Международные инвестиции: виды, регулирование, защита

Международные инвестиции: виды, регулирование, защита Инвестиции

Международные инвестиционные кредиты — киберпедия

Используя классификацию международных инвестиций Платежного баланса, в остаточную группу под названием «Прочие инвестиции» включены остальные типы движения капитала между странами, не включенные в прямые и портфельные инвестиции. К ним относятся кредиты, ссуды, наличные деньги и депозиты и т.д.

Особо в данной группе инвестиций выделяются кредитные иностранные инвестиции, которые представляют собой кредиты иностранных банков, международных корпораций, правительств отдельных государств, международных финансовых организаций, а также частных лиц и компаний для финансирования инвестиционных проектов в стране-реципиенте. Отличительными особенностями такого вида международного кредитования являются долгосрочность кредита и его назначение. Кредитные иностранные инвестиции — это те виды кредитования, которые направляются в реальный сектор экономики страны-реципиента и ведут к росту активов в принимающей капитал экономике.

Основными международными кредиторами являются международные финансовые организации, такие как Международный Валютный фонд и Группа Всемирного Банка. Однако не все кредитные механизмы данных организаций являются инвестиционными.

Международный Валютный Фонд использует в своей деятельности три основные группы кредитования: обычные и специальные кредитные механизмы, а также механизмы льготного кредитования

Среди действующих кредитных механизмовМВФ те виды, которые классифицируются как обычные (резервная транша, кредитная транша, механизм стэнд-бай) направляются на урегулирование проблем платежного баланса, или на урегулирование платежного неравновесия. Они служат исключительно для осуществления монетарной политики, поэтому их нельзя считать инвестиционными кредитами. Тем не менее, среди обычных инструментов кредитования МВФ есть механизм расширенного кредитования, в соответствии с которым предоставляются ресурсы на длитель­ный период и в больших объемах для целей реформирования эко­номик стран-членов. Расширенное кредитование осуществляется для сти­мулирования реализации стабилизационных прог­рамм в развивающихся странах и государствах с пе­реходной экономикой с предоставлением на срок от трех до четырех лет.

В группе механизмов льготного кредитования МВФинвестиционным можно считать механизм экономического роста и борьбы с бедностью для стран с низким уровнем доходов на душу населения. Данный вид также как и механизм расширенного кредитования является среднесрочным, то есть предоставляется на три года с процентной ставкой 0,5 % в год. Однако может быть продлен на срок до 10 лет с отсрочкой платежа в течение 5,5 года.

Третья группа кредитных механизмов МВФ под названием специальных займовне содержит инвестиционных кредитов вообще и состоит из следующих кредитных механизмов:

финансирование дополнительных резервов, предназначенного для предоставления финансовой помощи в исключительных случаях проблем платежного баланса в результа­те неожиданной и разрушительной потери доступа на мировой финансовый рынок;

механизм чрезвычайных кредитных линий. Используется для краткосрочного финансирования стран в исключительных случаях неравновесия пла­тежного баланса, вызванного проблемами нестабиль­ности финансового рынка и является превентивным механизмом для недопуще­ния распространения кризиса на другие страны;

механизм компенсационного финансирования предоставляет краткосрочные ресурсы для стран, испытывающих по не зависящим от них причинам временные трудности, связанные с падением доходов от экспорта или увеличением импортных цен на зер­но;

механизм экстренной помощи создан для оказания финансовой помощи странам, испытывающим проблемы с платежным балансом в результате стихийных бедствий;

механизм экстренного финансирования создан для финан­совой поддержки стран, столкнувшихся с кризисом внешних расчетов. Данный механизм позволяет при­нимать оперативные решения о предоставлении не­обходимых ресурсов стране-заемщику.

Второй крупный международный финансовый институт — Всемирный Банк — содержит значительное количество различных типов кредитных механизмов, среди которых можно выделить авансовые, инвестиционные займы, системные займы на структурную перестройку и новые механизмы.

Рассмотрим ниже содержание и структуру перечисленных механизмов.

Авансовые займы предоставляются для подготовки проектов финансовой и технической помощи на этапе подготовки крупных займов: для выбора объектов, опреде­ления объема работ, подготовки технической документа­ции, обучения специалистов.

Инвестиционные займы. предназначены для создания материальной инфраструктуры как инструмента воздей­ствия на качество и уровень жизни населения. Большая часть кредитных ресурсов Всемирного банка направляется на инвестиционные проекты, предусматривающие модер­низацию, усовершенствование, техническое переоснаще­ние отрасли или элемента ее инфрастуктуры. Данная груп­па займов подразделяется на следующие виды:

специальные инвестиционные займы, которые предоставляются для создания новых производственных возможностей и формирования экономической, социальной и институци­ональной инфраструктуры;

займы развития и поддержания секторов экономики;

чрезвычайные займы на восстановление экономики страны-реципиента после кризисов, войн, стихийных бедствий;

займы технической помощи;

адаптационные программные займы;

опытно-инновационные займы, сумма кредита по которым со­ставляет не более 5 млн. долл. на поддержку неболь­ших эффективных программ;

корректируемая программа заимствований — является сочетанием небольших займов по поддержке реали­зации долгосрочных программ развития.

Системные займы на структурную перестройку представляют собой проекты, осуществляемые, как правило, во взаимодействии программами стабилизации МВФ и предоставляются в виде серии траншей (частей общего объема займа) по мере осуществления структурной перестройки. Такие займы подразделяются на следующие виды:

— структурного регулирования, или на поддержку транс­формации экономической политики и осуществле­ния институциональных реформ;

— структурной перестройки сектора, то есть на поддержание всесторонних реформ в политике наиболее важных секторов экономики;

— реабилитационные займы, направленные на поддержку государст­венной политики реформирования частного сектора, где необходимы срочные инвестиции;

— займы на снижение задолженности и обслуживания долга, предназначенные для помощи странам с наиболее высоким уровнем внешнего долга.

Группа Всемирногобанка является очень крупной организацией и включает в себя 5 специали­зированных институтов, три из которых являются финансовыми учреждениями и различаются по функциям и качественному содержанию кредитных механизмов, в том числе инвестиционных.

Международный банк реконструкции и развития (МБРР), созданный в 1944 г. — самое крупное из пяти подразделений Группы Всемирного банка. МБРР предлагает льготные условия предоставления займов, в среднем под 6% годовых на срок от 15 до 20 лет, с пятилетней отсрочкой выплаты, в течение которой получатель займа платит лишь проценты по зай­му. МБРР обычно финансирует только часть стоимости проекта, не более 70—80% от общей суммы.

В ряде стран Всемирный банк также учредил гаран­тии частичного риска для покрытия некоммерческого риска по многим небольшим и средним торговым и инвес­тиционным договорам. Они охватывают займы на при­обретение оборудования, экспортные соглашения, лизинг или аналогичные сделки совместных предприятий. Важ­ность гарантий частичного кредитного риска состоит в том, что они эффективно регулируют ресурсы Всемирного банка и делают возможным более существенное софинансирование на привлекательных условиях с повышенной рыночной дисциплиной.

Международная ассоциация развития (MAP), созданная в 1960 г., предоставляет самые выгодные кредиты, предназначенные для финансирования развития только наименее развитых стран мира с годо­вым доходом на душу населения не более 835 долл. в год. MAP способствует повышению темпов роста и снижению уровня бедности, используя беспроцентные займы, предоставляет техническую помощь и консультиро­вание по вопросам экономической политики. Кредиты MAP составляют одну четвертую всего заимствования Всемирного банка. Заемщики выплачивают комиссионные в размере менее 1 % от суммы займа на покрытие административных расходов. Срок погашения наступает через 35 или 40 лет с 10-летним льготным периодом.

Международная финансовая корпорация (МФК), созда­нная в 1956 г., основное внимание уделяет развитию частного предпринимательства и стимулированию притока частных иностранных инвестиций. МФК не требует правительст­венных гарантий при предоставлении кредитов, поэтому кредитует только высокорентабельные предприятия под рыночный процент в среднем сроком на 7—8 лет. МФК предос­тавляет также долгосрочные финансовые ресурсы в форме кре­дитов или инвестиций в акционерный капитал с участием в капитале, не превышающем 35 %.

Инвестиционный климат

Иностранные инвесторы, движимые своими интере­сами и реально оценивая имеющиеся предпосылки эффективного приложения капитала, рассчитывают на благоприятные условия своей предпринимательской деятельности в стране, которая заинтересована в привлече­нии иностранного капитала.

Иностранного инвестора, прежде всего, инте­ресует инвестиционный климат, т.е. вся совокупность условий приема и функционирования иностранного ка­питала.

Степень привлекательности страны-реципиента, ее инвестиционный климат определяются иностранным инвестором по определенным факто­рам, в число которых входят: политическая и экономическая стабильность, географическое положение, состояние ресурсов в стране, уровень развития инфраструктуры, взаимоотношения с мировым сообществом, социальные и культурные особенности страны и другие.

Если большинство факторов отражают положительные тенденции в стране, то инве­стиционный климат оценивается как благоприятный. В противном случае, в зависимости от количества положительных факторов, инвестиционный климат будет считаться неблагоприятным и даже рискованным.

