Инвестиции: что это такое, цели и виды инвестирования, плюсы и минусы

Инвестиции: что это такое, цели и виды инвестирования, плюсы и минусы Инвестиции

Виды инвестиций и их характеристика

Под инвестициями или капиталовложениями в самом общем смысле понимается временный отказ экономического субъекта от потребления имеющихся у него в распоряжении ресурсов (капитала) и использование этих ресурсов для увеличения в будущем своего благосостояния.

Простейшим примером инвестиций оказывается расходование денежных средств на приобретение имущества, характеризующегося существенно меньшей ликвидностью — оборудования, недвижимого имущества, финансовых или иных внеоборотных активов.

Основными признаками инвестиционной деятельности, определяющими подходы к ее анализу, являются:

-Необратимость, связанная с временной потерей потребительской ценности капитала (например, ликвидности).

-Ожидание увеличения исходного уровня благосостояния.

-Неопределенность, связанная с отнесением результатов на относительно долгосрочную перспективу.

В зависимости от объектов вложения капитала выделяют реальные и финансовые инвестиции. Под реальными инвестициями понимают вложение капитала в создание активов, связанных с осуществлением операционной деятельности и решением социально экономических проблем хозяйствующего субъекта.

Финансовые инвестиции — это вложение капитала в различные финансовые инструменты, прежде всего в ценные бумаги, а также в активы других предприятий. При их осуществлении инвестор увеличивает свой финансовый капитал, получая дивиденды и другие доходы.

Финансовые инвестиции имеют либо спекулятивный характер, либо ориентированы на долгосрочные вложения. Спекулятивные финансовые инвестиции имеют целью получение инвестором дохода в конкретном периоде времени. Долгосрочные финансовые инвестиции в основном преследуют стратегические цели инвестора и связаны с участием в управлении предприятием, в которое вкладывается капитал.

По приобретаемому инвестором праву собственности инвестиции подразделяются на прямые и косвенные. Прямые инвестиции — это форма вложения, которая дает инвестору непосредственное право собственности на ценные бумаги или имущество.

Инвестиции (Investment) — это

По периоду инвестирования различают долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные инвестиции. Долгосрочные инвестиции — это вложения капитала на период от трех и более лет, среднесрочные инвестиции — вложения от одного до трех лет, краткосрочные инвестиции — вложения на период до одного года.

По региональному признаку выделяют внутренние (отечественные) и внешние (зарубежные) инвестиции. Внутренние инвестиции осуществляются в объекты инвестирования, находящиеся внутри страны; внешние инвестиции — в объекты инвестирования, находящиеся за ее пределами.

По формам собственности используемого инвестором капитала инвестиции подразделяют на частные, государственные, иностранные и совместные. Частные инвестиции представляют собой вложения капитала физическими и юр. лицами негосударственной формы собственности.

К государственным инвестициям относят вложения капитала, осуществляемые центральными и местными органами власти и управления за счет бюджетов, внебюджетных фондов и заемных средств, а также вложения, осуществляемые государственными предприятиями за счет собственных и заемных средств.

Иностранные инвестиции — вложения капитала нерезидентами (как юридическими, так и физ. лицами) в объекты и финансовые инструменты другого государства. Совместные инвестиции осуществляются совместно субъектами страны и иностранных государств.

К финансовым инвестициям относятся вложения:

— в акции, облигации, другие ценные бумаги, выпущенные как частными предприятиями, так и государством, местными органами власти;

— в иностранные валюты;

— в банковские депозиты;

— в объекты тезаврации.

Финансовые инвестиции лишь частично направляются на увеличение реального капитала, большая их часть — непроизводительное вложение капитала. В классической модели рыночного хозяйства преобладающими в структуре финансовых инвестиций являются частные инвестиции.

Инвестиции (Investment) — это

Инвестирование в ценные бумаги открывает перед инвесторами наибольшие возможности и отличается максимальным разнообразием. Это касается как видов сделок, осуществляемых при операциях с ценными бумагами, так и видов самих ценных бумаг. Во всем мире этот вид инвестиций считается наиболее доступным.

Инвестирование в ценные бумаги может быть индивидуальным и коллективным. При индивидуальном инвестировании происходит приобретение государственных или корпоративных ценных бумаг при первичном размещении или на вторичном рынке, на бирже или внебиржевом рынке.

Коллективное инвестирование характеризуется приобретением паев или акций инвестиционных компаний или фондов. Инвестиции в иностранные валюты — один из наиболее простых видов инвестирования. Он весьма популярен среди инвесторов, особенно в условиях стабильной экономики и невысоких темпов инфляции.

Существуют следующие основные способы вложения средств в иностранную валюту:

— приобретение наличной валюты на валютной бирже (сделки спот);

— заключение фьючерса на одной из валютных бирж;

— открытие банковского счета в иностранной валюте;

— покупка наличной иностранной валюты в банках и обменных пунктах.

Безусловными достоинствами инвестиций в банковские депозиты являются простота и доступность этой формы инвестирования, особенно для индивидуальных инвесторов. Долгое время в нашей стране этот вид инвестиций представлял практически единственную возможную форму инвестирования и до сих пор для многих инвесторов остается основным способом хранения и накопления капиталов.

Инвестиции (Investment) — это

Тезаврационными инвестициями называются инвестиции, осуществляемые с целью накопления сокровищ. Они включают вложения:

— в золото, серебро, другие Драгоценные металлы, драгоценные камни и предмета торговли из них;

— в предметы коллекционного спроса.

Общей специфической чертой тезаврационных инвестиций является отсутствие текущего дохода по ним. Прибыль от таких инвестиций может быть получена инвестором только за счет роста стоимости самих объектов инвестирования, т.е. за счет разницы между ценой покупки и продажи.

