а Бра­зилии будет выгодно экспортировать сахар и импортировать зерно.

Чтобы торговля была взаимовыгодной, цена какого-либо товара на внешнем рынке должна быть выше, чем внутренняя цена равновесия на тот же товар в стране-экспортере, и ниже, чем в стране-импортере. Для нашего примера мировая цена на зерно должна устанавливаться в пре­делах: 0,5 т сахара < 1 т зерна < 2,5 т сахара. Предположим, что цена на мировом рынке установится на уровне 1 т сахара = 1 т зерна. Макси­мальные объемы потребления сахара и зерна теперь будут определять­ся линиями торговых возможностей, наклон которых определяется соотношением цен на зерно и сахар на мировом рынке. Выгода, полу­чаемая странами от внешней торговли, будет заключаться в приросте потребления, который может быть обусловлен двумя причинами: 1) из­менением структуры потребления и 2) специализацией производства.

В первом случае сложившаяся в странах структура производства не

Глава 27

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

Линии торговых возможностей

Линия производственных возможностей
Линии торговых возможностей

Совокупный спрос I

Совокупный спрос I меняется, но в результате внешней торговли меняется структура потреб­ления. Пусть, например, структура производства в Аргентине определя­ется точкой А на ее кривой производственных возможностей, а в Брази­лии — точкой В (см. рис. 27.1). Продавая на внешнем рынке часть про­дукции, по которой она обладает преимуществом, страна в обмен мо­жет теперь получить гораздо больше другого товара. Изменяя таким образом структуру потребления, страна увеличивает его общий объем, выходя за пределы границы производственных возможностей (тонкая пунктирная линия, выходящая из точки А на рис. 27.1а и из точки В на 27.16.

Во втором случае, когда уже меняется структура производства и происходит специализация на производстве того товара, по которому страна обладает преимуществом, обе страны могут увеличить объемы потребления и зерна, и сахара (например, точка А’ для Аргентины и точ­ка В’ для Бразилии). Это можно показать на простом цифровом при­мере (см. таблицу 27.1).

Случайсравнительного преимущества.Даже тогда, когда страна ни в чем не располагает абсолютным преимуществом, торговля остает­ся выгодной для обеих сторон. Изменим наш условный пример. Пусть Аргентина на единицу затрат по-прежнему может произвести 50 т зерна или 25 т сахара, но Бразилия при аналогичных затратах теперь произ-

Таблица 27.1

Выигрыш от внешнейторговли при абсолютном преимуществе

До специализации

Страна Производство Экспорт (-) Импорт ( ) Потребление Прирост потребления
Аргентина
зерно
сахар
0 0  
Бразилия
зерно
сахар
12 70 0 0 12 70  

После специализации

Аргентина        
зерно -20 10
сахар 20 5
Бразилия        
зерно 20 8
сахар -20 10

—>

Сахар

Сравнительное преимущество и выигрыш от внешней торговли

водит 67 т зерна или 100 т сахара (см. рис. 27.2а и 27.26). Другими слова­ми, Бразилия теперь обладает абсолютным преимуществом и по сахару, и по зерну. Однако до тех пор, пока в соотношениях внутренних цен между странами сохраняются различия, каждая страна будет располагать срав­нительным преимуществом, т. е. у нее всегда найдется такой товар, производство которого будет более выгодно при существующем соотно­шении издержек, чем производство остальных.

В нашем примере Аргентине производство обоих товаров обходится абсолютно дороже, чем Бразилии, но зерно оказывается относительно дешевле: 1 т зерна = 0,5 т сахара по сравнению с 1 т зерна = 1,5 т саха­ра в Бразилии. Таким образом, по зерну Аргентина обладает сравни­тельным преимуществом и может экспортировать зерно в обмен на са­хар. В свою очередь, Бразилии будет выгодно экспортировать сахар и импортировать зерно. Если страна специализируется на производстве того вида продукции, по которому она обладает сравнительным преиму­ществом, то это позволяет ей расширить объемы потребления. Более того, увеличится и совокупный объем выпуска продукции в масштабах всей мировой экономики. Он будет наибольшим тогда, когда каждый товар будет производиться той страной, в которой ниже альтернативные издержки.

Выигрыш стран от внешней торговли при наличии сравнительных преимуществ можно проиллюстрировать на цифровом примере (см. таб­лицу 27.2).

Сравнение ситуаций абсолютного преимущества и сравнительного преимущества позволяет сделать важный вывод: в обоих случаях выиг-

Глава 27

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

Совокупный спрос I Таблица 27.2 Выигрыш от внешнейторговли при сравнительном преимуществе

(мировая цена: 1 т сахара = 1 т зерна)

До специализации

Страна Производство Экспорт (-) Импорт ( ) Потребление Прирост потребления
Аргентина
зерно
сахар
20 15 0 0 20 15  
Бразилия
зерно
сахар
16 76 0 0 16 76  

После специализации

Аргентина        
зерно -20 10
сахар 20 5
Бразилия        
зерно 20 4
сахар -20 4

рыш от торговли проистекает из того факта, что соотношения издержек в отсутствие торговли (наклоны линий производственных возможностей) в разных странах различны. Таким образом, направления торговли оп­ределяются относительными издержками, независимо от того, имеет ли страна абсолютное преимущество в производстве какого-либо продукта или нет.

Торговля вусловиях возрастающихиздержек.До сих пор пред­полагалось, что издержки замещения неизменны при любых объемах производства. Из этого упрощающего допущения следовало, что страна максимизирует свой выигрыш от внешней торговли, если полностью специализируется на производстве продукта, по которому она обладает сравнительным преимуществом. В реальной действительности такой полной специализации не происходит, что объясняется, в частности, тем, что альтернативные издержки, как правило, возрастают по мере роста объемов производства (см. гл. 3, § 5).

В условиях возрастающих издержек факторы, определяющие на­правления торговли, те же, что и при постоянстве издержек. Обе стра­ны могут получить выигрыш от внешней торговли, если будут специа­лизироваться на производстве тех товаров, где они располагают срав­нительным преимуществом. Но при возрастающих издержках, во-пер-

Цена:
1 т зерна -1т сахара

О 25 Сахар

Внешняя

Рис. 27.3.торговля в условиях озрастающих издержек

ых, невыгодна полная специализация и, во-вторых, в результате конку­ренции между странами издержки выравниваются.

Предположим, что, как и в предыдущем примере с постоянными из­держками, Аргентина занимает такое положение на кривой своих про­изводственных возможностей, что соотношение издержек составляет 1 т зерна = 0,5 т сахара (точка А на рис. 27.3). Но сейчас ресурсы уже полностью не взаимозаменяемы для альтернативного использования, как это подразумевалось в случае с постоянными издержками, и кривая производственных возможностей становится выпуклой. Вот почему по мере того, как Аргентина будет специализироваться на зерне и расши­рять его производство, соотношение издержек 1 т зерна = 0,5 т сахара будет увеличиваться. Другими словами, ей понадобится пожертвовать более, чем 0,5 единиц сахара для производства дополнительной еди­ницы зерна и, следовательно, каждая последующая единица зерна бу­дет стоить дороже.

Отсюда следует, что по мере специализации и увеличения производ­ства зерна будет достигнута точка А’, в которой соотношение издержек на производство сахара и зерна сравняется с мировой ценой (1 т зерна = 1 т сахара). В этой ситуации основания для углубления специализа­ции и расширения торговли — различия в соотношении издержек — ис­черпают себя, и дальнейшая специализация поэтому будет экономичес­ки нецелесообразной.

Таким образом, теория сравнительных преимуществ при предполо­жении о возрастающих издержках приводит к более реалистичному вы­воду, что максимизации выигрыша от внешней торговли происходит при частичной специализации.

Глава 27

§ 2. Теория международной торговли

Хекшера-Олина

Теория сравнительных преимуществ объясняет направ­ления международной торговли межстрановыми различиями в относи­тельных издержках, но оставляет в стороне ключевой вопрос: в силу чего возникают эти межстрановые различия? Стремясь ответить на этот вопрос, в 20-30-е гг. XX в. шведский экономист Эли Хекшер и его уче­ник Бертиль Олин развили теорию международной торговли. По их мне­нию, межстрановые различия в относительных издержках объясняются тем, что, во-первых, в производстве различных товаров факторы ис­пользуются в различных соотношениях и, во-вторых, неодинакова отно­сительная обеспеченность стран факторами производства.

Согласно теории Хекшера-Олина, страны будут стремиться экспор­тировать товары, требующие для своего производства значительных затрат факторов производства, которыми они располагают в относитель­ном избытке, и небольших затрат дефицитных для них факторов, в об­мен на товары, производимые с использованием факторов в обратной пропорции. Таким образом в косвенной форме экспортируются избыточ­ные факторы и импортируются дефицитные факторы производства, т. е. передвижение товаров из страны в страну компенсирует низкую мобиль­ность факторов производства в масштабах мирового хозяйства. Необ­ходимо подчеркнуть, что речь здесь идет не о количестве имеющихся у стран факторов производства, а об относительной обеспеченности ими (например, о количестве пригодной для обработки земли, приходящей­ся на одного работающего). Если в данной стране какого-либо фактора производства относительно больше, чем в других странах, то цена на него будет относительно ниже. Например, если труд является относи­тельно избыточным фактором, то, при прочих равных условиях, уровень заработной платы будет ниже. Следовательно, и относительная цена того продукта, в производстве которого этот дешевый фактор использу­ется в большей степени, чем другие факторы, будет ниже, чем в других странах. Таким образом и возникают сравнительные преимущества, ко­торые определяют направления внешней торговли.

Известный американский экономист В. Леонтьев в середине 1950-х гг. предпринял попытку эмпирической проверки основных выводов теории Хекшера-Олина и пришел к парадоксальным выводам. Использовав мо­дель межотраслевого баланса «затраты-выпуск», построенную на осно­ве данных по экономике США за 1947 г., он показал, что в американс­ком экспорте преобладали относительно более трудоемкие товары, а в импорте — капиталоемкие. Учитывая, что в первые послевоенные годы

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

в США, в отличие от большинства их торговых партнеров, капитал был относительно избыточным фактором производства, а уровень заработ­ной платы был значительно выше, в соответствии с теорией Хекше­ра-Олина США должны были бы экспортировать капиталоемкие то­вары, а импортировать — трудоемкие. Другими словами, эмпирически полученный результат явно противоречил тому, что предполагала тео­рия Хекшера-Олина, и потому получил название «парадокс Леонтье­ва».Последующие исследования подтвердили наличие этого парадок­са в послевоенный период не только для США, но и для других стран (Японии, Индии и др.).

Многочисленные попытки объяснить этот парадокс позволили раз­вить и обогатить теорию Хекшера-Олина путем учета дополнительных обстоятельств, влияющих на международную специализацию, среди ко­торых можно отметить следующие:

неоднородность факторов производства, прежде всего, труда, ко­торый может существенно различаться по уровню квалификации. В ре­зультате в экспорте промышленно развитых стран может отражаться относительная избыточность не вообще труда, а труда высококва­лифицированного, в то время как развивающиеся страны экспортируют продукцию, требующую значительных трудовых затрат неквалифициро­ванных работников. Можно сказать, что в случае парадокса Леонтьева, из США экспортировались весьма своеобразные «трудоемкие» товары, в производстве которых использовался труд, впитавший в себя большие затраты «человеческого капитала».

значительная роль природных ресурсов, которые часто могут уча­ствовать в производственных процессах только в ассоциации с боль­шим количеством капитала (например, в отраслях добывающей про­мышленности). Это в определенной мере объясняет, почему экспорт из многих развивающихся стран, богатых природными ресурсами, являет­ся капиталоемким, хотя капитал в этих странах и не является относи­тельно избыточным фактором производства.

влияние на международную специализацию политики, проводимой государством, которое может ограничивать импорт и стимулировать про­изводство внутри страны и экспорт продукции тех отраслей, где интенсив­но используются относительно дефицитные факторы производства.

§ 3. Выигрыш от внешней торговли

Теория международной торговли, в частности, теория сравнительных преимуществ, утверждает, что в результате развития внешнеторговых отношений все участвующие в них страны получают выигрыш в виде прироста общего благосостояния. Вместе с тем, одним

Глава 27

из ключевых является вопрос, как распределяется этот выигрыш. С од­ной стороны, очевидно, что он не может распределяться равномерно между странами, поскольку его размер зависит от того, на каком уровне установятся мировые цены. С другой стороны, выигрыш от внешней тор­говли, который получает страна в целом, распределяется внутри стра­ны между потребителями и производителями, экспортерами и импорте­рами также не поровну. Наконец, следует иметь в виду, что в результате специализации происходят изменения в распределении ресурсов меж­ду отраслями и, следовательно, изменяются доходы владельцев факто­ров производства.

Рассмотрим условный пример (см. рис. 27.4). Пусть две страны -Аргентина и Бразилия — производят один и тот же продукт — зерно. Предположим, что при отсутствии внешней торговли характеристики спроса и предложения в двух странах таковы, что равновесие на рынке зерна в Аргентине устанавливается при цене 120 долл. за 1 т, а в Бра­зилии — при цене 200 долл. за 1 т. Цена на зерно в Бразилии выше, чем в Аргентине, поэтому аргентинским производителям должно быть выгод­но экспортировать свою продукцию, а потребителям в Бразилии — поку­пать более дешевое импортное зерно. Таким образом, первоначальная разница в ценах создает возможности для экспорта и импорта, но все за­висит от того, на каком уровне установится мировая цена. Зная характери­стики внутреннего спроса и предложения в обеих странах, мы теперь можем определить размеры предложения зерна на экспорт, спроса на импортное зерно и, следовательно, уровень равновесной мировой цены. Важно подчеркнуть, что в условиях свободной торговли внутренние цены изменяются до уровня мировой цены.

0 60 0
б) в)
Распределение выигрыша от внешней торговли

Аргентинским производителям (см. рис. 27.4в) будет выгодно расши­рять производство зерна и экспортировать его, если мировая цена бу-

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

дет выше первоначальной внутренней цены в Аргентине (Pw> 120). Чем выше будет мировая цена, тем больше производители в Аргентине бу­дут расширять предложение зерна, но одновременно будет расти и внутренняя цена, и потребители в Аргентине будут сокращать предъяв­ляемый на рынке спрос. Таким образом, размеры предложения зерна на мировом рынке (Sx) будут определяться разницей между предложением и спросом на внутреннем рынке Аргентины, возникающей в условиях роста цен на зерно: Sx— SA— DA.

С другой стороны, бразильским потребителям (см. рис. 27.4а) будет выгодно приобретать импортное зерно, если мировая цена на него бу­дет ниже первоначальной внутренней цены в Бразилии (Pw < 200). Чем ниже будет мировая, а следовательно, в условиях свободной торговли и внутренняя цена, тем больше потребители в Бразилии будут увеличи­вать спрос на зерно, но одновременно бразильские производители бу­дут сокращать объем предложения. Таким образом, величина спроса на зерно на мировом рынке (DM) будет определяться разницей между спро­сом и предложением на внутреннем рынке Бразилии, возникающей в условиях падения цен на зерно: DM = DBSe.

На рис. 27.46 показаны кривые спроса на импорт и экспортного предложения, которые пересекаются в точке, соответствующей цене равновесия на мировом рынке. В нашем примере равновесие на миро­вом рынке достигается при цене 150 долл. за 1 т зерна. При такой цене избыточный спрос в Бразилии (80 — 20 = 60) соответствует избыточному предложению в Аргентине (90 — 30 = 60). При более высокой цене пред­ложение зерна на мировом рынке превысит спрос, что будет способ­ствовать снижению цены. При более низкой цене, наоборот, спрос пре­высит предложение, и мировая цена будет расти, пока не достигнет рав­новесного значения.

Модель спроса и предложения позволяет показать, что хотя свободная торговля является взаимовыгодной для стран в целом, однако внутри этих стран одни группы населения выигрывают, а другие проигрывают.

Влияние внешнейторговли наинтересы потребителей.До уста­новления торговых отношений между странами потребители в Бразилии покупали 50 тыс. т зерна по цене 200 долл. за 1 т, а потребители в Ар­гентине — 60 тыс. т по цене 120 долл. за 1 т. Приобретая зерно по этим ценам, потребители получали выигрыш (избыток потребителя): для по­требителей зерна в Бразилии он был равен области d (рис. 27.4а), а для потребителей в Аргентине — области g h к (рис. 27.4в).

После установления торговых отношений Бразилия становится им­портером зерна и цена на ее внутреннем рынке снижается с 200 до 150 долл. за 1 т. В результате потребители увеличивают закупки зерна с 50 до 80 тыс. т, и их совокупный выигрыш теперь составляет область

Глава 27

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

а Ь с d, из которого область а b с — это чистый выигрыш, полу­ченный в результате внешней торговли. Обратная картина наблюдается в Аргентине как стране-экспортере зерна. Внутренняя цена в Аргентине повышается со 120 до 150 долл. за 1 т, что приводит к падению спроса на зерно и, соответственно, его закупок. Потребительский излишек в Аргентине теперь равен только области к, и, значит, потребители несут чистые потери от внешней торговли в размере области д п.

Таким образом, в результате развития международной торговли по­требители в стране-импортере выигрывают, поскольку имеют возмож­ность покупать больше необходимого им продукта по более низкой цене, а в стране-экспортере — проигрывают, так как в результате роста цены вынуждены сокращать объем закупок.

Влияние международной торговли наинтересы производите­лей.До установления внешнеторговых отношений производители в обе­их странах получали выигрыш от продажи зерна по установившейся на рынке цене (избыток производителя): в Бразилии он был равен области а е, а в Аргентине — области f j.

После установления внешнеторговых отношений аргентинские про­изводители зерна становятся экспортерами и получают дополнительные стимулы для увеличения объемов производства в виде более высоких цен и расширившихся рынков сбыта. В этих новых условиях их совокуп­ный выигрыш составляет область (f j g h i), ачистый выигрыш от развития торговли — (д h /’). Что касается бразильских производите­лей зерна, то они, в силу меньшей конкурентоспособности своего про­изводства, уступают свои позиции на внутреннем рынке иностранным конкурентам и сокращают производство. Их совокупный выигрыш теперь составляет только область е, т. е. они несут чистые потери в размере области а.

Таким образом, в результате развития международной торговли про­изводители в импортозамещающих отраслях проигрывают, поскольку конкуренция со стороны более эффективных иностранных производите­лей вынуждает их снижать цены и сокращать объемы производства. С другой стороны, производители в экспортных отраслях выигрывают, так как, выходя на мировой рынок, они получают возможность расширить производство и продавать продукцию по более высоким ценам.

Изменение благосостояния вторгующихстранах в целом.Если в Бразилии как стране-импортере чистый выигрыш потребителей со­ставляет область а Ь с, а чистые потери производителей в отрас­лях, конкурирующих с импортом, составляют область а, то совокупный эффект для страны в целом будет равен: (а b с) — а = b с. В Арген­тине как стране-экспортере производители имеют чистый выигрыш в размере д h /, а потребители, напротив, теряют область д h. Следо­вательно, чистый эффект для благосостояния экспортирующей страны

составит: (д h i) — (д h) = /’. Конечно, следует иметь в виду извест­ную некорректность такого непосредственного сравнения выгод и потерь разных групп населения, поскольку их субъективные оценки могут суще­ственно различаться (один доллар потерь для бедного человека, оче­видно, значит гораздо больше, чем один доллар дополнительного выиг­рыша для человека состоятельного). Поэтому здесь речь идет лишь о первоначальном чисто стоимостном подходе к исследованию послед­ствий внешней торговли, когда мы исходим из предпосылки равной цен­ности единицы денег для разных людей, независимо от уровня их бла­госостояния. Этот подход затем может быть дополнен более углублен­ным социально-экономическим, политическим и т. д. анализом.

В целом, мы еще раз видим, что развитие международной торговли дает выигрыш всем странам. Однако, если в стране-импортере этот чи­стый выигрыш возникает в результате того, что выгоды потребителей намного превосходят потери производителей продукции, конкурирующей с импортом, то в стране-экспортере, наоборот, общий прирост благосо­стояния обеспечивается за счет большого выигрыша производителей, хотя потребители несут потери. Этот вывод принципиально важен для объяснения причин государственного вмешательства в сферу внешней торговли.

Распределение выигрыша от торговли между странами.Как можно видеть из рис. 27.4а, размер чистого выигрыша страны-импорте-ра (область b с) зависит от физического объема импорта (80 — 20 = 60) и того, насколько понизилась цена (200 — 150 = 50). Аналогично, вели­чина чистого выигрыша страны-экспортера (область /’ на рис. 27.4в) зависит от физического объема экспорта (90 — 30 60) и того, насколь­ко повысилась цена (150 — 120 = 30).

Для того, чтобы наглядно показать распределение выигрыша от тор­говли между странами, удобнее использовать графики спроса и пред­ложения на мировом рынке (рис. 27.46), где имеется вся необходимая для этого информация: равновесный объем экспорта/импорта и уровни цен до и после установления торговых отношений. Легко убедиться, что на этом графике чистый выигрыш страны-импортера равен площади между кривой спроса на импорт DMи линией мировой цены, а чистый выигрыш страны-экспортера — площади между линией мировой цены и кривой экспортного предложения Sx.

Поскольку объем внешней торговли у обеих стран одинаков, распре­деление выигрыша зависит только от того, насколько в этих странах из­менились цены. Если в стране-экспортере цены выросли на X процен­тов (относительно мировой цены), а цены в стране-импортере снизились на У процентов, то

выигрыш страны-экспортера_ _Х_ выигрыш страны-импортера ‘ У

44*

Глава 27

В нашем примере цена в Бразилии упала на: (200 — 150)/150 х 100 = 33,3%, а цена в Аргентине выросла на: (150 — 120)/150 х 100 = 20%. По­этому в результате выигрыш Бразилии оказался больше на 66,7%.

Таким образом, хотя международная торговля и является взаимовы­годной, выигрыш от нее распределяется между странами неравномер­но. Больше выигрывает та страна, в которой цены изменились в боль­шей степени. Другими словами, чем ниже эластичность спроса на им­порт или экспортного предложения, тем больше выигрыш от торговли.