Благоприятный инвестиционный климат страны называют инвестиционной привлекательностью, которая представляет собой объективные предпосылки для инвестирования и количественно выражается в объеме капитальных вложений, которые могут быть привлечены в страну, исходя из присущих ей инвестиционного потенциала и уровня некоммерческих рисков. Уровень инвестиционной привлекательности страны, таким образом, выступает как интегральный показатель инвестиционного потенциала и рисков страны.

Инвестиционный потенциал страны складывается из состояния отдельных накопленных факторов производства, или частных потенциалов: ресурсно-сырьевого, производственного, потребительского, инфраструктурного, трудового, институционального, финансового инновационного.

Риски иностранного инвестирования представляют собой вероятность (угрозу) финансовых потерь, недополучения доходов от инвестиций или появления дополнительных инвестиционных расходов как следствие вложения капитала в экономику другой страны. То есть, риск – это противоположная сторона благоприятного инвестиционного климата, измеряемая вероятностью возникновения потерь при вложении средств иностранными физическими и юридическими лицами.

Риски иностранного инвестирования можно подразделить на три группы по источникам их происхождения. Первая группа – это систематические (внешние по отношению к экономике-реципиенту) риски, связанные с мировыми изменениями цен, динамики роста, формата деятельности международных финансовых организаций. Вторая группа объединяет риски, характерные для каждой страны-реципиента иностранных инвестиций и состоят из различных факторов на уровне страны, регионов, отраслей и предприятий – партнеров. Третья группа – это корпоративные риски.

Иностранный инвестор, принимая решение о вложениях капитала в новые рынки за рубежом, интересуется и оценивает состояние специфических рисков страны-реципиента. При этом анализируется, прежде всего, уровень некоммерческого инвестиционного риска, который рассчитывается как средневзвешенная сумма следующих видов риска:

— экономического (тенденции в экономическом развитии страны);

— финансового (степень сбалансированности финансовой системы государства);

— политического (соотношение политических сил, авторитетность власти);

— социального (уровень социальной напряженности);

— экологического (уровень загрязнения окружающей среды);

— криминального (уровень преступности с учетом тяжести преступлений);

— законодательного.

Иностранного инвестора интересует также уровень инвестиционного риска отдельного региона, в который направляются капиталовложения. При этом иностранный инвестор принимает во внимание: стабильность местной экономики, отсутствие высокой инфляции, адекватное отношение к инвестированию региональных и местных властей, отсутствие произвольного и изменчивого административного регулирования, возможность свободного перемещения прибыли из региона, возможность свободного отзыва инвестиций из страны (продажа оборудования, ликвидация предприятия).

Отраслевой риск оценивается иностранным инвестором, исходя из преобладающих отношений собственности и степени монополизма в отрасли, состояния спроса, финансового положения и технологического уровня развития, воздействия на природную среду и социально-политического климата на предприятиях отрасли, степени влияния профсоюзов.

Инвестиционный потенциал отрасли анализируется инвестором на основе доходности продаж, активов, собственных средств и доходности инвестированного капитала. Принимается также во внимание макроэкономический мультипликатор изменения роста ВВП при увеличении инвестиций в отрасль на единицу.

Международный опыт показывает, что в зависимости от страны происхождения капитала и сектора его приложения инвестором принимаются во внимание различные факторы инвестиционного климата.

Например, Торговая палата США в результате исследования выяснила, что американские ТНК руководствуются следующими критериями для принятия решения об инвестировании: емкость и динамика местного рынка; его доступность; качество местной рабочей силы (стоимость, квалификация, трудовая дисциплина); уровень валютного риска; торговая политика; степень защиты прав интеллектуальной собственности; степень и направления государственного регулирования; политическая стабильность; развитость инфраструктуры и сферы услуг, макроэкономическая политика.

По материалам ЮНКТАД, на решения транснациональных компаний инвестировать за рубежом оказывают влияние условия принимающей страны, которые можно подразделить на три группы.

Первая группа – это институциональные рамки политики привлечения ПИИ, которые составляют: экономическая, политическая и социальная стабильность; система взаимоотношений с иностранными филиалами; порядок вхождения компании на рынок и правила ее деятельности, включая репатриацию прибыли; политика в отношении функционирования и формирования структуры рынков (особенно важна конкурентная политика и политика в области слияний и поглощений); международные торговые и инвестиционные соглашения; политика приватизации; торговая политика, налоговая политика; система урегулирования споров.

Вторая группа условий принимающей страны, оказывающих влияние на решения иностранного инвестора – это экономические детерминанты, которые для разного типа инвестиций – различны. Для инвестиций, направленных на поиск новых рынков, важны: размер рынка и доход на душу населения, рост рынка, доступ к региональным и глобальным рынкам, характерные для страны предпочтения потребителя, структура рынков принимающей страны.

Для инвестиций, ищущих ресурсы, необходимо наличие в принимающей стране: сырья; дешевого труда низкой квалификации; квалифицированной рабочей силы; технологических, новаторских и других созданных активов (например, фирменных знаков), воплощенных как в людях, так и в фирмах и кластерах; физическая инфраструктура (порты, дороги, власть, телекоммуникации).

Для инвестиций, направленных на поиск эффективности производства, первостепенную важность представляют: стоимость средств и активов для повышения производительности труда; стоимость сделок (в отношении разрешений, плат, лицензий, времени, прозрачности, бюрократия); другие затраты вхождения на рынок, например, транспортные и коммуникационные затраты за пределами и внутри экономики принимающей страны, стоимость деталей и других промежуточных компонентов; членство в региональных интеграционных соглашениях, способствующее учреждению региональных корпоративных сетей.

Третий тип детерминант иностранных инвестиций складывается из специальных мероприятий содействия инвестированию в принимающей капитал стране. Совокупность таких мероприятий называют политикой привлечения иностранных инвестиций. Среди них: продвижение инвестиций на собственных рынок (включая создание имиджа страны, инструменты генерирования инвестиций и систему услуг по содействию инвестициям); инвестиционные стимулы; социальные преимущества (двуязычные школы, качество жизни, и т.д.); после — инвестиционные услуги.

Таким образом, приток иностранных инвестиций жестко детерминирован условиями, которые в экономической литературе определяются термином «инвестиционный климат».

§

Мировая экономика и международное хозяйство сформировались в конце XIX, когда не только потоки товаров, но и движение факторов производства также приобрели мировой характер. Однако внешнеторговая политика имеет более давние корни по сравнению с политикой регулирования международной инвестиционной деятельности, которая сложилась в целостную систему только к концу ХХ века. Это обусловлено несколькими причинами.

Во-первых, движение капитала в форме прямых иностранных и портфельных инвестиций между странами до рубежа 80-90-х годов не было столь интенсивным, как десятилетие спустя, что было взаимообусловлено глобализационными процессами. Во-вторых, государства осознали необходимость перехода от протекционизма по отношению к иностранным инвестициям к формированию самостоятельной многоуровневой политики в области международной инвестиционной деятельности только в 80-х годах ХХ века. До этого развитые государства воспринимали иностранные инвестиции как неизбежную неприятность, с которой надо мириться. Что касается развивающихся стран, многие из которых получили независимость от бывших метрополий, старались использовать всевозможные ограничения для иностранных инвестиций, расцениваемых как методы неоколониальной зависимости.

Именно 80-е годы ХХ века показали, что иностранные инвестиции, равно как и инвестирование за рубежом, способствуют росту эффективности экономики при грамотном построении соответствующей политики. Поэтому к началу XXI века в странах сформировалось особое направление внешнеэкономической политики в области регулирования международной инвестиционной деятельности – внешнеинвестиционная политика.

Внешнеинвестиционная политика государствапредставляет собой систему форм и методов государственного воздействия на разнонаправленные потоки международных инвестиций с целью возрастания положительных экономических и социальных эффектов в национальной экономике.

Структура внешнеинвестиционной политики государства охватывает два уровня регулирования: национальный и международный (См. рисунок 6). На национальном уровне формируется два типа политики: политика привлечения иностранных инвестиций и политика стимулирования экспорта прямых инвестиций.

На международном уровне регулирование международной инвестиционной деятельности осуществляется на основе выполнения странами обязательств членства в международных экономических организациях, а также по подписанным региональным и двусторонним соглашениям.

Международные экономические организации, такие как Всемирный банк, Всемирная торговая организация, Организация по экономическому сотрудничеству и развитию стали основными субъектами глобального регулирования международной инвестиционной деятельности, способствуя ее либерализации.

Региональные и многосторонние соглашения, предусматривающие взаимные уступки государств в сфере перемещения инвестиций, стали неотъемлемой частью интеграционных процессов в современной мировой экономике.

Как уже было показано, внешнеинвестиционная политика государства состоит из двух направлений: регулирования ввоза и регулирование вывоза инвестиций. В связи с этим, правительства стран могут сформировать два типа комплексных мероприятий: в виде политики привлечения иностранных инвестиций и политики содействия зарубежным инвестициям.

Любое государство как институт власти выполняет активную роль в разработке и реализации политики привлечения иностранных инвести­ций для содействия экономическому росту страны и укрепления её конкурентоспособности и/или получения мак­симально возможных экономических преимуществ.