Наиболее чистым видом тезаврационных инвестиций считаются вложения в золото. Золото признается международным средством обмена. Оно портативно, обладает собственной стоимостью, является товаром, стоимость которого возрастает во время кризисов.

Вложение средств в золото может происходить в различных формах:

— приобретение золотых слитков;

— золотых монет как старинной, так и современной чеканки;

— готовых предметов торговли из золота;

— акций золотодобывающих компаний;

— акций инвестиционных компаний и фондов, вкладывающих свои капиталы в акции золотодобывающих компаний;

— а также осуществление фьючерсных сделок с золотом.

Операции с золотом являются достаточно капиталоемкими и рискованными, поэтому их проводят в основном крупные инвесторы и только после изучения текущей ситуации и прогнозов рынка. Другие предметы, обладающие высокой стоимостью и поэтому являющиеся пригодными для тезаврационных инвестиций,— это драгоценности и драгоценные камни.

При инвестировании в Драгоценные металлы, драгоценные камни и драгоценности следует учитывать высокий уровень издержек, связанных с их возможной перепродажей, поэтому тезаврационные вложения делают только на длительный срок. Количество сфер инвестирования в коллекционные предметы огромно.

Инвестиции (Investment) — это

Популярными являются инвестиции в коллекционные монеты. Монеты бывают двух типов. Ценность одних из них определяется в первую очередь стоимостью золота и серебра, из которых они изготовлены. Другие монеты представляют самостоятельную ценность, связанную с их редкостью, или коллекционную стоимость, значительно превышающую стоимость металла, из которго они вычеканены.

Эти коллекционные монеты могут приобретаться в антикварных магазинах, на аукционах, у коллекционеров. Существуют специальные каталоги, описывающие различные виды монет, их редкость и примерную стоимость. Такие монеты и являются предметом тезаврационных инвестиций.

Тезаврационные инвестиции в предметы коллекционного спроса имеют специфический характер, что связано с их сложностью, относительно узким рынком по каждому из видов коллекций, необходимостью специальных знаний и навыков для правильного инвестирования.

Финансовые инвестиции, выступая относительно самостоятельной формой инвестиций, в то же время являются еще и связующим звеном на пути превращения капиталов в реальные инвестиции. Поскольку основной организационно-правовой формой предприятий становятся акционерные общества, развитие и расширение производства которых осуществляется с использованием заемных и привлеченных средств (денежной эмиссии долговых и долевых ценных бумаг), финансовые инвестиции формируют один из каналов поступления капиталов в реальное производство.

При учреждении и компании акционерного общества (АО), в случае увеличения его уставного капитала, сначала происходит выпуск новых акций, после чего следуют реальные инвестиции. Таким образом, финансовые инвестиции играют важную роль в инвестиционном процессе.

Реальные инвестиции оказываются невозможными без финансовых инвестиций, а финансовые инвестиции получают свое логическое завершение в осуществлении реальных инвестиций.

К реальным инвестициям относятся вложения:

— в основной капитал;

— в материально-производственные запасы;

— в нематериальные активы.

В свою очередь вложения в основной капитал включают капитальные вложения и инвестиции в недвижимость. Капитальные вложения осуществляются в форме вложения финансовых и материально-технических ресурсов в создание и воспроизводство основных фондов путем нового строительства, расширения, реконструкции, технического перевооружения, а также поддержания мощностей действующего производства.

Инвестиции (Investment) — это

В соответствии с принятой в мире классификацией под недвижимым имуществом подразумевается земля, а также все, что находится над и под поверхностью земли, включая все объекты, присоединенные к ней, независимо от того, имеют ли они природное происхождение или созданы руками человека.

Под влиянием научно-технического прогресса в формировании материально-технической базы производства повышается роль научных исследований, квалификации, знаний и опыта работников. Поэтому в современных условиях издержки на науку, образование, подготовку и переподготовку кадров и т.п., по сути, являются производительными и в ряде случаев включаются в понятие реальных инвестиций.

Отсюда в составе реальных инвестиций выделяется третий элемент — вложения в нематериальные активы. К ним относятся: права пользования земельными участками, природными ресурсами, патенты, лицензии, ноу-хау, программные продукты, монопольные права, привилегии (включая лицензии на определенные виды деятельности), организационные расходы, товарные знаки, товарные марки, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, проектно-изыскательские работы и т.п.

Инвестиции (Investment) — это

В классической модели рыночного хозяйство подавляющую долю реальных инвестиций составляют частные инвестиции. Государство также принимает участие в инвестиционном процессе: прямое — путем вложения капитала в государственный сектор и косвенное — предоставляя займы, субсидии, осуществляя политику экономического регулирования.

Основная часть государственных инвестиций направляется в отрасли инфраструктуры, развитие которых необходимо для нормального хода общественного воспроизводства (наука, образование, здравоохранение, охрана окружающей среды, энергетика, система транспорта и связи и т.п.).

В статистическом учете и экономическом анализе реальные инвестиции называют еще капиталообразующими. Капиталообразующие инвестиции включают в себя следующие элементы:

— Инвестиции в основной капитал;

— Расхода на капитальный ремонт;

— Инвестиции на приобретение земельных участков и объектов природопользования;

— инвестиции в нематериальные активы (патенты, лицензии, программные прродукты, научно-исследовательские и опытно-конструкторские

— Инвестиции в пополнение запасов материальных оборотных средств.

Основное место в структуре капиталообразующих инвестиций занимают инвестиции в основной капитал. В них входят расхода на новое строительство, расширение, реконструкцию, техническое перевооружение действующих предприятий, жилищное и культурно-бытовое строительство. С реальными инвестициями в практике экономического анализа связаны понятия «валовые инвестиции» и «чистые инвестиции».

