Международная интеграция как форма развития экономического сотрудничества в России. Дипломная (ВКР). Мировая экономика, МЭО. 2014-10-30

Международная интеграция как форма развития экономического сотрудничества в России. Дипломная (ВКР). Мировая экономика, МЭО. 2014-10-30 Инвестиции

2 Теории международной экономической интеграции и основные виды
международного интеграционного объединения

Международная экономическая интеграция — характерная особенность развития
мировой экономики. Еще в XX в. она стала мощным инструментом ускоренного
развития региональных экономик и повышения конкурентоспособности на мировом
рынке стран — членов интеграционных групп.

Международная экономическая интеграция — это объективный, осознанный и
направляемый процесс постепенного сближения, взаимоприспособления и сращивания
национальных хозяйственных систем, обладающих потенциалом саморегулирования и
саморазвития.

Необходимо сразу заметить, что единых взглядов на теорию международной
экономической интеграции нет. Рассмотрим некоторые аспекты из существующих
теоретических направлений международной экономической интеграции.

В теории экономической интеграции выделяется ряд направлений,
отличающихся прежде всего разными оценками интеграционного механизма. Это
неолиберализм, корпорационализм, структурализм, неокейнсианство, дирижистские
направления и др.

Классики экономической теории (смит, Рикардо, Миллъ) были сторонниками
свободной торговли. В основе их взглядов на внешнюю торговлю лежал классический
принцип выгоды страны от специализации производства и обмена товарами на базе
международного разделения труда. Такой подход лежит в основе теории
международной экономической интеграции при наличии разных направлений.

Эти направления отличаются разными оценками интеграционного механизма.
Представители раннего неолиберализма (1950—1960 гг.) — швейцарский экономист
Вильгельм Репке и француз Морис Аллэ под полной интеграцией понимали создание
единого рыночного пространства в масштабе нескольких стран, функционирование
которого осуществляется на основе действия стихийных рыночных сил и свободной
конкуренции независимо от экономической политики государств и существующих
национальных и международных правовых актов.

Однако развитие международной экономической интеграции, формирование
региональных межгосударственных союзов при активном участии государств показали
несостоятельность взглядов ранних неолибералов. Представитель позднего
неолиберализма американский ученый Бела Баласса рассматривал проблему
интеграции в несколько иной плоскости: ведет ли экономическая интеграция к
более интенсивному участию государства в экономических делах. Большое внимание
уделялось эволюции интеграции, происходящей на основе как экономических, так и
политических процессов.

В середине 60-х гг. возникло направление корпорационализма, представители
которого — американские экономисты сидней Рольф и Юджин Ростоу выявили новый
стержень интеграции. Они считали, что в противоположность рыночному механизму и
государственному регулированию функционирование ТНК способно обеспечить интегрирование
международной экономики, ее рациональное и сбалансированное развитие.

Представители структурализма — шведский экономист Гуннар Мюрдаль и др.
критически отнеслись к идее полной либерализации движения товаров, капитала и
рабочей силы в интегрируемом пространстве, считая, что свободное
функционирование рыночного механизма может привести к определенным
диспропорциям в развитии и размещении производства, углублению неравенства в
доходах.

Экономическая интеграция рассматривалась ими как глубокий процесс
структурных преобразований в экономике интегрирующихся стран, в результате
которых возникает качественно новое интегрированное пространство, более
совершенный хозяйственный организм. По их мнению, полюсами развития интеграции
являются крупные фирмы, промышленные компании, целые отрасли промышленности.

В 70-х гг. широкое распространение получили идеи неокейнсианства,
представители которого — американский экономист Ричард Купер и др.— в
частности, считали, что центральная проблема международного экономического
сотрудничества состоит в том, как уберечь многообразные выгоды широкого
международного экономического взаимодействия от ограничений и в то же время
сохранить максимальную для каждой страны степень свободы.

Неокейнсианцы
выдвинули два возможных варианта развития международной интеграции: первый —
интеграция с последующей утратой национальной свободы, но обязательным
согласованием экономических целей и политики; второй — интеграция с условием
сохранения как можно больше национальной автономии.

Разновидностью неокейнсианского направления является дирижизма, теоретики
которого также отрицают решающую роль в интеграционных процессах рыночного
механизма и считают, что создание и функционирование международных
экономических структур возможно на основе разработки интегрирующимися сторонами
общей экономической политики, согласования социального законодательства,
координации кредитной политики. Данное направление экономической мысли
представлено голландским ученым Яном Тинбергеном.

Значительную роль в развитии теории международной экономической интеграции
сыграли отечественные экономисты. Н.П. Шмелев связывает истоки мировых
интеграционных процессов с потребностями современного международного разделения
труда, развитием научно-технического прогресса, углублением международной
специализации и кооперации хозяйственных структур отдельных стран.

Наиболее
важными характеристиками интеграции он считает межгосударственное регулирование
экономических процессов, постепенное формирование интеграционного
хозяйственного комплекса с общими пропорциями и общей структурой
воспроизводства; устранение административных и экономических барьеров,
препятствующих свободному передвижению в пределах региона товаров, капитала и
рабочей силы; выравнивание уровней экономического развития интегрирующихся
стран.

Существенный вклад в теорию международной экономической интеграции внесли
российские ученые — М.М. Максимова, Н.П. Шмелев, Ю.В, Шишков и др. В частности,
М.М. Максимова отмечала, что появление интеграционных комплексов предопределяет
собой более высокую ступень (новый качественный уровень) интернационализации
производства и хозяйственной жизни. Н.П.