При формировании политики привлечения иностранных инвестиций принимаются во внимание следующие свойства иностранных инвестиций в национальную экономику:

1) вложение иностранного капитала в производство происходит одноразово, а вывоз прибыли — постоянно, если не происходит реинвестирования;

2) иностранный капитал, ориентируемый на быструю и эффективную отдачу, может привести к диспропорциональному развитию нацио­нальной экономики (в отношении, напр., экологически грязных отраслей производства), если государство не будет регулировать направле­ния капиталопотоков;

3) невозможно избежать отрицательного отношения предпринимательского сектора и отдельных граждан при­нимающей страны к владению иностранным капиталом прибыльными компаниями и влиянию, которое они оказывают на опреде­ление стратегии развития той или иной отрасли экономики.

Про бизнес:  Влияние инвестиций на реальный сектор экономики - Роль инвестиций в современной экономике

Государственная политика принимающей страны в отношении ино­странного капитала включает в себя (см. рис выше):

1. инвестиционный режим;

2. политику регулирования иностранных инвестиций с целью получения макси­мума прибыли на единицу вложенного капитала. Эта структурная часть ориентирована на максимизацию положительных и снижение отрицательных эффектов от иностранных инвестиций, поступающих в страну;

3. политику стимулирования для привлечения максимально возможно­го объема капитала.

Различают несколько инвестиционных режимов, применяемых в го­сударственной и межгосударственной практике регулирования инвестиционных потоков: режим наибольшего благоприятствования; национальный режим; справедливый и равноправный режим.

Первый стандартный режим — режим наибольшего благоприятствования (РНБ) предусматривает выполнение следующих условий:

1. прини­мающая страна относится к инвесторам одной страны не менее благо­приятно, чем к инвесторам любого другого государства,

2. РНБ гаранти­рует инвесторам защиту от любых форм дискриминации со стороны при­нимающей страны.

РНБ позволяет принимающей стране маневрировать в отношении содержания будущих инвестиционных договоров, так как принимающая страна может расширять на односторонней основе дополнительные права, ко­торые будут предоставлены третьим странам в будущих соглашениях.

Мировая практика показывает, что существуют исключения из РНБ. Они подразделяются на:

— исключения общего порядка (например, в отношении националь­ной безопасности);

— исключения, основанные на взаимных договоренностях (например, вопросы налогообложения, защиты прав интеллектуальной собственности);

— особые исключения, основанные на односторонней основе.

Второй тип стандартного инвестиционного режима — национальный режим, при котором принимающая страна предоставляет зарубежным инвесторам, по крайней мере, такие же бла­гоприятные условия хозяйствования, как и для национальных предпринимателей.

Из национального режима также могут быть исключения. Например, в Китае законодательством предусмотрены следующие ограничения для иностранных инвесторов:

— ограничен допуск иностранных инвестиций в такие сферы, где ис­пользуются технологии, разработанные или внедренные в экономику страны, для которых уже существует производственная база;

— ограничен допуск иностранных инвестиций в отрасли, находящиеся в государственной монополии и относящиеся к сфе­ре государственного регулирования;

— запрещаются проекты с иностранными инвестициями, если они угрожают национальной безопасности, социальному и обществен­ному интересу; нарушающие экологию, причиняющие ущерб здоровью населения и др.;

— ограничен допуск иностранных инвестиций в строительство и уп­равление основными водоснабженческими проектами для обще­ственного пользования; строительство метро, портов, гражданс­ких аэропортов; угледобычу; строительство атомных электростан­ций; судостроение; издательское дело; производство, публикацию и распространение аудиовизуальных товаров; авиаперевозки; производство зерна, выращивание хлопка.

Третий тип инвестиционного режима — спра­ведливый и равноправный режим — не имеет четкого определения, хотя и применя­ется в международных инвестиционных соглашениях. Этот режим означает, что желания государств принимать иностранный капитал на условиях, учитывающих интересы ин­вестора, должны быть справедливыми и равными по отношению к национальному бизнесу.

Каждый вид режима требует соблюдения принципа транспарентности, что означает своевременное уведомление инвес­торов: об изменениях в инвестиционных режимах принимающих стран через публикацию в средствах массовой информации, о действующем законодательстве и внесе­нии в него изменений или дополнений; о текущей инвестиционной политике, о возможных её изменениях; а также объяснение специфики адми­нистративных процедур и практики регистрации, лицензирования и др.

Инвестиционный режим – это только одна структурная часть государственной политики привлечения иностранных инвестиций. Второе структурное направление — это политика регулирования иностранных инвестиций с целью получения макси­мума прибыли на единицу вложенного капитала. Она ориентирована на получение эффективности от иностранных инвестиций, поступающих в страну, и состоит из мероприятий, частично ограничивающих деятельность экономических субъектов с иностранным капиталом.

§

Политика стимулирования вывоза прямых инвестиций за рубеж, или экспорта прямых инвестиций – это часть внешнеинвестиционной политики современного государства. Появление такого рода системы государственного регулирования оттока капитала из страны неслучайно и продиктовано эффектами глобализации мировой экономики.

Потребность в формировании специального комплекса мероприятий по содействию национальным инвесторам в их стратегии вывоза капитала в форме прямых и портфельных инвестиций первоначально возникла в капиталоизбыточных странах в 80-х гг. ХХ века. Для стран-доноров инвестиций вывоз капитала в предпринимательской форме дает возможность увеличить объем доходов компаний, имеющих филиалы на мировом рынке. При благоприят­ном инвестиционном климате в принимающих капитал странах такие компании имеют больше возможностей для развития и модернизации производства, чем на родине. Поэтому инвестирование за рубежом для многих компаний является элементом стратегии развития и укрепления конкурентоспособности.

Одна­ко существует мнение, что вывозится не избыточный капитал, а тот, который мог бы с успехом применяться у себя в стране. Противники экспорта прямых инвестиций считают, что последние ведут к снижению уров­ня занятости внутри страны, поскольку увеличение оттока капитала должно уменьшать занятость, так как вывозится внутренний производственный потенциал. Поэтому отток капитала в форме инвестиций часто рассматривается как упущенные возможности экономичес­кого роста национальной экономики страны и расценивается как форма «бегства капитала».

Од­нако главные социально-экономические показатели основных стран-доноров этого не подтверждают. Напротив: в течение 1996—2000 гг., например, в США, Великобритании, Нидерландах, Бельгии, Швейцарии и многих других стра­нах-членах ОЭСР наблюдался рост ВВП, занятости и национальной инвес­тиционной активности наряду с рекордным ростом экспорта прямых инвестиций.

Страны-доноры, стимулируя вывоз прямых инвестиций, добиваются следующих положительных последствий для национальной экономики:

— рост конкуренции между предприятиями;

— увеличение национального продукта за счет доступа к зарубежным рынкам и ресурсам;

— новые возможности для роста экспорта товаров;

— обеспечение дохода в форме технологий и прибыли.

Политика по содействию зарубежным инвестициям как самостоятельный сегмент внешней политики развивается в следующих направлениях: внешнеинвестиционная либерализация, содействие зарубежным прямым инвестициям через международные соглашения, а также стимулирование зарубежных инвестиций.

Первое направление – это либерализация вывоза прямых инвестиций, или ослабление и даже полная ликвидация ограничений на экспорт капитала.

Развитые страны стали отказываться от многих ограничений на вывоз капитала за рубеж уже в 80-х гг., однако многие развивающиеся и страны с переходной экономикой еще значительно ограничивают отток инвестиций в рамках политики регулирования и контроля капитала. Только некоторые динамично развивающиеся рынки Азии (Сингапур, Южная Корея, Таиланд, Малайзия, Индия) демонстрируют последовательную политику поощрения вывоза капитала, начиная с 90-х гг.

Второе направление политики стимулирования вывоза инвестиций заключается в содействии зарубежным прямым инвестициям через интенсификацию процесса заключения двусторонних и региональных инвестиционных соглашений (в рамках ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР), а также двусторонних договоров об избежании двойного налогообложения.

Третье направление политики по стимулированию вывоза инвестиций осуществляется с помощью целенаправленных мероприятий по продвижению и поощрению зарубежных инвестиций. Большинство развитых стран и некоторые развивающиеся проводят активную политику по продвижению зарубежных инвестиций через специальные программы. Несмотря на то, что конкретное их содержание отличается между странами, тем не менее, методы продвижения можно объединить в три группы:

— информационная и техническая помощь;

— финансовая поддержка и налоговые льготы;

— страхование инвестиций и обеспечение гарантий.

Программы по информационному обеспечению и технической помощи национальным инвесторам, инвестирующим за рубежом, включают:

— обеспечение общей информацией по географическим, экономическим и правовым условиям в принимающих капитал странах;

— исследования по определенным сегментам рынка и предоставление информации по специфике инвестиционных возможностей;

— сбор данных по национальным компаниям, которые заинтересованы в инвестировании за рубежом;

— проведение конференций, организация командировок (миссий) в страну, которая является потенциальным получателем инвестиций, а также другие программы активного информирования по инвестиционным возможностям стран-реципиентов потенциальных инвесторов посредством, например,

o командирования в развивающуюся страну представителей власти и руководителей предприятий из развитых стран, или

o направления представителей власти и руководителей предприятий из развивающихся стран в индустриально-развитую страну;

— непосредственное доведение информации об инвестиционных возможностях за рубежом до потенциальных инвесторов (matchmaking);

— реальные исследования и проекты развития для реализации инвестиционных возможностей на зарубежных рынках.

