Теория человеческого капитала Р.И. Капелюшников. Вклад Гэри Беккера в экономическую теорию

Биография

Гэри Беккер родился в 1930 году в Потсвиле, штат Пенсильвания. Он окончил Принстонский университет, аспирантуру Чикагского университета. Получил степень доктора в Чикаго в 1955 году. Работал в Принстонском, Колумбийском университетах, с 1960 года – в качестве профессора.

После 1969 года Г. Беккер стал профессором Чикагского университета и сотрудником Гуверовского института революции, войны и мира при Станфордском университете. В 1990-х годах он являлся ведущим экономической колонки в журнале «Бизнес уик» («Business Week»).

Г. Беккер считается основоположником направления, получившего название «экономического империализма», то есть, трактовки различных явлений социальной жизни средствами экономической науки, в том числе демографических и социологических, и «новой теории потребления».

Г. Беккер написал такие работы:«Экономика дискриминации» (“The economics of discrimination”, 1957); «Человеческий капитал: теоретический и эмпирический анализ» (“Human capital: A theoretical and empirical analysis”, 1964); «Человеческий капитал и личное распределение дохода: аналитический подход» (“Human capital and the personal distribution of income:

An analytical approach”, 1967); «Очерки по экономике преступности и наказания» (“Essays in the economics of crime and punishment”, 1974); «Распределение времени и товаров на протяжении жизненного цикла» (“The allocation of time and goods over the life cycle”, 1975, совместно с Г. Гезом); «Трактат о семье» (“A Treatise on the family”, 1981) и др.

Г. Беккер был награждён медалью Дж. Б. Кларка, 1967; также он лауреат премий Ф. Сейдмана (1985), Джона Коммонса (1987) и А. Смита (1991).

Ксения вячеславовна кашникова, александра владимировна палагина гэри с. беккер

Гэри Беккер считается одним из наиболее оригинальных умов в современной экономической науке. Его работы открыли новые горизонты экономического анализа, установив связь широко известных и, казалось, не связанных друг с другом явлений с действием какого-то одного общего принципа.

Основная идея, заложенная в большинстве его исследований, состоит в том, что человек в своем общественном поведении и в особенности при принятии жизненно важных решений руководствуется прежде всего экономическими соображениями, порой даже бессознательно. Г.

Беккер говорит о том, что рынок идей и побуждений подчиняется в целом тем же закономерностям, что и рынок товаров: спрос и предложение, конкуренция и прочее; это также касается и таких внерыночных форм деятельности, как образование, вступление в брак, планирование семьи, обзаведение детьми и выбор профессии.

Экономической оценке и измерению, по его мнению, поддаются и многие психологические явления, как например, удовлетворенность или, наоборот, неудовлетворенность материальным благосостоянием, проявления зависти, альтруизма или эгоизма. Сам Г. Беккер определил суть своего научного поиска как «экономический подход к социальным вопросам».

В своих выводах Г. Беккер руководствовался представлением о принципиальной рациональности человеческого поведения. Предпосылка рациональности подразумевает, что оно целесообразно, то есть, ориентировано на получение будущих результатов, и согласовано во времени.

Отталкиваясь от нее, Г. Беккер широко раздвинул рамки неоклассической экономической теории, осознанной им как универсальный язык описания человеческого поведения, где бы и кем бы оно ни осуществлялось. Ее ключевые понятия, такие как редкость, цена, альтернативные издержки, стали более активно прилагаться к самым разнообразным аспектам человеческой жизни, включая и те, которые изначально, традиционно находились в ведении других социальных дисциплин.

Экономический подход Г. Беккера к исследованию «иррациональных» факторов человеческого поведения в рыночных и нерыночных отношениях, в общественной и частной жизни отличается как от социологического, психологического, так и от экономического подхода К.

Маркса к исследованию общества, о чем Г. Беккер специально пишет в предисловии к сборнику своих ранее опубликованных статьей 60-х – начала 70-х годов под названием «Экономический подход к человеческому поведению», который является по сути введением в теорию «экономического бихевиоризма».

Описывая поведение «человека экономического» на микроэкономическом уровне, Г. Беккер применил то, что он назвал «экономическим подходом» к анализу различных аспектов человеческого поведения, отношение людей к тому, что раньше считалось в значительной степени иррациональным, не поддающимся никакому научному анализу. Г.