Наличие многообразия концепций экономической сущности международной
интеграции приводит к необходимости учитывать тот факт, что значительным
импульсом к практическому осуществлению интеграции в XX в. было стремление к
укреплению хозяйственных связей на уровне компании государств Западной Европы,
оформленное в дальнейшем соглашениями, направленными на объединение
западноевропейских государств для восстановления разрушенных национальных
хозяйственных систем после Второй мировой войны, затем в противовес
противостоянию мировых держав — СССР и США и после падения социалистической
системы, основанной на командно-административных методах.

В настоящее время в связи с расширением ЕС за счет вступления в него
новых стран разработан ряд моделей дальнейшего развития европейской интеграции
по пути ее углубления, среди которых выделяются модели «ступенчатой
интеграции», «Европы концентрических кругов», «дифференцированной интеграции».

Модель «дифференцированной интеграции» исходит из того, что
географическое расширение ЕС должно изменить концепцию интеграции и
предполагает дифференциацию скорости интеграционных процессов по различным
странам. Как и «ступенчатая», «дифференцированная» интеграция преследует цель
углубления интеграционных процессов, но при этом исключает необходимость
подписания договоров и ограничение времени. Предусматривается также создание
«ядра» с разным составом участников.

Самая же простая, начальная форма международной экономической интеграции
— зоны свободной торговли. В этом случае отменяются торговые ограничения для
стран — участниц интеграционной группировки, и прежде всего снижаются или
отменяются вообще таможенные пошлины.

В результате создается преференциальная
зона, характеризующаяся наличием в ней условий для свободной от тарифных и
количественных ограничений международной торговли товарами и услугами. соглашения
о зонах свободной торговли соответствуют современной международной
внешнеэкономической практике и концепции Всемирной торговой организации,
направленным на либерализацию внешней торговли и стабилизацию торговой политики
стран-участниц.

Как показывает практика, межгосударственные соглашения о создании зон
свободной торговли обычно предусматривают постепенное, в течение ряда лет,
взаимное снижение таможенных пошлин на промышленные товары и услуги вплоть до
последующей их отмены, а также устранение нетарифных ограничений на эти товары
и услуги.

Часто на особом месте оказывается сельскохозяйственная продукция, по
отношению к которой, как правило, интегрирующиеся государства проводят политику
с определенной долей протекционизма в защиту национальных фермеров.
Либерализация таможенных тарифов в части сельскохозяйственной продукции
осуществляется дифференцирование по позициям.

Соглашения о зонах свободной торговли обычно предусматривают
обязательства партнеров не повышать в одностороннем порядке таможенные пошлины
и не возводить новые торговые барьеры, т.е. придерживаться принципа взаимного
моратория на ограничение и ухудшение условий внешней торговли.

При этом в
соглашениях о зонах свободной торговли могут быть предусмотрены особые случаи,
в которых договаривающиеся стороны могут расширить на определенный срок при
взаимно согласованных обстоятельствах сферу распространения защитных мер,
включая увеличение таможенных пошлин на оговоренную величину.

Участие в зонах свободной торговли может осложнить положение
стран-производителей, так как либерализация импорта создает благоприятные условия
для соперников из числа стран — участниц соглашения, продукция которых может
быть более высокого качества и технического уровня.

Формой более тесного сотрудничества является таможенный союз. Для него
характерны наряду с отменой внешнеторговых ограничений внутри интеграционного
объединения установление единого таможенного тарифа и проведение единой
внешнеторговой политики в отношении третьих стран.

В рамках таможенного союза, представляющего собой более совершенную, чем
зоны свободной торговли, интеграционную структуру, страны-участницы проводят
скоординированную внешнеторговую политику, главным образом в области
таможенно-тарифных правил и процедур.

Это дает им возможность регулировать
товарные потоки в интересах развития производства, экспорта и более полного
удовлетворения импортного спроса стран — участниц таможенного союза. Практика
показывает, что таможенный союз создает более привлекательные условия для
иностранных инвесторов, что также положительно сказывается на экономическом
развитии стран-участниц.

Если устанавливаемый на внешних границах стран — участниц таможенного
союза тариф на какой-либо товар становится выше средневзвешенного тарифа,
существовавшего до создания интеграционной группировки, то страны-участницы
ограничивают внешние источники снабжения с целью развития внутрисоюзных
ресурсов.

В случае установления уровня внешнего тарифа ниже средневзвешенного для
стран — участниц таможенного союза последние ориентируются на рынки третьих
стран и, следовательно, принимают меры для усиления конкуренции между
внутренними и внешними производителями, чтобы создать стимулы для отечественных
производителей к изготовлению конкурентоспособной продукции.

При дальнейшем развитии процесс интеграции стран — членов группировки
достигает формы общего рынка. Она знаменуется подписанием договора,
охватывающего «четыре свободы» пересечения государственных границ —
для товаров, услуг, капиталов и людей. В этом случае в интеграционный процесс
включаются факторы производства и до некоторой степени координация
внешнеэкономической политики.

Указанные три формы международной экономической интеграции охватывают
главным образом сферу обмена, создавая формально странам-участницам равные
условия для развития торговли и взаимных финансовых расчетов.

Наиболее сложная форма международной экономической интеграции с
высокоразвитыми, прочными, долговременными внешнеэкономическими и политическими
связями — экономический и валютный союз. При его достижении договоры о зоне
свободной торговли, таможенном союзе и общем рынке дополняются соглашениями о
проведении общей экономической и валютной политики. следствием экономического и
валютного союза выступает введение наднациональных институтов управления
интеграционным сообществом — совета глав государств, совета министров,
центрального банка и т.д.