Финансовая поддержка со стороны государства национальным компаниям предоставляется в форме грантов, кредитов и участия в акционерном капитале. Правительственные структуры могут финансировать целый проект или отдельные стадии инвестиционного процесса, такие как предварительные исследования, разработка проекта и его реализация.

Кроме того, финансирование как целого проекта, так и его отдельных стадий может быть полным или частичным, а также возвратным или безвозвратным. В любом случае перед осуществлением финансовой поддержки соответствующими министерствами и ведомствами проводятся исследования с целью определения формы, объема, стадий и сроков финансирования. Если необходимо, рассчитывается размер компенсации финансирования после выполнения проекта. Такие исследования, или экспертиза, состоят из последовательной цепи мероприятий, начиная с проверки правильности построения бизнес-плана, обсуждения с менеджментом компании-заявителя стратегии выполнения проекта, расчета экономической и социальной эффективности, заканчивая его мониторингом.

Государственная финансовая поддержка приобретает особую важность для малых фирм с ограниченным опытом в инвестировании за рубежом и ограниченными финансовыми средствами. Например, на стадии развития и запуска проекта за счет государственных средств может проводиться подготовка контрактов, адаптация технологий и обучение штата компании в стране-реципиенте.

Правительства стран-доноров инвестиций устраняют также фискальные барьеры для зарубежных инвестиций, в особенности с помощью двусторонних соглашений между странами о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций. Кроме того, могут даже предоставляться и прямые налоговые льготы для компаний, инвестирующих за рубежом.

Большинство развитых стран учреждают программы по страхованию и гарантированию инвестиций в странах-реципиентах. Это специальные программы, которые страхуют некоммерческие и коммерческие риски заграницей для стимулирования зарубежных инвестиций. В число некоммерческих рисков входит: экспроприация, война, гражданские волнения и беспорядки. Некоторые программы страхуют также прекращение договора о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций со стороны правительства принимающей страны.

Необходимо отметить, что значительная часть программ по страхованию и гарантированию инвестиций за рубежом покрывает некоммерческие риски инвестирования в странах-реципиентах и только их небольшая часть включает коммерческие риски.

Условием осуществления этих программ для развивающих стран и стран с переходной экономикой являются одобрение национального правительства страны-реципиента и значительное влияния на экономическое развитие принимающей страны.

Структура схем по страхованию и гарантированию инвестиций различна: одни связаны с инвестициями в определенные страны, в то время как другие не привязываются к конкретным направлениям инвестиций, но требуют, чтобы защищаемые инвестиции увеличивали экономические и социальные выгоды в как в стране-экспортере, так и в принимающей капитал стране.

§

Внешнеинвестиционная политика государств, как уже отмечалось в предыдущей главе, формируется с учетом основных положений международных со­глашений, осуществляющих регулирование потоков капитала между странами и других связанных с инвестициями вопросов.

Международные соглашения могут заключаться на трех уровнях: двустороннем, то есть между двумя государствами; региональном, или между странами региона; международном, то есть в рамках международных экономических и финансовых организаций.

На двустороннем уровне основными договорами являются:

— двусторонние соглашения о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций

— соглашения об избежании двойного налогообложения.

Двустороннее регулирование движения капитала между странами до 60-х гг. ХХ века осуществлялось на основе подписания Договоров о дружбе, сотрудничестве, торговле и мореплавании. Во второй половине ХХ века с ростом инвести­ционных вложений в экономику бывших колоний и зависимых стран, добившихся политической независимости, возникла необходимость заключения нового типа соглашений — со­глашений о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций – с тем, чтобы снизить экономические и политические риски для инвестиций из развитых стран. Значительный рост соглашений о взаимном поощрении и защите иностранных инвестиций пришелся на 80—90-е гг., которые охватывают период глобальной либерализации движения капитала между странами.

Преимущества двустороннего уровня регулирования международных инвестиций объясняются:

— реализацией принципа избирательностиправ и обязанностей непосредственно между двумя странами в конкретной области – взаимных инвестиций;

— возможностью прямого воздействия на рост объема взаимных инвестиций для целей экономического раз­вития договаривающихся стран (что особенно существенно для развивающихся государств и стран с переходной экономикой);

— признанием правомочности национального законодательства принимающего государства в отношении определения порядка до­пуска и функционирования иностранных инвестиций;

— предоставлением сторонам возможности менять положения со­глашения в одностороннем порядке при наступлении чрезвычай­ных обстоятельств (в частности, вводить запрет на перевод при­были при хроническом дефиците платежного баланса, при угрозе национальной безопасности).

Резкий рост количества соглашений овзаимном поощрении и защите иностранных инвестиций привел к необходи­мости разработки соответствующего типового договора, который имеет четыре базовых условия:

— условия режима иностранных инвестиций в договаривающихся странах, требующие справедливого и равно­правного режима, в качестве которого на сегодняшний день всемирно признан нацио­нальный режим;

— условия защиты иностранных инвесторов от возможной экспроп­риации, национализации или проведения иных мер, лишающих инвесторов их собственности:

— условия перевода прибыли и доходов за рубеж требуют, как правило, беспрепятственного перевода;

— условия, определяющие порядок разрешения споров. Цель таких условий — обеспечить признание догова­ривающимися странами выполнения арбитражных решений, при­нимаемых при разрешении споров.

После включения особых условий в типовой договор и подписания договаривающимися сторонами он приобретает силу закона, позволяющего обеспечить признание договаривающимися странами выполнения арбитражных решений, принимаемых при разрешении споров.

Содержание двусторонних инвестицион­ных соглашений между отдельными группами стран имеет свою специфику:

ü между промышленно развитыми странами с рыночной экономикой и странами остального мира акцент делается на решении проблемы взаимосвязи инвестиционных вложений с экономическим развитием принимающего государства;

ü между промышленно развитыми странами с рыночной экономикойв основу по­ложены задачи регулирования принципов и норм конкуренции, расширения обмена информацией, расширения прозрачности нацио­нального законодательства договаривающихся сторон.

Инвестиционные соглашения, как правило, включают семь основных разделов: предмет соглашения и срок его действия; условия допуска инвестиций в принимающую страну; условия режима в отношении инвесторов; порядок перевода прибыли и капитала за рубеж; условия экспроприации и выплаты компенсации; порядок разрешения споров между сторонами контракта; порядок разрешения споров между инвестором и принимающим государством.

Итак, практика заключения двусторонних соглашений о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций является условием для либерализации движения капитала в форме инвестиций между странами.

Важную роль в международной инвестиционной деятельности играют различия в став­ках налогообложения в разных странах. Исходя из налогового сувере­нитета каждое государство имеет право взимать налоги с доходов, полученных от зарубежной деятельно­сти. В результате возникает ситуация, когда одна и та же сумма прибыли подлежит двойному налогообложению — сначала в стране — источнике получения, а затем в стране — резиденции материнской компании.

Подобная ситуация связана с действием двух принципов налогооб­ложения: принципа территориальности и принципа резиденции. Прин­цип территориальности (или взимания налога у источника) требует взи­мания налогов с доходов или с экономической деятельности юридичес­ких и физических лиц, полученных в конкретной стране (т.е. государство имеет право на обложение налогами доходов, которые были получены на его территории). Напротив, принцип резиденции (или принцип об­ложения мировых прибылей) действует в отношении налогообложения глобальных доходов, полученных компанией в разных странах. В пос­леднем случае страна резиденции (т.е. место, где зарегистрирована дан­ная компания) реализует право налогового суверенитета облагать нало­гами доходы «своих» компаний.

Для разрешения такой противоречивой ситуации страны используют практику заключения межгосударственных договоров об избежании двойного налогообложения, основные положения которых включают:

— определение детальных правил распределения доходов, подлежащих полному и ограниченному налогообложению в стране — источнике получения;

— уточнение принципов ведения коммерческих операций между неза­висимыми друг от друга участниками в рамках внутрифирменных отношений ТНК;

— правила, освобождающие от налогообложения, или правила пре­доставления налогового кредита на зарубежные доходы в стране резиденции, если доходы подлежат налогообложению в стране-источнике их получения;

— правила недискриминации, взаимной помощи и об­мена информацией между налоговыми властями договаривающих­ся сторон;

— совместные процедуры разрешения споров при уре­гулировании проблемы двойного налогообложения;

— условия оказания помощи в сборе налогов.

Конечный эффект налоговых соглашений связан с ограничением прав договаривающихся сторон взимать налоги. Для этого соглашения определяют способы избежания двойного налогообложения, в качестве которых чаще всего используются: система освобождения от налогообложения и система налогового кредита.