Валовые инвестиции представляют собой общий объем инвестируемых средств, направляемых в основной капитал и в материально-производственные запасы. Они включают инвестиции расширения и обновления. Источником инвестиций расширения является вновь созданная стоимость, фонд чистого накопления национального дохода.

Чистые инвестиции представляют собой сумму валовых инвестиций, уменьшенную на сумму амортизационных отчислений в определенном периоде. Динамика показателя чистых инвестиций говорит о многом. Так, если сумма чистых инвестиций составляет отрицательную величину, т.е. объем валовых инвестиций меньше суммы амортизационных отчислений, это означает снижение производственного потенциала и свидетельствует о том, что государство «проедает» свой капитал.

Про бизнес:  Федеральный закон от 29.04.2008 N 57-ФЗ (ред. от 28.11.2018)

Если сумма чистых инвестиций равна нулю, это означает отсутствие экономического роста, производственный потенциал остается неизменным. Такая ситуация свидетельствует о застое, экономика топчется на месте. Если сумма чистых инвестиций составляет положительную величину, то экономика находится в стадии развития, обеспечивается расширенное воспроизводство основных фондов, а государство имеет развивающуюся экономику.

Для характеристики реальных инвестиций применяются понятия «объем накоплений» и «норма накоплений». Объем накоплений является стоимостным выражением вкладываемого капитала. Норма инвестиций представляет собой отношение объема инвестиций к валовому внутреннему продукту.

Начальные инвестиции, или нетто-инвестиции, являются инвестициями, направляемыми на основание предприятия, объекта. При этом средства, вкладываемые инвесторами, используются на строительство или покупку зданий, сооружений, приобретение и монтаж оборудования, создание необходимых материальных запасов, образование оборотных средств.

Экстенсивные инвестиции представляют собой инвестиции, направляемые на расширение существующих предприятий, прирост их производственного потенциала, в том числе предполагающий расширение сферы деятельности. Дополнительного вложения капитала связаны с процессом воспроизводства основных фондов на существующих предприятиях.

— замену физически изношенного и морально устаревшего оборудования, устаревших технологических процессов новыми;

— Повышение эффективности производства, его рационализацию;

— изменение структуры выпускаемой продукции и оказываемых услуг.

Инвестиции (Investment) — это

Очень трудно разграничить инвестицию и спекуляцию. Обычно критерием разграничения указывают фактор времени. Если операция длится более года — это инвестиция, и экономический эффект она даст через значительный срок после вложения. Если до года — это спекуляция. Например, «Современный экономический словарь» указывает:

Инвестиции — «долгосрочные вложения» государственного или частного капитала в собственной стране или за рубежом с целью получения дохода в предприятия разных отраслей, предпринимательские проекты, социально-экономические программы, инновационные проекты.

В то же время, когда говорят о торговле на бирже, то говорят о привлечении, например, «портфельных инвесторов», которые чутко следят за рыночной ситуацией и могут с него уйти не обращая внимание на длительность сделок.

По характеру заключаемых договоров, по характеру производимых действий, по целям, по юридическим последствиям биржевые инвестиции и спекуляции не отличаются.

Бенджамин Грэм предлагал инвестицией считать операцию, основанную на тщательном анализе фактов, перспектив, безопасности вложенных средств и достаточном доходе. Всё остальное признавалось спекуляцией.

Чаще всего разграничение проводят по критерию фирмы нового бизнеса (реальная инвестиция) и участия в уже существующем бизнесе (спекуляция). Иногда критерием разделения служит цель операции. Спекуляцией считают операцию, у которой целью является разница в цене (акции, пая, продукта).

С позиции монетарной теории денег, средства можно направить на потребление или сбережение. Простое сбережение изымает средства из оборота и создаёт предпосылки для кризисов. Инвестирование вовлекает в оборот сбережения. Оно может происходить напрямую или косвенно (размещение временно свободных средств на депозит в банк, который уже сам инвестирует).

Эффективность прямых иностранных инвестиций в экономический кризис

Крупный мировой экономический кризис застал врасплох не только отечественные ТНК с их экстенсивной экспансией, выражавшейся преимущественно в скупке любых доступных профильных зарубежных активов ради повышения имиджа как глобальных спекулянтов и привлечения дополнительных финансовых средств под дальнейшее расширение бизнеса без его кардинальной структурной перестройки.

К самому глубокому за послевоенную историю мировому кризису оказалась не готова вся российская экономика, развитие которой в текущем десятилетии проходило под знаком экстенсивного удвоения ВВП и накопления огромных резервов, чтобы «переждать» ухудшение мировой конъюнктуры.

Необходимо помнить, что после любого масштабного кризиса, который неизбежно сопровождается глобальной структурной трансформацией, некоторые страны резко усиливают свои экономически позиции, причем чаще всего это не лидеры или аутсайдеры, а представители «второго эшелона» среднеразвитых государств (хотя, естественно, далеко не все).

Дело в том, что у мировых лидеров обычно нет стимулов к болезненным структурным преобразованиям, пока кризис непосредственно не наступил (а отсталые страны в принципе не могут найти точек опоры для экономического «прорыва»). Россия же как раз относится к среднеразвитым странам.

Однако приходится признать, что, несмотря на громкие заявления о необходимости перехода на инновационный путь развития, о борьбе с коррупцией и другими серьезными социально-политическими ограничителями хозяйственного роста, в целом уходящее десятилетие с точки зрения подготовки структурных преобразований для российской экономики можно характеризовать как «потерянное».