Про бизнес:  BNEF: Перспективы новой энергетики 2019 (New Energy Outlook 2019) | Возобновляемая энергия и ресурсы

На определенном этапе формирования экономического и валютного союза
предусматривается проведение единой валютной политики и введение единой валюты.
Эти мероприятия проводятся при активном участии единого центрального банка.
Практический опыт функционирования экономического и валютного союза пока весьма
ограничен. Европейский союз поставил перед собой задачу перейти к осуществлению
этого этапа в 1999 г.

Дальнейшее развитие и совершенствование форм международной экономической
интеграции, возможно, приведет к превращению интеграционного объединения в
политический союз, т.е. к превращению интеграционного объединения в
конфедеративное государство со всеми вытекающими последствиями, в том числе
превращением наднациональных органов управления в центральные органы управлении
с еще большими полномочиями и властью. Прообразом политического союза может
служить Швейцарская конфедерация кантонов.

К концу XX столетия в мире возникло несколько десятков интеграционных
экономических группировок: зон свободной торговли, таможенных союзов, валютных
и экономических союзов. Абсолютное большинство из них не могут реализовать
преимущества международной экономической интеграции из-за недостаточно высокой
степени развития экономических и политических отношений, примитивности и
структурной недифференцированно национальных хозяйств, незрелости рыночных и
финансовых структур.

Одновременно следует отметить, что существует несколько прогрессирующих
интеграционных объединений: в развитых странах — Европейский союз (ЕС) и
североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА), в развивающихся —
Общий рынок стран Южного конуса (МЕРКОСУР)

, Ассоциация государств Юго-Восточной
Азии (АСЕАН). Благодаря этим реально и эффективно функционирующим
интеграционным группировкам можно предполагать, что в ближайшем будущем
мирохозяйственные связи будут представлять собой совокупность
макроэкономических группировок, использующих в различных сочетаниях видов и
форм преимущества экономической интеграции.

.1 развитие торгово-экономических отношений между россией и
европейским союзом

В условиях современного глобализирующегося мира весьма сложно говорить о
перспективах взаимоотношений России и Европейского союза. Наши учёные
предпочитают давать довольно широкий набор вариантов будущего развития. Так, во
второй половине ХХ века в странах Западной Европы удалось создать и воплотить в
жизнь новую модель общественного развития и, соответственно, регулирования общественных
отношений, которая отвечала достаточно высокому уровню цивилизации и
основывалась на принципе добровольности и теории прогресса.

Эта модель
характеризуется политической, либеральной демократией, наличием развитого
гражданского общества, защитой прав и свобод человека как основным принципом
правового государства, развитой социально ориентированной рыночной экономикой.
Такая модель обеспечивает на данном историческом этапе наилучшие возможности
для раскрытия креативного потенциала общества и наиболее отвечает условиям
постиндустриальной эпохи.

Данная модель, через сложившуюся практику согласований и компромиссов,
через создаваемые институты и правовые нормы, проникла в международные дела,
воплотившись, в первую очередь, в таких интеграционных объединениях, как
Европейские сообществ, а, затем, Европейский союз.

Россия после распада СССР оказалась фактически отброшенной на стадию
дикого, «периферийного» капитализма. Несмотря на декларированные в Конституции
Российской Федерации ценности и цели, стабильное, демократическое, правовое
государство нам создать пока не удалось.

Нет и устойчивого гражданского
общества. «Неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая
демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ», — таковы
основные проблемы России, по мнению бывшего президента, а ныне председателя
российского правительства Д.А.Медведева.

На современном этапе эволюции ЕС активизирует свои экспортные
возможности, стремясь к диверсификации товарного вывоза, несмотря на известные
трудности, связанные с тем, что еще не все последствия финансового кризиса
преодолены.

Так, по данным официальной статистики, общие стоимостные объемы внешней
торговли товарами ЕС-27 за 2000-2021 гг. возросли более чемв 1,5 раза (причем
товарный вывоз увеличивался опережающими темпами — в 1,6 раза). Но в период
кризиса отмечалосьих абсолютное падение — на 16,2%. В 2021 г. был обеспечен
рост экспортных поставок на 23,0%, что позволилоЕС-27 несколько превзойти
уровень товарного вывоза 2008 г.

Основными торговыми партнерами ЕС-27 в последние годы являлись США, Китай
и Россия. При этом значение российского рынка для стран — членов Евросоюза в начале­
XXI­в. ­ постоянно возрастало. В совокупном товарном вывозе этой интеграционной
группировки РФ абсорбировала в 2000 г.

Еще более убедительно выглядит растущая заинтересованность партнеров из
ЕС в области закупок в РФ товарной продукции. Если в 2000 г. Россия
обеспечивала6,4% всех импортируемых Евросоюзом товаров, то в 2008 г. — уже
11,4%, а в 2021 г.ее удельный вес вновь достиг почти 11%.Проявлен интерес и со
стороны РФ: в ее общем товарообороте на ЕС приходится ныне 49,0%.

Внешнеторговый товарообмен между странами — членами ЕС и РФ
демонстрировал тенденции, аналогичные сдвигам в международной товарной торговле
в начале XXI­в., включая период развертывания мирового финансово-экономического
кризиса. Так, до кризисной полосы товарообмен ЕС-27 — Россия развивался в целом
позитивно, причем зачастую довольно высокими темпами.