§ 4. Международная торговля

и распределение доходов

Как уже было показано, международная торговля делит общество на тех, кто в результате выигрывает, и тех, кто теряет. Однако до сих пор мы анализировали эту проблему с точки зрения разделения общества на потребителей и производителей. Теория Хекшера-Олина дает возможность оценить последствия развития внешней торговли для владельцев различных факторов производства, поскольку изменения от­носительных цен на товары приводит к росту вознаграждения одних факторов производства за счет других.

Порождаемое международной торговлей изменение структуры наци­онального производства означает изменение и структуры спроса на факторы производства. Отрасли, которые начинают быстро развивать­ся, предъявляют спрос на дополнительные ресурсы, а отрасли, где объем производства сокращается, будут эти ресурсы высвобождать. В результате, в краткосрочном периодевнешняя торговля обусловлива­ет перераспределение доходов в зависимости от того, в какой отрасли занят данный фактор производства: растут доходы тех, кто связан с от­раслями, ориентированными на экспорт, и падают доходы в отраслях, конкурирующих с импортом.

Однако, чем более длительный промежуток времени мы рассматри­ваем, тем большую роль играет мобильность факторов производства, их переливы из отрасли в отрасль. Владельцы факторов производства стремятся приспособиться к изменившейся структуре спроса и найти себе применение в растущих отраслях, поэтому со временем на рынках факторов производства восстанавливается нарушенное равновесие между спросом и предложением, и уровень доходов постепенно вырав­нивается. Тем не менее, это не значит, что в долгосрочном периоде уровни доходов возвращаются к своему прежнему уровню, существовав­шему до начала внешней торговли. Дело в том, что поскольку изначаль­но разные факторы использовались в производстве экспортной и импор-

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

тозамещающей продукции в разной степени, изменение в объемах про­изводства обусловило неравномерность в изменении спроса на факто­ры производства. Другими словами, факторы производства, которые высвободились в отрасли, конкурирующей с импортом, не соответство­вали по своей структуре той, которая требовалась расширявшимся экс­портным отраслям. Поэтому в долгосрочном периодеразвитие внеш­ней торговли приводит к увеличению доходов владельцев того фактора производства, который интенсивно используются в экспортных отрас­лях, и к падению доходов фактора производства, который интенсивно используется в отраслях, конкурирующих с импортом.

Важно отметить, что в долгосрочном периоде предложение факто­ров производства не остается постоянным: увеличивается запас капи­тала, по мере роста населения растет и предложение трудовых ресур­сов, разрабатываются новые месторождения полезных ископаемых, в хозяйственный оборот могут вовлекаться новые земли. Однако предло­жение разных факторов производства увеличивается в разной степени, что обусловливает различия в динамике производства в разных отрас­лях. Пусть, например, страна экспортирует трудоемкую продукцию и импортирует капиталоемкую. Если происходит опережающий рост пред­ложения труда, то будет наблюдаться расширение производства и, сле­довательно, доходов в экспортных отраслях. Одновременно с этим мо­жет произойти сокращение производства и доходов в конкурирующем с импортом капиталоемком производстве, поскольку растущий экспорт­ный сектор будет «оттягивать» на себя часть занятого там капитала.

В 1955 г. английский экономист Т. Рыбчинский доказал теорему со­отношения роста предложения факторов и увеличения производства, известную как теорема Рыбчинского:растущее предложение одного из факторов производства приводит к увеличению производства и доходов в той отрасли, где этот фактор используется относительно более ин­тенсивно, и к сокращению производства и доходов в отрасли, где этот фактор используется относительно менее интенсивно.

Одним из конкретных проявлений закономерности, описываемой те­оремой Рыбчинского, является так называемая «голландскаяболезнь»— опасные последствия для национальной экономики разработки новых месторождений полезных ископаемых, проявляющиеся в упадке тради­ционных отраслей промышленности. Когда в 1970-е гг. Голландия нача­ла разработку месторождений природного газа в Северном море, быст­рое увеличение объемов добычи газа сопровождалось переливом ре­сурсов в эту отрасль из отраслей обрабатывающей промышленности, что приводило к сокращению в них объемов выпуска и экспорта. Анало­гичные процессы наблюдались также в Великобритании, Норвегии и дру­гих странах, где велась интенсивная разработка новых месторождений. Другим фактором «голландской болезни» может стать повышение обмен-

Глава 27

Теория сравнительных преимуществ и протекционизм

нога курса национальной валюты в результате растущего экспорта природ­ных ресурсов, что снижает конкурентоспособность на мировом рынке продукции традиционных отраслей промышленности (подробнее о воз­действии обменного курса на объемы экспорта и импорта см. гл. 28).

§ 5. Государственное регулирование

международной торговли

Несмотря на то, что свободная торговля приводит к воз­растанию экономического благосостояния всех стран — как экспортеров, так и импортеров, — на практике международная торговля практически нигде и никогда не развивалась действительно свободно без вмеша­тельства государства. История международной торговли одновременно представляет собой и историю развития и совершенствования протек­ционизма— государственной политики ограничения внешней торговли в целях защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции. В ходе развития внешнеторговых отношений сталкиваются экономические ин­тересы различных социальных групп и слоев населения, и государство неизбежно оказывается вовлеченным в этот конфликт интересов. Кро­ме того, в современных условиях национальная экономика становится все более открытой, и государство должно учитывать в своей политике тесную взаимосвязь процессов, происходящих внутри экономики и в сфере внешнеэкономических связей. Поэтому, несмотря на то, что за послевоенные годы в рамках Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ) и созданной на его основе Всемирной торговой органи­зации (ВТО) была проделана большая работа по ослаблению протекци­онизма и либерализации мировой торговли, внешнеторговая политика по-прежнему остается одним из основных направлений государственно­го регулирования экономики.

Инструменты, используемые государством для регулирования меж­дународной торговли, можно разделить на тарифные(основанные на использовании таможенного тарифа) и нетарифные(квоты, лицензии, субсидии, демпинг и т. д.).

Наиболее распространенным видом ограничения торговли являе

§

мере становления этих отраслей и повышения их эффективности уро­вень протекционистской защиты может снижаться. Особенно часто этот аргумент приводится применительно к развивающимся странам. Одна­ко, во-первых, достаточно трудно точно определить, какая именно от­расль является действительно перспективной с точки зрения формиро­вания новых сравнительных преимуществ страны. Во-вторых, протекци­онизм в отношении молодых отраслей в значительной степени снижает стимулы к повышению их эффективности, и в результате период станов­ления может затянуться на неопределенно долгое время. Наконец, в-третьих, и в случае с молодыми отраслями предоставление субсидий или других льгот оказывается более эффективным средством поддерж­ки, чем внешнеторговый протекционизм.

Увеличение доходов государственногобюджета.Во многих слу­чаях государство проводит протекционистскую политику, потому что нуждается в дополнительных доходах для покрытия дефицита государ­ственного бюджета. Особенно популярным этот аргумент является в тех странах, где нормальная налоговая система находится в стадии станов­ления и существуют значительные трудности со сбором внутренних на­логов. Конечно, таможенную пошлину организационно собрать гораздо легче, чем, например, налог на прибыль. Однако поступления в бюджет в этом случае сильно зависят от степени эластичности спроса на им­порт по цене, и при достаточно высокой эластичности доходы государ­ства возрастут не при усилении, а при ослаблении протекционизма.

Обеспечение экономическойбезопасности и обороноспособно­сти страны.Аргумент в пользу протекционизма в отношении отраслей, выпускающих стратегическую и военную продукцию, носит не экономи­ческий, а скорее военно-политический характер. Утверждается, что

Глава 27

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

чрезмерная зависимость страны от импорта может поставить страну в уязвимое положение в случае возникновения чрезвычайных обстоя­тельств. Однако и этот на первый взгляд справедливый аргумент требу­ет тщательного конкретного анализа. В частности, серьезные затрудне­ния может вызвать само определение отраслей, необходимых для обес­печения национальной безопасности: к ним может быть отнесено про­изводство вооружений, продуктов питания, компьютеров, одежды, авто­мобилей, энергоносителей и многого другого. Трудно назвать такую от­расль, которая бы не вносила свой вклад в обеспечение безопасности страны. Кроме того, стимулирование с помощью протекционизма произ­водства стратегических невозобновляемых ресурсов (например, нефти и газа) может создать зависимость от импортных поставок в будущем. Целесообразнее создавать стратегические запасы этой продукции по дешевым ценам мирового рынка, а не делать ее более дорогой, вводя ограничения на внешнюю торговлю. Наконец, и стратегические отрасли можно защищать более эффективным, чем внешнеторговый протекцио­низм, способом (например, субсидиями).

Как мы видим, аргументы в пользу протекционизма являются по меньшей мере небесспорными, они нуждаются в тщательной проверке, и во многих случаях можно найти более эффективные средства дости­жения тех же целей. Вместе с тем, кроме неизбежных потерь благосос­тояния протекционизм может порождать и некоторые дополнительные отрицательные для страны последствия.

Обострениемежгосударственных противоречий.Вряд ли можно ожидать, что политика протекционизма, проводимая одной страной, не вызовет ответных мер со стороны ее торговых партнеров. Другими сло­вами, следствием сокращения импорта в результате введения страной тарифных или нетарифных ограничений внешней торговли скорее всего станет сокращение и ее экспорта, а значит, снижение занятости, умень­шение совокупного спроса и т. д. Экономические противоречия между странами могут обостриться до такой степени, что начнутся настоящие торговые войны, которые будут иметь очень серьезные отрицательные последствия для всех вовлеченных в них сторон. Такой сценарий раз­вития событий в реальной действительности далеко не редок.

Сокращение экспортаи ухудшение платежного баланса.Протек­ционистская внешнеторговая политика, сокращая импорт и увеличивая чистый экспорт страны, неизбежно оказывает влияние на уровень об­менного курса национальной валюты, способствуя его повышению. В свою очередь, повышение обменного курса стимулирует импорт и сдер­живает экспорт. В результате происходит ухудшение состояния платеж­ного баланса страны, что имеет серьезные отрицательные макроэконо­мические последствия (подробнее эти вопросы будут рассмотрены в гл. 28).

Основные понятия:

absolute advantage natural advantage acquired advantage comparative advantage Hecksher-Ohlin theory Leontief paradox gains from trade Rybczynsky theorem Dutch disease customs tariff import/export quota protectionism

Абсолютное преимущество Естественное преимущество Приобретенное преимущество Сравнительное преимущество Теория Хекшера-Олина Парадокс Леонтьева Выигрыш от торговли Теорема Рыбчинского «Голландская болезнь» Таможенный тариф Импортная/экспортная квота Протекционизм

§

«Быть излишне озабочен­ным проблемами платежного баланса — все равно, что счи­тать, будто хвост вертит собакой».

Ричард Кан

«Режим валютного курса должен подчиняться общим целям преобразований и эко­номической политики».

Гжегож Колодко

Растущая интернационализация хозяйственной жизни и ее глобализация, углубление интеграционных процессов, все более тес­ная взаимосвязь и взаимозависимость национальных экономик являют­ся в современных условиях важнейшим фактором развития мировой экономики. Поэтому внешнее равновесие экономики, состояние торгово­го и платежного балансов, уровень валютного курса становятся приори-

Глава 28

тетными целями макроэкономической политики государства. В услови­ях современной открытой экономики от режима и динамики валютного курса во многом зависят и выбор инструментов экономической полити­ки, и ее эффективность. Вместе с тем, все большее влияние на внут­реннюю экономику и макроэкономическую политику оказывает такой фактор, как международные потоки капиталов. Сегодня масштабы сде­лок на валютных рынках, международных фондовых рынках и рынках ссудного капитала многократно превышают объемы международной тор­говли. Крупные потоки краткосрочных капиталов в состоянии быстро де­стабилизировать экономику, подрывая эффективность мер макроэконо­мического регулирования.

В настоящей главе будут рассмотрены проблемы взаимосвязи внут­реннего и внешнего равновесия в открытой экономике и те ограниче­ния, с которыми сталкивается правительство, стремящееся к одновре­менному достижению внутренней и внешней экономической сбаланси­рованности.

§ 1. Платежный баланс:

структура и взаимосвязь счетов

Платежный баланс представляет собой статистический отчет, в котором в систематизированном виде приводятся суммарные данные о внешнеэкономических операциях данной страны с другими странами мира за определенный период (обычно календарный год). Данные платежного баланса показывают, как в течение отчетного пери­ода развивалась внешняя торговля, в каких формах происходило при­влечение иностранных инвестиций, осуществлялись инвестиции за гра­ницу и другие международные платежи. Все это непосредственно влия­ет на уровни производства, занятости и потребления, и поэтому платеж­ный баланс дает правительству важную информацию для разработки макроэкономической политики (налогово-бюджетной, кредитно-денеж­ной, внешнеторговой, валютной и т. п.). Кроме того, состояние платеж­ного баланса является одним из основных факторов, влияющих на уро­вень и динамику валютного курса, и потому представляет большой ин­терес и для всех участников экономических отношений, даже если они непосредственно не связаны с международными экономическими отно­шениями.

Международные операции, отражаемые в платежном балансе, осу­ществляются между резидентами данной страны и нерезидентами. Ре­зидентом считается юридическое или физическое лицо (независимо от

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

гражданства), которое имеет центр экономического интереса на терри­тории страны.1

К операциям между резидентами и нерезидентами относятся опера­ции с товарами, услугами и доходами; операции, связанные с финансо­выми требованиями и обязательствами данной страны по отношению к остальному миру, а также операции, классифицируемые как трансфер­ты. Платежный баланс состоит из двух основных частей: счетатекущих операцийи счета операцийс капиталом и финансовымиинстру­ментами.Последний из названных счетов в учебной литературе часто называется в сокращенной форме как счет движения капитала.В таб­лице 28.1 приводится условная схема платежного баланса.

Платежный баланс построен на основе принципов бухгалтерского учета, т. е. составляется по принципу двойного счета: каждая операция отражается дважды — по кредиту одного счета и дебету другого. К кре­диту относятся сделки, связанные с платежами от нерезидентов, в ре­зультате которых происходит приток валюты в страну (они записывают­ся со знаком «плюс»). К дебету относятся сделки, предполагающие пла­тежи нерезидентам и, следовательно, отток валюты из страны (они за­писываются со знаком «минус»).

1 В соответствии со сложив­шейся практикой, если физичес­кое или юридическое лицо нахо­дится на территории страны в те­чение года и более, а юридичес­кое лицо, кроме того, ведет бух­галтерскую отчетность, владеет помещениями или землей, то они рассматриваются как рези­денты данной экономики. Не яв­ляются резидентами иностран­ные посольства, консульства, международные организации и их сотрудники, военные базы и военный персонал, а также ино­странные студенты.

Из принципа двойного счета следует, что сумма всех кредитовых проводок должна совпадать с суммой дебетовых, а общее сальдо дол­жно всегда равняться нулю. Однако на практике баланс никогда не дос­тигается. Это происходит потому, что данные, характеризующие разные стороны одних и тех же операций, берутся из разных источников. На­пример, данные об экспорте товаров содержатся в таможенной статис­тике, а данные о поступлениях иностранной валюты на счета предприя­тий за поставки по экспорту обычно берутся из банковской статистики. Поскольку такие расхождения между суммами дебетовых и кредитовых проводок, как правило, возникают, в пла­тежный баланс вводится специальная статья «Чистые ошибки и пропуски».

Следует обратить внимание на то, что под словом баланс в современной экономической литературе часто пони­мается сальдо, т. е. разница между кре­дитом и дебетом по тому или иному счету. Поэтому мы будем употреблять выражение баланс счета или сальдо счета как синонимы.

Важнейшая составная часть платеж­ного баланса — счет текущих операций.В счете текущих операций отражаются все поступления от экспорта товаров и

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Таблица 28.1 Схема платежногобаланса

  Кредит ( ) Дебет (-)
1. Счет текущих операций
1. Товары
2. Услуги
3. Доходы от инвестиций
и оплата труда
4. Текущие трансферты
II. Счет операций скапиталоми финансовыми инструментами
5. Капитальные трансферты
6. Прямые инвестиции
7. Портфельные инвестиции
8. Прочие инвестиции
Экспорт
Экспорт
Поступления от нерезидентов
Полученные
Полученные В страну
Увеличение обязательств по отношению к нерезидентам Увеличение обязательств по отношению к нерезидентам
Импорт
Импорт
Выплаты нерезидентам
Выплаченные
Выплаченные
За границу
Увеличение требований к нерезидентам
Увеличение требований к нерезидентам
III. Чистые ошибки и пропуски    
IV. Изменение валютных резервов Снижение Рост

услуг и все расходы резидентов на импортируемые товары и услуги, а также доходы от факторных услуг и текущие трансферты. Разница меж­ду товарным экспортом и товарным импортом образует торговыйба­ланс, одну из важнейших составных частей платежного баланса. Тра­диционно считается, что превышение экспорта над импортом, т. е. ак­тивное сальдо торгового баланса, является показателем здорового со­стояния экономики: высокий мировой спрос на товары данной страны свидетельствует об их конкурентоспособности, и в то же время покупа­тели на внутреннем рынке предпочитают товары местного производства импортным. Однако такой подход к оценке состояния торгового баланса далеко не всегда правомерен. С одной стороны, если в стране наблю­дается экономический рост, то увеличивается совокупный спрос, в том числе, и на импортные товары, и торговый баланс в этом случае может ухудшаться. С другой стороны, активное сальдо торгового баланса мо­жет свидетельствовать о кризисном состоянии национальной экономи­ки, когда экспорт растет из-за того, что спрос на внутреннем рынке не­достаточен. С этой точки зрения характерный пример представляет со-

бой Россия, которая в 1990-е гг. находилась в состоянии тяжелейшего экономического кризиса и при этом имела стабильное и очень значи­тельное положительное сальдо торгового баланса.

В счете текущих операций отражается также экспорт и импорт не-факторных услуг (платежи, связанные с транспортом, страхованием, международным туризмом, строительными, финансовыми, информаци­онными услугами и т. д.), а также доходы от факторных услуг (оплата труда, доходы от инвестиций) и текущие трансферты (денежные пере­воды работающих, гуманитарная помощь в форме потребительских то­варов и услуг и др.).

Вторая составная часть платежного баланса — счет операцийс ка­питалом и финансовымиинструментами. Капитал как фактор произ­водства представляет собой, прежде всего, запас материальных благ длительного пользования, необходимых для производства других това­ров. Этот вид капитала — машины, оборудование, то есть физический капитал, перемещается между странами, но такое перемещение, как правило, должно рассматриваться либо как обычная внешняя торговля, либо как лизинг (долгосрочная аренда) и отражаться в счете текущих операций. Когда же мы говорим о международном движении капитала, то имеем в виду, главным образом, перемещение в международном масштабе капитала в денежной форме, представляющее собой финан­совые потоки между кредиторами и заемщиками, находящимися в раз­ных странах, или между собственниками и принадлежащими им пред­приятиями, находящимися за рубежом.

В счете операций с капиталом и финансовыми инструментами отра­жаются капитальные трансферты (передача прав собственности на ос­новные активы, прощение долгов и др.), а также операции с активами и обязательствами (пассивами) резидентов по отношению к нерезиден­там. При анализе статей этого счета платежного баланса нас, прежде всего, интересует направление движения капитала — его приток или от­ток в денежной форме.

Положительное сальдо счета движения капитала определяется как чистый приток капитала в страну. Такой приток может происходить либо при увеличении иностранных активов в стране (например, покупка не­резидентом российских ценных бумаг), либо при сокращении зарубеж­ных активов страны (например, продажа российским резидентом иност­ранных ценных бумаг).

Наоборот, чистый отток, или вывоз, капитала возникает при дефи­ците счета движения капитала, когда расходы на покупки активов за гра­ницей превосходят доходы от их продаж за рубеж.

Международные потоки капитала можно подразделить на несколько

видов:

а) по источникам происхождения — на частный капитал (зарубежные

45*

Глава 28

инвестиции, осуществляемые частными фирмами, межбанковское кре­дитование и т. д.) и государственный (официальный) капитал (межго­сударственные кредиты, официальная помощь, предоставляемая на ос­нове межправительственных соглашений, кредиты международных фи­нансовых организаций — Всемирного Банка, МВФ и др.);

б) по срокам вложения — на долгосрочный капитал (более 1 года) и
краткосрочный капитал (менее 1 года);

в) по цели вложения — на прямые инвестиции (долгосрочное вложе­
ние капитала в масштабах, обеспечивающих контроль инвестора над
объектом размещения капитала) и портфельные инвестиции (долго­
срочные и краткосрочные вложения капитала в ценные бумаги, не даю­
щие инвестору права контроля над объектом инвестирования).

Существенная часть международной миграции капитала приходит­ся на прямые зарубежные инвестиции. Прямые инвестиции подразуме­вают установление долгосрочных отношений между прямым инвестором и предприятием, являющимся объектом прямых инвестиций, а также довольно существенную роль инвестора в управлении этим предприя­тием. В Системе национальных счетов, в статистике платежного балан­са МВФ и других международных организаций прямым зарубежным ин­вестированием признается всякое вложение капитала (путем кредитова­ния или приобретения акций), если инвестор располагает или получает не менее 10% простых акций или голосов (для корпоративного предпри­ятия) или соответствующий эквивалент собственности (для некорпора­тивного предприятия). Таким образом, чтобы стать прямым инвестором, инвестору не обязательно иметь контрольный пакет акций.

Увеличение в последние десятилетия масштабов прямого зарубеж­ного инвестирования связано с бурным ростом, начиная с 1970-х гг., транснациональных корпораций (ТНК)— крупных компаний, осуще­ствляющих инвестиции и имеющих филиалы и дочерние компании во многих странах мира.

ТНК играют исключительно важную роль в мировом хозяйстве. К 2000 г. в мире насчитывалось более 63 тыс. ТНК, а число их зарубеж­ных филиалов превысило 690 тыс. Накопленный во всем мире объем прямых зарубежных инвестиций составляет около 5 трлн. долл., а сто­имость продукции зарубежных филиалов ТНК — более 8% мирового ВВП. На внутрикорпорационные поставки ТНК приходится около трети всей мировой торговли.