Тем не менее, до сих пор не поздно начать создавать условия для модернизации отечественной экономики, изменения ее преимущественно сырьевой специализации на внешних рынках, сильной зависимости от состояния мировой конъюнктуры. Однако при всей целесообразности отдельных эффективных мер государственной экономической политики, особенно в условиях низкой эффективности ведения бизнеса многими частными российскими финансово-промышленными группами необходимо воздержаться и от чрезмерного усиления государства в экономике.

По нашему мнению, главная проблема созданной в РФ модели экономики – не в либерализме как таковом, а в том, что она по большей части представляет собой набор слабо согласующихся друг с другом элементов. Вспоминая слова известного российского экономиста В.П.

К сожалению, в 90-е годы революционная логика экономических и социально-политических преобразований в РФ, а также ограниченность понимания отечественными реформаторами сути либерализма привели к построению в Российской Федерации ущербной, а как следствие, неэффективной модели рыночной экономики.

Свободные цены были внедрены без развитой конкуренции, частная собственность – без институтов имущественной ответственности и т.д. Более того, у многих в Российской Федерации до сих пор сохраняется иллюзия, что хозяйственный порядок, социальная модель, политическая система могут развиваться независимо друг от друга, причем в разных направлениях.

Трагичный опыт развития Республики Германии в первой половине XX века привел немецких ордолибералов к выводу, что необходимо уделять должное внимание всем ключевым элементам любой либеральной экономической системы – и частной собственности как юридической основе экономической жизни, и свободной конкуренции как регулирующему механизму хозяйственных отношений, и предпринимательству как генератору экономического прогресса.

При этом государство должно быть не просто «ночным сторожем» – например, при необходимости оно должно в прямом смысле насаждать конкуренцию. В противном случае монополизация экономической власти ведет к подавлению конкуренции, снижению общей эффективности в экономике, расцвету коррупции, в свою очередь создающей непреодолимые барьеры для развития инновационно активного мелкого бизнеса и т.д.

Инвестиции (Investment) — это

Не останавливаясь на конкретных мерах по развитию в Российской Федерации конкурентной среды (серьезное обсуждение которых в этой статье «между делом» нам представляется нелепым), отметим, что усиление конкурентного давления на крупнейшие российские бизнес-группы создало бы для них очевидные стимулы повышения своей экономической эффективности.

Осуществленные в таких условиях российскими компаниями ПИИ стали бы в большей мере использоваться для привлечения на их предприятия в РФ новых технологий (разработок), совершенствования структуры производственно-сбытовых цепочек и решения других задач, нацеленных на усиление конкурентных позиций отечественных ТНК.

При этом размер экспортированных капиталовложений может оказаться не очень значительным по сравнению с докризисным, поскольку до последнего времени масштабные ПИИ отечественных ТНК были в основном связаны с приобретением производственных активов по выпуску массовой и далеко не самой наукоемкой продукции.

Таким образом, неизбежное в ближайшие несколько лет ослабление зарубежной инвестиционной активности российских компаний может остаться свидетельством неэффективности их экстенсивной экспансии. А может стать паузой, за которой последует переход к стратегии широкого использования интернационализации отечественного бизнеса для перевода экономики Российской Федерации на инновационный путь развития.

После пятнадцати лет реформирования российской экономики зависимость всей нашей социально-экономической системы от практически единственного экспортного продукта – сырья, прежде всего черного золота и газа, лишь продолжает усугубляться. В качестве ключевого препятствия реформированию экономики и отказу от сырьевой ориентации, как правило, представляется недостаточно привлекательный инвестиционный климат и слишком высокий уровень инфляции, что и не позволяет осуществлять масштабные инвестиции в экономическое развитие: в модернизацию высокотехнологичных производств и создание новых, оснащенных самыми современными техникой и технологиями, предприятий.

Правительство (а в последние годы – и правящее большинство в парламенте) на протяжении всех этих лет отказывается вкладывать средства в модернизацию машиностроения и высокотехнологичных производств, объясняя это неэффективностью государственных капиталовложений, а также идеологической недопустимостью возврата к государственной экономике. Но в то же время расчет на частные инвестиции также не оправдывается.

Казалось бы, в этих условиях необходимо срочно принимать решения о механизмах обеспечения инвестиций. Причем, не о механизмах теоретически обоснованных, «правильных» по всем канонам либеральной экономической теории, но фактически не действующих. Нет – о реальных механизмах и источниках инвестирования, которые в наших конкретных условиях гарантировали бы переоснащение и перевооружение нашей промышленности и ее выход на качественно новый уровень.

Ведь без этого уже во вполне близкой и обозримой перспективе наше научное и технологическое отставание станет столь значимым и необратимым, что никакие бюджетные вложения в вооруженные силы и специальную (отдельную) оборонную промышленность, включая ныне растущий оборонный заказ, тем не менее, уже не смогут обеспечить защиту от прямой внешней агрессии. Но никаких необходимых масштабных мер правительством не предпринимается.

Более того, ясного и честного анализа истинных причин отсутствия необходимых инвестиций в наше машиностроение, за исключением констатации все еще недостаточной степени макроэкономической стабилизации и слишком высокого уровня инфляции, также не приводится.

Инвестиции (Investment) — это

Каковы же эти причины на самом деле? Прежде всего, необходимо признать, что инфляция как таковая сама по себе непреодолимым препятствием для инвестирования не является. Правда, при условии, если включены специальные механизмы, обеспечивающие возможности получения инвесторами прибыли, перекрывающей инфляцию и процент по кредиту.

Механизмы создания таких условий хорошо известны из опыта США времен Рузвельта, Бразилии, Республика Чили и ряда других стран. Но у нас эти механизмы категорически не используются – как будто бы они никому не известны. И как будто бы мы никуда не спешим и у нас есть неограниченные временные возможности просто подождать, когда инфляция сама по себе опустится до некоторого уровня, благоприятного для инвестирования в высокотехнологичные сектора экономики.