Беккер уверен, что экономический подход даёт целостную схему для понимания человеческого поведения, к выработке которой давно и безуспешно стремились многие поколения учёных. Согласно подсчётам Г. Беккера, инвестиции в человеческий капитал в США приносят более высокую норму процента, чем инвестиции в ценные бумаги.

Теория человеческого капитала р.и. капелюшников. вклад гэри беккера в экономическую теорию


Теория человеческого капитала (Р.И. Капелюшников.Вклад Гэри Беккера в экономическую теорию)

 Классикой современной экономической мысли стала следующая крупная работа Беккера «Человеческий капитал» (3). Хотя основной вклад в популяризацию идеи че­ловеческого капитала был внесен Т. Шульцем (его коллегой по Чикагскому универ­ситету), разработка микроэкономических оснований этой теории была дана в беккеровском фундаментальном труде. Сформулированная в нем модель стала осно­вой для всех последующих исследований в этой области.

      Человеческий капитал — это имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций. Его главная особенность заключается в неотделимости от личности своего носителя. Этим он отличается от физического капитала. Поскольку в совре­менных обществах купля-продажа людей является противозаконной, для челове­ческого капитала не существует явных рынков и на него не устанавливается явных денежных цен (такое было бы возможно только в условиях рабовладения). В этих обществах функционирует лишь рынок «арендных» сделок с человеческим капита­лом, на котором осуществляется его наем на тот или иной ограниченный период времени (соответственно заработная плата выступает как «арендная» плата за пользование чужим человеческим капиталом).

      Инвестициями в человеческий капитал могут быть образование, накопление производственного опыта, охрана здоровья, географическая мобильность, поиск информации. Затраты на его формирование представляют собой инвестиции, по­скольку они предполагают перемещение ресурсов из настоящего в будущее: ин­вестор (например, учащийся) жертвует частью дохода сегодня ради получения более высокого дохода завтра.

     Отправным пунктом для Беккера служило представление, что при вкладыва­нии своих средств в подготовку и образование учащиеся и их родители ведут себя рационально, взвешивая соответствующие выгоды и издержки. Подобно обычным предпринимателям, они сопоставляют ожидаемую предельную норму отдачи от таких вложений с доходностью альтернативных инвестиций (процентами по бан­ковским вкладам, дивидендами по ценным бумагам и т.д.). В зависимости оттого, что экономически целесообразнее, принимается решение либо о продолжении учебы, либо о ее прекращении. Нормы отдачи выступают, следовательно, как регу­лятор распределения инвестиций между различными типами и уровнями образо­вания, а также между системой просвещения в целом и остальной экономикой. Высокие нормы отдачи свидетельствуют о недоинвестировании, низкие — о пере­инвестировании.

Про бизнес:  1. Общие положения / КонсультантПлюс

      Помимо теоретического обоснования Беккер первым осуществил и практи­ческий, статистически корректный подсчет экономической эффективности обра­зования. Для определения дохода, например, от высшего образования из пожиз­ненных заработков тех, кто окончил колледж, вычитались пожизненные заработки тех, кто не пошел дальше средней школы. В составе издержек обучения в качестве главного элемента выделялись «потерянные заработки», т.е. доход, недополучен­ный учащимися за годы учебы. (По существу, потерянные заработки измеряют ценность времени учащихся, затраченного на формирование их человеческого капи­тала.) Сопоставление выгод и издержек образования дает возможность подсчи­тать рентабельность вложений в человека. По выкладкам Беккера получалось, что в США отдача высшего образования находится на уровне 10—15%, превышающем показатели прибыльности для большинства фирм. Это подтверждало его предпо­ложение о рациональности поведения студентов и их родителей.

      Огромное теоретическое значение имело введенное Беккером различение между специфическими и общими инвестициями в человека (и шире — между об­щими и специфическими ресурсами). Специальная подготовка наделяет работни­ков знаниями и навыками, представляющими интерес лишь для той фирмы, где они были получены (например, ознакомление новичков со структурой и внутрен­ним распорядком предприятия). В ходе общей подготовки работник приобретает знания и навыки, которые могут найти применение и на множестве других фирм (обучение работе на персональном компьютере). Беккер показал, что общая под­готовка косвенным образом оплачивается самими работниками, когда, стремясь к повышению квалификации, они соглашаются на более низкую в период обучения заработную плату, и им же поэтому достается доход от нее. Ведь если бы ее фи­нансирование шло за счет фирм, они всякий раз при увольнении таких работников лишались бы своих вложений, воплощенных в их личности. Наоборот, специальная подготовка оплачивается фирмами, и им же достается доход от нее, так как в про­тивном случае при увольнении по инициативе фирм потери несли бы работники.

