Теории международных инвестиций — Документ

Теории международных инвестиций - Документ Инвестиции

2.6. ПИИ
и конкурентное преимущество наций.

В «Конкурентном преимуществе наций»
(TheCompetitiveAdvantageofNations, 1990) Майкл
Портер представил результаты своего
крупномасштабного полевого исследования,
проведенного в десяти ведущих промышленно
развитых странах.

почему корпорации, относящиеся к
определенным отраслям, были более
успешны в проникновении на зарубежные
рынки, чем другие;

почему отдельные страны смогли привлекать
ПИИ в отрасли с высокой добавленной
стоимостью, а в другие отрасли нет;

почему инвестиции ТНК в отдельные страны
и сектора существенно повышали
технологическую и организационную
эффективность местных компаний, и почему
в других случаях промышленной модернизации
не происходило.

В своей работе Портер проиллюстрировал
динамическое взаимодействие между
стратегиями ТНК и конкурентными
преимуществами стран-реципиентов. Хотя
теория сравнительного преимущества и
критикуется отдельными учеными, включая
Даннинга, она определенно способствует
лучшему пониманию транснациональной
деятельности компаний, акцентируясь
на четырех определяющих факторах
конкурентного преимущества, которые
вместе образуют «бриллиант конкурентного
преимущества»:

Фактор 1: Корпоративная стратегия,
структура н конкуренция: управление и
умение лидировать, цели компании,
организация новых сфер бизнеса и
предпринимательство, обеспеченность
рисковым капиталом и т. д.

Фактор 2: Состояние факторов, в
частности человеческих, физических,
знания, капитал, инфраструктура.

Фактор 3: Составляющие спроса, такие
как объем спроса в стране, темпы его
роста, сегментация потребителей,
характеристики потребителей (потребности,
экстравагантность, уровень покупательной
способности, международная мобильность
и т.п.).

Фактор 4: Существование сопутствующих
и поддерживающих отраслей.

Существование развитых поддерживающих
отраслей промышленности является важным
определяющим фактором для ПИИ. При
разработке ПИИ-политики переходные
экономики должны стремиться развивать
взаимозависимые промышленные кластеры
на основе базовых и поддерживающих
отраслей.

Организация современной
пищевой промышленности, например, будет
зависеть от предложения продукции
аграрного сектора (молока, мяса, специй,
консервантов и т.д.) адекватного объема
расфасовочного и упаковочного оборудования
и наличия современной системы розничной
торговли; для процветания автомобилестроения
будет необходима поддержка производств,
выполняющих отдельные узлы и агрегаты
(детали из пластмасс, двигатели,
аккумуляторы и т.д.).

Политика в области ПИИ должна
ориентироваться на развитие стратегических
субсекторов вокруг секторов-лидеров.
Для каждого из приоритетных промышленных
секторов, которые национальное
правительство намерено развивать,
должно быть тщательно изучено состояние
местного спроса и предложения.

В этом
случае будет полезным проводить
ПИИ-политику в комбинации с политикой
в области промышленности, среднего и
малого бизнеса, налогообложения,
обеспечения занятости. Для информирования
соответствующих министерств о секторах
и субсекторах, в отношении которых
должны разрабатываться скоординированная
политика, наиболее приемлемым будет
использование единого ПИИ-агентства.

ПИИ-теории, разработанные ведущими
учеными, имеют своей целью найти разумные
объяснения мотивациям международной
инвестиционной деятельности ТНК и путям
экономического развития стран посредством
ПИИ. Они содержат положения, предлагающие
политикам ценные инструменты для
увеличения притоков ПИИ путем
предвосхищения поведения ТНК, воздействия
на процесс принятия решений, предпринимаемого
руководством корпораций, и мониторинг
ПИИ-позиции национальной экономики по
отношению к конкурирующим нациям.

ПИИ-теории могут оказать значительную
помощь политикам высшего ранга, поскольку
их предпосылки адаптированы к национальному
российскому контексту. Положения
отдельных теорий смогут помочь политикам
в оптимизации всего процесса увеличения
уровня притоков ПИИ, начиная со
стратегического планирования на фазе
анализа и кончая фазой реализации,
включая применение эффективных
политических инструментов и контроль
за их эффективностью. Тем самым
ПИИ-специалисты будут мотивированы в
привлечении потенциальных инвесторов.

Теории, представленные в этой главе,
показывают сложную природу «проблематики
ПИИ» которая требует скрупулезной
бизнес-разведки, информационных и
промоутерских механизмов. Для налаживания
прямых контактов с иностранными
инвесторами ответственные власти должны
наделить независимый департамент или
агентство необходимыми полномочиями
в сфере ПИИ.

Этому агентству необходимо
быстро заслужить доверие и получить
легитимность посредством связей с
высшими исполнительными и законодательными
органами. В переходной экономике
неэффективен раздел ответственности
в сфере ПИИ среди различных министерских
департаментов. Для укрепления ПИИ-позиции
России и скорейшего промышленного
возрождения необходима концентрация
власти.

В динамичном глобальном контексте,
определяемом интенсивной конкуренцией
и экономической интеграцией между
странами, необходимо проведение
регулярного сбора данных и мониторинга
вне зависимости от выбранной Россией
ПИИ-стратегии Основные ПИИ-теории должны
мотивировать принятие политических
решений — касающихся глобальных перспектив
привлечения ПИИ и мировой конкуренции
— лишь на основе реальных фактов и
реалистичных прогнозов.

