Что такое сложный процент: как рассчитать, как учесть капитализацию :: Новости :: РБК Инвестиции

Что такое сложный процент: как рассчитать, как учесть капитализацию :: Новости :: РБК Инвестиции Инвестиции

Виды диверсификации
по классам активов

Акции, облигации, золото, недвижимость и наличные — это разные по своей природе инструменты. У них различный уровень риска, и ведут они себя по-разному — а значит, хорошо подходят для диверсификации.

Выделяют четыре основных класса активов:

  1. Акции. Обеспечивают хорошую доходность за счет участия в реальном экономическом росте, но они обладают высокой волатильностью.
  2. Облигации. Долговые бумаги менее волатильны и дают прогнозируемый доход, но он невысокий — обычно 1—2% сверх инфляции.
  3. Наличные. Кэш не дает пассивного дохода и страдает от инфляции, но во время рыночной турбулентности его ценность возрастает на фоне дешевеющих активов.
  4. Альтернативные диверсификаторы: все, что не относится к предыдущим трем пунктам. Например, коммодити, недвижимость, золото и роскошь. Зачастую альтернативные инструменты выполняют роль защиты капитала от инфляции.

Но классификация на этом не заканчивается, так как среди перечисленных выше инструментов выделяют свои классы активов.

Акции разделяются по размеру компании:

  1. Крупные компании, или Large Cap, — с капитализацией от 10 млрд долларов.
  2. Средние, или Mid Cap, — от 2 млрд до 10 млрд долларов.
  3. Малые, или Small Cap, — от 300 тысяч до 2 млрд долларов.

Выделяют два подхода к инвестированию: в стоимостные и растущие акции. В первом случае ставка делается на недооцененные рынком бумаги, во втором — на компании со стабильно растущими финансовыми показателями.

Стоимостные акции зачастую представляют традиционный бизнес — например, коммунальный или нефтегазовый сектор. Такие компании не показывают выдающихся темпов роста, но зато, как правило, платят дивиденды. Во многом за счет реинвестирования дивидендов на историческом отрезке в несколько десятилетий стоимостные бумаги обгоняют акции роста. Это показано на графике ниже.

Что касается облигаций, то они делятся по дюрации:

  1. Долгосрочные — от 10 лет.
  2. Среднесрочные — от года до 5—10 лет.
  3. Краткосрочные — до года.
  4. Ультракороткие — до 3 месяцев.

Еще разделяют высоконадежные и высокодоходные долговые бумаги. К первым, как правило, относятся государственные, муниципальные и корпоративные облигации с высоким кредитным рейтингом эмитента — выше BBB. Это надежные инструменты, но с невысокой доходностью.

Существует еще класс облигаций, который обеспечивает защиту от инфляции: в США это так называемые TIPS, в России — облигации с переменным купоном.

Диверсификация: как правильно раскладывать деньги по разным «корзинам»

Существует древнее клише на тему ценообразования на рынке недвижимости, говорящее о трех ключевых факторах: расположение, расположение и расположение. Позже данный тезис «перекочевал» в область инвестирования на финансовых рынках: диверсификация, диверсификация, диверсификация. В последнем случае речь идет о том, что именно диверсификация является необходимым условием эффективности торговли.

Однако давайте не будем верить на слово поговоркам и самостоятельно попробуем провести анализ, чтобы понять, что же такое диверсификация, когда она нужна, а когда, возможно, будет только во вред, каковы ее плюсы и минусы в различных рыночных и торговых условиях.

«Широкая» и «узкая» диверсификация

Понятие диверсификации можно рассматривать в рамках двух «срезов». Первый — узкая, то есть диверсификация среди активов одной товарной группы, одного рынка или отрасли. Второй — широкая, то есть среди различных классов активов, относящихся к разным рынкам или странам.

Многие эксперты выступают за широкую диверсификацию. Но всегда ли диверсификация только ради диверсификации является здравой идеей? Вероятно — нет. Вряд ли стоит вкладывать деньги в определенный класс активов, если объективный и тщательный анализ показал, что данный вид актива сейчас является крайне неэффективным.

Рассмотрим на примере золота. Этот актив сейчас сильно переоценен, рост цен на него был вызван исключительно спекулятивным спросом, ведь производство заводов и пароходов не переведено на золото. График золота говорит сам за себя: вложиться в этот металл хорошо было бы в конце 90-х — начале 2000-х.