      Это различие между общими и специфическими ресурсами позднее легло в основу современной теории фирмы (4). Фирма определяется в ней как коалиция «вза­имоспецифических ресурсов», т.е. ресурсов, которым нельзя подыскать готовой замены на рынке и которые поэтому в тандеме способны произвести больше, чем в комбинации с любыми другими ресурсами. Скажем, работник, много лет прослу­живший у одного предпринимателя и накопивший большой запас специфического человеческого капитала, не может рассчитывать на столь же высокую заработную плату в других местах, но и для предпринимателя он представляет большую цен­ность, чем новичок, которого можно найти на рынке. Фирма возникает как ответ на подобную ситуацию двусторонней монополии, чтобы обезопасить участников от недобросовестного поведения противной стороны и придать их отношениям ус­тойчивый, долговременный характер. Понятие «специфический человеческий ка­питал» помогает уяснить, почему среди работников с продолжительным стажем работы на одном месте текучесть ниже и почему заполнение вакансий происходит в фирмах в основном за счет внутренних продвижений по службе, а не за счет най­мов на внешнем рынке.

      Не будет преувеличением сказать, что «Человеческий капитал» произвел на­стоящий переворот в экономике труда, стоявшей всегда в экономической теории несколько особняком. Отметим только три наиболее принципиальных момента: переход от текущих показателей к показателям, охватывающим весь жизненный цикл (пожизненные заработки); выделение «капитальных», инвестиционных аспек­тов в поведении агентов на рынке труда; признание человеческого времени в ка­честве ключевого экономического ресурса. В рамках теории человеческого капитала получали объяснение структура распределения личных доходов, возрастная динамика заработков, неравенство в оплате мужского и женского труда и многое другое. Благодаря ей изменилось и отношение политиков к затратам на образова­ние. Образовательные инвестиции стали рассматриваться как источник экономи­ческого роста, не менее важный, чем обычные капиталовложения.

     Продолжение исследований по проблемам человеческого капитала вскоре привело Беккера к формулировке простой и по сути универсальной модели рас­пределения личных доходов (5). Для этого он обратился к аппарату кривых спроса и предложения инвестиций в человеческий капитал. Выведенная им индивидуаль­ная кривая спроса на вложения в образование, показывающая уровень их отдачи, имеет отрицательный наклон: длительное обучение часто сопровождается нарас­танием физических и интеллектуальных нагрузок; чем больше уже накоплено уча­щимися человеческого капитала, тем дороже обходится ему потеря заработков; поздние инвестиции приносят доход в течение более короткого периода; с увели­чением объема вложений повышается степень риска. Правда, существует и контр­тенденция, которая на определенном участке может менять наклон этой кривой на положительный: ведь полученное образование делает человека не только более эффективным работником, но и более эффективным учеником и, значит, может облегчать и ускорять накопление новых знаний. Чем одареннее человек, тем выше расположена кривая спроса (т.е. при тех же затратах он способен приобретать боль­ший объем знаний и навыков).

      Кривая предложения, показывающая, во что обходится финансирование до­полнительной единицы человеческого капитала, имеет отрицательный наклон. Рациональный инвестор будет переходить от самых дешевых финансовых источ­ников к более дорогостоящим — от средств родителей и родственников (процент по ним равен для него нулю) к льготным займам от колледжей и университетов и, наконец, к банковским ссудам или сокращению потребления. Чем больше финан­совые возможности учащегося и его семьи, тем ниже будет расположена его кри­вая предложения.

       Неравенство в распределении человеческого капитала, а значит, и заработ­ков, может порождаться как на стороне спроса, так и на стороне предложения (6). Причем разброс в кривых спроса, как показал Беккер, будет приводить к более глубокому неравенству, чем разброс в кривых предложения. Но особенно нерав­номерной структура заработков окажется в случае «положительной» корреляции между этими кривыми, когда выходцы из богатых семей будут обладать в среднем и лучшими способностями.