Однако, достигнув«исторического
максимума» в 2008 г., экспортно-импортные контакты ЕС-27с РФ испытали серьезное
сокращение в2009 г. и, несмотря на довольно заметное увеличение их стоимостных
объемов в 2021 г., они не смогли достичь докризисного уровня (см. табл. 1).

В 2021 г., , тенденция к расширению товарного обмена между ЕС-27 и
Россией получила дальнейшее развитие. Так, в прошедшем году стоимостные объемы
товарного вывоза Евросоюза в РФ увеличились на 47,2% — почти до 141 млрд долл.
США. Заметно расширились и масштабы товарных закупок ЕС в России — на23,5%,
примерно до 260млрд долл. США.

То есть, совокупный баланс в товарном обмене рассматриваемых партнеров
был сведен вновь с отрицательным для ЕС сальдо. Его размеры в очередной раз
возросли — со 114,97 млрд долл. США в 2021 г. до 119,18 млрд долл. СШАв 2021 г.

В данном контексте следует отметить еще ряд важных обстоятельств. Прежде
всего, обращает на себя внимание тот факт, что более высокие (по сравнению с
общим ростом внешнеторговой активности ЕС-27) темпы развития товарообмена между
Евросоюзом и Россией за последние 11 лет привели к увеличению его стоимостных
объемов в 4,9 раза (в частности, по российскому экспорту — в 4,3 раза, по
импорту РФ — в 6,5 раз). Это отражало повышение взаимной заинтересованности сторон
в дальнейшем расширении своих экспортно-импортных связей.

Однако пока такие внешнеторговые контакты затруднительно считать
сбалансированными — в основном из-за сохранения ряда диспропорций
количественного и качественного характера.

Так, увеличение стоимостных объемов взаимной товарной торговли
происходило на фоне растущей дефицитности внешнеторгового баланса ЕС. Размеры
отрицательного сальдо в торговле Евросоюза с РФ в период 2005-2021 гг.
оказывались, как показано выше, весьма значительными.

Еще более рельефно это проявилось при анализе страновой специфики ведения
внешней торговли странами — членами ЕС. В 2021-2021 гг. подавляющее большинство
(около 20) входящих в эту интеграционную группировку государств в товарообмене
с РФ имели пассивный внешнеторговый баланс. При этом прослеживалась тенденция к
возрастанию абсолютных объемов отрица­тельного сальдо.

Наибольшие его значения в 2021 г. зафиксированы в торговле с РФ у
Нидерландов (до 26млрд долл.США), Польши (15млр долл.), Италии(10млрддолл.),
Франции (8млрд долл.), Финляндии (7,9 млрд долл.), Испании (6,8 млрд долл.),
Бельгии (5,8 млрд долл.) и Словакии (5,4 млрд долл. США).

Ведущими внешнеторговыми партнерами РФ среди входящих в Евросоюз
государств на сегодняшний день являются: из числа так называемых «старых
европейцев» (традиционно)-Германия, Нидерланды, Италия, Франция, Финляндия,
Великобритания и Австрия; а из группы «новых европейцев» — Польша, Словакия и
Литва.

Однако и в географической структуре взаимного товарооборота ЕС-27 и
России в последние годы наметилась перегруппировка сил. В основном речь идет о
соперничестве трех стран — Германии, Нидерландов, Италии — как крупнейших
внешнеторговых партнеров РФ за позиции на российском рынке.

Если рассматривать
их балансы в торговле с Россией раздельно, то по суммарному объему
экспортно-импортных операций в 2000-2021 гг. первенствовала Германия, к тому же
имевшая в целом сбалансированные показатели товарного вывоза и ввоза.
Нидерланды и Италия, напротив, обладали в торговле с РФ многократным
превышением импорта над экспортом, что ежегодно вело к образованию весьма
крупных внешнеторговых дефицитов.

Своеобразным«апогеем» соперничества стал 2021 г. — Нидерланды лидировали
с большим отрывом от Германии, занимавшей второе место в торговле ЕС-27
-Россия. При этом и размеры внешнеторгового дефицита Нидерландов оказались
внушительными — более 49,5 млрд долл.США.

В этот период на Нидерланды приходилось примерно 17-19% всего объема
экспортно-импортных связей Евросоюза с Россией, на Германию — около 17%, а на
Италию — 14-12% (ее удельный вес снижался).

Согласно предварительным данным, в 2021 г. крупнейшим торговым партнером
РФ среди стран-членовЕС-27 вновь становится Германия (около 32% товарного
вывоза Евросоюза в Россию и 18% ввоза ЕС). В числе ведущих поставщиков товаров
из Евросоюза на российский рынок были Италия (9% общего объема экспорта ЕС в РФ)

,
Франция (7%) и Нидерланды(6%). Продолжилось действие прежней тенденции в
закупках Евросоюза в РФ- наиболее крупными (после Германии)покупателями
отечественной продукции стали Нидерланды (13%), Италия и Польша (примерно по
9%), а также Франция (7%).

Не меньший интерес представляют также материалы, характеризующие товарную
структуру взаимного товарооборота Евросоюза и России.

Так, на сегодняшний день не наблюдалось пока сколь-нибудь значимых
сдвигов в структуре вывоза и ввоза товаров в рамках российско-европейской
кооперации.

В 2021 г. общий товарооборот вырос на 28,3% по сравнению с аналогичным
периодом прошлого года и составил 394,0 млрд. долл. США, российский экспорт
составил 266,5 млрд. долл. США ( 26,0%), а импорт — 127,5 млрд. долл. США (
33,5%).