Но, во-первых, инвестиции в ряд других секторов экономики, прежде всего, в сырьевой сектор, все-таки осуществляются. Значит, дело не в общих экономических условиях, точнее, не только в них, но в принципиальных дефектах межсекторального регулирования экономики, что и делает инвестиции в одни сектора – выгодными, а в другие, причем, не второстепенные, а жизненно важные, – невыгодными.

Во-вторых, инфляция сама по себе при нынешней экономической политике опустится не скоро, в том числе и прежде всего потому, что в стране продолжает проводиться политика целенаправленного повышения внутренних цен на энергоносители и топливо для транспорта.

Про бизнес:  Состав инвестиционной сферы. Объекты и субъекты инвестиционной деятельности

И все утверждения правительства о том, что цены на энергоносители и топливо не играют решающей роли в инфляции, являются и прямым обманом, и признаком очевидного отказа от учета такого важнейшего фактора инфляции, как фактор психологический.

Ведь при стремительном росте цен на топливо никто попросту не желает «отстать»: рост цен, соответствующий как минимум росту стоимости топлива, закладывают в свои планы все производители и продавцы любых товаров, имеющие хотя бы минимальные возможности для этого.

Фактически же основные препятствия для кредитования промышленности банками лежат отнюдь не в сфере недостаточного ограничения инфляции, но совсем в иных сферах:

-в системе регулирования кредитно-банковского сектора, позволяющей банкам сравнительно безбедно жить и без масштабного кредитования реального сектора экономики, в частности, высокотехнологичных секторов экономики, получать от своих операций (в том числе, по развернутому по всей стране воистину грабительскому потребительскому кредитованию недостаточно задумчивых или плохо учивших в школе арифметику граждан) прибыльность более прибыльности реального сектора экономики;

— в отсутствии надлежащего регулирования баланса между различными секторами высоко монополизированной экономики и отсутствии регулирования рентабельности различных секторов национальной экономики, вследствие чего в отраслях-монополистах – поставщиках сырья реальная прибыль зашкаливает зачастую за сто процентов годовых и даже в «белой бухгалтерии» не опускается ниже 25-30 процентов, что, во-первых, перетягивает свободные финансовые ресурсы именно в эту сферу и, во-вторых, содержит в себе часть прибыли, которая при надлежащем межсекторном балансе должна была бы оставаться в перерабатывающих и высокотехнологичных секторах и, соответственно, делать их более притягательными для инвестиций;

— в отсутствии гарантированного или хотя бы высоковероятного долгосрочного спроса-заказа на производимую продукцию высокотехнологичных секторов экономики.

На последнем факторе стоит остановиться подробнее.

В условиях, когда на мировом рынке вполне достаточно продукции того или иного вида, выпускаемой в массовом масштабе, в частности высокотехнологичной продукции машиностроения, создание новых производств и инвестирование в них для частных инвесторов целесообразно только в расчете на конкретную потребительскую нишу и явные конкурентные преимущества.

Применительно к государству, имеющему свой собственный внутренний рынок, но отставшему по тем или иным причинам в развитии такого производства, главным конкурентным преимуществом, позволяющим новому производству встать на ноги и окупить инвестиции, является защита (как минимум, временная) этого внутреннего рынка от экспансии внешних производителей.

Без этого долгосрочные инвестиции в создание новых высокотехнологических производств, при прочих равных, в принципе невозможны. Тем более, если речь идет о сложной и дорогостоящей продукции, требующей значительных начальных инвестиций в разработку и производство – в этом случае защита соответствующего внутреннего рынка должна быть особенно жесткой, долговременной и, главное, гарантированной.

Эти основы экономики на самом деле прекрасно понимают и признают (хотя и не публично) в мире все. И именно поэтому на пресечение самой возможности проведения развивающимися государствами вытекающей из этих «азов» политики направлена деятельность значительного числа влиятельных международных организаций, таких как прежде всего ВТО, всемирный банк и др.

Но при выборе стратегии экономического развития Россия до сих пор следовала и продолжает следовать в фарватере требований подобных организаций и интересов, представляемых их основателями и наиболее влиятельными в них силами.

Инвестиции (Investment) — это

И ключевая проблема для Российской Федерации заключается не только в том, что при продолжении нынешнего курса она обречена на дальнейшее научно-технологическое отставание. Проблема в том, что период отставания Российской Федерации не может быть долгим и, тем более, вечным: по мере усугубления отставания неминуемо стремительное нарастание угроз суверенитету государства, жизни и благополучию его граждан.

При этом источник и масштаб перспективных угроз должен оцениваться никоим образом не исходя из нынешних взаимоотношений с соседями и иными государствами мира и, тем более, не исходя из каких-либо идеологических представлений и личных взаимоотношений между лидерами.

Ключевыми здесь являются три объективных фактора в их совокупности:

— продолжающееся развитие ряда развитых стран и регионов (США, Евросоюз, Япония) и ускоренное развитие ряда развивающихся государств (Китай, Индия, Юго-Восточная Азия), являющихся потребителями внешних (не имеющихся в достаточном количестве на их территории) природных ресурсов;

— принципиальная ограниченность ключевых, важнейших природных ресурсов, включая энергоресурсы, наиболее необходимых для сохранения нынешних темпов экономического развития указанных государств и регионов;

Инвестиции (Investment) — это

— наличие у Российской Федерации колоссальных запасов полезных ископаемых, в том числе, энергоресурсов, делающих страну по суммарным запасам этих ресурсов первой в мире кладовой полезных ископаемых.

К этим трем объективным факторам следует добавить еще четвертый — субъективный: фактическое позиционирование Российской Федерации в мире (и готовность по факту реальной экономической политики довольствоваться этой ролью и в дальнейшем) не как обеспеченного ресурсами и самодостаточного центра высокотехнологического развития, а лишь как поставщика ресурсов для окружающего мира.