Стремление крупных компаний вкладывать капитал за границу, со­здавая филиалы и дочерние предприятия, может быть объяснено целым рядом причин. Важной особенностью прямого инвестирования в отли­чие от портфельного заключается в том, что наряду с доходами на вло­женный капитал, прямые инвесторы могут получать дополнительные экономические выгоды, вытекающие из факта владения решающим го-

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

лосом в управлении предприятием. Например, прямой инвестор может в результате такого вложения капитала получить доступ к ресурсам или рынкам, которые в противном случае были бы ему недоступны. В этом случае зарубежное инвестирование становится важным инструментом конкурентной борьбы, когда ТНК, являясь монополистами на внутрен­нем рынке страны базирования, стремятся усилить свое монопольное положение путем захвата новых рынков и приобретения контроля над предприятиями в зарубежных странах. Кроме того, нестабильность рын­ка побуждает ТНК в целях минимизации риска диверсифицировать свои активы, в том числе географически.

ТНК оказывают огромное и неоднозначное воздействие на характер движения капитала, динамику международной торговли, на страны ба­зирования и принимающие страны. В целом в результате деятельности ТНК чистый выигрыш получает и страна базирования (за счет более эффективного использования имеющегося капитала) и принимающая страна (за счет притока нового капитала).

Однако, несмотря на это, ТНК часто встречаются с серьезной оппо­зицией. Основные претензии к ТНК в странах базирования заключаются в экспорте рабочих мест, что ведет к сокращению занятости, и в укло­нении с помощью зарубежных филиалов от уплаты налогов, что нано­сит ущерб государственному бюджету. В принимающих странах, кроме сопротивления со стороны местных производителей, которые не в со­стоянии успешно конкурировать с ТНК, особое опасение вызывают сами масштабы деятельности ТНК. Обладая колоссальными производствен­ными и финансовыми ресурсами, международные корпорации в состоя­нии захватить ключевые позиции в экономике, ставя под угрозу эконо­мическую безопасность принимающих стран, и даже оказывать на них политическое давление. Однако в целом, если в странах базирования ТНК все чаще ставится вопрос о необходимости налогообложения отто­ка прямых инвестиций, то в принимающих странах (особенно развиваю­щихся и странах с переходной экономикой) чаще проводится политика создания дополнительных стимулов для привлечения прямых зарубеж­ных инвестиций.

Одна из важных проблем, порождаемых ТНК — трансфертные цены. Поскольку ТНК размещает разные стадии единого технологичес­кого процесса в разных странах, между ее зарубежными филиалами и головной компанией происходит интенсивный товарообмен. Однако цены внутрикорпорационной торговли (трансфертные цены), как прави­ло, существенно отличаются от рыночных цен. Манипулируя уровнем трансфертных цен, ТНК стремятся уходить от налогообложения, мини­мизировать таможенные пошлины, нелегально переводить прибыли за границу и т. д., что подрывает эффективность экономической политики государства. Кроме того, поскольку на внутрикорпорационную торговлю

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

приходится значительная часть всей мировой торговли, трансфертные цены искажают реальные данные о ее структуре и динамике.

В целом, все международные потоки капиталов, отражаемые в сче­те операций с капиталом и финансовыми инструментами, должны урав­новешивать международные потоки денежных средств, связанных со сделками по счету текущих операций. Если счет текущих операций сво­дится с положительным сальдо, то одновременно должен происходить чистый отток капитала. И, наоборот, при наличии дефицита по счету текущих операций должен наблюдаться чистый приток капитала. Такую взаимосвязь счетов можно объяснить достаточно просто. Экспортируя товары и услуги, страна зарабатывает иностранную валюту, а, импорти­руя товары и услуги — тратит ее. Если импорт превышает экспорт и счет текущих операций имеет отрицательное сальдо, то страна нуждается в дополнительных источниках иностранной валюты и, следовательно, должна прибегнуть к заимствованию на международных рынках капита­ла. В случае активного сальдо по текущим операциям страна, напротив, кредитует своих зарубежных партнеров, чтобы те могли оплатить свой импорт. В дальнейшем будет дано более глубокое обоснование взаимо­связи счетов платежного баланса.

Баланс счета текущих операций и счета операций с капиталом и фи­нансовыми инструментами дают общеесальдо платежногобаланса.

§ 2. Дефицит платежного баланса

и способы его финансирования

Как уже было показано, дефицит или положительное сальдо по счету текущих операций должен в точности соответствовать положительному сальдо или дефициту по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами. Однако может складываться такая си­туация, когда за определенный период резиденты страны в результате так называемых «автономных» операций (предпринимаемых независи­мым образом) в целом тратят на покупку иностранных товаров, услуг и активов больше, чем получают от продажи нерезидентам своих товаров, услуг и активов. В этом случае общий платежный баланс будет сведен с дефицитом. И наоборот, когда резиденты получают в операциях с не­резидентами больше, чем тратят, возникает активное сальдо платежно­го баланса. Как наличие дефицита или активного сальдо платежного баланса согласуется с использованием принципа двойного счета, когда по определению баланс должен равняться нулю, то есть все долги стра­ны должны быть оплачены?

Одним из функциональных видов инвестиций, выделяемых в пла­тежном балансе, являются резервные активы,или официальные ре­зервыЦентрального банка (раздел IV табл. 28.1). Резервные активы включают: монетарное золото, находящееся в распоряжении Централь­ного банка; иностранную валюту в виде наличных денег, депозитов и ценных бумаг; специальные права заимствования (СДР) — международ­ные платежные и резервные средства, выпускаемые МВФ; резервную по­зицию страны в МВФ, составляющую 25% ее квоты, в пределах которой страна может получить безусловный (автоматический) кредит МВФ. Таким образом, к резервным активам относятся признаваемые в международном масштабе финансовые инструменты, находящиеся в распоряжении Цент­рального банка, которые могут использоваться им для финансирования дефицита или распределения активного сальдо платежного баланса.

Для урегулирования платежного баланса в настоящее время золото практически не используется. Основная часть официальных резервов приходится на валюты ведущих промышленно развитых стран. В 2000 г. их доля составила 93,0%, на СДР приходилось 1,3%, резервная пози­ция в МВФ составила 3,4%, а доля монетарного золота (по цене 35 СДР за одну тройскую унцию) составила 2,3% от общей величины резервных активов всех стран мира.

Изменение резервных активов отражается в платежном балансе в счете операций с капиталом и финансовыми инструментами. Однако резервные активы существенно отличаются от других видов инвестиций. Основной функцией резервных активов является увеличение или сокра­щение объема ликвидных средств, необходимых для урегулирования неравновесия платежей между данной страной и остальным миром.1 Уменьшение официальных резервов Центрального банка учитывается в платежном балансе в кредите со знаком «плюс», поскольку в этом слу­чае предложение иностранной валюты увеличивается, как и при экспор­те товаров и услуг. Наоборот, рост официальных валютных резервов отражается в дебете со знаком «минус».

1)Кроме того, резервные активы могут использоваться для поддержания доверия к национальнои валюте, в качестве обеспечения привлекаемых из-за рубежа кредитов и некоторых других целей.

Центральный банк часто продает или покупает на валютном рынке

иностранную валюту с тем, чтобы повлиять на сложившуюся макроэко­

номическую ситуацию, в частности, на уровень обменного курса нацио­

нальной валюты. Подобные сделки, осуществляемые Центральным бан­

ком, называются

оф

и

ц

и

альны

ми

ва­
лю

т

ны

ми и

н

т

ервенц

и

я

ми

.

В последую-

щих параграфах мы остановимся более

подробно на причинах и последствиях
валютных интервенций.

При возникновении неравновесия плате

жного баланса у страны существу неско

лько путей восстановления рав-

.

Глава 28

новесия в ее международных платежах. Прежде всего, следует отме­тить, что теоретически свободно колеблющиеся курсы валют являются достаточным условием для непрерывного процесса регулирования нерав­новесия платежного баланса. Однако использование свободно плавающе­го валютного курса может иметь негативные для экономики последствия, и поэтому большинство стран отводят официальным резервам важную роль в системе мер, корректирующих состояние платежного баланса.1

Помимо расходования или наращивания резервных активов, госу­дарство может осуществлять прямое финансирование неравновесного сальдо платежного баланса, увеличивая или сокращая чистую сумму средств, заимствуемых у официальных органов других стран или на ча­стных финансовых рынках.

Если возможности внешнего заимствования ограничены или пробле­мы платежного баланса приобретают хронический характер, государство должно прибегнуть к мерам макроэкономического регулирования (кре­дитно-денежного, налогово-бюджетного, внешнеторгового и т. д.) с це­лью воздействия на различные секторы или отрасли экономики, чтобы стимулировать проведение резидентами таких финансовых операций, которые позволили бы улучшить состояние платежного баланса.

Кроме того, государство в целях урегулирования платежного балан­са может вводить административные меры (например, контроль над потоками капитала) или осуществлять интервенции на валютном рын­ке, воздействуя на курс национальной валюты для его приведения в соответствие с задачами проводимой им политики. При возникновении серьезного неравновесия платежного баланса государство обычно ис­пользует весь комплекс мер, не ограничиваясь выбором какого-либо одного варианта стабилизационной политики.

Тем не менее, изменение резервных активов оказывается важным и постоянным элементом процесса краткосрочного урегулирования пла­тежного баланса, будь то финансирование дефицита или интервенци­онные операции на валютном рынке. Поэтому величина резервов колеб­лется по мере изменения сальдо платежного баланса. Таким образом, изменение резервов Центрального банка выступает как своего рода балансирующая статья платежного баланса. Другими словами, саль­до по счету текущих операций и сальдо по счету операций с капиталом и финансовыми инструментами (включая статью «Чистые ошибки и пропуски») с

1)Подробнее механизм воз- действия валютного курса на состояние платежного баланса, а также преимущества и недостатки различных режимов валютного курса будут рассмотрены далее

учетом изменения величины резервных

активов должны в сумме равняться нулю.

В нашей условной схеме платежного баланса

(табл. 28.1) сумма (I II III) уравновешивается

величиной IV, взятой с обратным знаком.

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Вместе с тем, следует подчеркнуть, что использование валютных резервов для урегулирования платежного баланса имеет свои пределы. Вполне очевидно, что страна не может в течение длительного времени сводить с дефицитом платежный баланс, поскольку это может явиться причиной так называемого кризиса платежного баланса. Кризис пла­тежного баланса означает, что страна не в состоянии погасить внешнюю задолженность.

Причины кризиса платежного баланса могут быть разнообразными — от краткосрочных, связанных с колебаниями конъюнктуры на мировых рынках, до долгосрочных, коренящихся во внутренних макроэкономи­ческих проблемах и структурных диспропорциях.

Предположим, что в какой-то стране ухудшаются внешнеторговые позиции вследствие возросшей конкуренции на внешних рынках или из-за неблагоприятного изменения цен. В результате возникнет дефицит по текущим операциям, который необходимо будет финансировать. В те­чение какого-то времени страна может использовать для этого иност­ранные займы и распродажу своих валютных резервов. Однако, если причины дефицита платежного баланса не устранены, резервы иност­ранной валюты быстро истощаются, а иностранные кредиторы, как час­тные, так и государственные отказываются от предоставления новых кредитов. Просроченная задолженность по ранее предоставленным кре­дитам катастрофически растет. В результате под угрозой оказывается международная платежеспособность страны. Макроэкономическое уре­гулирование платежного баланса, осуществляемое с помощью коррек­тировки обменного курса, становится единственным выходом из сложив­шейся ситуации.

Поэтому, прибегая к резервам в качестве инструмента финансиро­вания дефицита платежного баланса или валютных интервенций, Цент­ральный банк обычно рассматривает это как временную меру и не до­пускает сокращения резервов страны до уровня, который считается ми­нимально приемлемым для данной страны. Показатель величины офи­циальных валютных резервов позволяет оценить возможности страны погашать задолженность иностранным кредиторам, а также судить о том, заслуживает ли доверия проводимая Центральным банком кредит­но-денежная политика, правильно ли выбрана система обменного кур­са. От размеров резервных активов зависит и возможность получения международных кредитов. В связи с этим первоочередной задачей по­литики Центрального банка в большинстве случаев является поддержа­ние адекватного уровня резервов и восполнение — в ходе процесса уре­гулирования платежного баланса — израсходованных резервов.

Глава 28

§ 3. Макроэкономическая роль

платежного баланса

Состояние платежного баланса и его отдельных состав­ных частей имеет большое значение с точки зрения макроэкономичес­кого равновесия в целом, поэтому важно рассмотреть основные макро­экономические взаимосвязи с учетом компонентов платежного баланса. Как нам уже известно из гл. 16 и 18, в открытой экономике равен­ство совокупных доходов и расходов выражается основным макроэко­номическим тождеством:

Y=C I G NX (1)

Основное макроэкономические тождество показывает, почему чис­тый экспорт, NX является важнейшим показателем состояния экономи­ки. Если правая часть данного тождества представляет собой совокуп­ные расходы на продукцию, произведенную внутри страны, то, следова­тельно, изменения в чистом экспорте означают изменение величины совокупного спроса, что влечет за собой изменения в объемах произ­водства и занятости.

Для того чтобы нагляднее показать соотношение внутреннего и внешнего макроэкономического равновесия, представим основное мак­роэкономическое тождество в следующем виде:

NX = У — (С I G) (2)

Чистый экспорт здесь показан как разница между совокупным до­ходом (ВВП) и совокупными расходами резидентов данной страны, включая государство. Положительный чистый экспорт предполагает, что произведенный ВВП превышает совокупные расходы (страна про­изводит больше, чем потребляет). В этом случае уровень благососто­яния нации оказывается меньше, чем это позволяют реальные возмож­ности экономики.

Отрицательный чистый экспорт свидетельствует о том, что совокуп­ные расходы превышают доход (страна потребляет больше, чем произ­водит). Такое положение возможно, если страна живет в долг. Но долги придется в будущем отдавать, причем с процентами, поэтому возмож­ность сегодня жить богаче, чем это позволяют реальные возможности экономики, в будущем обернется потерями в благосостоянии.

Все это означает, что проблема сбалансированности счетов платеж­ного баланса имеет серьезный макроэкономический аспект, и что ее ре­шение требует выбора средств, позволяющих восстановить равновесие между доходом и совокупными расходами.

Проведем теперь некоторые преобразования с рассматриваемым

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

тождеством (2). Если мы вычтем и прибавим чистые налоги Т к правой стороне тождества, мы получим:

NX=Y-C-T T-G-I (3)

Разность между доходом и суммой потребления и чистых налогов представляет собой величину частных сбережений (Sp):

Y-C-T = SP(4)

Разница между чистыми налогами и государственными расходами соответствует профициту государственного бюджета, или государствен­ным сбережениям (SG):

T-G = SG(5)

Сумма частных и государственных сбережений представляет собой величину национальных сбережений (SJ:

sP sG = sN(6)

Исходя из этого, мы можем представить величину чистого экспорта следующим образом:

NX=(Y-C-T) (T~G)-I=SN-I (7)

Мы видим, что чистый экспорт равен разнице между национальны­ми сбережениями и частными инвестициями. Переписав тождество ина­че, мы получаем:

NX. (I — SN) = 0 (8)

Эта запись показывает, что в открытой экономике существует оче­видная взаимосвязь между внешнеторговыми потоками товаров и услуг и финансовыми потоками на рынке капиталов. Если внутренние инвестиции превышают национальные сбережения (/ > SN), то излишек инвестиций должен финансироваться из-за рубежа за счет притока капитала или предоставления займов. Эти займы, в свою очередь, позволяют стране импортировать товаров и услуг больше, чем экспортировать (М > Х) то есть чистый экспорт будет в этом случае отрицательной величиной (NX < 0). На мировой арене страна выступает в качестве должника.

Наоборот, если национальные сбережения превышают внутренние инвестиции, то избыточные сбережения инвестируются за рубежом и ис­пользуются для кредитования зарубежных партнеров. Им требуются эти кредиты, поскольку экспорт товаров и услуг из данной страны превышает ее импорт, то есть чистый экспорт являет­ся положительной величиной (NX > 0). На

мировой арене страна выступает в каче-

стве кредитора. 1М- импорт, Х- экспорт.

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Таким образом, как мы видим, основное макроэкономическое тожде­ство (1), описывающее условия внутреннего экономического равнове­сия, тесно связано со счетами платежного баланса, т. е. с условиями внешнего равновесия. Счета платежного баланса показывают связь между международными потоками средств, предназначенных для внут­реннего накопления капитала (I — SN), и международными потоками то­варов и услуг (NX). Величина (I sj характеризует счет операций с ка­питалом и финансовыми инструментами платежного баланса и показы­вает объем инвестиций, финансируемых за счет иностранных займов. Величина NX отражает счет текущих операций платежного баланса.

Таким образом, анализ макроэкономических взаимосвязей на осно­ве тождества совокупных доходов и расходов подтверждает ранее сде­ланный вывод о том, что счет движения капитала и счет текущих опера­ций платежного баланса уравновешивают друг друга. Дефицит баланса по текущим операциям финансируется чистым притоком капитала. В свою очередь, активное сальдо счета текущих операций сопровождает­ся чистым оттоком капитала.

Как уже говорилось ранее, в каждый данный момент счет текущих операций и счет операций с капиталом могут не уравновешивать друг друга, и тогда в качестве балансирующей статьи выступает изменение официальных валютных резервов Центрального банка, AR (раздел IV табл. 28.1).

NX (I SJ =AR (9)

Чистый экспорт показывает, насколько в целом увеличиваются чис­тые внешние активы страны. Если совокупные расходы страны меньше дохода и чистый экспорт положителен, увеличиваются ее ликвидные требования к внешнему миру. Положительное сальдо счета текущих операций означает чистое увеличение иностранных валютных резервов и отток капитала из страны.

Если совокупные расходы страны превышают доход и чистый экс­порт отрицателен, увеличиваются ликвидные требования иностранцев к данной стране. Отрицательное сальдо баланса текущих операций озна­чает уменьшение иностранных валютных резервов и приток капитала в страну.

Все это позволяет нам теперь конкретизировать оценку влияния чи­стого экспорта на благосостояние страны с учетом фактора времени. Если чистый экспорт положителен и страна предоставляет кредиты на международных финансовых рынках, то ее благосостояние в буду­щем возрастет, поскольку иностранцы каждую единицу экспорта дан­ной страны, неоплаченную собственным импортом сегодня, впослед­ствии оплатят большей суммой, возросшей на величину процентов, выплаченных за предоставленные кредиты. Если чистый экспорт от-

рицателен и страна заимствует на международных финансовых рын­ках, то ее благосостояние в будущем сократится, поскольку она импор­тирует сегодняшнее потребление в счет экспорта будущего потребле­ния. Более того, в долгосрочном периоде постоянные дефициты балан­са текущих операций приведут к сокращению чистых зарубежных акти­вов, которые могут стать отрицательной величиной. В результате стра­на превратится в нетто-должника, и перед ней встанет проблема, как оплачивать долги.

§ 4. Внешнеэкономическое равновесие

и макроэкономическая политика в модели малой открытой экономики

Определив основные показатели, отражающие процес­сы, происходящие в открытой экономике, и показав связь между ними, рассмотрим теперь зависимость состояния платежного баланса от мак­роэкономической политики с помощью модели малой открытой эконо­мики.Под «малой» мы понимаем экономику, которая представляет со­бой небольшую долю мирового рынка и практически не оказывает ника­кого воздействия на мировую ставку процента. Следовательно, ставка процента в малой открытой экономике не уравновешивается сбереже­ниями и инвестициями так же,

§

Из общего курса макроэкономики нам известна модель макроэкономического равновесия «IS-LM» (см. Приложение 2 к гл. 22), позволяющая найти такие сочетания ставки процента и уровня дохода, при которых одновременно достигается равновесие на товарном и де­нежном рынках. Применительно к открытой экономике может быть ис­пользована модель Манделла-Флеминга, которая является расширен­ной версией модели «IS-LM», позволяющей анализировать воздействие макроэкономической политики государства как на внутреннее, так и на внешнее равновесие.1 Обе модели строятся на основе кейнсианской теории, т. е. предполагают неизменность уровня цен в краткосрочном периоде и объясняют причины колебаний величины дохода при измене­нии совокупного спроса.

Модель Манделла-Флеминга состоит из трех компонентов, которые могут быть представлены в виде следующих уравнений:

(IS) У = C(Y-T) l(r) G NX(Y,e) (16)

(LM) M/P = L(r,Y) (17)

r = r* (18)

Про бизнес:  Совокупный спрос и масштабы национального производства в истории экономики

Уравнение (16) — уравнение кривой IS, описывающее взаимосвязь между доходом У и процентной ставкой г при соблюдении равновесия на товарном рынке. Это уравнение показывает, что совокупный доход равен сумме потребления С (как функции располагаемого дохода Y-T), инвестиций / (как функции процентной ставки г), государственных рас­ходов G и чистого экспорта NX (как функции дохода У и обменного кур­са е). Таким образом, в отличие от стандартной модели «IS-LM», рас­смотренной в Приложении 2 к гл. 22, уравнение кривой IS в модели Ман­делла-Флеминга дополнительно включает такой параметр, как обмен­ный курс, влияющий на величину чистого экспорта: при росте обменно­го курса чистый экспорт сокращается, при снижении обменного курса чистый экспорт растет.

1 Эта модель была разработа на в начале 1960-х гг -. независимо но этому друг от друга двумя американски. экономистами — Робертом Ман деллом и Маркусом Флемингом

Уравнение (17) — уравнение кривой

LM.

Оно описывает взаимосвязь между

доходом У и процентной ставкой г при

равновесии на денежном рынке. Соглас-

уравнению, реальное предложение денег

(М/Р) должно быть равно Ми -спросу на деньги (L), который, в свою

.

47*

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Совокупный спрос I очередь, является функцией от процентной ставки г и дохода У. Пред­ложение денег М, определяемое Центральным банком, и уровень цен Р являются экзогенными переменными.

Наконец, уравнение (18) показывает, что внутренняя ставка процен­та г определяется мировым уровнем ставки процента г*. Иными слова­ми, модель Манделла-Флеминга строится для малой открытой экономи­ки, которая может получать или предоставлять кредиты любых разме­ров на мировых финансовых рынках, не влияя при этом на мировой уро­вень ставки процента.

Модель Манделла-Флеминга содержит три эндогенных переменных — доход У, процентную ставку г и валютный курс е — и, следовательно, не может быть построена на одном двумерном графике. Поэтому эта модель предусматривает построение двух графиков — в координатах У-ли У-е.