Рис.1: Золото, двадцать лет истории

Разумеется, и сейчас можно заработать на вложениях в золото, но на текущих уровнях цен это уже рассматривается, как крайний вариант, равно как и инвестиции в облигации с низкой доходностью. Только в случае с облигациями мы ради самой идеи диверсификации заведомо обрекаем себя на доходность ниже инфляции, а в случае с золотом — подвергаем портфель необязательным рискам.

Какова же должна быть основная цель диверсификации?

Наиболее общее определение диверсификации и, следовательно, основная причина использования метода заключается в возможности управлять рисками: «не кладите все яйца в одну корзину».

Однако возникает резонный вопрос: сколько «корзин» будет оптимальным решением? 5, 10, 20, 100 или, может быть, 1000 корзин? А сколько будет слишком много? И есть ли вообще такое количество, которое можно будет считать излишним?

Если не брать в расчет различные «фольклорные» варианты (например, правило «ваш возраст = процент рисковых активов в портфеле», то есть чем вы старше, тем меньше рисковых, но больше безрисковых низкодоходных активов), то оптимальное количество «корзин» должно зависеть от целей инвестирования, а также от выбранной политики управления рисками. Ответ на вопрос о целях инвестиций — снижение риска или максимизация прибыли — позволяет выбрать наиболее оптимальный вариант распределения средств.

Если вы хотите получить максимальную прибыль и при этом есть возможность заложить под риск большую часть депозита, то стоит покупать акции и отказаться от облигаций с низким фиксированным доходом. В таком случае важнее диверсифицировать портфель внутри отдельно взятого класса активов, то есть применить «узкую» диверсификацию.

Известные эксперты в области инвестиций до сих пор не пришли к консенсусу по поводу диверсификации. Кто-то утверждает, что большая диверсификация лучше, другие же наоборот выступают за ограничение количества «корзин для яиц».

Например, Чарли Мангер, знаменитый партнер Уоррена Баффета, считает, что в портфеле достаточно иметь акции 3-5 компаний. Чарли, как утверждается, сказал, что широкая диверсификация — удел идиотов. «Диверсификация, которая обязательно включает в себя инвестиции в весьма заурядные компании или слабые отрасли, гарантирует лишь обычные результаты», — считает он. А Баффет в свою очередь считает, что «диверсификация есть не что иное, как защита от невежества».

Про бизнес:  Какие бывают инвестиции? — Премьер БКС

Вера Мангера и Баффета в «концентрированный» подход к диверсификации основывается на двух вещах. Во-первых, они полагают (надо сказать, не без оснований), что крайне удачных и эффективных инвестиционных идей в каждый отдельный момент не так уж и много. И каждый раз, когда мы добавляем очередную акцию в наш портфель, мы снижаем наш средний ожидаемый доход: все что было для нас очевидно и выгодно — уже находится в портфеле. Во-вторых, каждый человек способен полностью, досконально разобраться в ограниченном количестве компаний. Поэтому говорить о мудром, эффективном инвестировании можно лишь в контексте заданного достаточно небольшого количества эмитентов. И чем больше акций в портфеле, тем ниже наш средний уровень представления о перспективах каждого отдельного актива.

Таким образом, данный метод базируется на том, чтобы «сложить все яйца в одну корзину (или несколько), а затем тщательнейшим образом присматривать за этой корзиной».

С другой стороны, Питер Линч, известный управляющий Fidelity Magellan Fund, на пике своих результатов (по прибыли) проводил через свой портфель порядка 1000 акций. Несмотря на то, что диверсифицированные инвестиции в активы, которые находятся вне области нашей непосредственной компетенции, Линчем не приветствуются, его подход и результаты дают основание верить в эффективность покупки сотен и даже тысяч различных акций.

Диверсификация: максимизируем прибыль или минимизируем риск?

Как отмечено выше, диверсификацию чаще всего стоит рассматривать, как способ снижения рисков. На обратной же стороне «медали» находится норма прибыли: чем «сильнее» диверсифицирован портфель, тем ниже будет норма прибыли по портфелю (при прочих равных условиях) — это надо отчетливо понимать.

«В долгосрочной перспективе доходность портфеля хорошо подобранных акций будет всегда обгонять доходность портфеля облигаций или банковских депозитов. С другой стороны, портфель плохо подобранных акций покажет результат ниже кучи наличности у вас под матрасом», — говорит Линч. Тем самым знаменитый инвестор намекает на необходимость определенного набора знаний и навыков, при этом добавляя, что те, кто предпочитает облигации, просто не знают, какую выгоду упускают.