Система освобождения от налогообложения, заключается в том, что страна резиденции полностью освобождает от нало­гообложения соответствующие виды доходов, полученных из зарубежных источников, или наоборот, происходит освобождение от налогообложе­ния в стране — источнике получения доходов. Освобождение действует только в отношении активных доходов — прибыли и др. С пассивных доходов — процентов, роялти, дивидендов взимаются налоги (но по сниженным ставкам, размеры которых определяются в дву­сторонних соглашениях об избежании двойного налогообложения).

Система налогового кредита подразумевает, что страна резиденции разрешает уплату налогов с доходов от зарубежной деятельности в стране — источ­нике их получения. Поэтому полученные за рубежом доходы вычитаются из суммы налогооблагаемой прибыли материнской компании.

Таким образом, соглашения об избежании двойного налогообложе­ния имеют целью снизить риск двойного налогообложения, и умень­шить масштабы трансфертного ценообразования.

§

ПИИ из развитых стран в 2022 году резко возросли, на 25%, достигнув 1,24 трлн. долларов. Хотя это увеличение является заслугой всех трех основных инвестиционных блоков развитых стран — Европейского союза (ЕС), Северной Америки и Японии, движущие факторы роста в каждом из них были неодинаковыми. Вывоз ПИИ из Соединенных Штатов был обусловлен рекордным уровнем реинвестированных доходов (82% от общего объема вывезенных ПИИ), отчасти благодаря задействованию ТНК своих зарубежных денежных авуаров. Рост вывоза ПИИ из стран ЕС был обусловлен трансграничными СиП.

Про бизнес:  Как посмотреть оборот в Тинькофф Инвестиции

Благодаря повышению курса иены увеличилась покупательная способность японских ТНК, что привело к удвоению объема вывозимых ПИИ, причем чистые покупки по линии СиП в Северной Америке и Европе выросли на 132%.

В 2022 году вывоз ПИИ из развивающихся стран снизился на 4% до 384 млрд. долл., хотя их доля в глобальном вывозе ПИИ оставалась высокой — на уровне 23%. Потоки из стран Латинской Америки и Карибского бассейна сократились на 17%, в основном в связи с репатриацией капитала в регион (учитывается как отрицательный отток), которая была частично обусловлена финансовыми соображениями (обменные курсы, разница в процентных ставках).

Потоки инвестиций из стран Восточной и Юго-Восточной Азии остались преимущественно на том же уровне (вывоз ПИИ из Восточной Азии сократился на 9%), в то время как объем вывезенных ПИИ из Западной Азии значительно увеличился и достиг 25 млрд. долларов.

В 2022 году трансграничные СиП выросли на 53% и достигли 526 млрд. долл., что было обусловлено ростом числа мегасделок (стоимостью более 3 млрд. долл.): с 44 в 2022 году до 62 в 2022 году. Это отражает как растущую стоимость активов на фондовых рынках, так и рост финансовых возможностей покупателей для совершения подобных операций. Инвестиции в новые проекты, которые сокращались в стоимостном выражении в течение двух лет подряд, в 2022 году твердо держались на отметке 904 млрд. долларов.

В 2022 году более двух третей от общей стоимости инвестиций в новые

проекты по‑прежнему приходилось на долю развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

ПИИ в первичном секторе и секторе услуг: вновь повышательная тенденция. Потоки ПИИ выросли во всех трех секторах производства (первичном секторе, обрабатывающей промышленности и секторе услуг) в соответствии с данными по проектам ПИИ (включая трансграничные СиП и инвестиции в новые проекты). В 2022 году приток ПИИ в сектор услуг вновь стал расти после резкого сокращения в 2009 и 2022 годах и достиг около 570 млрд. долларов. Инвестиции в первичный сектор также стали расти после понижательной тенденции двух предыдущих лет и достигли 200 млрд. долларов. Доля обоих секторов выросла незначительно за счет сектора обрабатывающей промышленности. В целом увеличению проектов ПИИ способствовала следующая пятерка отраслей: добывающая промышленность

(горнодобывающая отрасль (как подземным, так и открытым способом) и нефтяная отрасль), химическая промышленность, инфраструктурные отрасли (электро-, газо- и водоснабжение), транспорт и связь, а также другие услуги (главным образом сервисные услуги в нефте- и газодобывающей отрасли).

ФНБ имеют потенциал для инвестиций в развитие В общем объеме активов под управлением фондов национального благосостояния (ФНБ), которые составляют около 5 трлн. долл., доля ПИИ по‑прежнему сравнительно мала. К 2022 году совокупный объем их ПИИ достиг примерно 125 млрд. долл.; при этом более четверти из них пришлось на развивающиеся страны. Тем не менее, учитывая их долгосрочные и стратегически ориентированные инвестиционные планы, ФНБ обладают всеми возможностями для инвестиций в производственные сектора развивающихся стран, особенно НРС. Они обладают необходимым масштабом для осуществления инвестиций в развитие инфраструктуры и повышение продуктивности сельского хозяйства, которые являются ключевыми для экономического развития многих НРС, а также в развитие промышленности, в том числе в развитие экологичных отраслей промышленности, способствующих “зеленому” росту. Для увеличения инвестиций в этих областях ФНБ могут сотрудничать с правительствами принимающих стран, учреждениями, занимающимися финансированием развития, или другими частными инвесторами, которые могут оказать техническую и управленческую поддержку проектам.

В 2022 году экономическая деятельность иностранных филиалов выросла по всем основным показателям международного производства. В этом году в иностранных филиалах было занято примерно 69 млн. человек, которые обеспечили объем продаж в размере 28 трлн. долл. и добавленную стоимость в 7 трлн. долларов. Данные ежегодного обследования 100 крупнейших ТНК, подготовленного ЮНКТАД, отражают общую повышательную тенденцию в сфере международного производства: объемы зарубежных продаж этих фирм и численность работников за границей растет значительно быстрее, чем в странах их базирования.

Несмотря на постепенный рост международного производства ТНК, их рекордно высокие уровни денежных авуаров пока не вылились в устойчивый рост объема инвестиций.

По оценкам ЮНКТАД, уровень денежных авуаров достиг более 5 трлн. долл., включая нераспределенную прибыль зарубежных филиалов. Данные по 100 крупнейшим ТНК говорят о том, что во время глобального финансового кризиса они сокращали капитальные затраты на производственные активы и приобретения (особенно за рубежом), делая выбор в пользу наращивания собственных денежных средств.

В 2022 году объем денежных средств только этих 100 фирм достиг рекордно высокого уровня: 1,03 трлн. долл., из которых, по оценкам, 166 млрд. долл. были сверх прогнозируемого объема, т.е. выше того уровня, который предполагался исходя из среднего докризисного уровня денежных авуаров.

Хотя последние данные показывают, что капитальные затраты ТНК на производственные активы и приобретения растут (их рост в 2022 году составил 12%), дополнительные денежные средства, которыми они располагают (примерно 105 млрд. в 2022 году), все еще целиком не размещены.

Повторное возникновение нестабильности на международных финансовых рынках будет и далее способствовать наращиванию ликвидных средств и их использованию на другие цели — выплату дивидендов или снижение уровня задолженности. Тем не менее по мере улучшения условий нынешний избыток ликвидности может в будущем вылиться в рост ПИИ. Если строить инвестиционные прогнозы по 100 крупнейшим ТНК, денежные авуары

которых, по оценкам, в общей сложности составляют 5 трлн. долл., размер капитала, который может быть размещен в виде инвестиций, составляет 500 млрд. долл., т.е. около одной трети глобальных потоков ПИИ.

Развитые страны: признаки замедления в 2022 году. В 2022 году в развитых странах ускорились темпы роста ввозимых ПИИ, которые миновали свою самую низшую точку в 2009 году: в 2022 году они достигли 748 млрд. долл., т.е. выросли на 21% против предыдущего года. Возобновление траектории роста, которое началось в 2022 году, тем не менее, позволило лишь на одну пятую восстановить объемы, утраченные во время финансового кризиса 2008−2009 годов.

Приток ПИИ составил лишь 77% от докризисного усредненного трехгодичного показателя (2005−2007 годы). Наряду с возобновлением роста объемов ввозимых в Европу ПИИ, которые сокращались до 2022 года, наблюдается прежнее уверенное восстановление темпов роста ПИИ в США. Значительные объемы ПИИ привлекли Австралия и Новая Зеландия. В Японии уже второй год подряд наблюдается чистое изъятие инвестиций.

В развитых странах, богатых природными ресурсами, в частности в Австралии, Канаде и Соединенных Штатах, наблюдался приток ПИИ в нефтегазовую отрасль, особенно в производство нетрадиционных видов ископаемого топлива, а также в добычу таких полезных ископаемых, как уголь, медь и железная руда.

Финансовые учреждения продолжают уменьшать долю зарубежных активов в целях возмещения государству денежных средств, полученных в рамках государственной помощи во время финансового кризиса, и укрепления своей капитальной базы, что предусмотрено условиями третьего Базельского соглашения.

В 2022 году положительная динамика роста ПИИ в развитых регионах может подвергнуться суровым испытаниям из-за кризиса в еврозоне и очевидной неустойчивости экономического оживления в большинстве экономических держав мира. Данные о СиП указывают на то, что в течение первых трех месяцев 2022 года объемы трансграничных приобретений фирм в развитых странах были на 45% ниже по сравнению с тем же периодом в 2022 году. Данные об объявленных инвестициях в новые проекты указывают на ту же тенденцию (снижение на 24%).