Модель на графике Y г.На этом графике модель Манделла-Фле­минга имеет традиционный для модели «IS-LM» вид: по оси абсцисс откладывается уровень дохода, а по оси ординат — ставка процента (см. рис. 28.11.). Напомним, что кривая IS имеет отрицательный наклон, по­скольку увеличение процентной ставки уменьшает инвестиции и через мультипликативный эффект ведет к снижению уровня дохода. В каче­стве экзогенных переменных здесь выступают автономные компоненты расходов и чистые налоги. Изменения в одном из этих компонентов при­водят к сдвигу кривой.

Обратим внимание, что в открытой экономике к сдвигу кривой IS приводит и изменение обменного курса национальной валюты, так как от его уровня зависит величина чистого экспорта. Например, снижение курса национальной валюты приводит к увеличению чистого экспорта и, при прочих равных условиях, к возрастанию дохода. Следовательно, в этом случае кривая сдвигается вправо. В модели Манделла-Флеминга наклон кривой IS зависит не только от величины предельной склоннос­ти к потреблению и чувствительности инвестиций к ставке процента, но также и от величины предельной склонности к импортированию.

Как и в стандартной модели «IS-LM», кривая LM имеет положитель­ный наклон, поскольку процентная ставка и уровень дохода оказывают противоположное воздействие на спрос на деньги. Рост дохода увели­чивает спрос на деньги, поскольку люди осуществляют больше сделок. Если нет соответствующего увеличения в предложении денег, процент­ная ставка поднимется, что вернет спрос на деньги к исходному уров­ню. Изменения в номинальном предложении денег приводят к сдвигу кривой LM (например, рост предложения денег сдвигает кривую LM вправо). Наклон кривой LM определяется чувствительностью спроса на деньги к уровню дохода и величине процентной ставки.

Третья, новая кривая на этом графике — это линия, соответствующая

Рис. 28.11. Модель Манделла-Флеминга на графике Y-r

уравнению г = г* и изображающая мировую ставку процента. Поскольку малая открытая экономика, для которой строится модель Манделла-Флеминга, не может повлиять на мировую ставку процента, поэтому эта линия является горизонтальной, параллельной оси абсцисс.

Обратим внимание, что на рис. 28.11 все три кривые пересекаются в одной точке. Другими словами, уровень внутренней процентной став­ки, определяемый точкой пересечения кривых IS и LM, равен мировой ставке процента. Это не случайное совпадение, а нормальное состоя­ние для малой открытой экономики, которое обеспечивается механиз­мом функционирования валютного рынка. Предположим, что в малой открытой экономике внутренняя ставка процента выше мировой : > г* на рис. 28.12а). В этом случае для иностранных инвесторов внутренние активы данной страны станут более привлекательными (в силу их бо­лее высокой доходности), и они будут стремиться их приобрести. В то же время резиденты данной страны воздержатся от покупки иностран­ных активов и сочтут целесообразным заимствовать за границей по бо­лее низким процентным ставкам. В результате увеличится приток капи­тала в страну и сократится его отток за границу.

Если страна при этом использует режим плавающего курса нацио­нальной валюты (рис. 28.12а), то чистый приток капитала в страну обус­ловит, при прочих равных условиях, повышение курса национальной валюты. Повышение валютного курса в свою очередь приведет к сокра­щению чистого экспорта. Кривая IS будет смещаться влево до тех пор, пока будет существовать тенденция к повышению валютного курса, т.е. пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой.

Если же страна поддерживает фиксированный курс своей валюты и внутренняя процентная ставка оказывается выше мировой (г2 > г* на рис. 28.126), то в этом случае, чтобы не допустить повышения валютно­го курса выше официально зафиксированного уровня, Центральный

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Совокупный спрос IСовокупный спрос I

Отклонение внутренней процентной ставки

от мировой при плавающем (а)

и фиксированном (б) валютном курсе

банк должен будет проводить интервенции на валютном рынке, покупая иностранную валюту и продавая национальную. Предложение денег будет увеличиваться, и кривая LM будет сдвигаться вправо, пока внут­ренняя процентная ставка не сравняется с мировой и приток капитала прекратится.1

Таким образом, в малой открытой экономике внутренняя процентная ставка при любом режиме валютного курса всегда равна мировой про­центной ставке (все три кривые пересекаются в одной точке).

Модель на графике У-е.Второй способ изображения модели Ман­делла-Флеминга основан на построении графика, на котором по оси ординат показываются значения обменного курса валюты, а по оси абс­цисс — уровень дохода (рис. 28.13). В этом случае на графике отобра­жаются только два первых уравнения модели (кривых IS и LM), а ставка процента является экзогенной величиной и равна мировой процентной ставке (чтобы отличать это представление модели, кривые LM* и IS* специально помечены звездочкой). Равновесие экономики достигается в точке пересечения двух кривых, которая определяет уровни валютно­го курса и дохода.

Кривая LM* представляет собой вер­
тикальную линию. Это объясняется тем, ——————

1 Аналогичным образом мож­но показать, что будет происхо­дить в малой открытой экономи­ке при разных режимах валютно­го курса, если внутренняя про­центная ставка будет ниже миро­вого уровня.

что обменный курс в уравнение кривой LM не входит. Поэтому, когда мировая ставка процента задана, а реальное предложение денег является экзогенной переменной, уравнение кривой LM опре­деляет совокупный доход независимо от

О Y, Y

Модель Манделла-Флеминга на графике У-е

Рис. 28.13.

уровня обменного курса. Кривая IS* имеет обычный отрицательный на­клон, поскольку, чем выше уровень обменного курса, тем, при прочих равных условиях, ниже величина чистого экспорта, а, следовательно, и совокупного дохода.

Модель Манделла-Флеминга может быть использована для анализа последствий макроэкономической политики в малой открытой экономи­ке при различных системах валютных курсов.

Рассмотрим сначала последствия макроэкономической политики при фиксированном обменном курсе. При установлении фиксированного обменного курса Центральный банк обязуется покупать или продавать национальную валюту по заранее определенному курсу. В этом случае меры макроэкономической политики, направленные на достижение внутреннего равновесия, как правило, приводят к возникновению или положительного сальдо, или дефицита платежного баланса. Такие на­рушения внешнего равновесия в конечном итоге должны быть исправ­лены с помощью целенаправленной государственной политики. В част­ности, при дефиците платежного баланса Центральный банк, чтобы не допустить обесценения национальной валюты, должен проводить интер­венции на валютном рынке, продавая иностранную валюту и скупая на­циональную. Это приводит к сокращению валютных резервов, но одно­временно меняется и величина денежной базы. Для проведения та­ких интервенций на валютном рынке Центральный банк должен рас­полагать необходимыми резервами иностранной валюты. Обратим внимание, что, поскольку при интервенциях Центрального банка ме­няется предложение денег, то в модели Манделла-Флеминга это от­ражается сдвигом кривой LM.

Налогово-бюджетная политика. Рассмотрим в качестве примера последствия для малой открытой экономики стимулирующей бюджетно-

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Совокупный спрос IСовокупный спрос I

Налогово-бюджетная политика при фиксированном валютном курсе

налоговой политики (например, увеличения государственных расходов). Увеличение государственных расходов вызывает рост совокупного спро­са — кривая IS сдвигается вправо до положения IS2(см. рис. 28.14). На рис. 28.14а) видно, что в результате растет доход и с ним увеличивает­ся ставка процента до гупотому что увеличение дохода повышает спрос на деньги. Одновременно, более высокая процентная ставка привлека­ет в страну иностранный капитал, что приводит к образованию активно­го сальдо счета капитала и в целом платежного баланса.

Приток капитала в страну порождает тенденцию к росту курса наци­ональной валюты (см. рис. 28.146). Необходимость поддержания валют­ного курса на фиксированном уровне е, требует от Центрального банка проведения интервенций на валютном рынке (покупки иностранной ва­люты и продажи национальной), что приведет к увеличению денежной массы. Увеличение предложения денег сдвигает кривую LM вправо, и процентная ставка понижается. Этот процесс продолжается до тех пор, пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой.

Таким образом, в малой открытой экономике при фиксированном валютном курсе уровень дохода (У) в результате стимулирующей бюд­жетно-налоговой политики увеличивается в большей степени, чем в зак­рытой экономике. Это объясняется тем, что влияние расширения госу­дарственных расходов на уровень дохода дополняется эффектом от увеличения денежной массы.

Кредитно-денежная политика. Рассмотрим воздействие стимулиру­ющей кредитно-денежной политики на малую открытую экономику при фиксированном валютном курсе. Увеличение предложения денег озна­чает сдвиг кривой LM вправо до положения Ш2 (рис. 28.15). Процент-

Совокупный спрос I

а)Рис. 28.15. Кредитно-денежная политика

при фиксированном валютном курсе

ная ставка снижается, стимулируя расширение инвестиций и увеличи­вая таким образом доход. Одновременно, снижение внутренней процен­тной ставки ниже мировой (г, < г* на рис. 28.15а) приводит к оттоку ка­питала из страны, и образуется дефицит платежного баланса.

Отток капитала и дефицит платежного баланса увеличивают спрос на иностранную валюту, и курс национальной валюты начинает пони­жаться (рис. 28.156). Если Центральный банк стремится поддерживать курс на фиксированном уровне е,, то он будет проводить интервенции на валютном рынке (продавать иностранную валюту и покупать отече­ственную). В результате денежная масса будет сокращаться. Это озна­чает, что кривая LM сдвинется влево до своего первоначального поло­жения LMrПо мере уменьшения объема денежной массы процентная ставка повышается, и отток капитала прекращается. Через некоторое время экономика оказывается в исходной ситуации. Все увеличение денежной массы, происшедшее в результате стимулирующей денежно-кредитной политики, «ушло» через платежный баланс, не оказав влия­ния на доход.

Таким образом, кредитно-денежная политика при фиксированном валютном курсе оказывается неэффективной, поскольку попытки из­менить величину денежной массы нейтрализуются необходимыми ин­тервенциями на валютном рынке.

Перейдем теперь к анализу последствий макроэкономической поли­тики при плавающем валютном курсе. В этом случае Центральный банк, не вмешиваясь в функционирование валютного рынка, как бы по­зволяет обменному курсу национальной валюты (а, следовательно, и ве­личине чистого экспорта NX) изменяться до тех пор, пока неуравнове-

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Совокупный спрос I

Совокупный спрос I

б) Налогово-бюджетная политика при плавающем валютном курсе

шенность платежного баланса не будет ликвидирована. Величина ва­лютных резервов Центрального банка и, следовательно, размеры де­нежной базы при такой корректировке не изменяются. Другими слова­ми, если в стране применяется свободно плавающий обменный курс, выравнивание платежного баланса будет происходить автоматически, без вмешательства государства.

Налогово-бюджетная политика. В малой открытой экономике пла­вающий валютный курс работает против проводимой государством бюд­жетно-налоговой политики, сводя на нет ее эффективность. Рассмотрим в качестве примера последствия стимулирующей налогово-бюджетной политики (см. рисунок 28.16). Рост государственных закупок товаров и услуг увеличивает совокупный спрос (сдвиг кривой IS вправо в положе­ние /S2). Рост дохода одновременно приводит и к росту процентной ставки до уровня г2(рис. 28.16а). Это стимулирует приток капитала, об­разование положительного сальдо платежного баланса. При плавающем обменном курсе стоимость национальной валюты будет повышаться для выравнивания сальдо платежного баланса.

Результатом повышения валютного курса будет сокращение чистого экспорта NX. Кривая IS сдвигается влево. Валютный курс будет расти, и чистый экспорт будет сокращаться до тех пор, пока будет существовать активное сальдо платежного баланса, т. е. пока внутренняя ставка про­цента будет выше мировой. Равновесие восстанавливается в исходной точке (рис. 28.16а), но при этом валютный курс вырос (рис. 28.166). Уве­личение дохода в результате роста государственных расходов нейтра­лизуется последующим сокращением чистого экспорта, и налогово-бюд­жетная политика в условиях плавающего валютного курса оказыва­ется неэффективной.

Совокупный спрос IКредитно-денежная политика. Предположим, что Центральный банк проводит стимулирующую кредитно-денежную политику и увеличи­вает предложение денег. Рост денежной массы приводит к росту сово­купного спроса (кривая LM сдвигается вправо до положения LM2), пони­жая процентную ставку до г, и способствуя тем самым росту инвести­ций и увеличению дохода (рис. 28.17а). В ответ на снижение процент­ной ставки возникает отток капитала и, следовательно, платежный ба­ланс сводится с дефицитом.

При плавающем обменном курсе для устранения дефицита платеж­ного баланса курс национальной валюты должен понизиться (рис. 28.176). Поскольку Центральный банк теперь не вмешивается в функ­ционирование валютного рынка и позволяет обменному курсу свободно колебаться, то происходящее обесценение валюты стимулирует возраста­ние чистого экспорта, и следовательно, дальнейшее увеличение совокуп­ного спроса и дохода. Возрастание дохода приводит к увеличению спро­са на деньги и к росту процентной ставки. Кривая IS сдвигается вправо до тех пор, пока все три графика не пересекутся в одной точке, т.е. пока внутренняя процентная ставка не сравняется с мировой. Только в этой точке прекратится отток капитала и снижение валютного курса.

Итак, при плавающем валютном курсе кредитно-денежная полити­ка становится эффективной с точки зрения воздействия на доход. Доход значительно возрастает, что является результатом как прироста денежной массы, так и увеличения чистого экспорта вследствие сниже­ния курса национальной валюты. Подчеркнем также, что в данном слу­чае увеличение денежной массы стимулирует, главным образом, не внутренний, а внешний спрос. Внутренняя ставка процента сначала па-

Глава 28

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

дает, потом возрастает и в итоге оказывается на первоначальном уров­не. Следовательно, основным фактором увеличения дохода станет рост не инвестиций, а чистого экспорта.

Мы рассмотрели возможные последствия макроэкономической поли­тики в малой открытой экономике при разных режимах валютного кур­са. Прежде, чем сопоставить полученные результаты, отметим, что в нашем анализе мы исходили из некоторых упрощающих допущений.

Во-первых, были рассмотрены лишь два крайних варианта режимов валютного курса — жестко фиксированный и свободно плавающий. В реальном мире используется гораздо больший спектр механизмов регу­лирования валютного курса — «управляемое плавание», «валютный ко­ридор» и т. д., о которых говорилось выше. Однако все эти механизмы в конечном итоге представляют собой ту или иную комбинацию элемен­тов систем фиксированного и плавающего валютного курса. Следова­тельно, рассмотренные нами принципы анализа макроэкономической политики в открытой экономике в целом достаточно реалистичны и мо­гут с небольшими дополнениями быть использованы для рассмотрения экономических последствий использования альтернативных режимов валютных курсов.

Во-вторых, в ходе анализа макроэкономической политики при фик­сированном валютном курсе мы предполагали, что существует жесткая взаимосвязь между изменениями объема валютных резервов и величи­ной денежной базы и предложения денег. Конечно, эту взаимосвязь можно на время разорвать, прибегнув к стерилизации: при изменении валютных резервов параллельно изменять в обратном направлении объемы внутренних активов Центрального Банка (внутренних госу­дарственных облигаций, ссуд национальным коммерческим банкам). На­пример, Банк России продает 10 тыс. долл. из своих валютных резер­вов в обмен на рубли и тогда национальное предложение денег сокра­щается. Но одновременно с этим Центральный банк покупает на ту же сумму государственные облигации, расплачиваясь рублями. Предложе­ние денег в России, таким образом, осталось прежним. В этом случае логика наших рассуждений изменится, и в экономике будет искусствен­но поддерживаться нереальный (завышенный или заниженный) ва­лютный курс при неравновесии платежного баланса. Однако при де­фиците платежного баланса возможности применения стерилизации ограничены имеющимися валютными резервами, которые рано или поздно истощаются. При активном сальдо платежного баланса таким ограничителем для Центрального банка становится величина внутрен­него кредита. Поэтому политика стерилизации может рассматриваться лишь как временная мера.

В-третьих, важно подчеркнуть, что полученные в ходе нашего ана­лиза результаты представляют собой краткосрочные последствия мак-

роэкономической политики при предположении, что общий уровень цен остается неизменным. В связи с этим обратим внимание, что в исполь­зованной нами модели краткосрочного равновесия можно, по крайней мере частично, учесть изменение цен. Общий уровень цен (Р) входит в уравнение кривой LM. При изменении цен меняется предложение денег в реальном выражении (М/Р). Поэтому повышение цен вызывает сдвиг кривой LM влево, а снижение цен — сдвиг кривой LM вправо.

В-четвертых, хотя мы рассматривали малую открытую экономику, основные принципы анализа, используемые в модели Манделла-Фле­минга, применимы и при рассмотрении последствий макроэкономичес­кой политики в крупных экономиках, которые сами оказывают воздей­ствие на состояние мирового хозяйства, в том числе, и на уровень ми­ровой процентной ставки. Для крупной экономики характерно сочетание черт как закрытой, так и малой открытой экономики. Поэтому, выводы, полученные с помощью модели Манделла-Флеминга, необходимо до­полнить выводами, которые дает модель «IS-LM» для закрытой эконо­мики (в частности, необходимо предусмотреть возможность отклонения внутренней процентной ставки от мировой).

Рассмотрим теперь основные итоги анализа макроэкономической политики в открытой экономике. Главный вывод заключается в том, что в условиях открытой экономики результаты макроэкономической поли­тики в значительной степени зависят от режима валютного курса (см. табл. 28.2).

Налогово-бюджетная политика оказывает воздействие на совокуп­ный доход при фиксированном валютном курсе. Это объясняется тем, что налогово-бюджетная политика приводит к изменению ставки процен­та и, следовательно, к притоку или оттоку капитала. Возникающие ак­тивное сальдо или дефицит платежного баланса приводят через меха­низм валютных интервенций к изменению денежной массы, что усиливает эффект от бюджетно-налоговой политики. При плавающем валютном кур­се результатом неравновесия платежного баланса становится изменение валютного курса, которое, влияя на величину экспорта и импорта, нейт­рализует действие налогово-бюджетной политики государства.

Эффективность кредитно-денежной политики также зависит от ре­жима валютного курса. При фиксированном валютном курсе Централь­ный банк практически лишен возможности проводить самостоятельную политику по регулированию величины денежной массы. Любые попытки изменить количество денег в обращении меняют уровень процентной ставки, что приводит к изменению потоков капитала и нарушению рав­новесия платежного баланса. Для восстановления внешнего равновесия Центральный банк вынужден воздействовать на величину денежной массы в обратном направлении. Если же страна отказывается от под­держания фиксированного валютного курса, то кредитно-денежная по­литика становится эффективным средством макроэкономического регу-

Платежный баланс и обменный курс: основные модели

Глава 28

  Таблица 28.2
Макроэкономическая политика  
при различныхсистемах валютного курса
  Макроэкономические показатели
  Y е NX
Фиксированный курс      
Кредитно-денежная политика      
Стимулирующая 0*
Сдерживающая
Налогово-бюджетная политика      
Стимулирующая Рост
Сдерживающая Снижение
Плавающий курс      
Кредитно-денежная политика      
Стимулирующая Рост Снижение Рост
Сдерживающая Снижение Рост Снижение
Налогово-бюджетная политика      
Стимулирующая Рост Снижение
Сдерживающая Снижение Рост

лирования. Это связано с тем, что расширение денежной массы, кроме снижения ставки процента, порождает дополнительный стимулирующий эффект в виде снижения курса национальной валюты.

Таким образом, мы приходим к выводу, что решение задачи повы­шения эффективности государственной экономической политики требу­ет соответствующего согласования инструментов политики.

Выбирая режим валютного курса, страна одновременно предопреде­
ляет и выбор средств осуществления внутреннего макроэкономическо­
го регулирования. И наоборот, определяя приоритетные цели внутриэко-
номической политики (экономический рост, борьба с инфляцией, усиле­
ние мер социальной защиты и т. д.), не­
обходимо помнить, что не всякая внеш-

неэкономическая политика может спо- . Ноль означает отсутствие

собствовать достижению этих целей. изменений в динамике макроэко-

номического показателя.

Основные понятия:

Платежный баланс

Счет текущих операций

Счет операций с капиталом и

финансовыми инструментами

Торговый баланс

Приток/отток капитала

Зарубежные прямые/

портфельные инвестиции

Транснациональная корпорация, ТНК

Дефицит платежного баланса

Официальные резервные активы

Официальная валютная интервенция

Чистый экспорт

Малая открытая экономика

Обменный (валютный) курс

Номинальный/реальный валютный курс

Плавающий валютный курс

Фиксированный валютный курс

Управляемое («грязное») плавание

Валютное управление

Валютный коридор

Обесценение

Удорожание

Девальвация

Ревальвация

Джей-кривая

Паритет покупательной способности

Специальные права заимствования, СДР

Модель Манделла-Флеминга

Стерилизация

balance of payments

current account

capital and financial account

trade balance

capital inflow / outflow

foreign direct/

portfolio investment

transnational corporation, TNC

balance of payments deficit

official international reserves

official intervention

net exports

small open economy

exchange rate

nominal/real exchange rate

floating exchange rate

fixed exchange rate

managed or dirty floating

currency board

currency band

depreciating

appreciating

devaluation

revaluation

J-curve

purchasing power parity, PPP

special drawing rights, SDR

Mundell-Fleming model

sterilization

Глава 29

Командно-административная система

Совокупный спрос I Раздел V. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ПЕРЕХОДА К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ

За исторически короткий период с начала 1990-х гг. в на­шей стране произошли коренные изменения и сформировались основы рыночной экономики. Изучение теоретических проблем перехода к рын­ку мы начнем с анализа идеологии и практики командно-административ­ной системы, потому что в течение многих десятилетий этой системе была полностью подчинена экономическая жизнь в нашей стране и ее наследие все еще отражается на ходе рыночных реформ. Затем мы пе­рейдем к изучению проблем переходного периода и рассмотрим теоре­тические основания, концепции, цели и механизмы реформ в постсоци­алистических странах, а также те трудности, с которыми эти страны сталкиваются в процессе рыночных преобразований.

§

«Сколько могу видеть из слов ваших, — сказал полков­ник, нимало не смутясь, -это просьба, не так ли?…В таком случае, изложите ее письменно. Она пойдет в ко­миссию всяких прошений.

Комиссия всяких проше­ний, пометивши, препрово­дит ее ко мне. От меня по­ступит она в комитет сель­ских дел, там сделают вся­кие справки и выправки по этому делу.

Главноуправляющий вмес­те с конторою в самоскорей­шем времени положит свою резолюцию, и дело будет сде­лано».