Мораль этих высказываний проста: диверсификация имеет свои плюсы и свои минусы. Защищая нас от рисков, диверсификация неизбежно режет потенциальную доходность.

Результаты диверсификации среди одного класса активов (акции)

Попробуем более конкретно разобраться, какое же количество активов одного класса (акций) достаточно, чтобы защитить средства, а какое будет слишком большим, чтобы рассчитывать на хорошую прибыль.

Рассмотрим на данных американских фондовых индексов, в первую очередь потому, что на американском рынке торгуется гораздо больше мировых корпораций, а история данных достаточно глубокая.

Итак, рассмотрим несколько фондовых индексов, содержащих в себе как небольшое количество инструментов (30), так и огромный список эмитентов (5000). Результаты всех индексов взяты за последние 20 лет, и «очищены» от дивидендов.

Изначальная гипотеза будет звучать следующим образом: чем меньше акций в индексе, тем выше его среднегодовая доходность, и наоборот.

Хотя наша гипотеза в исходной трактовке не подтвердилась, определенные выводы сделать можно, но чуть позже. Прежде проведем небольшие расчеты, которые помогут нам определить влияние диверсификации на конечный результат при разных исходных условиях.

Исходя их приведенных выше данных, видно, что в среднем доходность компаний DJIA выше, чем, например, средняя доходность всех компаний в S&P 500. Теперь посчитаем среднюю доходность 10-ти акций в каждом из индексов, продемонстрировавших лучшие результаты.

В итоге мы увидим, что средняя годовая доходность лучших 10-ти компаний из индекса DJIA будет равна 13.8%. В то же время средняя доходность 10-ти лучших компаний индекса S&P500 равна примерно 25% годовых. Чтобы понять разницу, можно привести следующий пример: вложив $100 тыс. в ТОП-10 DJIA на 20 лет, в итоге мы получим $12 млн; та же сумма, вложенная на 20 лет в ТОП-10 S&P500, превратится в $68 млн.

Выводы

Если вы считаете, что способны достаточно точно проводить анализ и обладаете опытом, то выбирайте несколько эмитентов из широкого спектра и ставьте на них. Если же вы не обладаете огромным опытом, распределите средства между компаниями из «узкого индекса» (DJIA).

В любом случае напрашивается вывод, что «широкая» диверсификация, как правило, не даст возможности рассчитывать на удовлетворительные результаты. Даже если вы не обладаете огромным опытом, будет весьма несложно определить те рынки и классы активов, которые на данный момент выглядят оптимистично, а какие явно находятся в аутсайдерах.

Заключение

Подводя итог нашим размышлениям, стоит подчеркнуть, что неуниверсальное правило «диверсифицируй, диверсифицируй, диверсифицируй» в меньшей степени зависит от самого факта распределения средств по различным активам, чем от входящих условий. Универсального рецепта «как диверсифицировать» не существует.

Каковы ваши цели, каким объемом знаний и опыта вы обладаете, каким временем вы располагаете, каково ваше отношение к риску (сколько вы готовы потерять)? Ответив на эти простые вопросы, вы сделаете огромный шаг вперед в процессе определения подходящего вам лично метода диверсификации портфеля.

БКС Экспресс

Изменения оценок рынка акций по декадам в 1975—2020 годах

ДекадаНачальный CAPEКонечный CAPEИзменение CAPE
1975—19798,38,75,5%
1980—19898,717,7101,8%
1990—199917,744,2150,4%
2000—200944,220,3−54%
2022—202220,330,349,3%

Прежде мы выяснили, что худшими десятилетиями для диверсификации были 1990-е и 2022-е годы уровней. Так, в декабре 1999 года показатель CAPE у S&P 500 достиг рекордного значения — 44,2. Затем последовало потерянное десятилетие для акций, когда оценки возвращались к среднему историческому значению CAPE.

Двадцать лет спустя по состоянию на конец 2022 года коэффициент CAPE снова превысил значение 30, попадая в 4% самых дорогих оценок за всю историю наблюдений. В 2020 году во время мартовского обвала CAPE на короткое время снизился до 24,8, но затем снова улетел в стратосферу и под конец 2020 года пришел на уровень 33,5, войдя в 2% самых высоких оценок за всю историю. Таким образом, новое десятилетие 2020—2030 годов началось с крайне высокого CAPE, и он продолжает расти.