§

Приток ПИИ в Африку в целом уже третий год подряд снижался и составил 42,7 млрд. долларов. Однако сокращение притока ПИИ на континент в 2022 году было обусловлено в значительной степени уменьшением их притока в Северную Африку: в частности, приток в Египет и Ливию, которые были крупными получателями ПИИ, прекратился из-за длительного периода политической нестабильности в этих странах. И напротив, приток ПИИ в страны Африки к югу от Сахары возрос с 29 млрд. долл. в 2022 году до 37 млрд. долл. в 2022 году, что сопоставимо с максимально высоким уровнем, которого они достигли в 2008 году.

Восстановление потока ПИИ в Южную Африку способствовало еще большему подъему экономики. Продолжающийся рост цен на сырьевые товары и относительно оптимистичные экономические прогнозы для стран Африки к югу Сахары входят в число факторов, определяющих происходящие изменения. В дополнение к традиционным моделям притока ПИИ в добывающие отрасли росту притока ПИИ в сектор услуг — банковскую сферу, розничную торговлю и телекоммуникации — способствует формирование среднего класса (об этой тенденции говорит увеличение доли ПИИ в секторе услуг в 2022 году).

Общее сокращение притока ПИИ в Африку было обусловлено главным

образом уменьшением потоков из развитых стран, в результате чего увеличилась доля развивающихся стран в ввозимых на континент ПИИ (с 45% в 2022 году до 53% в 2022 году в новые инвестиционные проекты).

Юго-Восточная Азия догоняет Восточную Азию. В развивающихся странах Восточной и Юго-Восточной Азии приток ПИИ достиг нового рекордного уровня — 336 млрд. долл., что составляет 22% от объема ввозимых ПИИ в мире.

В Юго-Восточной Азии, где приток ПИИ составил 117 млрд. долл., что на 26% выше прежнего уровня, по‑прежнему наблюдался более быстрый рост ПИИ, чем в Восточной Азии, хотя этот регион по‑прежнему лидировал по притоку инвестиций, который составил 219 млрд. долл., что на 9% выше прежнего уровня. Значительный рост ПИИ наблюдался в четырех странах Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН): Брунее-Даруссаламе, Индонезии, Малайзии и Сингапуре.

Приток ПИИ в Китай также достиг рекордно высокого уровня — 124 млрд. долл., причем впервые приток ПИИ в сектор услуг превысил приток ПИИ в обрабатывающую промышленность. Китай по‑прежнему является одной из наиболее привлекательных для ПИИ стран, однако позиции в рейтинге таких стран Юго-Восточной Азии, как Индонезия и Таиланд, заметно выросли. В целом с ростом заработной платы и издержек производства в Китае относительная конкурентоспособность стран АСЕАН в обрабатывающей промышленности повышается.

Вывоз ПИИ из Восточной Азии сократился на 9% до 180 млрд. долл., тогда как вывоз ПИИ из стран Юго-Восточной Азии увеличился на 36% и достиг 60 млрд. долларов. Вывоз ПИИ из Китая снизился на 5%, в то время как из Гонконга (Китай) — на 15%. Напротив, вывоз ПИИ из Сингапура увеличился на 19%, возрос и вывоз ПИИ из Индонезии и Таиланда.

Рост СиП в добывающей промышленности стимулирует увеличение притока ПИИ в Южную Азию. В Южной Азии приток ПИИ вновь стал расти после сокращения в 2009–2022 годах и достиг 39 млрд. долл., в основном вследствие увеличения притока ПИИ в Индию, на долю которой пришлось

более 4/5 ПИИ в регионе. Трансграничные СиП в добывающей промышленности возросли до 9 млрд. долл., в то время как СиП в обрабатывающей промышленности сократились примерно на две трети, а в секторе услуг остались значительно ниже годовых уровней, зафиксированных в период с 2006 по 2009 год.

Страны региона сталкиваются с различными проблемами, такими как политические риски и препятствия на пути ПИИ, которые необходимо преодолевать в целях создания привлекательного инвестиционного климата. Тем не менее последние изменения, в частности улучшение отношений между Индией и Пакистаном, открыли новые возможности. Вывоз ПИИ из Индии вырос на 12% и достиг 15 млрд. долларов.

Сокращение трансграничных СиП во всех трех секторах компенсировалось ростом ПИИ в новые проекты за рубежом, в частности в добывающие отрасли промышленности, производство металлов и металлических изделий, а также бизнес-услуги.

Региональный и глобальный кризисы по‑прежнему оказывают влияние на ПИИ в Западной Азии. Приток ПИИ в Западную Азию сокращался третий год подряд: в 2022 году он составил 49 млрд. долларов. Низкий уровень притока ПИИ в государства Совета сотрудничества стран Залива (ССЗ) был по‑прежнему обусловлен свертыванием крупных инвестиционных проектов, особенно в строительной сфере, когда из-за глобального финансового кризиса прекратилось их финансирование, а также беспорядками в регионе в 2022 году. В странах, которые не входят в ССЗ, рост потоков ПИИ был неравномерным. В Турции роль их движущей силы играло более чем трехкратное увеличение трансграничных СиП. На приток ПИИ в другие страны региона прямо или косвенно влияли нарастающие политические и социальные волнения.

Объем вывозимых ПИИ в 2022 году восстановился после его падения в 2022 году до самых низких за пять лет показателей, что свидетельствует о возвращении интереса к зарубежным приобретениям со стороны инвесторов, базирующихся в регионе (после периода изъятия инвестиций). Восстановление объема было обусловлено главным образом увеличением инвестиций в новые

зарубежные проекты в секторе обрабатывающей промышленности.

Латинская Америка и Карибский бассейн: переход к промышленной политике. Приток ПИИ в страны Латинской Америки и Карибского бассейна

увеличился на 16% и достиг 217 млрд. долл., в основном за счет увеличения потоков в Южную Америку (на 34%). Приток ПИИ в страны Центральной Америки и Карибского бассейна, за исключением офшорных финансовых центров, увеличился на 4%, в то время как в офшорных финансовых центрах инвестиции уменьшились на 4%.

Высокие темпы роста ПИИ в Южной Америке были обусловлены в основном расширением потребительских рынков, высокими темпами роста и наличием природных ресурсов.

С началом глобального финансового кризиса динамика вывоза ПИИ из этого региона стала неустойчивой. В 2009 году было зафиксировано сокращение вывоза ПИИ на 44%, затем, в 2022 году, — их рост на 121%, на смену которому в 2022 году снова пришло сокращение на 17%. Такая волатильность обусловлена возрастанием значимости потоков, которые не обязательно связаны с инвестициями в производственную деятельность за рубежом, о чем свидетельствует высокая доля офшорных финансовых центров в общем объеме вывозимых из региона ПИИ, а также ростом масштабов репатриации внутрикорпоративных кредитов со стороны бразильских внешних инвесторов (21 млрд. долл. в 2022 году).

В некоторых странах региона происходит сдвиг в сторону более широкого использования рычагов промышленной политики: там принимается ряд мер, направленных на расширение производственных мощностей и стимулирование сектора обрабатывающей промышленности. Эти меры включают в себя увеличение тарифных барьеров, ужесточение критериев для

получения лицензий и выбор в пользу отечественной продукции при осуществлении государственных закупок. Такая политика может привести к тому, что инвесторы, преодолевая барьеры, все-таки будут проникать в регион, и она, как представляется, уже повлияла на инвестиционные планы компаний. О своих инвестиционных планах в регионе заявили ТНК, работающие в автомобильной промышленности, компьютерной отрасли и производстве сельскохозяйственной техники. Традиционными инвесторами здесь являются европейские и североамериканские ТНК, а также ТНК из развивающихся стран и Японии.

Третий год подряд происходит сокращение объемов ПИИ в НРС. В группе НРС изъятия крупных инвестиций и погашение внутрикорпоративных кредитов инвесторами только в одной стране, Анголе, привело к общему сокращению притока ПИИ в целом по группе до самого низкого за пять лет показателя — 15 млрд. долларов.

Еще более важным является то, что в целом в группе снизился объем инвестиций в новые проекты и что крупномасштабные проекты ПИИ по‑прежнему концентрируются только в отдельных богатых природными ресурсами НРС.

В НРС доминирующей формой ПИИ по‑прежнему остаются инвестиции

в горнодобывающие отрасли (как подземным, так и открытым способом) и нефтяную отрасль, хотя растут инвестиции в сектор услуг, особенно в коммунальные услуги, транспортные и складские услуги, а также телекоммуникационные услуги. Около половины инвестиций в новые проекты поступили из других развивающихся стран, хотя ни доля, ни стоимостной объем инвестиций из этих стран и стран с переходной экономикой не восстановились до уровня 2008−2009 годов. Среди развивающихся стран и стран с переходной экономикой крупнейшим инвестором в НРС по‑прежнему оставалась Индия, за которой следовали Китай и Южная Африка.