Н. В. Гоголь. Мертвые души, том II.

§ 1. Социалистическая идея:

сущность и историческое развитие

Командно-административная система была основана на социалистической доктрине. На протяжении человеческой истории мож­но насчитать немного идей, к которым люди разных стран и эпох обра-

щались бы столь упорно, как к идее социализма. Возникновение, рас цвет и крах реальных социалистических обществ занимает, пожалуй центральное место в истории XX века.

Притягательность социализма как теории и практики обусловлена тем, что он берется решить две проблемы, испокон веков волновавши) человечество.

Во-первых, это искоренение неравенства. Нет нужды доказывать какая пропасть между богатством и нищетой существовала на протяже­нии всей истории. (Отметим, что социалисты стремились обеспечить главным образом материальное равенство, отодвигая на задний план равенство людей перед законом, в политических правах и т. п. Здесь проходит водораздел между социализмом и его антиподом — либерализ­мом). В зависимости от культурных и исторических особенностей раз­ных стран и эпох сторонники социалистической доктрины понимали ра­венство по-разному — от полного единообразия в нищете, характерного для восточноазиатского варианта социализма, до признания европейс­кими социал-демократами правомерности существенных различий в благосостоянии, вызванных трудом и даже предпринимательской дея­тельностью людей. Социализм не нашел ответа и на вопрос о том, как совместить равенство с природными различиями между людьми.

Во-вторых, это сознательное регулирование жизни общества и каж­дого человека в отдельности со стороны неких верховных органов об­щества. Многие явления человеческой жизни и формы поведения, на­пример, войны, насилие, бедность, вызывающая роскошь и бесцельная трата материальных богатств, порождали у многих людей представле­ние о том, что избавить человечество от этого может только руководи­мое «сверху» коллективное устройство жизни. Сторонники социализма считают, что рациональное и научное управление экономикой и други­ми сферами жизни способно решить вечные проблемы человеческого бытия и сделать человека счастливым. Камнем преткновения, однако был и остается вопрос о том, как сформировать верховные органы об­щества, какими принципами они должны руководствоваться в управле­нии и может ли общество их контролировать.

Из стремления обеспечить равенство и рациональное, научное управ­ление обществом вытекает присущее большинству школ и течений социа­лизма отрицание частной собственности и политической демократии.

Главными идейными предтечами социализма в европейской культу­ре принято считать двух знаменитых ученых позднего Средневековья -английского философа и государственного деятеля Т. Мора и итальянс­кого философа, доминиканского монаха Т. Кампанеллу, которые были авторами социальных утопий о гармоничных и счастливых обществах, не знающих частной собственности. В XVIII — начале XIX вв. понятия «социа­лизм» и «коммунизм» вошли в научный обиход и общественный лексикон.

Глава 29

Командно-административная система

Среди наиболее известных авторов того периода — французские филосо­фы А. Сен-Симон и Ш. Фурье и английский общественный деятель Р. Оуэн. Вплоть до середины XIX в. социализм носил характер абстрак­тной, отвлеченной доктрины.

Превращению социализма в активное и бурно растущее направле­ние философской и политической мысли способствовало становление европейской социал-демократии и научное творчество ряда выдающих­ся ученых и деятелей середины — второй половины XIX в. Наиболее крупный вклад внес К. Маркс, автор «Манифеста Коммунистической партии» (1848 г., совместно с Ф. Энгельсом), «Капитала» и многих других работ. Маркс попытался обосновать исторически преходящий характер ча­стной собственности и неизбежность скорого вступления всего человече­ства в эру коммунизма через мировую революцию. Позднее В. И. Ленин развил и практически применил в России идеи Маркса о революцион­ном, насильственном уничтожении старого строя и переходе к бесклас­совому социалистическому обществу.

Быстрому распространению идей социализма в середине XIX — на­чале XX вв. способствовали следующие обстоятельства. Становление машинной индустрии в Европе (в том числе в России) и в Америке со­провождалось ломкой традиционного уклада жизни и массовым обни­щанием населения, что рождало протест против частной собственнос­ти, угнетения и неравенства. В то же время бурный подъем науки и тех­ники служил источником убеждения для многих передовых людей того времени в том, что замена рыночной стихии планомерным ведением хозяйства и преобразование жизни людей на научных и рациональных началах позволит человечеству вступить в эпоху невиданного расцвета. Немаловажно и то, что развитие средств связи и транспорта, другие технические достижения этого периода создали впервые в истории воз­можности для управления обществом из единого центра и для контроля за поведением каждого человека.

§

Принципы командо-административнойсистемы.Со­циалистическая доктрина нашла наиболее последовательное и устойчи­вое воплощение в политическом и социально-экономическом устрой­стве СССР.

Советские идеологи приложили огромные усилия для того, чтобы доказать, что экономическая система СССР опирается на общенарод-

ную собственность и служит подъему материального и духовного благо­состояния каждого гражданина. Но на самом деле фундаментальный принцип организации советской экономики, прямо следовавший из со­циалистической доктрины в ее марксистско-ленинском варианте, состо­ял в полном, тотальном огосударствлении народного хозяйства.

Это означает, что только государство было собственником производ­ственных ресурсов и только государство могло принимать экономичес­кие решения. Вся экономическая жизнь подчинялась административным распоряжениям органов власти. На протяжении советской истории госу­дарство стремилось наладить всеобъемлющий и всепроникающий кон­троль над экономикой, и отступления от этой тенденции возникали толь­ко тогда, когда пороки сверхбюрократизации начинали подтачивать ус­тойчивость самой власти. В этой системе не было места человеку как самостоятельному максимизирующему экономическому субъекту; ра­ботники были полностью отчуждены от владения и управления сред­ствами производства.

Советский государственный социализм не признавал частной соб­ственности, рынка и рыночного саморегулирования. С рыночной органи­зацией экономической деятельности советские идеологи связывали толь­ко эксплуатацию, кризисы и «загнивание капитализма». Однако самое же­стокое угнетение человека было уделом именно советской системы, в ко­торой материальные и социальные блага перераспределялись с помо­щью внеэкономических методов в пользу партийно-бюрократической верхушки — «номенклатуры».

Всевластие государства в экономике и других сферах жизни и управ­ление исключительно с помощью бюрократических методов позволяют определить советскую систему как командно-административную и тота­литарную и отличать ее от многочисленных авторитарных стран совре­менного мира, где контроль государства ограничивается главным обра­зом политической сферой.

Из тоталитарной природы советской экономики и отрицания рынка логически вытекал второй принцип организации народного хозяйства —планирование. Он занимал в советской идеологии особенно «почетное» место, поскольку объявлялся инструментом бескризисного, сбалансиро­ванного и динамичного развития экономики, способного обеспечить ис­торическую победу социализма над капитализмом. Нетрудно увидеть, что принцип планирования был практическим воплощением социалис­тической идеи об управлении экономикой из единого центра.

Государственный план представлялсобойсовокупность обяза­тельных к исполнению распоряжений органов государственного управления, адресованных конкретным предприятиям и организа­циям народного хозяйства и регламентировавших ассортимент и

48*

Глава 29

Командно-административная система

объем производства, ценыи другие аспекты их хозяйственной де­ятельности.

Социалистическое планирование состояло в следующем. На осно­ве партийных установок и анализа экономического состояния централь­ные государственные органы (или, по их поручению, органы нижестоя­щего уровня, например, республиканские и областные) принимали эко­номические решения, носившие обязательный характер для исполни­теля, и контролировали выполнение решений. Главным плановым доку­ментом был пятилетний план, содержащий перечень заданий по произ­водству и продаже продукции в отраслевом и региональном разрезах. Составляя этот документ, государство исходило не столько из объектив­ных экономических потребностей и критериев, сколько из политических и социально-экономических задач, поставленных высшим руководством. Опираясь на пятилетний план, органы экономического управления раз­рабатывали задания для всех иерархических уровней вплоть до отдель­ного предприятия.

Это определяло принципиальную особенность экономической дея­тельности в рамках советской системы: лица, принимавшие решения, были обязаны руководствоваться государственными плановыми задани­ями, а не экономическими соображениями максимизации прибыли. Цены на сырье и готовую продукцию, оплата труда работников, условия сбыта и все прочие экономические критерии, как правило, не оказыва­ли влияния на решения директоров предприятий и других хозяйствен­ных руководителей. Их главная задача состояла в выполнении плана.

Например, цены не выполняли ни информационных, ни балансиру­ющих функций, присущих им в рыночном хозяйстве, а служили главным образом для измерения и учета произведенной продукции, потому что многие плановые задания давались в стоимостном выражении. На по­требительском рынке цены тоже строго задавались государством, и про­изводители или продавцы не имели права их изменить даже при резком несоответствии спроса и предложения. Розничные цены были постоян­ными и применялись обычно на всей территории страны. Поэтому они часто указывались непосредственно на изделии — печатались, выбива­лись на металле и т. п.

В советской системе не было места и конкуренции. Она объявля­лась одним из главных пороков капитализма, ведущим к растрате мате­риальных ресурсов, и целенаправленно искоренялась — например, пу­тем борьбы с «дублированием» производственных мощностей, т. е. вы­пуском одинаковой продукции на разных предприятиях. Кроме того, по­ощрялась концентрация производства — создание крупных предприятий — для экономии удельных расходов. Все это обернулось необыкновенно высокой степенью монополизации советской экономики и диктатом про­изводителя над потребителем, полностью лишенным права выбора.

Социалистическое планирование отвечало идее советских послере­волюционных марксистов об организации экономики как единой фабри­ки. Если все шахты, заводы и магазины принадлежат государству, то зачем нужны деньги и цены в расчетах между ними? Разве хозяин капи­талистического предприятия допускает отношения купли-продажи меж­ду цехами своего завода? Советское руководство не смогло реализовать идею экономики как единой фабрики просто в силу технических слож­ностей управления огромным хозяйством, но она полностью соответ­ствует духу марксистской теории, а в годы наиболее жестокой полити­ческой и экономической диктатуры народное хозяйство СССР заметно приближалось к этому идеалу.

Три черты характеризовали планирование как метод управления со­циалистическим хозяйством. Во-первых, это централизованность, т. е. распределение заданий центральным государственным органом — Гос­планом — или другими уполномоченными органами, во-вторых, — дирек-тивность, или обязательность для исполнения, и в-третьих, — адрес­ность, то есть доведение задания до конкретного предприятия-исполни­теля. Кроме того, советские теоретики приписывали социалистическому планированию «научность» как фундаментальную особенность, проти­вопоставляющую социалистическую экономику анархии капиталисти­ческого рынка, хотя на самом деле план был инструментом реализации политических и экономических установок государственной власти и как правило не учитывал объективных экономических пропорций и тен­денций.

Попытки придать планированию «научный» характер постоянно на­талкивались и на неразрешимые методологические проблемы составле­ния плана и контроля за его исполнением. Как следует давать плано­вые задания — в натуральной форме или в стоимостном выражении? Нужно ли расписывать задания детально или можно допустить укруп­ненные показатели, дающие предприятиям некоторую свободу для манев­ра? Нужны ли специальные задания по внедрению достижений научно-тех­нического прогресса? Эти и аналогичные вопросы составляли основной предмет социалистической политэкономии, причем вплоть до конца со­ветской экономики они так и не нашли однозначного решения, а мето­дология планирования часто менялась.

Тотальная государственная собственность и принудительное плани­рование в сочетании с уравнительной идеологией порождали внеэконо­мический характер распределения материальных благ. Материальное богатство и социальный статус человека зависели от его положения в государственной иерархии и принадлежности к той или иной професси­ональной группе. Это воспроизводило принципы феодального устрой­ства общества и было огромным шагом назад в магистральном движе­нии человеческой цивилизации к свободе и автономности индивида.

Глава 29

Командно-административная система

Таким образом, командно-административнуюсистему можно оп­ределить как особую форму организации экономической деятель­ности, опирающуюся на абсолютное господство государства в эко­номике, принудительное планированиеи уравнительное внеэконо­мическое распределениематериальныхблаг.

Конечно, реальная практика функционирования советской системы была сложнее и разнообразнее. Например, после смерти Сталина ста­ли допускаться некоторые формы негосударственной хозяйственной деятельности в виде «индивидуальной трудовой деятельности» или ра­боты на собственном земельном участке, но это официально рассмат­ривалось как временные уступки и действительно нарушало чистоту «социалистической идеи». В 1960-1980-е гг. до начала перестройки предпринимались попытки расширить хозяйственную самостоятель­ность предприятий и усилить так называемое «экономическое стимули­рование» рабочих. В этот же период экономические подходы стали про­никать в хозяйственную практику и в неофициальной форме.

Кроме того, социалистическую экономику нельзя сводить к советс­кой системе. Народное хозяйство социалистических стран Восточной и Центральной Европы отличалось от советского, в частности, меньшей долей предприятий-гигантов, более высоким развитием потребительско­го сектора и наличием частного предпринимательства в мелком произ­водстве, сфере услуг и сельском хозяйстве. Например, в Польше сель­ское хозяйство вообще не подвергалось принудительной коллективиза­ции и оставалось частным. Но дальше всех отошла от советской моде­ли Югославия, где была предпринята попытка построить «самоуправ­ленческий социализм». В югославской системе предприятия находи­лись, по крайней мере формально, в собственности не государства, а трудовых коллективов. Это определило большую гибкость, самостоя­тельность предприятий и даже наличие элементов конкуренции, но и югославская социалистическая модель в конечном счете оказалась не­жизнеспособной.

Советская экономика до начала перестройки.За исторически ко­роткий период существования СССР были испробованы различные формы организации государственной экономики и даже предпринима­лись попытки совместить социализм с рынком. Экономические неудачи вынудили советское руководство в середине 1980-х гг. начать довольно радикальный отход от ортодоксального марксизма в рамках политики перестройки. Поэтому путь, который прошла советская экономика до на­чала перестройки, — поучительный для экономической теории опыт, де­монстрирующий исторически ограниченные возможности командно-ад­министративного управления народным хозяйством.

В экономической истории СССР до 1985 г. можно выделить четыре этапа.

На первом этапе (1918-1921 гг.) была предпринята попытка непос­редственно воплотить в жизнь марксистскую доктрину. Экономическая политика, позднее получившая название «военного коммунизма», была направлена на немедленную и принудительную ликвидацию частной собственности и «товарно-денежных отношений» (так в марксистской теории обычно называли рыночные отношения, инструменты и механиз­мы — деньги, цены, кредит и т. д.). На их место приходили отношения натурального обмена между предприятиями и бесплатное предоставле­ние многих товаров и услуг населению (продуктовые пайки, бесплатный проезд в городском транспорте и т. д.). Большинство банков и других финансовых учреждений были закрыты. Сельскохозяйственная продук­ция насильственно изымалась у крестьян, получавших в обмен низко­качественные промышленные товары из города. Частная торговля, осо­бенно «спекуляция» (перепродажа товаров с целью получения дохода) каралась очень жестоко.

Любопытно, что организационная база «военного коммунизма» была заложена еще в годы Первой мировой войны, когда царское правитель­ство наладило государственную некоммерческую систему производства и поставок продукции для армии, а позднее Временное правительство учредило центральные государственные органы управления народным хозяйством.

«Военный коммунизм» в сочетании с Гражданской войной обернул­ся экономической катастрофой, которая поставила под угрозу Советс­кую власть. В этих условиях по инициативе Ленина в 1921 г. была про­возглашена «новая экономическая политика» (НЭП), что стало началом второго этапа в развитии советской экономики.

Вводя НЭП, советское руководство не отказывалось от ортодоксаль-но-марксистских представлений, но откладывало реализацию социали­стических принципов до того времени, когда будет достигнута опреде­ленная стабилизация экономики. Поэтому были разрешены торговля, мелкое и среднее частное производство, наем работников, рыночное ценообразование, биржи, банки, иностранные концессии и другие меха­низмы и институты рынка. При этом государство сохраняло за собой «командные высоты», то есть полный контроль над тяжелой промыш­ленностью. НЭП действительно способствовал оживлению экономики, развитию промышленности (преимущественно легкой), росту сельского хозяйства и некоторому подъему жизненного уровня народа. Замеча­тельной заслугой хозяйственных руководителей тех лет была стабили­зация финансов на основе денежной реформы и введения в обращение твердой валюты — червонца, который котировался на зарубежных рын­ках наряду с валютами ведущих западных стран.

Однако НЭП продолжался недолго — до конца 1920-х гг. Он был свернут потому, что объективно подрывал монополию партии на власть,

Глава 29

Командно-административная система

а также потому, что руководство страны взяло курс на форсированную индустриализацию и милитаризацию. Начался третий этап — период сталинской диктатуры, продолжавшийся с конца 1920-х гг. до 1953 г. Сталинская система в наиболее полном виде воплотила сущностные черты социализма как особой экономической модели — тотальное гос­подство государства и планирование всей хозяйственной деятельно­сти. В этот период экономическая деятельность велась исключительно на основе плановых заданий, которые исходили из политически обус­ловленных партийных требований и установок. Главной задачей было создание сильной армии. Поэтому в сталинский период основой советс­кой экономики стала мощная военная промышленность. Сельское хо­зяйство подверглось принудительной коллективизации, т. е. фактически огосударствлению и превращению в часть командно-административной

ЭКОНОМИКИ.

Рыночные отношения, естественно, не находили места в сталинской системе. В частности, деньги не выполняли тех функций, которые им присущи в рыночной экономике. Исключение составляли только оплата труда и сфера потребления — покупка населением товаров и услуг, но и здесь способность денег выступать в качестве средства обращения была ограниченной из-за отсутствия многих товаров в открытой торгов­ле и распространения всевозможных форм внерыночного распределе­ния товаров и услуг. В остальных же сферах экономики деньги и свя­занные с ними финансово-ценовые инструменты (цены, кредит и т. д.) играли исключительно контрольно-учетную роль. Они служили для из­мерения продукции при выдаче плановых заданий и отчетности по пла­ну, для измерения совокупного общественного продукта и других народ­нохозяйственных показателей, а также для дополнительного контроля за движением материальных ресурсов.

Как мы говорили, деньги и цены при социализме не оказывали вли­яния на экономические решения. Например, предприятие потребляло сырье, поставляемое определенным поставщиком, не потому, что оно было дешевле другого сырья, а потому, что так предписывалось госу­дарственным планом. Вообще для предприятия было важно не наличие денег на банковском счете, а своевременные поставки оборудования и поступление на склад сырья или полуфабрикатов для дальнейшей пе­реработки. Из-за хронической нехватки оборудования, сырья, материа­лов и комплектующих именно материально-техническое снабжение в натуральной форме всегда было главной проблемой для руководителей советских предприятий. В условиях сталинской диктатуры эта проблема находила частичное решение за счет очень жесткого контроля за соблю­дением плановой дисциплины, а также благодаря сравнительно узкой номенклатуре выпускаемой продукции. Но в дальнейшем, по мере ос­лабления административного контроля за экономикой и стремительного

усложнения производства, невозможность решить проблему связей между предприятиями командно-административными методами обусло­вила хроническую несбалансированность советской экономики.

В течение всего сталинского периода (естественно, за исключением военных лет) советская экономика поддерживала очень высокие темпы роста. В экономике произошли огромные структурные сдвиги — практи­чески с нуля были созданы многие современные отрасли производства. В эти годы норма накопления, т. е. та доля национального дохода, кото­рая идет не на потребление, а на инвестиции, официально составляла 25-27% (а на самом деле еще больше) и была самой высокой в мире. Быстрое развитие экономики обеспечивалось также наличием прак­тически неисчерпаемых запасов природных ресурсов, использованием рабского труда миллионов заключенных ГУЛАГа и жестокой эксплуата­цией городского и особенно сельского населения. Современные иссле­дователи отмечают, что основным законом сталинской экономики была максимизация темпов роста за счет максимизации потребления всех видов ресурсов. В природе сталинской модели — чрезвычайно высокая ресурсоемкость. Поэтому она может «работать», как правило, только в больших и богатых сырьем странах, например, в СССР и Китае, а в дру­гих государствах обычно силой поддерживается извне.

Сталинизм вызвал такое перенапряжение сил всего общества, что сразу после смерти диктатора новое руководство было вынуждено «ос­лабить гайки». В 1953 г. советская экономика вступила в четвертый этап — этап зрелого социализма и относительной стабильности — кото­рый продолжался до середины 1980-х гг.

Для этого периода характерен отход советского руководства от наи­более одиозных проявлений сталинизма — массовых репрессий, жесто­кой эксплуатации населения, закрытости от внешнего мира и т. п. К кон­цу 1970-х — началу 1980-х гг. даже стал ослабевать стержень социалис­тической экономики — командно-административный контроль над произ­водством и распределением. Но в течение всего периода советская эко­номика сохранила сущностные черты, заложенные при Сталине.

С середины 1950-х до середины 1960-х гг., в период правления Н. С. Хрущева, быстро росли новые отрасли промышленности, связан­ные с научно-техническим прогрессом, а также отрасли потребительс­кого сектора. Но уже в это время народное хозяйство СССР столкнулось с исчерпанием ресурсной базы и потребностью в переходе к интенсив­ному типу развития. Поэтому на рубеже 1950-х и 1960-х гг. в научной пе­чати началась дискуссия «о совершенствовании методов социалисти­ческого планирования», в центре которой стоял вопрос о том, как соче­тать соблюдение общегосударственных интересов с инициативой и от­носительной самостоятельностью предприятий. Некоторые ученые, на­пример, В.Новожилов, обращались к опыту НЭПа и заслужили призна-

Глава 29

Командно-административная система

ние в советской и зарубежной научной среде своим анализом работы го­сударственных предприятий в рыночных условиях.

После смены советского руководства в 1964 г. эти дискуссии явились идейной основой для экономической реформы, начатой в 1965 г. по ини­циативе нового главы правительства А. Н. Косыгина. Реформа была призвана придать импульс социалистической экономике путем расши­рения хозяйственной самостоятельности предприятий и введения от­дельных элементов рыночного механизма.