Про бизнес:  Эффективность и риски инвестиций в человеческий капитал – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

      Важно, что предложенная Беккером модель охватывает неравенство дохо­дов не только от труда (по существу от человеческого капитала), но и от собствен­ности (от приобретенных, а также полученных в дар или по наследству иных акти­вов). Отдача от вложений в человека в среднем много выше, чем от вложений в физический капитал. Однако в случае человеческого капитала она убывает с рос­том объема инвестиций, тогда как в случае иных активов (недвижимость, ценные бумаги, банковские депозиты и т.п.) уменьшается мало или вообще не меняется. Поэтому стратегия рациональных семей будет такова: сначала инвестировать в человеческий капитал детей, поскольку отдача от него сравнительно выше, а за­тем, когда по мере убывания она сравняется с нормой доходности прочих активов, переключаться на инвестирование в них, с тем чтобы впоследствии передать их детям в дар или в наследство. Исходя из этого, Беккер установил важную законо­мерность: семьи, оставляющие наследство, осуществляют инвестиции в челове­ческий капитал детей в оптимальном размере, тогда как семьи, не оставляющие наследства, по большей части недоинвестируют в их образование.

     В одной из позднейших работ (совместно с Н. Томсом) Беккер обратился к другому аспекту этой проблемы, попробовав оценить, насколько устойчиво эконо­мическое неравенство во времени, т.е. в какой мере оно передается из поколения в поколение (7). Проанализировав данные по нескольким индустриально развитым странам, он пришел к заключению, что коэффициент трансмиссии неравенства в заработках по всем каналам — как генетическим (дети одаренных родителей, как правило, наследуют лучшие способности), так и социокультурным (выходцы из бо­гатых семей получают лучшее образование, располагают более обширными свя­зями) — составляет примерно 0,3. Это означает, что если у кого-то заработки в два раза выше средних, то у его сына они будут выше средних (для его поколения!) лишь на 30%, у его внука — на 9% и т.д. Другими словами, экономические преиму­щества сходят на нет на протяжении жизни примерно трех поколений — от деда к внуку. Правда, противоположное движение — подъем выходцев из бедных семей к среднему уровню — может совершаться медленнее, а неравенство в доходах от собственности в гораздо большей мере передается из поколения в поколение. Тем не менее полученные Беккером результаты можно расценить как свидетель­ство поразительно высокой вертикальной мобильности, характерной для совре­менных западных открытых обществ.

——————————————————————-

(3) Becker G.S. Human Capital.N.Y.: Columbia University Press, 1964 (Глава 2 из этой книги печатается как раздел 2 настоящегоиздания.)

(4) Williamson O. The Economic  Institutions of Capitalism: Firms, Markets, Relational Contracting. N.Y.: Free Press, 1985

 (5) Becker G.S. Human Capital and Personal Distribution of Income: An Analytical Approach // Becker G.S. Human Capital  2nd ed. N.Y.: ColumbiaUniversityPress, 1975. P. 94-144. (См. наст. изд., разд. 3.)

(6)  Беккер выделил два возможных подхода в образовательной политике государства – «эгалитарный» и «элитарный». В первом случае основной упор делается на детей, находящихся в худших социально-экономических условиях, во атором – на наиболее одаренных.

(7)  Becker G.S., Tomes N. Human Capital and the Rise and Fall of Families // Journal of Labor Economics. 1986.Vol. 4, N 3. Pt. 2. S1 – S39.

Вернуться

Координация материалов. Экономическая школа

Экономика дискриминации

Самым первым опытом проникновения экономической теории в нетрадиционные для нее области стала книга «Экономика дискриминации», в которой Г. Беккер попытался согласовать конкурентную модель рынка труда с наблюдаемыми фактами неодинаковой оплаты труда белых и чернокожих работников, для чего он ввел в функции полезности работодателей «пристрастие» к дискриминации. По Г.

Беккеру, дискриминация порождается специфическими предпочтениями некоторых агентов, которые не желают вступать в контакты с представителями другой расы, национальности или даже религии. Таким образом, предприниматели, работники и потребители могут проявлять озабоченность не только уровнем доходов и количеством и качеством товаров и услуг, достающихся им на рынке, но и личностными характеристиками тех, от кого или совместно с кем они эти товары получают.