В развивающихся странах, не имеющих выхода к морю (РСНВМ), ПИИ выросли до рекордно высокого уровня — 34,8 млрд. долларов. Основным центром притяжения ПИИ оставался Казахстан. Приток ПИИ в Монголию увеличился более чем в два раза благодаря крупным проектам в добывающих отраслях промышленности. Подавляющее большинство ввозимых ПИИ по‑прежнему составили инвестиции в новые проекты в горнодобывающих отраслях (как подземным, так и открытым способом) и нефтяной отрасли. Доля инвестиций из стран с переходной экономикой резко возросла благодаря одному крупномасштабному инвестиционному проекту в Узбекистане, где в качестве инвестора выступала Российская Федерация. Вместе с развивающимися странами их доля в новых проектах в 2022 году достигла 60%.

Про бизнес:  11 за и против прямых иностранных инвестиций (FDI) | Finopedia

§

Сравнительный анализ динамики экономических параметров транзитивной экономики и экономики развитых и развивающихся стран показывает, что по характеру притока ПИИ и ПИИ-эффектам транзитивная экономика ближе к развивающимся странам, чем к развитым. Особенно это справедливо по отношению к первому десятилетию транзитивного периода, когда страны с транзитивной экономикой ЦВЕ и СНГ демонстрировали аналогичные ПИИ-тенденции по сравнению с развивающимися странами с доходами ниже среднего по классификации Всемирного Банка, а именно: для них характерны ПИИ, ориентированные на ресурсы, в основном природные; пассивная ПИИ-политика.

В то же время следует отметить, что страны с транзитивной экономикой отличаются от других групп стран. С одной стороны, транзитивная экономика отличается от экономики развитых стран тем, что процесс установления и развития рыночных институтов, базирующихся на частной собственности и конкуренции, сопровождается многочисленными рисками. С другой стороны, она отличается от экономики развивающихся стран тем, что пережила период индустриализации до установления рыночных институтов, в то время как в развивающихся странах происходит одновременно промышленное и институциональное развитие. Причем для начала переходного периода была характерна чрезмерная индустриализация, когда доминировала тяжелая промышленность при приоритетном производстве военных товаров и основных средств. Транзитивной экономике предшествовал период крайне низкой взаимосвязи инноваций и производства в связи с отсутствием конкуренции и свободного входа-выхода компаний на отраслевом уровне, размытостью прав собственности и экономической ответственности, а также из-за бюрократического посредничества. Требовалась значительная реструктуризация в производственном секторе на фоне недостатка сбережений и инвестиций.

До транзитивного периода иностранные инвестиции в странах с командно-административной системой были запрещены, за исключением Венгрии, Румынии и Польши, где разрешалось открытие совместных предприятий. В Югославию, которая считалась страной со смешанной экономикой, также приходили иностранные инвестиции, однако в целом приток ПИИ в эти страны был незначителен.

Особенностями наследия административно-командной экономики является низкая эластичность субституции двух основных факторов производства – труда и капитала, а также технологий и знаний, международных сетей поставок и продаж. ПИИ представляют собой совокупность всех этих и других активов вместе взятых, поэтому и рассматриваются как инструмент, ускоряющий экономический рост, альтернативы которому по совокупному составу ресурсов нет.

Исследования показывают, что ПИИ помогают решить проблему диверсификации производства и интеграции в мировую экономику, являясь катализатором постоянного изменения страновой специализации в международном разделении труда, укрепляя конкурентоспособность принимающей прямые инвестиции страны.

Научная литература свидетельствует о том, что в притоках ПИИ в транзитивные экономики доминируют рыночноориентированные и ориентированные на эффективность мотивы ПИИ.

Причем, для группы стран СНГ факторы привлечения ПИИ несколько отличаются по сравнению с группой остальных стран с транзитивной экономикой. Так, для первых наиболее существенными являются эффект агломерации, присутствие человеческого капитала и степень эффективного законоприменения (устойчивость политических институтов и судебной системы, справедливая правовая система по отношению к защите прав собственности, содержание законодательной базы), когда для вторых – открытость экономики.

С продвижением рыночных реформ, при наличии разницы в заработной плате страны-донора и страны-реципиента, а также географической близости к развитым странам, ПИИ притягиваются в сектора, чувствительные к масштабу (металлургическая, химическая, сахарная, целлюлозно-бумажная промышленности и др.), сектора специализированной продукции (производство машин и оборудования, производство оптических инструментов, оборудования для контроля и тестирования, производство часов и др.) и сектора, основанные на научном производстве (авиационная и космическая промышленность, фармацевтика, производство офисного оборудования, медицинских и других точных приборов).

В научной литературе отмечается важность, кроме известных традиционных факторов ПИИ, специфичных для транзитивных экономик. К последним относятся факторы, связанные с институциональной, правовой и политической средой, то есть отражают ее прозрачность и эффективность.

Макроэкономическая и правовая нестабильность значительно снижает объем и качество притоков ПИИ. При этом наблюдается следующая закономерность: по мере установления на ранних этапах переходного процесса макроэкономической стабильности наиболее важным фактором для ПИИ становится эффективность институтов управления, что отражается на качестве бюрократии (независимость от политического давления, эффективность механизма найма и переподготовки служащих, регулирование для благоприятного ведения бизнеса (лицензирование, экологические требования, условия найма и т.д.).

Анализируя детерминанты ПИИ в страны с транзитивной экономикой, следует выявить также и другие особенности:

· для ПИИ в европейские транзитивные экономики наибольшее значение приобретает действие двух факторов: размеры рынка и стоимость труда;

· более прибыльные компании начинают осуществлять ПИИ в страны с большей физической дистанцией (и ассоциируемыми с ней затратами);

· МНК в наукоемких отраслях выбирают страны с более высокой оплатой труда, которая подразумевает высокую квалификацию труда, в отраслях, основанных на эффекте масштаба – крупные рынки, включая страны-соседи;

· культурная близость стран оказывает значительное позитивное влияние на регулярность взаимных потоков ПИИ;

· низкая защита прав интеллектуальной собственности негативно сказывается прежде всего на низком развитии с помощью ПИИ высокотехнологичных секторов. В таких условиях в транзитивных экономиках инвесторы предпочитают развивать проекты, связанные с продажами, а не производством товаров.

Тенденции привлечения иностранных инвестиций в страны с переходной экономикой свидетельствуют, что в 2022-2022 гг. улучшению перспектив в области ПИИ в странах с переходной экономикой способствовало вступление Российской Федерации в ВТО. В странах с переходной экономикой Юго-Восточной Европы и Содружества Независимых Государств (СНГ), а также в Грузии было отмечено некоторое восстановление притока ПИИ после двух лет стагнации: они достигли 92 млрд. долл., что в значительной степени было обусловлено трансграничными СиП. В Юго-Восточной Европе увеличился приток ПИИ в обрабатывающую промышленность, что обусловлено сравнительно более низкими производственными издержками и открытым доступом на рынки ЕС.

Страны СНГ, экономика которых базируется на добыче природных ресурсов, оказались в выигрыше от продолжающегося притока ПИИ в добывающие отрасли. Львиная доля ввозимых ПИИ в этот регион по‑прежнему приходится на Российскую Федерацию, в которой приток ПИИ в третий раз достиг пика. Самым важным источником ПИИ остаются развитые страны, главным образом члены ЕС, на которые приходится наибольшая доля проектов (включая трансграничные СиП и инвестиции в новые проекты), хотя все большую значимость стали приобретать проекты инвесторов из развивающихся стран и стран с переходной экономикой.

Сектор услуг по‑прежнему играет лишь малую роль в притоке ПИИ в

регион, но его значимость может возрасти с вступлением Российской Федерации во Всемирную торговую организацию (ВТО). Вступив в ВТО, страна приняла на себя обязательства ослабить ограничения на иностранные инвестиции в ряде отраслей сферы услуг (в том числе в банковской сфере, в секторах страхования, бизнес-услуг, телекоммуникаций и распределительной сфере). Вступление в ВТО может также повысить доверие иностранных инвесторов и улучшить общий инвестиционный климат. ЮНКТАД прогнозирует сохранение роста притока ПИИ в страны с переходной экономикой под воздействием улучшения инвестиционного климата, вступления Российской Федерации в ВТО и новых программ приватизации в добывающих отраслях, коммунальной, банковской и телекоммуникационной сферах.

§

За последнее время инвестиционное законодательство Республики Беларусь подверглось существенным изменениям. Напрямую эти изменения начали действовать в 2022 году, но были приняты в середине прошлого года и стали одним из знаковых событий в области правового регулирования предпринимательской деятельности. На смену Инвестиционному кодексу, действовавшему на протяжении 12 лет и уже не в полной мере соответствовавшему времени, приходят законы от 12 июля 2022 № 53-З «Об инвестициях» и № 63-З «О концессиях». В свете реформирования законодательства об инвестиционной деятельности представляется особенно важным уточнение подхода законодателя к формам или способам осуществления инвестиционной деятельности.