В основу работы предприятий был положен «хозрасчет». Хозрасчет — этосистема управления, предусматривавшаясамоокупаемостьи самофинансированиесоциалистических предприятий.Иными сло­вами, предприятие должно было самостоятельно окупать свои затраты и зарабатывать средства на плановые капиталовложения путем произ­водства и реализации продукции в соответствии с укрупненными зада­ниями государственного плана. Укрупненность плановых заданий состо­яла в том, что, за исключением важнейших видов продукции, задания выдавались в стоимостном выражении. Это давало предприятию воз­можность несколько варьировать выпуск продукции в пределах одной ассортиментной группы, например, делать выбор между производством спортивных и прогулочных велосипедов в зависимости от того, как легче выполнить план выпуска велосипедов по стоимости. Одним из важнейших плановых показателей стала прибыль от реализации продукции. Большую роль сыграла предоставленная предприятиям возможность оставлять часть прибыли для премирования работников, а также самостоятельно реализовать сверхплановую продукцию по повышенным ценам.

Такие изменения методологии планирования впервые позволили предприятию не только принимать самостоятельные решения (правда, в очень узких рамках) о номенклатуре выпускаемой продукции, но так­же искать выгодных для себя поставщиков и потребителей.

Это повысило роль цен в экономике, потому что государство полу­чило возможность стимулировать предприятия к выпуску высококаче­ственной и технически прогрессивной продукции с помощью надбавок к ценам. Однако на практике механизм цен работал неэффективно. Пред­приятия обеспечивали выполнение плана в стоимостном выражении и получение сверхплановой прибыли путем искусственного завышения цен — например, за счет преднамеренного повышения материалоемкос­ти своей продукции. (Вот почему многие советские изделия 1960-1970-х гг. отличаются чрезмерным весом и габаритами. Пользуясь монополь­ным положением, предприятия легко навязывали такую продукцию по­требителям).

Все же «косыгинская» реформа ускорила рост производства, спо­собствовала повышению качества и расширению ассортимента продук­ции. Вторую половину 1960-х гг. многие специалисты считают «золотым

веком» советской экономики. Однако к концу 1960-х гг. реформа была свернута. Причина состояла не только в сопротивлении партийно-бю­рократического аппарата, опасавшегося перехода контроля над эконо­микой в руки «менеджеров», но и антагонизма между планом и рынком, который обычно не допускает длительного сосуществования этих прин­ципиально различных форм экономической координации.

Сворачивание «косыгинской» реформы прервало тенденции к росту советской экономики на основе интенсивного типа развития, то есть по­вышения эффективности использования ресурсов. Но в середине 1970-х гг. благодаря неожиданному скачку мировых цен на нефть и резко­му увеличению экспорта жидкого топлива из СССР рост советской эконо­мики возобновился. Как и до «косыгинской» реформы, экономика опять стала развиваться по экстенсивному типу — просто за счет увеличения объема используемых ресурсов, главным образом природных. Стреми­тельное увеличение доходов от экспорта энергоносителей позволило ком­пенсировать массовыми импортными закупками падающую эффективность экономики, низкое качество продукции и сокращение сельскохозяйственно­го производства. Приток нефтедолларов, таким образом, дал возможность советскому руководству отложить нежелательные для него реформы. Одновременно с этим эрозия плановой дисциплины и административ­ного контроля при растущей несбалансированности экономики привела к возникновению бюрократического рынка —торгамежду крупными управленческими структурами за распределение ресурсови не­гласныхтоварообменныхсделокмежду предприятиями.

К середине 1980-х гг. советская экономика столкнулась с полным ис­черпанием возможностей наращивания производства за счет дополни­тельного вовлечения природных и трудовых ресурсов, а также с паде­нием доходов от экспорта энергоносителей. Особенно тревожным для советского руководства стало растущее отставание от Запада в научно-технической и военной областях. СССР потерял положение второй эко­номической державы мира, уступив это место Японии. В этих условиях необходимость глубоких реформ в СССР стала для всех очевидной.

Почему перестройка потерпела неудачу?Приход М. С. Горбачева к власти в 1985 г. открыл путь для назревших перемен. Однако новый экономический курс сформировался не сразу, потому что руководство не имело четкой концепции реформ. В 1985-1986 гг. предпринимались уси­лия по наведению порядка, контролю за качеством, ускоренному разви­тию машиностроения, которые имели характер краткосрочных кампаний.

В 1986-1987 гг. Горбачев выступил с инициативой глубоких реформ в рамках политики перестройки советской системы. Предприятия полу­чили значительно больше прав в определении объема, ассортимента продукции и цен на нее. Для поощрения замены руководящих кадров была разрешена выборность руководителей. В духе «самоуправленчес-

Глава 29

Командно-административная система

ние в советской и зарубежной научной среде своим анализом работы го­сударственных предприятий в рыночных условиях.

После смены советского руководства в 1964 г. эти дискуссии явились идейной основой для экономической реформы, начатой в 1965 г. по ини­циативе нового главы правительства А. Н. Косыгина. Реформа была призвана придать импульс социалистической экономике путем расши­рения хозяйственной самостоятельности предприятий и введения от­дельных элементов рыночного механизма.

В основу работы предприятий был положен «хозрасчет». Хозрасчет — этосистема управления, предусматривавшаясамоокупаемостьи самофинансированиесоциалистических предприятий.Иными сло­вами, предприятие должно было самостоятельно окупать свои затраты и зарабатывать средства на плановые капиталовложения путем произ­водства и реализации продукции в соответствии с укрупненными зада­ниями государственного плана. Укрупненность плановых заданий состо­яла в том, что, за исключением важнейших видов продукции, задания выдавались в стоимостном выражении. Это давало предприятию воз­можность несколько варьировать выпуск продукции в пределах одной ассортиментной группы, например, делать выбор между производством спортивных и прогулочных велосипедов в зависимости от того, как легче выполнить план выпуска велосипедов по стоимости. Одним из важнейших плановых показателей стала прибыль от реализации продукции. Большую роль сыграла предоставленная предприятиям возможность оставлять часть прибыли для премирования работников, а также самостоятельно реализовать сверхплановую продукцию по повышенным ценам.

Такие изменения методологии планирования впервые позволили предприятию не только принимать самостоятельные решения (правда, в очень узких рамках) о номенклатуре выпускаемой продукции, но так­же искать выгодных для себя поставщиков и потребителей.

Это повысило роль цен в экономике, потому что государство полу­чило возможность стимулировать предприятия к выпуску высококаче­ственной и технически прогрессивной продукции с помощью надбавок к ценам. Однако на практике механизм цен работал неэффективно. Пред­приятия обеспечивали выполнение плана в стоимостном выражении и получение сверхплановой прибыли путем искусственного завышения цен — например, за счет преднамеренного повышения материалоемкос­ти своей продукции. (Вот почему многие советские изделия 1960-1970-х гг. отличаются чрезмерным весом и габаритами. Пользуясь монополь­ным положением, предприятия легко навязывали такую продукцию по­требителям).

Все же «косыгинская» реформа ускорила рост производства, спо­собствовала повышению качества и расширению ассортимента продук­ции. Вторую половину 1960-х гг. многие специалисты считают «золотым

веком» советской экономики. Однако к концу 1960-х гг. реформа была свернута. Причина состояла не только в сопротивлении партийно-бю­рократического аппарата, опасавшегося перехода контроля над эконо­микой в руки «менеджеров», но и антагонизма между планом и рынком, который обычно не допускает длительного сосуществования этих прин­ципиально различных форм экономической координации.

Сворачивание «косыгинской» реформы прервало тенденции к росту советской экономики на основе интенсивного типа развития, то есть по­вышения эффективности использования ресурсов. Но в середине 1970-х гг. благодаря неожиданному скачку мировых цен на нефть и резко­му увеличению экспорта жидкого топлива из СССР рост советской эконо­мики возобновился. Как и до «косыгинской» реформы, экономика опять стала развиваться по экстенсивному типу — просто за счет увеличения объема используемых ресурсов, главным образом природных. Стреми­тельное увеличение доходов от экспорта энергоносителей позволило ком­пенсировать массовыми импортными закупками падающую эффективность экономики, низкое качество продукции и сокращение сельскохозяйственно­го производства. Приток нефтедолларов, таким образом, дал возможность советскому руководству отложить нежелательные для него реформы. Одновременно с этим эрозия плановой дисциплины и административ­ного контроля при растущей несбалансированности экономики привела к возникновению бюрократического рынка —торгамежду крупными управленческими структурами за распределение ресурсов и не­гласныхтоварообменныхсделокмежду предприятиями.

К середине 1980-х гг. советская экономика столкнулась с полным ис­черпанием возможностей наращивания производства за счет дополни­тельного вовлечения природных и трудовых ресурсов, а также с паде­нием доходов от экспорта энергоносителей. Особенно тревожным для советского руководства стало растущее отставание от Запада в научно-технической и военной областях. СССР потерял положение второй эко­номической державы мира, уступив это место Японии. В этих условиях необходимость глубоких реформ в СССР стала для всех очевидной.

Почему перестройка потерпела неудачу?Приход М. С. Горбачева к власти в 1985 г. открыл путь для назревших перемен. Однако новый экономический курс сформировался не сразу, потому что руководство не имело четкой концепции реформ. В 1985-1986 гг. предпринимались уси­лия по наведению порядка, контролю за качеством, ускоренному разви­тию машиностроения, которые имели характер краткосрочных кампаний.

В 1986-1987 гг. Горбачев выступил с инициативой глубоких реформ в рамках политики перестройки советской системы. Предприятия полу­чили значительно больше прав в определении объема, ассортимента продукции и цен на нее. Для поощрения замены руководящих кадров была разрешена выборность руководителей. В духе «самоуправленчес-

Глава 29

Командно-административная система

кого социализма» предпринимались даже попытки предоставить трудо­вому коллективу возможность влиять на решения администрации через выборные Советы трудовых коллективов, но они не получили развития, так как были фактически придатками администрации и не могли изме­нить положение дел на предприятиях. Впервые официально заговори­ли о пагубности сверхмонополизации советской экономики. С целью передачи высоких технологий из военно-промышленного комплекса в гражданское производство была разработана программа конверсии.

Разрушив один из важнейших догматов советской экономической идеологии — государственную монополию внешней торговли, — прави­тельство разрешило многим предприятиям самостоятельно выходить на внешний рынок. Примечательно, что из-за нереалистичности официаль­ного валютного курса пришлось ввести специальные коэффициенты к обменному курсу, обеспечивавшие коммерческую рентабельность внеш­неторговых операций. Искаженность стоимостных показателей в совет­ской экономике была настолько велика, что потребовалось установить 3 тыс. коэффициентов. На практике это означало, что почти для каждо­го товара, обращавшегося во внешней торговле СССР, применялся ин­дивидуальный валютный курс.

Впервые с 1920-х гг. граждане получили право легально заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью и организацией кооперативов.

Однако, эти и другие преобразования не привели к улучшению фун­кционирования экономики. Напротив, началась дестабилизация народ­ного хозяйства. Сказались накопленные за несколько десятилетий дис­пропорции, начавшийся распад единого экономического пространства и постепенная утрата руководством страны политического автори­тета и административных рычагов управления.

Ослабление государственного контроля над экономикой, не компенси­рованное дисциплиной рынка, вело к росту цен, стремительному нараста­нию межотраслевых дисбалансов (несоответствий объема производства между смежными отраслями), «вымыванию» дешевого ассортимента из торговли и разрыву между товарной массой и массой денег в обращении. Последнее было связано с тем, что предприятия и население сумели увеличить денежные доходы благодаря ослаблению контроля государства за хозяйственной деятельностью, между тем как рост объема производ­ства стал замедляться.

В 1990 г. был впервые официально зарегистрирован абсолютный спад производства. Прирост ВВП, еще в 1989 г. составлявший 3%, сме­нился сокращением ВВП на 2,3%. В 1991 г. СССР вплотну<</div>


Читайте также:

Совокупный спрос I

§

К РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКЕ

«[В коммунистическом ми­ре] люди живут в клетках, отгороженные от опасных и диких зверей…Они мечтают о красоте джунглей. Вдруг неожиданно дверцы распахи­ваются…Но не успев выбе­жать из клеток, они начина­ют замечать, что джунгли полны змей, пиявок, тигров, крыс… все эти создания так­же вольны следовать своей природе. Где же все-таки луч­ше жить — в джунглях или сно­ва в зоопарке? Ясно, что ком­промисс здесь невозможен». Милош Форман

§ 1. Что такое переходный период?

На рубеже 1980-х и 1990-х гг. почти во всех социалисти­ческих странах сменился политический строй. Перед новыми обще­ственными силами, пришедшими к власти, встала задача проведения глубоких реформ, направленных на преобразование социалистических стран в демократические государства с рыночной экономикой.

Точкой отсчета демократических и рыночных реформ в России при­нято считать начало 1992 г., когда новое российское правительство пос­ле подавления августовского путча 1991 г. и распада СССР приступило к радикальным преобразованиям общественно-политического устрой­ства и экономики нашей страны.

Время от начала преобразований политико-экономической системы бывших социалистических стран до формирования устойчивых и эф­фективных институтов демократического общества и рыночной экономи­ки называют переходным периодом.

Переходный период в экономике — это исторически непродол­жительный отрезок времени, в течение которого завершается де­монтаж административно-командной системы и формируется сис­тема основных рыночных институтов. Этот отрезок времени часто называют еще периодом постсоциалистической, или посткоммунисти­ческой, трансформации. Естественно, что экономическая трансформа-

49* 771

Глава 30

Проблемы перехода к рыночной экономике

ция является частью глубоких, обычно принципиальных изменений в об­ществе — в политическом и государственно-административном устройстве, в социальной сфере, в идеологии, во внутренней и внешней политике.

Постсоциалистическую трансформацию переживают Россия, другие страны СНГ, прибалтийские государства и страны Восточной Европы, включая балканские государства. Таким образом, постсоциалистическая трансформация охватывает почти всю территорию бывшего СССР и возглавляемого им социалистического лагеря. От постсоциалистической трансформации следует отличать посттоталитарную трансформа­цию — реформы в Китае и Вьетнаме, которые предусматривают контро­лируемое расширение роли рынка в экономике при сохранении власти коммунистических партий и других общественно-политических атрибу­тов социализма.

Теоретическими вопросами реформ занимается транзитология -наука о переходном периоде.Это сравнительно новая область соци­альных наук. Она возникла в 1970-е гг. как наука о переходе от тотали­тарного или авторитарного режима к демократии и рынку. Сегодня в цен­тре внимания транзитологов — проблемы преобразований в постсоциа­листических странах.

Рассмотрим определение переходного периода подробнее. Что по­нимается под исторически непродолжительным периодом времени, не­обходимым для постсоциалистической трансформации? Большинство ученых считает, что для формирования устойчивых и эффективных демок­ратических и рыночных институтов постсоциалистическим странам требу­ется 10-15 лет. Действительно, в наиболее развитых восточноевропейских государствах — Венгрии, Польше и Чехии — экономическая трансформация завершится в ближайшие годы, так что весь переходный период займет примерно 10 лет. Но в других странах реформы идут гораздо труднее. В России, с учетом обвала экономики в августе 1998 г., экономические ре­формы растянутся до конца первого десятилетия XXI века.

Начало переходного периода чаще всего связано с утратой государ-стгричой власти прежними коммунистическими партиями, прекращени­ем функционирования прежних законодательных и исполнительных ор­ганов и приходом к власти новых, некоммунистических политических сил. (Под новыми силами мы имеем в виду новые организации — партии, правительства, парламенты, — хотя в них может быть представлено не­мало деятелей старого режима). Таким образом, началом переходного периода является смена политического строя, которая служит необхо­димым условием для осуществления принципиальных рыночных преоб­разований в экономике.

Смена строя может протекать по-разному. Например, в Венгрии не­коммунистические силы пришли к власти в 1989 г. в результате мирных парламентских выборов. Во многих других странах Восточной Европы

(Польша, Чехословакия, Болгария) изменение политического строя в 1989-1990 гг. сопровождалось демонстрациями и забастовками, но в основном носило все-таки мирный характер. Но в Румынии борьба с прежним режимом вылилась в вооруженное восстание. В нашей стране смена власти в 1991 г. произошла тоже после драматических событий -подавления августовского путча, распада СССР, самороспуска Верхов­ного Совета и вынужденного отказа Президента СССР от власти.

Демонтаж большинства механизмов и организаций административ­но-командной системы происходит довольно быстро. Как правило, эти механизмы и организации в последние годы существования командно-административной системы находятся в глубоком кризисе. Например, государство утрачивает способность планировать народное хозяйство или централизованно устанавливать цены. Поэтому в определении пе­реходного периода мы говорим именно о завершении демонтажа соци­алистической экономики, который обычно приходится на первые меся­цы после смены политического строя.

Новые экономические институты начинают формироваться уже в не­драх командно-административной системы на этапе ее разложения, вытесняя старые институты. Например, в нашей стране на рубеже 1980-х и 1990-х гг. возникли частные предприятия, товарные биржи, ва­лютный рынок и т. д. Поэтому после смены политического строя те орга­низации, которые осуществляли функции государственного управления экономикой, просто прекращают свое существование, распускаются рас­поряжениями государственной власти или преобразуются в новые орга­ны. Так, большинство экономических министерств и ведомств бывшего СССР превратились в коммерческие органы, занимающиеся координа­цией деятельности бывших подчиненных предприятий и продвижением их продукции на рынке.

Одной из основных и относительно простых форм демонтажа пре­жней системы выступает либерализация. Это, например, либерализа­ция цен, означающая разрешение предприятиям самостоятельно уста­навливать цены на свою продукцию, или либерализация внешней тор­говли, то есть отмена прежней государственной монополии внешней торговли.

Однако относительная простота либерализации экономики, а также преобразования административных ведомств в новые структуры, спо­собные функционировать в рыночной системе, не означает быстрого и легкого избавления от наследия социализма. Напротив, в ходе реформ основная трудность как раз и состоит в том, чтобы преодолеть те нега­тивные черты, которые характеризовали социалистическую экономику (мы говорили о них в гл. 29): абсолютное доминирование государства в хозяйственной жизни, монополизм, несбалансированность, преоблада­ние крупных технически устаревших предприятий и т. д. Ниже, рассмат-

Совокупный спрос IГлава 30

ривая концепции постсоциалистической трансформации, мы вернемся к вопросу о роли и возможностях либерализации как инструмента ре­форм, поскольку этот вопрос имеет большое теоретическое и приклад­ное значение.

Если начало переходного периода довольно легко датировать по оп­ределенным политическим и экономическим событиям, то завершение трансформации не имеет столь выраженных признаков. Поскольку ни в одной из постсоциалистических стран трансформация еще не закончи­лась, то по этому вопросу можно высказать лишь теоретические пред­положения.

О завершении переходного периода можно говорить только тогда, когда реформы достигнут целей, поставленных обществом.

В начале переходного периода многие предполагали, что в России сложится экономика, основанная преимущественно на частной соб­ственности и конкуренции и похожая, таким образом, на экономическую систему США. Однако практика показала, что вопрос о конечной цели трансформации гораздо сложнее. Россия должна вписаться в передо­вые универсальные социально-экономические тенденции («мегатрен-ды»), но особенности ее исторического опыта при этом нельзя сбрасы­вать со счета.

Очевидно одно: Россия должна развиваться по пути рыночного и де­мократического государства. Рынок глубоко связан с демократией. Эта связь обусловлена, во-первых, тем, что частный собственник должен видеть в государстве не противника, а союзника и покровителя, способ­ного защитить его права собственности. Незыблемость прав собствен­ности снижает трансакционные издержки, позволяет собственнику раз­вивать свое дело на основе долгосрочной стратегии и выпускать продук­цию с низкими издержками и высокой конкурентоспособностью. Поэто­му стабильный демократический режим — важная предпосылка форми­рования эффективной экономики. Во-вторых, демократия обеспечивает такие условия, при которых важные государственные решения принима­ются в интересах большинства и, следовательно, благоприятствуют тем направлениям и сферам экономической деятельности, которые являют­ся наиболее важными для народного хозяйства на каждый данный мо­мент времени.

Если следовать тезису о том, что трансформация российской эконо­мики должна соответстововать мегатрендам и, таким образом, сближать Россию с передовыми социально-экономическими системами нашего времени, то вполне логично задаться вопросом об отличительных при­знаках таких систем. Опыт ведущих стран показывает, что такой систе­мой, обеспечивающей высокую эффективность экономики, динамич­ность развития и высокое качество жизни, является социальная рыноч­ная экономика. Социальная рыночная экономика представляет со-

Проблемы перехода к рыночной экономике

бой особыйтип рыночнойсистемы, который предусматривает ак­тивноеучастие государства в поддержании балансамежду рыноч­ной эффективностьюи социальнойсправедливостью.При всем разнообразии национальных экономических систем определяющие чер­ты социальной рыночной экономики присущи всем передовым государ­ствам нашего времени, и это не случайно, а обусловлено потребностя­ми современного этапа развития человеческой цивилизации, которая предъявляет очень высокие требования к уровню образования работни­ков, их творческому потенциалу, партнерству между различными соци­альными группами и состоянию окружающей среды. Поэтому формиро­вание основ социальной рыночной экономики является конечной целью постсоциалистической трансформации в России. Оно станет заверше­нием переходного периода в нашей стране.

§ 2. Концепции переходной экономики

В теории и практике проведения рыночных реформ сло­жились две противостоящие друг другу концепции. Одна из них называ­ется «градуализм» (от английского слова «gradual» — постепенный), а вторая — «шоковая терапия». Выражение «шоковая терапия» заимство­вано из медицины и не является строгим научным термином для обо­значения экономических процессов. Однако оно удачно описывает ха­рактерные особенности радикальных рыночных преобразований и по­этому широко употребляется в экономической литературе.

Градуализм — это экономическая концепция, которая предпола­гает проведениемедленных, последовательных реформ и отводит государству главную роль в формировании рынка.Сторонники этой концепции считают, что для создания рынка государство должно посте­пенно заменять элементы командно-административной экономики ры­ночными отношениями. По мнению градуалистов, это позволит смягчить процессы преобразований и избежать резкого снижения производства и жизненного уровня населения.

Яркий образец градуализма — реформы в Китае. Хотя эта страна, как мы уже писали, относится к посттоталитарному типу, китайский опыт настолько удачен, что может служить образцом для подражания и в по-стсоциалистических государствах.

С начала 1980-х гг. Китаю удается поддерживать высокие темпы раз­вития, примерно 10% прироста ВВП в год. Китай уже вошел в десятку ведущих государств мира и в ближайшие годы может догнать передо­вые страны Запада.