Про бизнес:  Валовые и чистые инвестиции

Чтобы в течение текущего десятилетия повторить опыт 2022-х и обеспечить 50%-й рост стоимости акций США, коэффициент CAPE должен прибавить еще 40% в течение следующих девяти лет — в этом случае он достигнет беспрецедентного уровня — 45, что выше пика оценки на момент доткомов — 44,2.

Конечно, может случиться и такое, но ожидания обычно строятся на допущении, что любой экстремум будет стремиться к своему среднему значению. Иными словами, при прогнозировании обычно выбирают медианный путь, когда половина исторических наблюдений остается выше ожиданий, а половина — ниже. Но наша экстраполяция приводит нас к слишком высокому CAPE, и мы не имеем исторических наблюдений выше этого значения.

Подведу итог: стратегия 60 / 40 превзошла более диверсифицированный подход в последнем десятилетии преимущественно из-за переоценки индекса S&P 500. Поэтому отказываться от диверсификации все еще не стоит, ведь вполне может быть, что потерянное десятилетие для диверсификации снова сменится потерянным десятилетием для акций. Такое в последние десятилетия мы уже видели.

Запомнить

  1. Диверсификация позволяет снизить волатильность портфеля даже в случае выбора высокорисковых активов — главное, чтобы они находились в низкой взаимосвязи.
  2. Не все страны и секторы экономики процветают одновременно — многое зависит от текущей фазы делового цикла. Распределяя капитал по разным секторам и рынкам, вы захватываете рост при любой экономической конъюнктуре.
  3. Альтернативные диверсификаторы повышают доходность портфеля с поправкой на риск, при этом защищают капитал от всплесков инфляции.
  4. Корреляции между инструментами считаются на конкретном историческом отрезке, поэтому могут меняться со временем. Все корреляции усиливаются на падающем рынке, и диверсификация в эти моменты работает не так эффективно. Для полноценной защиты от обвала лучше всего страховаться хеджированием.
  5. 2022-е годы стали неблагоприятным периодом для диверсифицированных стратегий. Во многом это связано с переоценкой рынка акций США, а также слабыми показателями альтернативных активов.
  6. Если судить о диверсификации на основе последних лет, то она не всегда оправдывает ожидания инвесторов. Если же посмотреть на стратегическую картину происходящего на фондовом рынке и ожидать, что оценки рынка акций будут стремиться к своему среднему значению, диверсификация становится актуальной как никогда.

Причины провала диверсификации в 2022-х

В последние четыре десятилетия диверсифицированный портфель стабильно давал положительную реальную доходность — на уровне 4—11%. Напротив, портфель 60 / 40 показал широкие колебания реальной доходности, уходя в отрицательную зону.

Как результат, в структуре диверсифицированного портфеля, несмотря на комбинирования различных типов акций, мы по-прежнему получаем суммарно менее 50% в акциях и менее 20% в акциях США. В то же время 60 / 40 имеет 60% в акциях большой капитализации.

Таким образом, разница в результатах между двумя портфелями в первую очередь обусловлена доходностью акций США.

Для более детальной картины проведем декомпозицию доходностей индекса S&P&nbsp500, чтобы понять его ключевые драйверы роста.

Ниже на картинке показаны основные составляющие реализованной доходности S&P&nbsp500, а также прогнозируемой доходности на момент 1975 года — она делалась на основе рыночной оценки и макроэкономической конъюнктуры.

Как видим, реализованная доходность акций складывается из дивидендов — 2,8% годовых, сложного процента — 0,5%, а также за счет роста прибылей компаний — 5,4%. При этом в последнем компоненте лишь 1,8% — за счет фундаментального роста компаний и 3,6% — за счет инфляционного роста.

Что касается прогнозируемой доходности в 1975 году, она делалась так же, как это делал бы инвестор на тот момент, исходя из его текущих условий. Тогда средняя дивидендная доходность составляла 5,3% — она и бралась в расчет. Далее, используя данные S&

В итоге мы видим, что прогнозируемая модель и реализованная показали идентичную суммарную доходность на промежутке с 1975 по 2020 год — среднегодовой рост порядка 12%. Но при этом у них было и сильное расхождение — компонент доходности, связанный с изменением оценки индекса, то есть справедливая на тот или иной момент времени цена, которую инвесторы готовы платить за бизнес. Эту составляющую можно назвать спекулятивной.