С 24 января 2022 г. вступил в силу Закон Республики Беларусь от 12 июля 2022 г. №53-З «Об инвестициях». Закон вносит значительные изменения в порядок осуществления на территории Республики Беларусь инвестиционной деятельности, устанавливая правовые основы и основные принципы осуществления инвестиций на территории Республики Беларусь. Закон содержит новое определение понятия «инвестиции», расширенное по сравнению с содержащимся в Инвестиционном кодексе Республики Беларусь от 22 июня 2001 г. №37-З. Под инвестициями в Законе понимается любое имущество и иные объекты гражданских прав, принадлежащие инвестору на законном основании, вкладываемые инвестором на территории Республики Беларусь способами, предусмотренными этим Законом, в целях получения прибыли (доходов) и (или) достижения иного значимого результата либо в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием, в частности:

· движимое и недвижимое имущество, в том числе акции, доли в уставном фонде, паи в имуществе коммерческой организации, созданной на территории Республики Беларусь, денежные средства, включая привлеченные, в том числе займы, кредиты;

· права требования, имеющие оценку их стоимости;

· иные объекты гражданских прав, имеющие оценку их стоимости, за исключением видов объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота).

Таким образом, законодательство конкретизирует перечень инвестиций по сравнению с содержащимся в Инвестиционном кодексе понятием, где к инвестициям отнесены только имущество и имущественные права. При этом данный перечень остается открытым. Закон также закрепляет ранее отсутствовавшие в законодательстве принципы осуществления инвестиций: недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, равенства инвесторов при осуществлении инвестиций, верховенства права, добросовестности и разумности осуществления инвестиций, а также защиты нарушенных прав.

Со вступлением Закона в силу отменяется действие большинства разделов Инвестиционного кодекса, в том числе раздела, связанного с регулированием деятельности на территории Республики Беларусь иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями. Отменяется особый правовой статус, который имели в Республике Беларусь такие организации, в частности:

· объявление уставного фонда не ниже определенного размера и в обязательном порядке в долларах США;

· возможность формировать уставный фонд в течение двух лет с даты государственной регистрации коммерческой организации;

· возможность без дополнительных разрешений принимать на работу в качестве руководителя гражданина иностранного государства.

Ранее Закон Республики Беларусь от 30 декабря 2022 г. «О внешней трудовой миграции» не распространялся на руководителей коммерческих организаций с иностранными инвестициями, их филиалов или представительств, т.е. работать такие руководители могли и без получения специального разрешения на работу. Со вступлением же Закона в силу понятие «коммерческие организации с иностранными инвестициями» в законодательстве будет отсутствовать вовсе. Поэтому теперь инвесторы и (или) коммерческие организации, созданные в установленном порядке с участием инвестора (инвесторов), будут иметь право привлекать в Республику Беларусь иностранных граждан и лиц без гражданств, в том числе не имеющих разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь, для осуществления трудовой деятельности в Республике Беларусь по трудовым договорам в соответствии с законодательством Республики Беларусь, т.е. через процедуру получения специального разрешения на работу.

Закон гарантирует иностранным инвесторам наряду с беспрепятственным переводом за пределы Республики Беларусь прибыли (доходов) и иных правомерно полученных денежных средств, связанных с осуществлением инвестиций на территории Республики Беларусь, платежей, производимых в пользу иностранного инвестора и связанных с осуществлением инвестиций, также беспрепятственный перевод компенсации в случае национализации или реквизиции имущества, являющегося инвестициями или образуемого в результате осуществления инвестиций.

В соответствии со ст. 12 Закона от 12.07.2022 № 53-З «Об инвестициях» национализация возможна только по мотивам общественной необходимости и при условии своевременной и полной компенсации стоимости национализируемого имущества и других убытков, причиняемых национализацией. При этом порядок и условия национализации, а также выплаты компенсации стоимости национализируемого имущества и других убытков, причиняемых национализацией, определяются на основании закона о порядке и условиях национализации этого имущества, принятого в соответствии с Конституцией Республики Беларусь.

Однако многие эксперты сомневаются в достаточности таких гарантий, предоставляемых инвесторам, и эффективности названных норм для защиты имущества от национализации и реквизиции. Например, Международная финансовая корпорация предлагала включить в закон нормы о порядке оценки и выплаты компенсации инвесторам изъятого имущества. Однако эти предложения не были приняты, т.к. могли противоречить ряду международных соглашений о защите инвестиций, ранее заключенных нашей страной, в которых присутствуют разные формулировки.

За коммерческими организациями с иностранными инвестициями, признававшимися таковыми до вступления в силу Закона, были сохранены некоторые привилегии. Так, они были вправе:

· использовать в своих наименованиях слова, указывающие на участие иностранного инвестора (иностранных инвесторов), до выхода последнего (последних) из состава участников коммерческой организации;

· сформировать уставный фонд в размере, указанном в уставе (учредительном договоре – для коммерческой организации, действующей только на основании учредительного договора), в течение двух лет со дня вступления в силу Закона в случае, если уставный фонд не был сформирован в указанном размере на дату вступления в силу Закона;

· изменить размер уставного фонда, указанный в уставе (учредительном договоре – для коммерческой организации, действующей только на основании учредительного договора), но не ниже минимального размера, установленного законодательством Республики Беларусь, в порядке, предусмотренном законодательством Республики Беларусь.

Законом закреплен также порядок разрешения споров между инвестором и Республикой Беларусь. Споры, возникающие при осуществлении инвестиций, разрешаются в досудебном порядке путем проведения переговоров, если иное не установлено законодательными актами Республики Беларусь. Если спор не урегулирован в течение трех месяцев путем проведения переговоров, он разрешается в судебном порядке в соответствии с законодательством Республики Беларусь. Споры между Республикой Беларусь и иностранным инвестором, не отнесенные к компетенции судов Республики Беларусь и не разрешенные в течение трех месяцев путем проведения переговоров, по выбору иностранного инвестора могут быть разрешены также:

· в арбитражном суде, учреждаемом для разрешения каждого конкретного спора согласно Арбитражному регламенту Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), если стороны спора не согласятся на иное;

· в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) в случае, если этот иностранный инвестор является гражданином или юридическим лицом государства — участника Конвенции по урегулированию инвестиционных споров между государствами и физическими и юридическими лицами других государств от 18 марта 1965 года.

Правовой режим белорусских и иностранных инвестиций, условия деятельности белорусских и иностранных инвесторов становятся равными. Тем не менее, стоит отметить некоторые негативные моменты:

· существующая эклектичность нормативно-правовых актов в сфере инвестиций ведет к запутыванию инвестора, а нынешний закон создает ещё большее поле для президентского регулирования и, поэтому, дробление вероятно продолжится в виде принятия Декретов и Указов, которые будут разъяснять положения Закона. Кроме того, нужно учитывать, что Инвестиционный кодекс является всё-таки актом более высокого порядка, хотя бы по наименованию, пусть даже на практике он и не играл роли, которую, к примеру, играет Налоговый кодекс в налоговом праве. Закон содержит всего 29 статей, многие из которых не слишком содержательны, некоторые носят полностью отсылочный характер;

· удаление коммерческих организаций с иностранными инвестициями (КОИИ) не лучшим образом скажется на правовом статусе иностранного инвестора. Хотя большая часть льгот для КОИИ была отменена уже достаточно давно, данный статус дает некоторые, пусть и не такие значительные как раньше преференции. Ведь даже такие небольшие преференциальные изъятия для КОИИ как особый порядок создания, ликвидации, отсутствие необходимости для директора получать специальное разрешение на работу давали инвесторам возможность почувствовать особое к ним отношение со стороны белорусского государства;

· закон не перечисляет среди инвесторов иностранные государства и их административно-территориальные единицы. Потому теперь вопрос о статусе инвестора для таких субъектов будет ставиться под сомнение при отсутствии международно-правового регулирования;

· ранее компанию с иностранными инвестициями можно было ликвидировать только по двум основаниям: или участники приняли такое решение, или в судебном порядке, в случае очень грубых систематических нарушений законодательства Беларуси. Сейчас же все компании лишены статуса компаний с иностранными инвестициями, поэтому они могут быть ликвидированы также и по инициативе регистрирующего органа.

Закон «О концессиях» вступил в силу в Беларуси с 1 января 2022 года. Документ состоит из 40 статей и с 26.01.2022 г. призван заменить ст. 49-76 ИК РБ, относящиеся к концессиям. Как определено в ст. 3 закона, «объектами концессии могут являться объекты, составляющие в соответствии с Конституцией РБ исключительную собственность государства (недра, воды, леса), объекты, находящиеся только в собственности государства, виды деятельности». Конкретный их перечень определен в Законе РБ от 15.07.2022 г. «Об объектах, находящихся только в собственности государства, и видах деятельности, на осуществление которых распространяется исключительное право государства».

[1] Инвестиции как экономическая категория, отражает взаимодействие экономических субъектов по поводу формирования, обмена, использования и регулирования потоков вложений капитала в денежной форме в экономические активы с целью обеспечения непрерывности воспроизводственного процесса, получения дохода или социального эффекта, экономического роста.

[2] Keller and Yeaple: Multinational Enterprises, International Trade, and Productivity Growth: Firm Level Evidence from the US; NBER, No 9504, February 2003

[3] В начале ХХ века многонациональных компаний насчитывалось всего около 100.

Оцените статью
Бизнес Болика