Среднегодовые темпы прироста товарооборота России с ЕС в 2005-2021 гг. —
26,4%. Место ЕС в рейтинге партнеров России среди всех стран в 2021 г. — 1.

Положительное сальдо России в торговле с ЕС в 2021 г. составило 138,9
млрд. долл. США. В январе-августе 2021 г. общий товарооборот вырос на 4,2% по
сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 264,1 млрд. долл.
США, российский экспорт вырос на 4,1% и составил 180,2 млрд. долл. США, а
импорт — на 4,2% и составил 83,9 млрд. долл. США.

Про бизнес:  За 9 месяцев инвестиции в основной капитал выросли на 0,7% - Росстат От IFX

В структуре российского экспорта в страны ЕС по итогам 2021 г. основная
доля поставок приходится на следующие товарные группы: минеральные продукты (в
основном, продукция ТЭК) — 82,4% всего объема экспорта, а также на металлы и
изделия из них (8,0%).

Удельный вес продукции химической промышленности — 3,9%, драгоценных
камней и драгметаллов (2,0%), машин, оборудования и транспортных средств
(1,8%), древесины и целлюлозно-бумажных изделий (1,1%).

Основные экспортные товары (около 85% всех поставок): сырая нефть,
нефтепродукты (преимущественно дизельное топливо и мазут), природный газ, уголь
каменный, полуфабрикаты из нелегированной стали, никель необработанный. При
этом на первые три позиции приходится более 80% объема российского экспорта в
страны ЕС.

Структуру импорта формируют: машины, оборудование и транспортные средства
— 46,2%, продукция химической промышленности (23,7%), продовольствие и
сельхозсырье (12,8%).

Удельный вес металлов и изделий из них в российском импорте составляет
6,2%, древесины и целлюлозно-бумажных изделий (4,1%), текстиля и изделий из
него, обуви (2,5%), минеральных продуктов (1,0%).

Основные импортные товары (67% объема импорта): легковые и грузовые
транспортные средства, их части и компоненты; лекарственные средства, сыворотки
и компоненты крови, продовольственные товары: мясо (свинина) и мясные
полуфабрикаты, сыры, фрукты, шоколад, алкогольные напитки, корма для животных;
авиационная техника, пластмассы и изделия из них, парфюмерно-косметические
средства, телефонная аппаратура, подъемно-транспортное и насосно-компрессорное
оборудование; бумага, картон и изделия из них; тракторы, дорожно-строительная
техника, оборудование нагревательное, трубы и изделия из черных металлов,
аппаратура и инструменты медицинские; центрифуги и фильтровальные агрегаты, электротехническое
и электросиловое оборудование (электрогенераторные установки, трансформаторы
электрические, двигатели и генераторы электрические, провода и кабели), мебель,
сельскохозяйственная техника, арматура для трубопроводов и котлов;
нефтепродукты, оборудование для заполнения, закупорки, наклейки этикеток, части
к радиоэлектронной аппаратуре, прокат плоский из легированных и нелегированных
сталей, оборудование для обработки минеральных ископаемых, лакокрасочная
продукция, электробытовая техника, оборудование для пищевой промышленности,
холодильное оборудование и кондиционеры воздуха, обувь, мебельная фурнитура,
оборудование для производства изделий из резины и пластмасс, суда круизные,
вычислительные машины и их блоки, материалы смазочные; шпатлевки, замазки;
станки для обработки твердых материалов, металлургическое оборудование, валы
трансмиссионные, носители для записи звука, моющие средства, двигатели
турбореактивные.

Таким образом, можно констатировать, что внешнеторговые контакты между
странами — членами Евросоюза и Российской Федерацией в начале XXI в. Получили
определенное развитие. Однако очевидно и то, что в интересах обеспечения их
достойной перспективы сторонам необходимо продвигаться к диверсификации
структуры взаимной товарной торговли.

Не следует забывать, что при всей своей «особости», специфичности Россия
— европейская страна, неотъемлемая часть европейской цивилизации. Но приходится
признать, что в своём цивилизованном развитии Россия отстала от многих
европейских государств. сказался не только исторический эксперимент с
«построением коммунизма», но и не завершившиеся «блуждания» постсоветского
периода.

Очевидно, что проблемы внутреннего развития Россия должна решать, прежде
всего, сама, своими силами. В то же время, успешно решить эти проблемы — а
среди них проблемы реиндустриализации и модернизации — Россия сможет лишь в
рамках поступательного продвижения к той модели общественного развития, которая
была охарактеризована выше. Следует заметить, что именно она фактически
закреплена в Конституции РФ.

Потому огромное, жизненно-важное значение для России имеет прочное,
результативное взаимодействие, прежде всего, на Европейском континенте, с
народами которого её связывают общие исторические, духовные, культурные корни,
не говоря уже о политических и торгово-экономических интересах.

Через всё более тесные отношения с ЕС Россия не только сможет
подключиться к европейским интеграционным процессам и усилить позиции в мировой
экономике и политике. Она также получит, что особенно важно, возможность более
полно воспринять европейскую модель общественного развития, что будет
способствовать постепенному оздоровлению и нормализации жизни в стране,
поможет, наконец, преодолеть цивилизационное отставание.