Инвестиции (Investment) — это

Совокупность указанных факторов превращает Российскую Федерацию из субъекта в объект глобальной мировой политики, формирует выраженную мотивацию всех без исключения мировых центров развития на дальнейшее ограничение возможности ее (Российской Федерации) собственного научного и технологического развития, на ее экономическое, научно-технологическое и оборонное ослабление и, в конечном счете, на взятие российского природно-ресурсного потенциала под свой полный контроль.

Уже сегодня соотношение сил описывается совсем просто: ежегодный военный бюджет США — более 500 млрд. Долларов; военный бюджет Российской Федерации — лишь порядка 25 млрд. Долларов. Тем не менее, с учетом прежних достижений еще советского периода, прежде всего, остатков ракетно-ядерного потенциала, до сих пор использовались лишь сравнительно мирные по форме способы взятия нашего природно-ресурсного потенциала под внешний контроль.

В цепи сравнительно «мирных» событий в этом ряду (за исключением, разумеется, поддержки разрушения СССР и выраженной поддержки политических сил в Российской Федерации, фактически представляющих в этом ключевом вопросе интересы США и Запада) — следующие ключевые звенья:

-разработка и лоббирование проектов «соглашений о разделе продукции» в отношении российских месторождений полезных ископаемых, начатая еще в советский период;

-указ президента Ельцина, разрешавший заключать такие договора, подписанный почти сразу после переворота 1993 года;

-лоббирование Администрацией США и компанией PAF («Нефтяной совещательный форум») через администрацию президента, правительство и Государственную Думу законопроекта «О соглашениях о разделе продукции» в 1994-95 гг., закончившееся на том этапе отклонением Советом федерации (первым, выборным его составом) уже принятого Думой закона (допускавшего небывало нецивилизованные механизмы доступа транснациональных корпораций к национальным природным ресурсам) и его существенной корректировкой; в качестве компромисса было разрешено разрабатывать месторождения, по которым договоренности уже подписаны (хотя они были подписаны в нарушение действовавших законов), в соответствии с нормами этих соглашений («Сахалин-1», «Сахалин-2» и перед самым введением закона в действие было подписано соглашение по Харьягинскому месторождению).

Инвестиции (Investment) — это

Соответствующие законопроекты и договора направлены не просто на обеспечение возможности участия западных (в широком понимании, включая Японию) транснациональных корпораций в разработке тех или иных месторождений. Фактически речь идет о взятии наших месторождений под полный контроль — о переходе регулирования потока энергоресурсов от национального государства к получателям ресурсов.

При этом, важно подчеркнуть, что основные производства для нефте- и газодобычи, переработки и транспортировки — это производства двойного назначения: одни и те же предприятия производят и газоперекачивающие насосы, и двигатели для гражданских и военных самолетов и ракет; и плавучие или стационарные буровые платформы, и танкеры и подводные лодки.

Содержание отдельной оборонной промышленности, не подпитываемой системно и целенаправленно гражданскими заказами — это сегодня роскошь, которую не могут себе позволить даже самые развитые и богатые государства в мире. И тем более это совершенно непозволительная роскошь для Российской Федерации.

Таким образом, наша задача здесь очевидна: обеспечить первоочередное развитие и перевооружение нашей промышленности, производящей оборудование для нефте- и газодобычи, переработки и транспортировки (и это никак не требует государственных инвестиций, а требует лишь определенной экономической политики в интересах этого перевооружения), и на этой основе — поддержание и дальнейшее развитие оборонной промышленности, необходимой, в том числе, для сохранения нашего суверенного контроля за собственными природными ресурсами.

Осознавая проблему, законодатель неоднократно обращался к этому вопросу, и в частности, специальными поправками, внесенными в 1997 году в закон «О соглашениях о разделе продукции» (СРП), установил обязанность пользователя недр закупать не менее 70 процентов товаров и услуг по проектам СРП у российских производителей.

Но фактически эта норма не стала работать, и никак не в силу ее «принципиальной неэффективности», как утверждают ее критики. Напротив, норма принуждения к инвестированию в российское машиностроение (то есть в производства, независимо от государственной принадлежности собственника, расположенные на российской территории) не заработала всерьез только по одной причине: на протяжении десяти лет, прошедших с момента ее принятия, высшие должностные лица страны постоянно демонстрировали ее временный характер и собственную приверженность альтернативным «либеральным» рецептам экономического развития, заявляли о скорой ее отмене.

Более того, спустя несколько лет в закон была внесена даже специальная поправка, указывающая, что после вступления Российской Федерации в ВТО норма о протекции российскому машиностроению прекратит свое действие. Кто же в этих условиях станет инвестировать в российское машиностроение?

Инвестиции (Investment) — это

Следует отметить, что, несмотря на вполне адекватную и национально ориентированную риторику, высшее руководство страны продолжает вести страну к вступлению в ВТО на предложенных нам ныне условиях, вообще не предполагающих возможности какой-либо защиты нашего машиностроения в указанной сфере.

Более того, еще до вступления в ВТО периодически, якобы в интересах нашего развития и модернизации производств, принимаются решения о временной отмене ввозных пошлин на оборудование, которое у нас не производится (как раз сейчас такая норма опять действует).

Но при таком подходе и, судя по всему, имеющихся неформальных кулуарных договоренностях о периодичности подобных мер, соответствующее оборудование никогда и не будет у нас производиться, так как инвестировать в создание соответствующих производств в такой ситуации никто не станет.

Конкуренты же нашей «оборонки» обеспечены как военными заказами НАТО, так и гражданскими заказами практически для всей мировой авиации, значительной части мирового судостроения, а также для почти всего мирового нефтегазового сервиса и даже для недропользования на территории Российской Федерации.