Эта работа стала пионерским исследованием, внесшим большой вклад в понимание расовой дискриминации, гражданской проблемы США. Позже отмечалось, что она расширила рамки экономической теории, поскольку автор, используя традиционные инструменты и аналитические модели, перенес центр тяжести на те стороны человеческого поведения, которые не могли быть непосредственно измерены монетаристскими методами.

В «Экономике дискриминации» Г. Беккер обосновал экономическую невыгодность расовых предрассудков, когда белые в Америке за равный труд получали более высокую плату, нежели лица с другим цветом кожи или иной национальности, что являлось фактически свидетельством отсутствия реальной конкуренции на рынке труда.

Не сразу привлекшая внимание, эта работа в конце концов дала толчок целой серии объяснений устойчивым различиям в заработках в зависимости от пола и расы. Г. Беккер дал первую цифровую оценку всевозможных форм и региональных разновидностей расовой дискриминации в США: негров, индейцев, мексиканцев и других национальных меньшинств, в Южной Африке – апартеида, в странах Британского содружества – «английской» дискриминации, в большинстве стран мира – женщин и лиц, принадлежащих к низшим социальным группам, в развивающихся странах – лиц низших каст, так называемых «неприкасаемых», и вообще дискриминации по социально-кастовому признаку.

В работе также рассматривается дискриминация предпринимателей и работающих по найму, потребителей, управленческого персонала; в монополизированных и конкурентных отраслях промышленности, профсоюзах; по признаку оседлости в зависимости от проживания в сельской или городской местности; от рода занятия или области деятельности.

Экономика семьи

Экономике семьи посвящено, пожалуй, наибольшее число работ Г. Беккера, в том числе монументальный «Трактат о семье». Не осталось, наверное, ни одного из аспектов жизни семьи, не истолкованного в свете экономического подхода: рассматривалось и разделение труда между полами и в семье, и выбор между количеством детей и их «качеством», и действие механизмов брачного рынка, и динамика разводов, и роль альтруизма, и эволюция института семьи в длительной исторической перспективе.

1. Разделение труда. Практически все общества прибегают к жесткому разделению труда между полами, когда женщины занимаются домашним сектором, а мужчины – рыночным. Обычно такую специализацию объясняют действием либо биологических, либо социокультурных факторов, таких, как дискриминация, но при этом, полагает Г.

Про бизнес:  Реальные инвестиции: виды, риски, объемы средств

Беккер, недоучитывают главное, что она, прежде всего, является результатом рационального выбора. Эффективность человеческих инвестиций напрямую зависит от продолжительности периода, в течение которого они используются. У человека, занятого своей профессиональной деятельностью полный день, уровень отдачи образования будет значительно выше, чем у того, кто уделяет ей только половину дня, посвящая другую домашним делам.

2. Анализ «брачного» рынка. Заключение брака Г. Беккер интерпретирует по аналогии с созданием партнерской фирмы. Люди вступают в брак, если ожидаемый объем выпуска совместно производимых ими потребительских благ превосходит арифметическую сумму выпусков, которые они могут производить порознь.

Взаимодополняемость мужского и женского труда создает достаточно сильный стимул для образования таких союзов. Кстати, вопреки общепринятому мнению, Г. Беккер утверждает, что экономическим интересам женщин больше отвечала полигамия, а не моногамия, так как она намного увеличивала спрос на женщин, усиливая тем самым их позиции на брачном рынке.

Г. Беккер также впервые проанализировал такой важный элемент планирования семьи, как выбор между количеством детей и их «качеством», то есть, состоянием здоровья, уровнем образования и т. д. Им было выявлено, что качество и количество, в известной мере, взаимозаменяемы, причем они связаны сложной, нелинейной зависимостью.

В сборнике «Очерки по экономике преступления и наказания» Г. Беккер рассмотрел такие специфические области права, как уголовные преступления, судебная и пенитенциарная системы. Он проводит идею о том, что, раз на преступления людей в основном «толкают» экономические причины, если, разумеется, преступник не психически больной человек и не маньяк, их надо сделать невыгодными экономически, что, по-видимому, не бесспорно, поскольку ведет к ужесточению наказания.

Экономический подход к человеческому поведению

Осмысление экономического подхода в качестве всеобщей поведенческой парадигмы Г. Беккером осуществил в своей итоговой книге «Экономический подход к человеческому поведению».