Суть сегодняшнего процесса экономической интеграции РФ и ЕС заключается
также и в том, что при неизменно растущих объемах сотрудничества в цифровом
исчислении, (за эти 10 лет они возросли в 4-5 раз), его нормативная база
безнадежно устарела, сделав «остановку еще в прошлом веке и так и не
сдвинувшись с места». собственно, из-за этого уровень сотрудничества в
целом не отвечает ожиданиям, а главное возможностям двух сторон.

Как заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, «для Москвы проще
договориться с отдельными европейскими государствами, чем в целом с
Евросоюзом». Отдельные недоумение вызывает набивший оскомину
«обещанный» вопрос об отмене виз, которого «ждут уже гораздо
больше, чем три года».

Наконец, в целом, Россия инвестирует в Европу больше средств, чем,
например, все остальные страны БРИКС вместе взятые, а на государства Евросоюза
приходится половина всего торгового оборота России, три четверти прямых
иностранных инвестиций. Товарооборот РФ с ЕС достиг 400 миллиардов евро, и за
несколько лет, по прогнозам, дойдет до полумиллиарда евро.

Новые возможности
открываются и на рынке высоких технологий. Как пояснил бывший федеральный
канцлер Австрии Вольфанг Шюссель, «к 2020-2030 годам мы станем свидетелями
революции высоких технологий, и Россия будет бриллиантом на этом
измерении». Новые возможности открывает трансатлантическое партнерство. В
эту ось могут быть вовлечены страны с общей долей 66-67 процентов мирового ВВП.

Новым действенным импульсом для активизации деятельности по консолидации
всех европейских стран может послужить содержащееся в статье В.В. Путина
«Россия и меняющийся мир» («Независимая газета» от 27 февраля 2021 г.)
предложение о создании «…от Атлантики до Тихого океана единого экономического и
человеческого пространства — общности, называемой российскими экспертами
«Союзом Европы» ….»

Несомненно, подобное образование потребует соответствующей
политико-правовой основы — формирования общеевропейского политико-правового
пространства.

Этот вопрос в той или иной степени может быть отражён в соглашении о
стратегическом партнёрстве, предлагаемом взамен существующего соглашения о
партнёрстве и сотрудничестве Россия-ЕС. Соглашение, таким образом,
поспособствует формированию определённого, чёткого правопорядка для
взаимодействия России с Евросоюзом и, что очень важно, для всего создаваемого
пространства.

Постоянное же торможение в развитии отношений Россия-ЕС во многом
объясняется тем, что в РФ слабо ведется работа по сближению и гармонизации
российского национального права с правом Евросоюза. Но дело не только в
сближении. Главная беда, что обновлённые правовые нормы и стандарты зачастую не
работают у нас в полную силу. Поэтому так важно не только гармонизировать
правовые установки, но и осуществлять строгий контроль за их соблюдением.

В конечном счёте, базовое соглашение поспособствует постепенному
восприятию Россией европейской модели регулирования общественных отношений.
Однако этот процесс, длительный по времени, следует вести с учётом российских
реалий, а также явной необходимости коррекции самой европейской модели.

Ближайшие задачи по укреплению стратегического партнерства России и Ес
продиктованы самой логикой развития отношений с Евросоюзом. среди них и переход
на безвизовый режим, и налаживание более эффективного и ориентированного на
результат взаимодействия во внешнеполитической сфере, включая кризисное
регулирование, и начало диалога о сопряжении концепций социально-экономического
развития России и ЕС на период до 2020 года.

2 Региональные интеграционные процессы и Таможенный союз России, Белоруссии
и Казахстана

Современный уровень экономического развития и
политических связей между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и
Республикой Казахстан свидетельствует о неуклонном повышении уровня интеграции
и согласованности действий в экономической и политической сферах трех
государств.

Значительным шагом в процессе объединения государств
стало создание в рамках ЕврАзЭС Таможенного союза России, Беларуси и
Казахстана. Целью создания Таможенного союза трех стран можно назвать
обеспечение совместными действиями социально-экономического прогресса входящих
в него стран путем устранения между ними разделяющих препятствий для свободного
экономического взаимодействия между хозяйствующими субъектами.

Таможенный союз как форма интеграции предполагает осуществить
не только отмену таможенных пошлин в торговле между ее государствами-членами,
но и учреждение единой системы внешних торговых барьеров и общих таможенных
пошлин по отношению к третьим странам.

Таможенные союзы преследуют цель
создания единого экономического пространства путем интенсивной интеграции всех
сфер экономики, а не только либерализации взаимных внешнеэкономических связей.
Это создаст благоприятные условия для работы и развития реального сектора
участников Таможенного союза, бизнес-структур, расширения производственной
кооперации, организации совместных производств, создания новых рабочих мест, а
также роста инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности экономик
трех государств.

Интеграционные процессы по формированию единого экономического
пространства, кроме основных целей и задач, должны обеспечивать соответствующий
уровень экономической безопасности в условиях глобализации процессов мирового
развития и международных экономических отношений, формирующих новые вызовы и
угрозы, с учетом принимаемых на себя государствами международных обязательств.

В интеграционном объединении формируется собственная
система права, которая имеет приоритет перед национальным законодательством, а
также прямое действие в странах-участницах. С 01 июля 2021 г. действует
Таможенный кодекс Таможенного союза, принятый 27 ноября 2009 г.

Межгосударственным советом Евразийского экономического сообщества. Единообразие
таможенного регулирования не означает отсутствия национального таможенного
законодательства. Вместе с указанным нормативно-правовым актом, на территории
Российской Федерации применяется Федеральный закон от 27 ноября 2021 г.