Мы добываем как можно больше черного золота и газа, чтобы продать их за рубеж и получить побольше долларов, которые затем. отправляем снова на Запад. Да, политика создания и поддержания максимальных объемов валютных резервов может быть более или менее адекватной для сравнительно небольших государств или государств, испытывающих необходимость в массированных закупках зарубежных товаров, в частности, сырья для своей промышленности (например, Китайской Народной Республике нужны доллары для закупки черного золота и газа).

Про бизнес:  Правовое регулирование иностранных инвестиций в России - Danilov & Partners

Но в условиях нарастающей нестабильности мировой финансовой системы и основной мировой резервной валюты, в условиях, когда основной центр эмиссии ценных бумаг этой валюты (США) прилагает усилия к беспрецедентному наращиванию запасов именно того, что мы ему за эту валюту продаем — энергетических ресурсов, подобная политика Российской Федерации может рассматриваться лишь как самоубийственная, ориентированная исключительно на решение задач, стоящих перед другим государством — США.

Инвестиции (Investment) — это

На саммите «Россия — Евро союз» весной 2006 г. Президент Путин заявил о необходимости корректировки сути торгово-экономических взаимоотношений между Российской Федерацией и Европейский союз: вместо нынешней схемы «энергоресурсы — за деньги» он предложил другую: «энергоресурсы — за высокие технологии».

Но партнеры Российской Федерации из Евро союза приняли подобное требование в штыки и категорически его отвергли. После чего, и это существенно для понимания ситуации, российские СМИ перестали даже упоминать о подобной инициативе нашего президента — как будто этой инициативы и не было, и как будто и без того все замечательно.

Оптимистично настроенные по отношению к нынешней российской власти российские наблюдатели ожидали повторения или развития этих идей в ходе летнего «энергодиалога» на саммите «восьмерки» в Петербурге, тем более, что именно по инициативе Российской Федерации это мероприятие было посвящено как раз вопросам энергобезопасности.

Как будет трактовать энергобезопасность российский президент: как бесперебойное обеспечение ресурсами Запада в интересах лишь Запада (включая гарантии беспрепятственного транзита) или же и как выстраивание механизмов, гарантирующих безопасность (в широком смысле этого понятия) также и экспортеров энергоресурсов, предполагающих инструменты и их развития, включая передачу им Западом современных технологий, распространение которых ныне целенаправленно ограничивается?

Тем не менее все более и более тревожные «звонки» со стороны Запада в отношении Российской Федерации стали поступать почти сразу. Достаточно напомнить о категорическом непризнании референдума в Приднестровье и его результатов; о противодействии Европы покупке российскими организациями более весомого, нежели нынешние 5 процентов, пакета акций корпорации, контролирующей европейский аэрокосмический консорциум (чьи самолеты, наряду с «Боингами», мы закупаем в ущерб развитию собственного авиапрома); о непризнании Японией решения российского суда в отношении браконьеров, задержанных в районе южных Курил; о грузинских событиях, корни которых и основные решения по которым, по-видимому, негрузинского происхождения; и, наконец, о прибалтийском саммите НАТО, на котором недвусмысленно была выражена готовность рассматривать «энергетический шантаж» как агрессию против члена этого военного союза…

В этих условиях оценивать речь нашего президента в Мюнхене как «агрессивную», неспровоцированную или, тем более, неадекватную по сути реальному положению дел в мире, разумеется, совершенно неуместно.

Инвестиции (Investment) — это

Российская власть приняла решение об отмене результатов экологической экспертизы проекта «Сахалин-2». В результате цепи последовавших шагов контроль за проектом перешел к Газпрому. Стало ли это реакцией на очевидные демонстративно недружественные шаги по отношению к нашей стране?

Оснований для подобных действий было достаточно и без того. Так или иначе, стратегические месторождения Сахалина на нынешнем этапе вернулись под российский контроль, и это, при всей, скажем мягко, шероховатости выбранного метода, тем не менее, все-таки хороший признак.

Напомню: отчет Счетной палаты по результатам проверки реализации соглашений «Сахалин-1» и «Сахалин-2», проведенной в 1999 году, содержит данные о серьезных и грубых нарушениях соглашений недропользователями, бесконтрольности и бездеятельности уполномоченных органов власти РФ.

В отчете приводятся также оценочные (расчетные) данные об ущербе Российской Федерации от разработки соответствующих месторождений на основе подписанных соглашений о разделе продукции (по сравнению с вариантом их разработки на основе общего национального лицензионного режима): ущерб федеральному бюджету за весь период действия соглашений – 52 млрд.

Американских долларов; ущерб всей бюджетной системе – 62 млрд. Американских долларов. И это при расчетах в ценах 1999 года, в несколько раз более низких, нежели нынешние. В более поздних отчетах Счетной палаты также неоднократно фиксировались нарушения соглашений и российских законов и нанесение существенного ущерба России.

Инвестиции (Investment) — это

Разумеется, подписанные договоренности, фактически ратифицированные парламентом (специальная оговорка в законе «О соглашениях о разделе продукции») должны российской стороной выполняться. В то же время, регулярно выявляемые нарушения со стороны недропользователей и требований соглашений, и российских законов, а также сам принципиально кабальный характер этих соглашений могли явиться основанием для российской власти действовать по иному сценарию.

Россия могла бы поставить в соответствующих международных судах вопрос о корректировке этих соглашений, что мировая практика в определенных случаях допускает. Правда, для самой постановки вопроса о кабальности этих соглашений необходимо было бы предварительно провести серьезное беспристрастное расследование всего процесса подготовки и подписания российской стороной этих соглашений и привлечь виновных к уголовной ответственности.