«В самом деле, – замечает он в книге, – я пришел к убеждению, что экономический подход является всеобъемлющим. Он применим ко всякому человеческому поведению: к ценам денежным и „теневым“, вмененным ценам, к решениям, повторяющимся и однократным, важным и малозначащим, к целям, эмоционально нагруженным и нейтральным, к богачам и беднякам, мужчинам и женщинам, взрослым и детям, умным и тупицам, пациентам и врачам, бизнесменам и политикам, учителям и учащимся».

Г. Беккер исходит из того, что все человеческое поведение в целом подчинено одним и тем же фундаментальным принципам. Он выделяет три наиболее значимых: «Связанные воедино предположения о максимизирующем поведении, рыночном равновесии и стабильности предпочтений, проводимые твердо и непреклонно, образуют ядро экономического подхода в моем понимании».

Следует отметить, что теоретические новации Г. Беккера далеко не всегда ожидал благожелательный прием. Идея человеческого капитала, кажущаяся столь самоочевидной, была встречена в штыки педагогической общественностью, усмотревшей в ней умаление культурной ценности образования и низведение человека до уровня машины.

Острые споры разгорелись вокруг вывода, полученного на основе беккеровского анализа криминальной активности, о том, что введение или расширение применения смертной казни в западных странах могло бы заметно понизить в них уровень преступности. Резко критической была реакция многих демографов и экономистов на «Трактат о семье»; разработанный Г.

Г. Беккер рассказывает, что, до 1985 года он писал только специализированные книги и статьи для таких же специализированных журналов, поэтому предложение вести ежемесячную колонку в «Бизнес уик» застало его врасплох. Боясь, что он не сможет написать что-то, понятное широкому кругу читателей, Г.

Беккер отклонил предложение. Позже, однако, он все-таки согласился написать несколько статей в порядке эксперимента и не пожалел об этом, потому что, волей-неволей, ему пришлось писать о экономических и социальных проблемах, не используя профессиональный жаргон, причем, укладываясь в 800 слов – таков был установленный размер одной колонки.

Подобная практика помогла Г. Беккеру научиться освещать важные темы кратко и простым языком. Вдобавок, необходимость выпускать колонку регулярно каждый месяц, заставила его следить за теми темами, которые интересуют читателей журнала – бизнесменов и экономистов.

В 1992 году, в возрасте 62-х лет, Г. Беккер, тогда уже профессор экономики и социологии Чикагского университета, был удостоен Нобелевской премии по экономике за «распространение сферы микроэкономического анализа на целый ряд аспектов человеческого поведения и взаимодействия, включая нерыночное поведение».

Почти никто из экономистов не сомневался, что одна из очередных Нобелевских премий будет присуждена именно ему. Г. Беккер является наиболее цитируемым из ныне здравствующих экономистов. Он автор нескольких фундаментальных исследований и многих десятков статей. Три главные его книги – «Экономика дискриминации», «Человеческий капитал» и «Трактат о семье» – переиздавались дважды.

Свою Нобелевскую лекцию Г. Беккер заключил такими словами: «На меня производит сильное впечатление, как много экономистов проявляют желание заниматься исследованием социальных вопросов, а не тех, что традиционно составляли ядро экономической науки. В то же самое время экономический способ моделирования поведения нередко привлекает своей аналитической мощью, которую обеспечивает ему принцип индивидуальной рациональности, специалистов из других областей, изучающих социальные проблемы.

Влиятельные школы теоретиков и исследователей-эмпириков, опирающихся на модель рационального выбора, активно действуют в социологии, юриспруденции, политологии, истории, антропологии и психологии. Модель рационального выбора обеспечивает наиболее перспективную основу, имеющуюся в нашем распоряжении, для унифицированного подхода представителей общественных наук к изучению социального мира».

В профессиональном сообществе Г. Беккер уже давно пользуется огромным авторитетом. Предлагаемые им модели неизменно завоевывали репутацию классических и становились базовыми для последующих разработок. Он стоял у истоков целого семейства новых разделов экономической теории: экономики дискриминации, теории человеческого капитала, экономики преступности, экономики домашнего хозяйства и других.

Трудно назвать другого экономиста его поколения, на долю которого выпало бы подобное признание. Во многом благодаря именно его работам сегодняшняя микроэкономика выглядит принципиально иначе, чем два-три десятилетия назад. В 1987 году он избирался президентом американской экономической ассоциации. Социологам имя Г. Беккера известно почти так же хорошо, как экономистам.

Оцените статью
Бизнес Болика