311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации». Последний
определяет порядок применения таможенных процедур, полномочия и ответственность
сотрудников таможенных органов, правила ведения реестров лиц, работающих в
сфере таможенного дела.

Со вступлением в силу Таможенного кодекса Таможенного
союза начала функционировать единая таможенная территория России, Белоруссии и
Казахстана, в результате чего было отменено декларирование и таможенное
оформление на внутренних границах трех стран, существенно упростился процесс
перемещения товаров внутри Таможенного союза, сокращены издержки при взаимной
торговле, облегчен режим пересечения внутренних границ гражданами
объединившихся стран.

Про бизнес:  До конца 2023 года 15 тысяч жителей Прикамья будут обеспечены сотовой связью за счет краевых средств | ComNews

Президент Российской Федерации В.В. Путин в своем
выступлении отметил: «Россия исторически ориентирована на интеграцию с
соседями. Это исторический выбор России — идти по пути интеграции с нашими
ближайшими соседями и партнерами, сближаться в экономической сфере,
унифицировать социальные нормы с государствами и народами, с которыми
российский народ на протяжении веков существовал в рамках единого государства».

В целом, по данным таможенной статистики, внешнеторговый оборот России в
2021 году составил 822,1 млрд. долларов США и по сравнению с 2021 годом возрос
на 31,3%, в том числе со странами дальнего зарубежья — 698,8 млрд. долларов США
(на 30,7 %), со странами СНГ — 123,3 млрд. долларов США (на 35,0 %).

В общем объеме внешнеторгового оборота на долю стран дальнего зарубежья в
2021 году приходилось 85,0%, на долю стран СНГ — 15,0%.

Сальдо торгового баланса в 2021 году составило 210,9 млрд. долларов США,
увеличившись по сравнению с 2021 годом на 42,7 млрд. долларов США.

Экспорт России в стоимостном выражении в 2021 году составил 516,5 млрд.
долларов США и по сравнению с 2021 годом возрос на 30,1%, в том числе в страны
дальнего зарубежья — 437,8 млрд. долларов США (рост на 29,7%), в страны СНГ —
78,7 млрд. долларов США (рост на 32,0%).

В товарной структуре экспорта России в 2021 году удельный вес
топливно-энергетических товаров составил 71,3%, стоимостной объем экспорта этой
группы по сравнению с 2021 годом возрос на 32,0%

Удельный вес металлов и изделий из них составил 9,0%. Стоимостной объем
экспорта металлов и изделий из них в 2021 году возрос по сравнению с 2021 годом
на 9,8%.

Стоимостной объем экспорта продукции химической промышленности в 2021
году возрос на 27,5%, при этом, удельный вес данной товарной группы в общем
объеме экспорта составил 6,1%.

Доля продукции машиностроения в общем экспорте России в 2021 году
составила 4,4%. Стоимостной объем экспорта этой продукции возрос на 7,6%.

Удельный вес продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья в
стоимостном объеме экспорта страны составил 2,4%. Стоимостной объем данной
товарной группы возрос на 40,5%.

Российский импорт в 2021 году составил 305,6 млрд. долларов США и по
сравнению с 2021 годом возрос на 33,5%, в том числе из стран дальнего зарубежья
— 261,0 млрд. долларов США, из стран СНГ — 44,6 млрд. долларов США. При этом
рост импорта из стран дальнего зарубежья составил 32,3%, из стран СНГ — 40,7%.

Удельный вес продукции машиностроения в структуре российского импорта в
2021 году составил 49,6 % (в 2021 году — 45,3%). Стоимостной объем импорта
продукции машиностроения увеличился по сравнению с 2021 годом на 43,4%.

Доля продовольственных товаров и сырья для их производства в общем
импорте в 2021 году составила 13,8%, и снизилась по сравнению с 2021 годом на
1,7 процентных пункта, при этом стоимостной объем ввоза этой продукции возрос
на 16,4%.

В 2021 году по сравнению с прошлым годом увеличились закупки продукции
химической промышленности в стоимостном выражении на 22,7%. Доля этой продукции
составила 15,5%.

Рост российского импорта в 2021 году металлов и изделий из них составил
28,3%, а удельный вес этих товаров — 7,0% против 7,1% в 2021 году; текстиля,
текстильных изделий и обуви — 17,7% (5,5% против 6,1%), лесоматериалов и
целлюлозно-бумажных изделий — 13,9% (2,3% против 2,6%).

Крупнейшим экономическим партнером России остается Европейский Союз, на
его долю в 2021 году приходилось 48,0% российского товарооборота (в 2021 году —
49,0%), на страны СНГ — 15,0% (14,5%), на страны ЕврАзЭС — 7,9% (7,8%), на
страны АТЭС — 23,9% (23,2%).

По расчетам ученых Института народнохозяйственного
прогнозирования Российской Академии наук суммарный интеграционный эффект,
измеряемый дополнительным производством ВВП, к 2021 г. составит 400 млрд долл.
Государства Таможенного союза за счет интеграционного фактора получат
дополнительно более 15 % прироста своего ВВП.

Такой положительный эффект
интеграции несравнимо превышает издержки, которые страны понесут при
объединении экономического пространства. К примеру, ожидаемые потери
российского бюджета вследствие отмены экспортных пошлин на товары, которые
будут поставляться из России в пределах единой таможенной территории, будут
возмещены за счет налоговых поступлений с прироста экономической активности.