К сожалению, шанс создать такой прецедент и тем самым предупредить тех, кто готов и далее распродавать национальные интересы направо и налево, опять упущен. А без жестких шагов, без подобных прецедентов вряд ли можно рассчитывать на наведение всерьез порядка в такой жизненно важной для страны сфере, как недропользование.

Особое внимание необходимо обратить не только на права разработки наших месторождений полезных ископаемых, но и на то, чьими силами эта разработка будет осуществляться, то есть, на такой сегмент нашего рынка высоких технологий, как нефтегазовый сервис (одной и функций которого, кстати, и должно быть обеспечение заказами на оборудование своего, российского производителя).

До начала 90-х годов прошлого века лидерами нефтегазового сервиса в мире были СССР и США. Российские фирмы работали в Китае, Вьетнаме, Индии, Ираке, Египте, Алжире, Кубе, Югославии и др. Сегодня же, в условиях нашего фактического отказа от какой-либо государственной политики в этой важнейшей сфере, активизировались как ключевые транснациональные корпорации — мировые монополисты, так и даже китайские организации, работающие ныне уже более чем в 30 странах.

В этих условиях необходимо, чтобы органы государственной власти страны и Совет безопасности (как важнейший консультативный орган в сфере своей компетенции) обратили внимание на процесс агрессивного поглощения российского рынка сервисных услуг в сфере недропользования основными иностранными компаниями — мировыми монополиями, прежде всего, Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes.

В настоящее время иностранными компаниями контролируется уже более 30 процентов российского сервисного рынка, а по таким ключевым сегментам этого рынка, как бурение, их доля достигает 48 процентов. И это при том, что ежегодный объем этого рынка в Российской Федерации весьма значителен даже в чисто денежном выражении и приближается к 10 млрд. Долларов.

Существенно здесь также то, что этот сектор является безусловно стратегическим. И соответствующие транснациональные фирмы в своей политике по захвату ключевых мировых рынков пользуются мощной, в том числе неформальной, поддержкой Администрации США (достаточно напомнить, что вице-президент США Р.

Чейни тесно связан с организацией Halliburton, кроме того, в западную прессу неоднократно просачивались сообщения о связях Schlumberger с ЦРУ). В то же время, вопреки реальной значимости этого сектора, правительство РФ недавно исключило основные российские геофизические и сервисные организации из списка стратегических, тем самым был открыт доступ к скупке этих активов подставными компаниями, тесно связанными с указанными основными мировыми монополиями в этой сфере.

Если в ближайшее время политика в этой сфере не будет пересмотрена, совершенно реальной станет угроза потери независимости Российской Федерации в вопросах самообеспечения рядом стратегически важных природных ресурсов, а также доступа иностранных компаний к до сих пор сохранившимся уникальным отечественным технологиям.

При этом никакой автоматической передачи современных западных технологий Российской Федерации, разумеется, ожидать не приходится. И в условиях, когда ежегодные расходы ключевых транснациональных компаний на НИОКР составляют, по оценкам российских экспертов, порядка 150-500 млн. долл., а суммарные расходы на НИОКР наших геофизических компаний, в значительной степени лишенных заказов, а значит и перспектив, сейчас не достигают и 3 млн. долл.

Инвестиции (Investment) — это

Подведем итог выше изложенному: несмотря на вполне адекватную патриотическую, зачастую даже и воинственную риторику власти, проводимая ныне экономическая политика прямо противоречит этой риторике и не соответствует задачам, стоящим перед Российской Федерацией, прежде всего, задаче интенсивного высокотехнологичного развития и укрепления оборонного потенциала страны.

И важно еще раз подчеркнуть, что одни лишь государственные USD CAD и заказы (включая разделение «стабилизационного» фонда и выделение из него фонда «будущих поколений», даже если эти деньги и будут целиком направлены на инвестиции в промышленность) здесь не достаточны.

Никакого иного источника внешних и внутренних инвестиций в перевооружение своего машиностроения, сопоставимого по объемам с тем, что можно получить от поворота собственных природных ресурсов на гарантирование заказов отечественному машиностроению, в обозримой перспективе Российской Федерации ожидать не приходится.

Потребность наиболее развитой части мира в наших природных ресурсах позволяет нам отказаться от принятия к исполнению тех правил мировой торговли, которые специально для того и созданы, чтобы развитые могли на основе свободного рынка потреблять чужие природные ресурсы, но одновременно не допускать передачи в обмен собственных высоких технологий и ограничивать скорость экономического развития поставщиков сырья.

Прецедент Норвегии и Китайской Народной Республики (КНР), сумевших, используя собственные природные богатства, обеспечить заказы собственному машиностроению, позволяет утверждать, что возможность такой политики у Российской Федерации есть не только теоретически, но и практически.

Проведение указанной экономической политики, прямо противоречащей тем интересам Запада, которые они не без оснований считают жизненно важными, требует от Российской Федерации поддержания и развития своего оборонного потенциала, что, в свою очередь, невозможно без жесткой протекционистской политики в отношении отраслей промышленности, способных выпускать продукцию двойного назначения.

https://www.youtube.com/watch?v=2r0PCuHlut0

Сфера нефтегазового сервиса – жизненно важный стратегический «мостик» между природными ресурсами и иными важнейшими отраслями экономики, производителями высокотехнологичного оборудования. Эта сфера безусловно должна остаться под полным стратегическим контролем Российской Федерации на ее территории, а также, применительно к российским производителям соответствующих услуг, пользоваться вне Российской Федерации такой же поддержкой государства, какой в своей экспансии на внешних рынках (в том числе, ныне на российском) пользуются ключевые американские фирмы.

Оцените статью
Бизнес Болика
Добавить комментарий