На очень долгих горизонтах инвестирования изменения в оценке, как правило, не вносят существенного вклада в общую доходность S&P 500. Так, если брать отсчет с 1870 года, постепенный 150-летний рост оценочных мультипликаторов добавлял к доходности акций лишь 0,7% годовых.

Так вот, в 1975 году CAPE составлял 8,3. Это намного ниже исторического среднего показателя — 15,2. И в прогнозируемой модели доходностей подразумевалось, что CAPE будет стремиться к своему среднему значению, но пройдет только половину пути. Таким образом, в прогнозе закладывался целевой CAPE 11,8 и прирост доходности за счет переоценки рынка 0,8% годовых.

Реализованная динамика CAPE оказалась иной.

Продолжает ли работать диверсификация

Последний бизнес-цикл продлился с 2009 по 2020 год и был довольно жестким для диверсифицированных стратегий. Индекс S&P 500 рос в среднем на 14,9% годовых без учета инфляции, во многом благодаря техногигантам.

В то же время широкий рынок облигаций в условиях сверхмягкой монетарной политики почти не приносил доходности — 3,92% годовых без учета инфляции. А коммодити стали вовсе убыточной позицией в портфеле — −2,77% годовых без учета инфляции.

В таких условиях уход от акций в пользу широкой диверсификации значительно снизил доходность стратегии. А во время мартовского обвала 2020 года диверсификация сработала хуже ожиданий.

Все это привело к тому, что диверсификацию в последнее время стали ставить под сомнение.

Чтобы понять причины случившегося и выяснить, насколько диверсификация актуальна в современных реалиях, проведем исследование на длительном историческом отрезке — с середины 1970-х, когда принципы современной теории портфеля стали активно использоваться на практике.

Это дает нам четыре полных десятилетия и пятое неполное — вторую половину 1970-х.

Мы будем сравнивать между собой два портфеля:

  1. Классический 60 / 40, то есть слабо диверсифицированный портфель. Он состоит из 60% доли акций S&P 500 и 40% надежных среднесрочных облигаций.
  2. Широко диверсифицированный портфель из 16 базовых инструментов, взвешенных равновесно. Доля каждого в нем — 6,25%.

При этом 16 базовых инструментов мы будем подразделять на три категории:

  1. Первый столп — акции развитых рынков, главная задача которых — обеспечивать высокую доходность.
  2. Второй столп — высоконадежные американские облигации, чтобы сгладить волатильность акций.
  3. Третий столп — альтернативные активы. Кроме диверсифицирующей функции, они хорошо проявляют себя в периоды высокой инфляции. Ведь инфляционные всплески часто приводят к повышению процентных ставок, из-за чего страдают активы из первых двух категорий.
Про бизнес:  Вернуть деньги из КПК ИнетИнвест - что делать вкладчикам

За все время с первого квартала 1975 по конец 2020 года мы видим сопоставимые результаты для обоих портфелей. Диверсифицированный портфель принес 10,9% годовых со среднегодовой волатильностью 10% и коэффициентом Шарпа 0,64. Портфель 60 / 40 принес 10,7% годовых при волатильности 10,4% и коэффициенте Шарпа 0,6.

Коэффициент Шарпа показывает доходность с поправкой на риск. Чем он выше, тем лучшую доходность извлекает инвестор на единицу риска. Пример расчета этого коэффициента я приводил в статье про всепогодный портфель.

Наш диверсифицированный портфель имеет лучший коэффициент Шарпа во многом благодаря активам из третьей категории, поскольку они хорошие диверсификаторы и при этом сами показывают довольно высокий коэффициент Шарпа — 0,58.

Сложный процент: это проще, чем вы думаете

Существует способ значительно увеличить доходность ваших вложений — это сложный процент. Несмотря на название, в нем нет ничего трудного для понимания. РБК Quote объясняет, как он работает при инвестировании

Сложный процент — это простой способ увеличить прибыльность ваших инвестиций. Чтобы применить его, нужно всего лишь не тратить, а вновь инвестировать доходы по ценным бумагам — например, дивиденды по акциям или проценты по облигациям.

Также сложный процент можно применять, когда вы кладете деньги на депозит в банке. Если срок действия вклада завершился, вы просто снимаете деньги вместе с начисленными процентами и открываете новый вклад. Но уже на большую сумму.