Российская Федерация, Республика Беларусь и Республика
Казахстан заинтересованы в развитии интеграционных процессов не только вглубь,
но и вширь. Имеются все основания полагать, что Таможенный союз будет
содействовать росту инвестиционной привлекательности экономик трех государств,
укреплению базы для экономической интеграции, а также станет инструментом
преодоления последствий глобального финансово-экономического кризиса.

Смысл создания Таможенного союза не может не внушать
позитивного настроения в сфере расширения сотрудничества между странами
участниками союза и ЕврАзЭС. Возможно, для устранения таможенных барьеров и
расширения экономического сотрудничества придется принять еще не один
нормативный документ, но выгода от движения к формированию единого
экономического пространства для стран-участников очевидна.

Таможенный союз трех стран может стать прочной опорой
многостороннего сотрудничества, позволит обеспечить устойчивое и поступательное
социально-экономическое развитие государств-участников, интегрироваться в
мировое сообщество. Создание Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана
— это очень важный, ответственный шаг в направлении дальнейшего экономического
сближения стран-участниц, но это только первый шаг на пути их реальной
интеграции.

Можно предположить, что в дальнейшем степень интеграции достигнет
качественно нового уровня. Так, следующим шагом интеграции России, Белоруссии и
Казахстана после устранения всех внутренних барьеров, вполне может стать
формирование единого рынка, где будут свободно перемещаться не только товары,
но и капитал, и рабочие силы.

В новом Докладе о переходном процессе за 2021 год
экономисты Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) признали
Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии первым успешным примером
региональной экономической интеграции между странами бывшего СССР.

Прежние
попытки добиться экономической интеграции на постсоветском пространстве (к
примеру, заключение договора о зоне свободной торговли в рамках СНГ) на
практике не приводили к реальной интеграции. Между тем, проанализировав влияние
Таможенного союза на торговлю, нетарифные барьеры и структуру экспорта
стран-участниц, авторы доклада пришли к выводу, что создание Таможенного союза
позволило на деле запустить механизм интеграционных процессов в области
торговли.

Несмотря на то, что многим из преимуществ Таможенного
союза еще предстоит материализоваться на практике, введение единого таможенного
тарифа и снижение нетарифных барьеров уже сейчас сказываются как на внутренних
торговых отношениях между этими тремя членами союза, так и на их внешних связях
с другими странами мира.

Серьезным препятствием на пути развития торговли между
Россией, Белоруссией и Казахстаном традиционно были такие нетарифные барьеры,
как время прохождения таможенных формальностей и сложности выпуска товаров. В
связи с принятием таможенного кодекса Таможенного союза в систему таможенного
администрирования были внесены благоприятствующие торговле изменения: например,
увеличился срок подачи деклараций, уплаты таможенных пошлин и налогов,
декларанту предоставили право внесения изменений в декларация до и после
выпуска товаров в свободное обращение, создан институт специального
экономического оператора для обеспечения упрощенных режимов участникам
внешнеэкономической деятельности.

Уже первые статистические данные за 2021 год
продемонстрировали изменение тренда в соотношении темпов роста объемов торговли
со странами Таможенного союза и в целом с зарубежными странами: темпы роста
показателей внешней торговли России со странами ТС превышают темпы роста
аналогичных показателей в целом по странам мира.

Так, согласно данным
Евразийской экономической комиссии положительное сальдо внешней торговли
Таможенного союза РФ, Белоруссии и Казахстана с третьими странами в январе-июне
2021 года выросло на 15,5% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года и
составило 146,2 миллиарда долларов.

Оборот внешней торговли государств-членов
Таможенного союза в первом полугодии составил 459,6 миллиарда долларов. Импорт
в Таможенный союз в январе-июне вырос на 4,8% по сравнению с прошлогодним
показателем и составил 156,7 миллиарда долларов, экспорт из Таможенного союза
увеличился на 9,7% — до 302,9 миллиарда долларов. Объем взаимной торговли в
январе-июне 2021 года вырос на 13,2% и составил 33,9 миллиарда долларов.

Товарооборот Белоруссии с Казахстаном и Россией за
отчетный период вырос на 12,5% и составил 8,1 миллиарда долларов. Товарооборот
Казахстана с Белоруссией и РФ снизился на 15,6% — до 3,3 миллиарда долларов.
Товарооборот РФ с Белоруссией и Казахстаном вырос на 19,4% — до 22,5 миллиарда
долларов. При этом доля в общем объеме взаимной торговли в Тс у Белоруссии
составляет 24,1%, Казахстана — 9,6%, РФ — 66,3%.

Структуру взаимной торговли (в процентах к итогу) по
укрупненным товарным группам характеризует рисунок 6.

Как свидетельствует отчет ЕБРР, структура экспорта из
Белоруссии, Казахстана и России позволяет предположить, что региональная
экономическая интеграция может служить плацдармом для экспорта товаров в
остальные страны мира. Товары повышенной добавленной стоимости, вначале
экспортированные в рамках этого регионального блока, могут в дальнейшем
экспортироваться в другие пункты назначения.

В перспективе Таможенный союз может принести такие
выгоды, как совершенствование трансграничной инфраструктуры и укрепление
институциональных механизмов. При этом дальнейший успех интеграционных
процессов в Европейском банке напрямую связывают со способностью стран-участниц
на независимой основе развивать наднациональные институты.

При этом на
национальном уровне казахским властям рекомендуют в качестве первоочередной
меры озаботиться устойчивостью финансовой системы и качеством банковских
активов, а властям Белоруссии — макроэкономической устойчивостью и
эффективностью управления муниципальной инфраструктурой.

Оцените статью
Бизнес Болика
Добавить комментарий