Китайское руководство придерживается крайне прагматичного под-

Глава 30

Проблемы перехода к рыночной экономике

хода. Оно поощряет рыночные отношения там, где это возможно, и со­храняет государственный контроль там, где считает это необходимым. Политическая стабильность, способность создать благоприятные усло­вия для предпринимательства в сочетании с дешевой рабочей силой привлекают в Китай иностранный капитал, вложивший сюда за годы ре­форм более 300 млрд. долларов. Это в пятнадцать — десять раз превы­шает накопленный объем иностранных инвестиций в Россию. Очень удачным решением оказалось создание свободных экономических зон в приморских провинциях Китая, где иностранцы на льготных условиях открывают новые производства с использованием китайского сырья, материалов и рабочей силы.

В то же время тяжелая промышленность, которую гораздо труднее перевести на рыночные рельсы, остается государственной. Проводя по­степенную реформу госпредприятий, например, разрешая им выпускать акции, правительство в то же время не допускает их развала и сохраня­ет бюджетное финансирование. Китайские специалисты признают, что убы­точные и неповоротливые предприятия тяжелой промышленности не ста­нут конкурентоспособными, и в обозримом будущем их придется закры­вать. Однако они считают, что государство по мере возможности долж­но субсидировать их с тем, чтобы кризис тяжелой промышленности не повлек за собой опасных экономических и социальных последствий.

Китайский опыт безусловно заслуживает внимания. Его ценность со­стоит прежде всего в том, что китайскому руководству удается совме­щать реформы с быстрыми темпами роста экономики. Добиться такого сочетания всегда трудно, потому что в период реформ «переналадка» экономических механизмов обычно ведет к сбоям в работе предприятий. Успех преобразований в Китае в решающей степени связан с нали­чием огромного слоя мелких предпринимателей в городе и в деревне. Снятие ограничений на индивидуальную трудовую деятельность в на­чале 1980-х гг. позволило в очень короткие сроки оживить торговлю, сельское хозяйство и мелкое производство. В свою очередь это дало толчок для более крупных предпринимательских структур, обладающих капиталом для дальнейшего расширения дела. Большую роль сыграло привлечение иностранного капитала и коммерциализация государствен­ных предприятий.

Нетрудно увидеть, что китайские реформы проводятся в благопри­ятных условиях политической стабильности, когда государство имеет возможность добиться исполнения своих решений. В чем причины этой стабильности, отличающие преобразования в Китае от реформ в Рос­сии? Во-первых, в Китае пока нет движения к политической демократии и связанного с ней столкновения интересов и мнений, а сохраняется власть Коммунистической партии. Во-вторых, благодаря национальной и культурной гомогенности (однородности) общества Китай почти не

сталкивается с проблемами национального сепаратизма и противоречий между Центром и регионами. Очевидно, что такое положение дел силь­но отличается от ситуации в России. Поэтому в нашей стране китайский опыт в целом невоспроизводим, хотя отдельные его элементы могли бы найти здесь использование.

Обратимся к концепции «шоковой терапии».

«Шоковаятерапия» — это экономическая концепция, котораясчитает инструментом формирования рынка и антиинфляционной политики одномоментную либерализацию цен, резкоесокращение государственных расходови достижениебездефицитногобюджета.Она основана на идеях монетаризма, современного варианта либеральной рыночной теории, который был разработан американским ученым, лауреа­том Нобелевской премии Милтоном Фридманом и его последователями.

Монетаризм исходит из того, что рынок — это самая эффективная форма экономической деятельности. Рынок способен к самоорганиза­ции. Поэтому монетаристы утверждают, что преобразования переходно­го периода должны происходить с минимальным участием государства. Действительно, как показывает теория общественного выбора (см. гл. 17), государство не есть некий абстрактный институт. Оно возглавляет­ся конкретными людьми, которые заинтересованы в сохранении своего социального статуса и потому не расположены к тому, чтобы допустить автономное функционирование экономики.

Исходя из этих соображений, монетаристы делают очень большой упор на либерализацию экономики, полагая, что это обеспечит самоор­ганизацию рынка. В самом деле, опыт переходных экономик подтверж­дает тезис неоклассической теории о том, что хозяйствующие субъекты (фирмы, предприниматели) в ходе рыночного обмена создают рыночные нормы и организации (институты) без всякого вмешательства государ­ства. Например, товарные биржи и посреднические компании, многие частные компании и банки, а также неформальные кодексы ведения бизнеса возникли исключительно по инициативе самих предпринимате­лей. Вместе с тем современная теория говорит о возможности возник­новения и устойчивого существования институтов, пагубных для эко­номики, например, преступных сообществ или неэффективных форм производства и торговли. Кроме того, саморазвитие рынка на основе ли­берализации требует очень длительного времени. Поэтому либерализа­ции недостаточно; она должна дополняться мерами поддержки и разви­тия рыночных институтов со стороны государства.

Согласно монетаристской доктрине, главная задача государства в переходный период — поддержание устойчивости финансовой системы, поскольку без стабильной денежной единицы рынок существовать не может. Поэтому борьба с инфляцией — стержень монетаризма.

Финансовая политика правительства в период «шоковой терапии»

Глава 30

Проблемы перехода к рыночной экономике

направлена на обеспечение так называемых жестких бюджетных огра­ничений, которые должны сменить мягкие бюджетные ограничения, ха­рактерные для социализма (см. гл. 29). Жесткиебюджетные ограни­чения означают, что предприятиямогут тратить толькото, что за­работают сами, не рассчитывая на получение денег от государства.Что касается огромных тягот для населения от резкого удорожания жиз­ни, то монетаристы считают, что период высоких цен лучше пройти бы­стро, чем растягивать финансовую стабилизацию на долгие годы.

В наиболее последовательном виде эта доктрина была реализована в Польше в 1990-1991 гг. первым некоммунистическим правительством под руководством Лешека Бальцеровича. Польскому руководству удалось за два — три года подавить инфляцию. Укрепление денежной системы в соче­тании с бурным развитием частного сектора и притоком иностранных ин­вестиций позволило Польше всего через три — четыре года после нача­ла «шоковой терапии» войти в стадию экономического роста.

Недолгая история переходной экономики показывает, что почти все постсоциалистические страны в той или иной степени руководство­вались доктриной «шоковой терапии». В некоторых странах — напри­мер, в Польше, Чехии и Эстонии — этот опыт был вполне успешен.

В России радикальную экономическую реформу начало в 1992 г. ли­беральное правительство, исповедовавшее идеи монетаризма и «шоко­вой терапии». Но подлинной «шоковой терапии» в нашей стране ни­когда не было. Как отмечалось выше, «шоковая терапия» предполагает бездефицитный бюджет, тогда как на протяжении 1992-1998 гг. бюджет ежегодно сводился с дефицитом 5-10% ВВП. Кроме того, правительство не ограничивало заработную плату, что привело к возникновению клас­сической инфляционной спирали «цены — заработная плата». С сере­дины 1992 г. государство увеличило эмиссию денег и расширило креди­тование народного хозяйства. Все это растянуло финансовую стабили­зацию в России на четыре года, что, естественно, совершенно не укла­дывается в концепцию «шоковой терапии».

Выбор, который большинство стран с переходной экономикой дела­ют в пользу «шоковой терапии», обусловлен объективными факторами. На начальном этапе переходного периода обычно нет условий для по­степенных преобразований, направляемых государством. Денежный на­вес, стремительная инфляция и развал экономики в этот период сопро­вождаются распадом старых органов государственного управления, что делает едва ли возможным осуществление последовательного экономи­ческого курса. Только немногие страны, обеспечившие плавный переход от государственности советского типа к новому демократическому госу­дарственному устройству или, напротив, подобно Китаю сохранившие нетронутыми государственные институты, сумели обеспечить последо­вательность и постепенность рыночных преобразований.

Обобщая опыт первых лет реформ, ученые пришли к выводу, что выбор концепции трансформации во многом зависит от исходного состо­яния дел в стране. Но при любом варианте проведения реформ огромное значение имеет сила государственных институтов, т. е. способность го­сударства, после начального этапа распада старых органов управления и создания новых органов, добиваться осуществления выбранной эко­номической политики.

Это справедливо не только для градуалистской, но и для либераль­ной концепции, реализация которой требует болезненных реформ в си­стеме государственных расходов, энергичных усилий по сбору налогов, защиты прав собственности, противодействия обороту незаконных пла­тежных средств (в том числе иностранной валюты) и утечке капитала, борьбы с коррупцией и других действий государства. (Отметим, что воп­реки распространенному мнению, либеральное государство чрезвычай­но жестко и последовательно в защите закона и прав граждан; его ли­беральная природа проявляется не в безвластии, а в невмешательстве в те сферы общественной и экономической жизни, где предпочтительна частная инициатива). Слабость государственного управления в России явилась одной из главных причин неудачного хода реформ, первона­чально опиравшихся на либеральные принципы.

§ 3. Закономерности переходного периода

Среди многочисленных изменений, происходящих в пе­реходный период, некоторые носят необходимый, неизбежный характер и поэтому могут рассматриваться как закономерности. Их три:

утрата государством функций единоличного распоряжения эконо­мическими ресурсами;

бюджетный кризис;

трансформационный спад.

Как видим, эти закономерности носят в основном отрицательный ха­рактер и находят выражение в кризисах. Это связано с тем, что в пере­ходный период экономика переживает чрезвычайно болезненные пере­мены. Но только осознание неизбежности этих кризисов и их быстрое преодоление дает возможность создать рыночную экономику.

Главная закономерность переходного периода — утрата государ­ством функций единоличного распоряжения ресурсами. Как известно, в период командно-административной системы государство было един­ственным собственником и всесильным распорядителем всех матери­альных богатств общества. Теперь значительная часть имущества пе­реходит в частную собственность, и государство теряет монопольную власть на принятие экономических решений.

Глава 30

Проблемы перехода к рыночной экономике

Это ведет к принципиальным изменениям положения государства в экономике. Оно имеет три основных аспекта.

Первый аспект состоит в следующем. Трансформация должна при­вести к такому положению, при котором государство, будучи источни­ком экономического законодательства, действует согласно установ­ленным им же законам. Это значит, что после принятия закона все госу­дарственные органы должны руководствоваться законом и в случае на­рушения подвергаться санкциям — подобно частным компаниям и граж­данам. Если иное не оговорено в законе, то государственные органы и государственные предприятия должны действовать по тем же правилам, что и остальные субъекты рынка. Например, при нарушении условий поставки товара потребителю государственные предприятия должны нести такие же санкции, как и частные компании.

Включенность государства наряду с гражданами и организациями в правовую систему, регулирующую жизнь всего общества — одно из ве­личайших достижений западной цивилизации, обеспечившее независи­мость субъектов рынка, а тем самым — полноценное функционирование рыночного механизма.

Вторым аспектом изменения положения государства является фор­мирование нового инструментария для воздействия государства на эко­номику. Конечно, в любой, даже самой либеральной экономике, государ­ство не должно оставаться пассивным наблюдателем. Но если в плано­вой системе экономическое управление осуществлялось за счет прину­дительных и адресных распоряжений, то в рыночной системе государ­ство располагает гораздо более мощным и гибким инструментарием фи­нансового регулирования. Речь идет о том, чтобы воздействовать на по­ведение всей массы субъектов рынка с помощью денежных, налоговых, валютных и иных финансовых регуляторов. Сила этого типа регулиро­вания состоит в том, что оно в принципе допускает гораздо меньше льгот и исключений, чем план.

Третьим аспектом является необходимость компенсации фиаско, или провалов, рынка. Это заставляет государство заниматься некоторы­ми производственными функциями, а также финансировать социальную сферу, фундаментальную науку, охрану окружающей среды.

Воздействие государства на экономику, особенно через систему фи­нансовых регуляторов, требует создания новых для постсоциалистичес-ких стран экономических механизмов и глубокой реформы действующих механизмов. В противном случае постсоциалистическое государство теряет способность выполнять те функции, которые присущи государ­ству в рыночной экономике. Это может провоцировать кризисы в пере­ходной экономике, которая и без того переживает трудные времена. Например, нереформированность бюджетной системы в России, как бу­дет показано ниже, послужила в конечном итоге причиной обвала эко­номики в августе 1998 г.

Вторая закономерность переходного периода — бюджетный кризис. Он тесно связан с изменением положения государства в экономике.

За десятилетия господства командно-административной системы в нашей стране созданы мощная промышленность, сильная армия и большая социальная сфера, которые целиком и полностью финансиро­вались государством. После начала реформ потребность в их финанси­ровании со стороны государства сохранилась на очень высоком уров­не. Социальная сфера и особенно армия в принципе существуют толь­ко за счет бюджета, а промышленность оказалась в таком глубоком кри­зисе, что также не может обойтись без тех или иных форм государствен­ной поддержки. Иными словами, сохранились высокие обязательства государства.

Но доходная часть бюджета резко сократилась за счет спада произ­водства более чем в два раза по сравнению с началом 1990-х годов, не­удачной системы налогообложения, огромного развития теневого секто­ра и утечки капитала за границу. Дефицит государственного бюджета в годы реформ ежегодно составлял огромную цифру — 5-10% ВВП.

Это усугубляется хаосом в сфере бюджетного федерализма, т. е. в расчетах между бюджетами разных уровней: федеральным и региональ­ными. Плохая наполняемость федерального бюджета мешает своевре­менному перечислению трансфертов в регионы, что, в свою очередь, тормозило налоговые отчисления из регионов в Центр.

Бюджетный кризис обусловил неуклонное углубление кризиса про­изводства. Дело в том, что при хронической нехватке средств в казне государство оказалось лишенным возможности оказывать действенную поддержку промышленности, например, финансировать наукоемкие и другие перспективные направления производства. Основная часть средств бюджета направляется на погашение обязательств перед работ­никами бюджетной сферы и содержание армии, здравоохранения, образо­вания и социального обеспечения. Этих средств, однако, не хватает, что порождает хроническую и многомесячную задолженность государства по выплате заработной платы.

Несмотря на неизбежность бюджетного кризиса, обусловленную объективным несоответствием между доходами и расходами бюджета в переходный период, кризис можно было бы значительно смягчить, про­ведя своевременные реформы здравоохранения, армии, жилищно-ком­мунального хозяйства и других сфер, которые финансируются в основ­ном за счет бюджета. Ведь кризис усугубляется тем, что скудные госу­дарственные средства расходуются крайне нерационально.

Однако вместо реформ еще в 1995 г. был выбран путь покрытия бюджетного дефицита за счет заимствований на внутреннем и внешнем рынке (см. гл. 22). Несколько лет механизм заимствований через выпуск ГКО и других ценных бумаг государством справлялся с задачей покры-

Глава 30

Проблемы перехода к рыночной экономике

тия бюджетного дефицита. Решение о запуске этого механизма было оп­равданным для середины 1990-х годов, но должно было сопровождать­ся мерами по подъему производства с тем, чтобы государство начало получать средства для погашения своих долгов. Вместо этого долги го­сударства по ценным бумагам погашались за счет выпуска новых цен­ных бумаг (т. е. за счет новых заимствований), из-за чего систему ГКО стали называть «государственной финансовой пирамидой». И когда ле­том 1998 г. государство потеряло возможность рассчитываться по сво­им долгам с кредиторами, главным образом из-за финансовых потрясе­ний в мировой экономике и падения мировых цен на нефть, оно было вынуждено объявить дефолт, за которым последовало трехкратное па­дение курса рубля и новый виток экономического кризиса.

Третья закономерность переходного периода — это трансформаци­онный спад. Данный термин был введен в научный оборот венгерским ченым Яношем Корнай, который уже упоминался в гл. 29. Корнай ут­верждает, что в переходный период экономика переживает глубокий кри­зис, вызванный отсутствием координации между экономическими аген­тами. Это связано с тем, что прежние, плановые механизмы координа­ции хозяйственной деятельности уже разрушены, а новые, рыночные механизмы координации еще слабы или отсутствуют вообще.

К этому можно добавить следующее. Командно-административная экономика — это по сути экономика неравновесия. Большинство товаров были в дефиците, но значительная часть продукции была избыточной. По оценкам российских ученых, к этой категории относилось примерно 30% продукции, выпускавшейся в СССР. Например, колхозы закупали комбайнов и тракторов вдвое больше, чем нужно, чтобы каждую вторую единицу техники использовать как источник запчастей. К избыточной про­дукции относилось то, что закупалось про запас из-за хронического де­фицита, а также непродовольственные потребительские товары, кото­рые не находили спроса.

Кроме того, необходимо иметь в виду военную продукцию. Степень милитаризации СССР была огромной — до 70% выпускаемой продукции было так или иначе связано с военно-промышленным комплексом, что дало основание одному специалисту охарактеризовать советскую эко­номику как «подсобное хозяйство при воинской части». Теперь нужда в военной технике резко сократилась.

Поэтому нетрудно представить, какую большую долю производства приходится промышленности «сбрасывать» в переходный период, ког­да военный госзаказ резко сократился, а остальные потребители вынуж­дены рассчитываться только собственными, заработанными деньгами в условиях жестких бюджетных ограничений.

Выпуск огромной массы избыточной продукции, которая не нашла

бы сбыта в условиях рынка, отсутствие характерных для рыночной эко­номики секторов, например, финансовых услуг, а также крайняя иска-женность цен и использование примитивной статистической методоло­гии при социализме весьма затрудняют измерение экономического спа­да в период реформ. Поэтому данные официальной российской статис­тики о сокращении производства в 1997 г. в два с лишним раза по срав­нению с началом 1990-х гг. многие ученые подвергают сомнению и счи­тают, что положение дел в российской экономике несколько лучше.

Опасность трансформационного спада состоит не только в его мас­штабах, но и в том, что наряду с неконкурентоспособными, неэффектив­ными и устаревшими производствами сворачиваются и современные производства, особенно машиностроение. Это связано с искажением соотношений цен в переходной экономике, а также с сокращением спро­са на продукцию обрабатывающей промышленности, конкуренцией им­порта, удорожанием топлива, сырья и материалов.

Многолетний кризис в России не может быть целиком отнесен на счет трансформационного спада. К 1996-1997 гг., когда завершилась массовая приватизация, сложилась рыночная финансовая система, сформировалась законодательная система и была подавлена инфля­ция, возникли и основы рыночной экономики. Кризис, который продол­жается с тех пор, обусловлен уже особенностями пореформенного кур­са, а не отсутствием координации между хозяйствующими субъектами.

Раз есть общие для всех переходных экономик формы и проявле­ния кризиса, то логично допустить и существование общих направлений в преобразовании экономических систем, которые можно было бы назвать закономерностями постсоциалистического реформирования. Действитель­но, такие закономерности есть. Их три: макроэкономическая (финансовая) стабилизация, приватизация и интеграция в мировое хозяйство.

О необходимости макроэкономической (финансовой) стабилизации в переходный период мы уже говорили, анализируя концепцию «шоко­вой терапии». Напомним, что в обстановке стремительной инфляции, без твердой денежной единицы экономика обречена на глубокий кризис. Например, производители избегают инвестировать средства в производ­ство, потому что не могут рассчитывать на получение прибыли в усло­виях быстрого роста цен, хаоса и неопределенности в денежно-финан­совой сфере.

Второй неотъемлемый элемент трансформации — приватизация. Возможен ли рынок без частной собственности? Некоторые ученые дают утвердительный ответ. Они ссылаются на размывание границ меж­ду формами собственности в современной рыночной экономике. Не при­ходится спорить, например, с тем, что ведущей организационно-право­вой формой в развитых странах выступают акционерные общества, в которых объединены десятки, сотни, а то и тысячи владельцев. В их

Глава 30

Проблемы перехода к

§

Г.

Ян Тинберген(1903-1994 гг., Голландия),

Рагнар Фриш(1895-1973 гг., Норвегия) — за работы по математическим методам анализа экономики.

Г.

Пол Самуэльсон(1915 г., США) — за разработки по углублению науч­ного анализа в экономических науках.

Г.

Саймон Кузнец(1901-1985 гг., США) — за прикладные исследования проблем экономического роста.

Г.

Кеннет Эрроу (р.1912г., США),

Джон Хикс(1904-1989 гг., Великобритания) — за исследования по тео­рии общего экономического равновесия и теории благосостояния.

Г.

Василий Леонтьев(1906-1999 гг., США) — за разработку метода «зат­раты — выпуск».

Г.

Фридрих Август фон Хайек(1899-1992 гг., Австрия, США), Гуннар Мюрдаль(1899-1987 гг., Швеция) — за исследования по теории денег, конъюнктурных колебаний, взаимовлияния экономических, соци­альных и институциональных процессов.

Г.

Леонид Канторович(1912-1986 гг., СССР),

Тьяллинг Купманс (1910-1985 гг., США) — за вклад в теорию оптималь­ного использования ресурсов.

Г.

Милтон Фридмен(р.1912 г., США) — за анализ теории потребления; те­ории и истории денежного обращения.

1977 г.
Джейм
с Мид(1907-1995 гг., Великобритания),

Бертиль Олин(1899-1979 гг., Швеция) — за вклад в исследование меж­дународного движения капиталов и мировой торговли.

Г.

Герберт Саймон(р.1916 г., США) — за анализ систем принятия реше­ний в экономических организациях.

Г.

Артур Льюис (р.1915г., США),

Теодор Шульц(р.1902 г., США) — за исследования экономических про­блем развивающихся стран.

Г.

Лоренс Клейн(р. 1920 г., США) — за разработки экономических моделей и анализ на их основе экономических циклов и экономической политики правительства.

Г.

Джеймс Тобин(1918-2002 гг., США) — за анализ финансовых рынков и их влияния на принятие решений о расходах, занятости, производстве и ценах.

Г.

Джордж Стиглер(1911-1991 гг., США) — за исследования промышленных структур, государственного регулирования экономики и функционирования рынков.

Г.

Жерар Дебре(р. 1921 г., США) — за разработку проблем теории общего экономического равновесия.

Г.

Ричард Стоун(1913-1991 гг., Великобритания) — за разработку систе­мы национальных счетов.

Г.

Франко Модильяни (р.1918 г., США) — за анализ финансовых рынков и процессов сбережения.

Г.

Джеймс Бьюкенен(р.1919 г., США) — за развитие договорных и консти­туционных оснований для теории принятия решений в экономике и поли­тике.

Г.

Роберт Солоу (р.1924 г., США) — за вклад в развитие теории экономи­ческого роста.

Лауреаты Нобелевской премии

Г.