Тогда проценты по новому вкладу будут начисляться не только на первоначальную сумму, но и на те проценты, которые вы получили от первого. То есть проценты на проценты. Именно от такого наложения и появилось название «сложный процент».

Насколько это эффективно?

Представьте себе волшебную шахматную доску, каждая клеточка которой удваивает все, что вы на нее положили. Если вы просто заполните каждую клеточку рублевыми монетками, то, положив ₽64 на 64 клетки доски, вы извлечете 128 монет. В этом примере вы использовали обычный простой процент с доходностью 100%.

Сложный процент будет работать, если вы в первую клеточку положите ₽1, а потом полученные ₽2 переложите во вторую клеточку. Тогда вторая клетка доски превратит их в ₽4. Положив эти ₽4 в третью клетку, вы извлечете ₽8 из четвертой. Если бы вы прошли так по всем клеткам этой волшебной доски, то ваше богатство возросло бы до 16 квинтиллионов рублей (число с 18 нулями). К сожалению, такой доски нет, да и реальные доходности в среднем далеки от удвоения. Но принцип работает эффективно.

Посмотрим на более жизненный пример — вы вложили ₽100 в акцию со стабильной полугодовой дивидендной доходностью 10%. Если вы примените простой процент, то ваша доходность всегда будет 10%. Через десять лет вы утроите свой капитал.

Но представьте, если, получив первые дивиденды, вы покупаете на них те же акции. Теперь следующие 10% вы получите уже не от ₽100, а от ₽110. Что это даст? Путем нехитрых расчетов можно обнаружить, что свой капитал вы утроите не через десять, а через шесть лет. А за десять лет ваш капитал вырастет почти в семь раз.

Сложный процент можно применять не только при получении процентов и дивидендов. Если вы заработаете прибыль на росте котировок ценных бумаг, то, вложив эту прибыль целиком или частично опять в ценные бумаги, сможете эффективнее и быстрее увеличивать прибыльность ваших вложений.


Смотрим по десятилетиям

Мало у какого инвестора есть 46-летнее окно, чтобы эмпирически проверить эффективность своей стратегии. В большинстве своем инвесторы имеют опыт инвестирования в пределах пяти лет, а это даже не охватывает полноценный бизнес-цикл.

В литературе по поведенческим финансам одной из частых когнитивных ошибок инвестора отмечается эффект недавнего, то есть тенденция делать упор на недавнее прошлое при формировании ожиданий относительно будущего. Таким образом, короткий личный опыт инвестора обычно превалирует над историческими данными.

Реальная доходность позволяет нам более эффективно оценить результаты, ведь разные десятилетия характеризовались совершенно разными условиями процентных ставок. Согласитесь, доходность 7% в рыночной конъюнктуре, где короткие трежерис приносят 6%, не так привлекательна, как 5% доходности при безрисковой ставке 1%.

Начнем с недавнего десятилетия — 2022-е годы. Широко диверсифицированный портфель принес номинальную годовую доходность 6,4% — худший показатель за все декады. При этом его реальная доходность составила порядка 5%.

Портфель 60 / 40 в то же время принес 9,2% годовых, а значит, широкая диверсификация снизила доходность стратегии на 0,28 процентных пункта. А 2020 год оказался самым удручающим для диверсифицированной стратегии. На отскоке после мартовского обвала комбинация 60 / 40 дала 15,4% против 9,5% у портфеля из 16 инструментов.

Если мы добавим результаты 2020 года к последнему десятилетию, то разница в 11-летнем суммарном результате станет весомой. Инвестор, вложивший 100 000 $ в январе 2022 года, получил бы 294 000 $ с портфелем 60 / 40 и 204 000 $ с широко диверсифицированным аналогом.

Такое положение дел обусловлено тем, что 60 / 40 сфокусирован на акциях большой капитализации. Последние стремительно росли в последней декаде и превзошли другие классы акций, например компании США малой капитализации и глобальные акции.

Диверсификация сработала плохо из-за активов третьего столпа, чья номинальная доходность суммарно составила 4,4% годовых. Таким образом, если 2000-е называют потерянным десятилетием для акций, то 2022-е можно смело назвать потерянным десятилетием для диверсификации.

К слову, похожая картина наблюдалась и в 1990-х, когда к концу десятилетия рынок акций сильно «надулся» и за этим последовал кризис доткомов. В остальных декадах широко диверсифицированный портфель был лучше слабо диверсифицированного оппонента.

Оцените статью
Бизнес Болика