Морис Аллэ(р.1911 г., Франция) — за вклад в теорию рынков и эффек­тивного использования ресурсов.

Г.

Трюгве Хаавельмо(р.1911 г., Норвегия) — за развитие эконометрического анализа.

1990 г.
Гарр
и Маркович(р.1927 г., США),
Мертон Миллер(1927-2000 гг., США),

Уильям Шарп(р.1933 г., США) — за анализ фундаментальных проблем финансовых рынков.

Г.

Рональд Коуз(р.1910 г., Великобритания, США) — за исследования про­блем трансакционных издержек и прав собственности

Г.

Гэри Беккер(р. 1930 г., США) — за исследование проблем человеческо­го поведения и социальных отношений с позиций микроэкономического ана­лиза.

Г.

Дуглас Норт (р.1921 г., США),

Роберт Фогель(р. 1926 г., США) — за создание нового направления в области истории экономики («клиометрии»).

1994 г.
Джон Нэш
(р. 1928 г., США),

Джон Харсаньи (р. 1920 г., США),

Рейнхард Зельтен(р.1930 г., Германия) — за работы в области теории игр, т. е. теоретическом анализе конкурентного поведения и стратегии.

Г.

Роберт Лукас (р. 1937 г., США) — за разработку и применение гипотезы рациональных ожиданий, углубившей понимание экономической политики.

Г.

Уильям Викри (1914-1996 гг., США),

Джеймс Миррлиз(р. 1936 г., Великобритания) — за вклад в развитие теории поведения экономических агентов в условиях асимметричной ин­формации.

Лауреаты Нобелевской премии

Г.

Роберт Мертон(р. 1944 г., США),

Майрон Шолз(р.1941 г., США) — за разработку нового метода опреде­ления стоимости производных ценных бумаг.

Г.

Амартия Сен(р.1934 г., индийский гражданин, преподает в университе­тах США, Великобритании) — за вклад в исследование фундаментальных проблем теории экономики благосостояния.

Г.

Роберт Манделл(р.1932 г., США) — за анализ денежной и фискальной политики при различных режимах обменного курса и анализ оптимальных валютных зон.

Г.

Джеймс Хекман (р.1944 г., США),

Дэниел Макфадден (р. 1937 г., США) — за работы, связанные с пробле­мой выбора в экономике.

Г.

Джордж Акерлоф(р. 1940 г., США), Джозеф Стиглиц (р.1943 г., США),

Майкл Спенс(р.1943 г., США) — за анализ рынков с асимметричной информацией.

Указатель имен

Указатель имен

УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН1

Акерлоф Джордж*(р. 1940, США) — американский экономист, знаме­нит своей работой «Рынок лимонов», посвященной проблеме асиммет­ричной информации

Аллэ Морис*(р. 1911) — французский экономист-математик

Алчиан Армен(р. 1914) — американский экономист, один из создателей экономической теории прав собственности

Аристотель(384-322 до н.э.) — древнегреческий ученый, философ

Афтальон Альбер(1874-1956) — французский экономист

Барро Роберт (р. 1944) — современный американский экономист, автор «теоремы эквивалентности Рикардо-Барро»

Беккер Гэри*(р. 1930) — американский социолог, экономист

Бем-Баверк Эйген(Евгений), фон (1851-1914) — австрийский эконо­мист, один из основателей теории предельной полезности

Бентам Иеремия (Джереми)(1748-1832) — английский социолог, фило­соф, юрист, основатель этического учения утилитаризма

Бейн Джо(р. 1912) — американский экономист

Блауг Марк(р. 1927) — современный английский экономист, специалист в области методологии экономической тео­рии и истории экономической мысли

1 Звездочкой отмечены лау­реаты Нобелевской премии по экономике. Область исследова­тельских интересов ученых более подробно рассматривается непос­редственно в тексте «Курса эко­номической теории». В настоя­щий список вошли имена тех уче­ных, которые встречаются в тек­сте различных глав учебника. Од­нако, некоторые нобелевские ла­уреаты в «Указателе имен» отсут­ствуют, поскольку в нашем ввод­ном курсе мы не рассматривали сложные проблемы, связанные с анализом финансовых рынков, системы национальных счетов, эконометрических моделей (см. отдельный список лауреатов Но­белевской премии, где указан вклад каждого лауреата в эконо­мическую науку).

Бруцкус Бер Давидович(1878-1938) — российский экономист, агроном. Выслан из СССР в 1922 г.

Бьюкенен Джеймс*(р.1919) — амери­канский экономист, виднейший представи­тель неоинституционализма, один из со­здателей теории общественного выбора

Вальрас Леон(1834-1910)- швейцар­ский экономист, создатель теории общего экономического равновесия

Вебер Макс(1864-1920) — немецкий социолог, историк, экономист

Веблен Торстейн(1857-1929) — аме­риканский экономист, социолог, виднейший представитель институционализма

Визер Фридрих, фон(1851-1926) — австрийский экономист, один из ос­нователей теории предельной полезности

Викселль Кнут(1851-1926) — шведский экономист

Германн Фридрих(1795-1868) — немецкий экономист

Гиффен Роберт (1837-1910) — английский экономист, статистик, его именем назван «эффект Гиффена»

Госсен Герман(1810-1858) — немецкий экономист, его именем назва­ны «законы Госсена»

Гэлбрейт Джон(р. 1908) — американский экономист, представитель ин­ституционального направления

Джевонс Уильям(1835-1882) — американский экономист, статистик, философ, один из основоположников теории предельной полезности

Джини Коррадо(1884-1965) — итальянский статистик, экономист, де­мограф, его именем назван «коэффициент Джини»

Домар Евсей(1914-1997) — американский экономист, родился в Рос­сии. В США с 1936 г., один из авторов модели экономического роста Харро-да-Домара

Дуглас Поль(1892-1976) — американский экономист, один из создате­лей знаменитой производственной функции Кобба-Дугласа

Жугляр Клемент (1819-1908) — французский физик и экономист, его именем названы среднесрочные «циклы Жугляра»

Кан Ричард(1905-1989) — английский экономист, одним из первых выд­винул идею мультипликатора

Кейнс Джон Мейнард(1883-1946) — выдающийся английский эконо­мист и государственный деятель, основоположник кейнсианства

Кенэ Франсуа(1694-1774) — французский экономист, основоположник школы физиократов

Китчин Джозеф(1861-1932) — английский экономист, статистик, его именем названы краткосрочные «циклы Китчина»

Кларк Джон Бейтс (1847-1938) — американский экономист, один из вид­ных представителей теории предельной производительности факторов

Кларк Джон Морис (1884-1963) — американский экономист (сын Кларка Дж. Б.)

Коммонс Джон(1862-1945) — американский экономист, представитель институционализма

Кондратьев Николай Дмитриевич(1892-1938) — русский экономист, создатель теории «длинных волн Кондратьева»

Указатель имен

Указатель имен

Корнай Янош(р. 1928) — венгерский экономист, широко известен как ис­следователь «экономики дефицита», т. е. социалистической системы хозяй­ства

Коуз Рональд*(р. 1910) — американский экономист, выдающийся пред­ставитель неоинституционализма в экономической теории, один из созда­телей экономической теории прав собственности, автор знаменитой «тео­ремы Коуза»

Кузнец Саймон*(1901-1985) — американский экономист, статистик, его именем названы строительные «циклы Кузнеца»

Курно Антуан Огюстен(1801-1877) — французский математик, фило­соф, экономист

Ласпейрес Эрнст (1834-1913) — немецкий экономист, известен как со­здатель «индекса Ласпейреса»

Лаффер Артур(р. 1941) — американский экономист, автор знаменитой «кривой Лаффера»

Ленин Владимир Ильич(1870-1924) — русский политический деятель, лидер Октябрьского переворота 1917 г., основатель СССР

Леонтьев Василий*(1906-1999) — американский экономист (родился в Петербурге), автор знаменитой таблицы «затраты-выпуск», используемой в макроэкономическом прогнозировании

Лернер Абба(1905-1982) — английский экономист, автор «индекса Лер-нера»

Лоренц Макс (1876-1959) — американский статистик, экономист, его именем названа известная «кривая Лоренца»

Лукас Роберт*(р. 1937) — американский экономист, один из основате­лей новой классической макроэкономики

Мальтус Томас (1766-1834) — английский экономист, священник

Манделл Роберт (р. 1932) — канадский профессор экономики, один из авторов известной «модели Манделла-Флеминга»

Маркс Карл(1818-1883) — основоположник марксизма, немецкий эко­номист, социолог, политический деятель, основатель I Интернационала

Маршалл Альфред(1842-1924) — английский экономист, родоначаль­ник неоклассической школы в экономической теории

Менгер Карл(1840-1921) — австрийский экономист, один из основате­лей теории предельной полезности

Мизес Людвиг, фон(1881-1973) — австрийский экономист, виднейший представить неолиберализма как направления экономической теории

Милль Джон Стюарт(1801-1873) — английский экономист, философ и общественный деятель

Митчелл Уэсли (1874-1948) — американский экономист

Модильяни Франк*(р. 1918) — американский экономист

Моргенштерн Оскар(1922-1977) — американский экономист, один из основоположников теории игр

Мюрдаль Гуннар*(1898-1987) — шведский экономист

Найт Фрэнк(1885-1972) — американский экономист, представитель нео­классической школы, особенно известны его работы, посвященные иссле­дованию неопределенности и риска

Нейман Джон, фон(1903-1957) — американский экономист (выходец из Венгрии), один из основоположников теории игр

Норт Дуглас*(р.1921) — американский экономист, видный представи­тель неоиснституционализма

Нэш Джон*(р. 1928) — американский экономист, его именем названо «равновесие Нэша»

Олин Бертиль*(1899-1979)- шведский экономист

Олсон Манкур(1932 -1998) — американский экономист, один из видных представителей теории общественного выбора

Оукен Артур(1928-1980) — американский экономист, автор известного «закона Оукена»

Пааше Герман(1851-1925) — немецкий экономист, известен как созда­тель «индекса Пааше»

Парёто Вильфредо(1848-1923) — итальянский экономист, социолог, его именем назван «оптимум Парето», т. е. эффективное размещение ре­сурсов

Петти Уильям (1623-1687) — английский экономист, один из видных представителей классической школы

Пигу Артур(1877-1959) — английский экономист, видный представитель неоклассической школы, его именем назван «эффект Пигу»

Поппер Карл(1902-1994) — английский философ, социолог

Рикардо Давид(1772-1823) — английский экономист, виднейший пред­ставитель классического направления в экономической теории

Роббинс Лайонел(1898-1984) — английский экономист, широко извес­тен своим определением предмета экономической теории как науке о вы­боре

Робинсон Джоан Вайолет (1903-1983) — английский экономист, одна из виднейших представителей Кембриджской школы

Указатель имен

Указатель имен

Ромер Дэвид(р. 1958) — американский экономист, представитель школы новых кейнсианцев

Ромер Пол(р. 1955) — американский экономист, представитель но­вой классической макроэкономики, известен своими работами, посвя­щенными моделям эндогенного экономического роста.

Роулс Джон(р. 1921) — американский философ, его именем названа «роулсианская общественная кривая безразличия»

Самуэльсон Пол*(р. 1915) — американский экономист, автор знамени­того учебника «Экономика», выдержавшего 15 изданий за послевоенные годы

Саймон Герберт*(р.1916) — американский экономист, автор концепции ограниченной рациональности

Сен Амартия*(р. 1933) — индийский экономист, преподающий в универ­ситетах различных стран мира, в том числе США и Великобритании

Сен-Симон Клод Анри де(1760-1825) — французский общественный деятель, виднейший представитель так называемого утопического социа­лизма

Слуцкий Евгений Евгеньевич(1880-1948) — российский экономист, математик, статистик; в экономической теории широко известно описание «эффекта дохода и эффекта замещения по Слуцкому»

Смит Адам (1723-1790) — шотландский экономист, философ, выдаю­щийся представитель классической школы в экономической теории

Солоу Роберт*(р. 1924) — американский экономист, автор известной неоклассической модели экономического роста («модель Солоу»)

Спенс Майкл*(р.1943) — американский экономист

Стиглер Джордж*(р. 1911) — американский экономист, широко извест­ны его работы по исследованию рыночных структур

Стиглиц Джозеф*(р. 1943) — американский экономист

Столерю Лионель(р. 1937) — французский экономист-математик, госу­дарственный деятель

Стоун Ричард*(1913 — 1991) — американский экономист, один из созда­телей системы национальных счетов

Суизи Пол(р. 1910) — американский экономист, журналист, автор кон­цепции «ломаной кривой спроса»

Сэй Жан-Батист (1762-1832) — французский экономист, его именем назван известный «закон Сэя»

Тинберген Ян*(1903-1994) — голландский экономист 822

Тобин Джеймс*(1918-2002) — американский экономист

Туган-Барановский Михаил Иванович(1865-1919) — русский эконо­мист, историк, общественный деятель

Уильямсон Оливер(р.1932) — американский экономист, видный пред­ставитель неоинституционализма

Фейма Юджин(р. 1939) — американский экономист, предложивший современную трактовку гипотезы эффективного рынка

Филлипс Олбан(1914-1975) — английский экономист, автор знамени­той «кривой Филлипса»

Фишер Ирвинг(1867-1947) — американский экономист, статистик, вид­нейший представитель неоклассической школы, в его честь названы «ин­декс Фишера», «уравнение Фишера»

Флеминг Джон(1911-1976) — английский экономист, один из авторов известной модели Манделла-Флеминга

Фридмен Милтон*(р. 1912) — американский экономист, основатель школы монетаризма

Фриш Рагнар*(1895-1973) — норвежский экономист, один из основате­лей эконометрики

Хаавельмо Трюгве*(р. 1919) — норвежский экономист, один из основа­телей эконометрики, его именем названа «теорема Хаавельмо»

Хайек Август Фридрих, фон*(1899-1992) — австро-американский эко­номист, виднейший представитель неолиберализма

Хансен Элвин (1887-1976) — американский экономист

Харрод Рой(1900-1978) — английский экономист, один из авторов мо­дели экономического роста Харрода-Домара

Хайлброннер Роберт (р. 1919) — американский социолог и экономист

Хекшер Эли (1879-1952) — шведский экономист, один из авторов «тео­ремы Хекшера -Олина»

Хикс Джон*(1904-1989) — английский экономист

Чемберлин Эдвард(1899-1967) — американский экономист, создатель теории монополистической конкуренции

Шторх Андрей (Генрих) Карлович(1766-1835) — русский экономист, историк

Шпитгоф Артур(1873-1959) — немецкий экономист

Шумпетер Иозеф(1883-1950) — выдающийся австрийский экономист первой половины XX в., создатель эволюционной теории экономического

Указатель имен

Авторы эпиграфов

развития, синтезировавший равновесный и неравновесный методы анали­за рыночного хозяйства

Энгель Эрнст (1821-1896) — немецкий статистик, его именем названы «кривые Энгеля»

Энгельс Фридрих(1820-1895) — немецкий общественный и политичес­кий деятель, соратник К. Маркса, один из основателей марксизма как тече­ния в общественных науках

Эджворт Фрэнсис (1845-1926) — английский экономист; его именем на­зван «ящик Эджворта» (модель, иллюстрирующая эффективность обмена); создатель широко известных в экономическом анализе «кривых безразли­чия»

Эрроу Кеннет*(р. 1921) — американский экономист, его именем назва­на «теорема невозможности Эрроу»

Эрхард Людвиг(1897-1977) — немецкий экономист, государственный и политический деятель ФРГ

Юзава Хирофуми(р.1928) — американский экономист, представи­тель эконометрическои школы, создатель оригинальной «двухсекторнои модели» экономического роста

Юм Давид(1711-1776) — шотландский философ, историк, экономист

АВТОРЫ ЭПИГРАФОВ

Как правило, авторами эпиграфов являются знаменитые экономисты, входящие в «Указатель имен». Отметим других авторов:

Гл. 8. Илья Ильф, Евгений Петров — знаменитые сатирические писате­ли советской эпохи, авторы романов «Двенадцать стульев» и «Золотой те­ленок».

Гл. 11, 19 — Иван Александрович Ильин (1883-1954), выдающийся рус­ский философ; был выслан из СССР в 1922 г.

Гл. 12 — лиса Алиса — персонаж сказки «Буратино» Алексея Николаеви­ча Толстого (1883-1945)

Гл. 13 — Карел Чапек (1890-1938), чешский писатель. Известен как со­здатель слова «робот».

Гл. 17 — Поль Валери (1871-1945) — французский поэт

Гл. 22 — Елизавета I — королева Великобритании (1533-1603);

Игорь Губерман — российский поэт, в 1990-х гг. эмигрировал в Израиль

Гл. 23 — Эрих Мария Ремарк (1898-1970) — немецкий писатель

Гл. 24 — Иоанн Павел II — ныне действующий глава католической церк­ви (р. 1920)

Гл. 25 — Бен Селигмен, американский экономист, специалист в области истории экономической мысли

Гл. 26 — «Законы Мэрфи» — свод парадоксальных законов, в основе ко­торых лежит принцип: «Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается».

Гл. 27 — Генри Джордж (1839-1897), американский экономист, публи­цист, автор идеи «единого налога на землю», противник протекционизма

Гл. 28 — Гжегож Колодко — польский экономист, профессор Варшавской школы экономики, ведущий научный сотрудник Йельского университета, первый вице-премьер и министр финансов Польши в 1994-1997 гг.

Гл. 30 — Милош Форман, известный чешский кинорежиссер, обще­ственный и политический деятель, автор знаменитого фильма «Пролетая над гнездом кукушки».

Аббревиатуры и символы

Аббревиатуры и символы

СПИСОК АНГЛИЙСКИХ АББРЕВИАТУР И БУКВЕННЫХ СИМВОЛОВ
«МИКРОЭКОНОМИКА»

а

АС — average cost

AFC — average fixed cost

AR — average revenue

ARC — average resource cost

ARP — average revenue product

average variable cost

С — costs

С — consumption

D — demand

E — equilibrium

FC — fixed cost

FV — future value

/ — interest

/ — investment

IRR — internal rate of revenue

К

L — labour

MC — marginal cost

MEC — marginal external cost

MEU — marginal external utility

MOC -marginal opportunity cost

MP — marginal product MR — marginal revenue MRC — marginal resource cost

MRP — marginal revenue product

MRS — marginal rate of substitution MRTS — marginal rate of technical substitution

Константа в формуле кривой

спроса (предложения) Средние издержки Средние постоянные издержки Средний доход Средние издержки на ресурс Средний доход от продукта

фактора Средние переменные издержки Коэффициент, определяющий

наклон кривой спроса

(предложения)

Издержки

Потребление Спрос Равновесие Постоянные издержки Будущая ценность Процент Инвестиции

Внутренняя норма дохода Капитал

Труд

Предельные издержки Предельные внешние издержки Предельная внешняя полезность

(выгода) Предельные издержки упущенных

возможностей Предельный продукт Предельный доход Предельные издержки ресурса

в денежном выражении Предельный продукт в денежном

выражении (предельный доход

от продукта фактора) Предельная норма замещения Предельная норма технолотческого замещения

MRTP — marginal rate of time preference

MSU — marginal social utility

MSC — marginal social cost MU — marginal utility NPV — net present value

P — price

PV — present value

Q — quantity

R — rental

R — rent

r

S — supply

TC — total cost

TR — total revenue

TU — total utility

TP — total product

U — utility

VC — variable cost

w — wage

w/P

Предельная норма временного

предпочтения Предельная общественная

полезность Предельные общественные издержки Предельная полезность Чистая дисконтированная

ценность Цена Сегодняшняя ценность

(будущей суммы денег) Количество

Рентная оценка

Рента

Ставка процента (реальная)

Предложение

Валовые (общие) издержки

Валовой (общий) доход

Общая полезность

Валовой (общий) продукт

Полезность

Переменные издержки

Заработная плата (номинальная)

Заработная плата (реальная)

Аббревиатуры и символы

Аббревиатуры и символы

«МАКРОЭКОНОМИКА»
и «МЕЖДУНАРОДНЫЕ АСПЕКТЫ
ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ»

AD — aggregate demand

AS — aggregate supply

С — consumption

С — currency

С — capital to output ratio

Cr— capital to output ratio (required)

cr — currency rate d — depreciation

D — deposits

e — exchange

G — government

GN— growth (natural)

GMgrowth (warranted)

GNP — gross national product

; — interest

— investment

— gross investment

— net investment

S-LM — investment-saving -liquidity-money

mm— money multiplier md— deposit multiplier mTtax multiplier M — money, money supply

Совокупный спрос Совокупное предложение

Потребление

Наличные деньги

Коэффициент капиталоемкости

Желаемый, или требуемый

коэффициент капиталоемкости

Коэффициент депонирования

Амортизация

(в системе национальных счетов)

Депозиты

Номинальный обменный курс

Государственные расходы

Естественный темп роста

Гарантированный темп роста

Валовой национальный продукт

Ставка процента (номинальная)

Инвестиции

Валовые инвестиции

Чистые инвестиции

Индекс Фишера

Индекс Ласпейреса

Индекс Пааше

Инвестиции-сбережения —

ликвидность — деньги (модель)

Мультипликатор Кейнса

Кембриджский коэффициент (коэффициент монетизации)

Денежный мультипликатор

Депозитный мультипликатор

Налоговый мультипликатор

1) Деньги, денежное предложение

2) Импорт

МРС — marginal propensity to consume

MPM

MPS — marginal propensity to save

NAIRU — Non-Accelerating-Inflation-Rate of Unemployment

NX

P

P*

Ph — Phillips curve

О — quantity

r — rate (real interest rate) rr — reserve rate

S — saving

SR — sacrifice ratio

f-tax

T

U — unemployment

Un — unemployment (natural)

v

V — velocity of money

У-yield

X

С

Предельная склонность

к потреблению Предельная склонность к импорту

Предельная склонность к сбережению

Не ускоряющий инфляцию уровень безработицы

Чистый экспорт

Уровень цен

Уровень цен иностранных товаров

Кривая Филлипса

Количество сделок в формуле MV=PQ

Ставка процента (реальная)

Обязательная норма резервирования

Сбережения

Коэффициент ущерба

Налоговая ставка

Налоговые поступления

Безработица

Естественный уровень безработицы

Акселератор

Скорость обращения денег

Доход, выпуск

Экспорт

Аббревиатуры и символы

Интернет-ресурсы

Оцените статью
Бизнес Болика