Далееизкниги Fischer Paul
Foreign direct investment in Russia. Strategy for Industrial
Recovery. Macmillan Press Ltd., 2000


Table 1. OLI variables according to Dunning

A.
Ownership-specific advantages (0-advantages)

(represent assets vis-a-
vis major
competitors)


Size of company and established position in domestic and
international markets

• Management and
leadership skills

• Product know-how

• Process
technologies, engineering skills, R&D capacity

• Monopoly/oligopoly power, allowing exclusive
or favoured access to inputs, e.g. labour, natural resources

• Trade marks

• Organizational,
marketing systems

B.
Internalization-specific advantages (Ladvantages)

(protect
against market failure and enable control of assets»

I-advantages can be developed:

• where there is buyer uncertainty about the
nature and value of products and technologies being sold

• where the market
does not permit price discrimination

• where there is a
need for the seller to protect product quality

I-advantages enable:

• a reduction in
costs related to market research, negotiations and monitoring

• the capture of
economies of scale and interdependent activities

• compensation for
absence of future market

• the avoidance or exploitation of
government-related barriers (e.g. quotas, tariffs, price controls,
tax differences)


the control of supplies and conditions of sale of inputs including
technology)


the control of market outlets (including those that might be used by
competitors)

• engagement in cross-subsidization and internal
pricing strategies so that profits arc shitted to low-tax
environments

C.
Location-specific advantages (L-advantages)

(may
favour home or host countries)

• Spatial
distribution of inputs and markets

• Competitive input prices: labour, energy, raw
materials, components, transport and communications

• Political
stability, balance of power

• Liberal policies; low tariffs, favourable tax
rates, FDI incentives, good climate for investment

• Reliable legal
system


Developed physical infrastructure: roads, railways, airports, ports,
telecommunications

• Sociocultural
proximity: language, history, mentality, business practices

• Long-term market potential and size (possible economies of
scale)

Source: Adapted
from Dunning (1981, 1992).

Table
2. Main features of the five stages in a country’s N0I position

The eclectic paradigm also helps
understand how countries move ahead on the investment development
path from their initial position as exclusive recipients to their
subsequent position as originators of FDI.

The notion of the
investment development path (IDP) implies that the outward and inward
FDI position of a country is directly related to the level of its
economic development in relation to the rest of the world. The basic
elements of the theory were formulated by Dunning in 1981; they were
further refined and extended in cooperation with Narula from Limburg
University, the Netherlands (1994).

The IDP paradigm suggests that
countries pass through five main stages of development (Table 2), and
they can be classified according to their propensity to be inward
and/or outward direct investors. The paradigm illustrates the net
outward invest­ment (N0I) position of a country, which is defined
as the difference between inward and outward FDI stock.

A positive
N0I position means that the country has become a net outward
investor, and vice versa in the case of a negative N01 position. In
line with Dunning’s eclectic paradigm, a country’s propensity to
attract or not to attract FDI rests on three types of advantages
related to ownership, location and internalization.

The IDP suggests that companies
tend to invest in markets with lower per capita GDP than their home
countries, at least until they reach the fifth stage. A positive net
outward FDI position offers a measure of the transfer of created
assets to lower-income countries; it is compatible with the
technological advantage in the home country of the investing TNC.

This measure must be confronted with other types of FDI such as
market-seeking FDI or strategic asset-acquiring FDI (mergers and
acquisi­tions). There is, however, no absolute tendency to always
invest down­stream in lower-cost countries. Besides, a wide
variation of net ownership advantages can exist across industries
leading to investments in countries with higher per capita GDP by
TNCs from countries in stages 2 and 3 (e.g.

Examples:

Stage 1: Bulgaria, Russia, Vietnam


Stage 2: Hungary, India, Indonesia, Poland

Stage 3: Brazil, China, Mexico

Stage 4: France, Germany, Italy, Spain, United Kingdom, United States

Про бизнес:  2.5. Источники финансирования  инвестиционных проектов | Электронная библиотека

Stage 5: Canada

Source: Adapted
from J. H. Dunning ‘The Investment Development Path Revisited’, in
Foreign Direct Investment and
Governments. Catalysts for Economic Restructuring, 1996,p.2.

Per capita GDP is not the only
determinant of a country’s FDI position. Net outward investment per
capita is likely to be higher in countries that depend on ‘created’
assets (e.g. know-how, technologies, management) for their prosperity
than in countries where natural resources abound (e.g.

The FDI
position of a country is also conditioned by its general economic
performance, particularly the stage of development of its industries,
which reflects its endowment
of labour, capital and other resources. Countries where
labour-intensive, low-skill manufacturing or natural resource
extraction prevails are mostly net FDI importers.

As they move on to
capital-intensive industrial activities, domestic companies gain
financial strength and start undertaking investments abroad (stages 2
and 3 on the IDP). The Chinese and Indian economics reached that
stage on the IDP during the early 1990s.

42
The net FDI position starts improving further with the expansion of
more advanced high-tech and knowledge-intensive goods and services,
especially if there is a clear policy of TNC-facilitated industrial
upgrading that allows a country to move on to stage 4 of the IDP
(e.g. France, Germany).

Russia is in a
somewhat paradoxical situation. Since economic trans­formation
started many years ago, the country has not been able to attract
volumes of FDI commensurate with its size and potential resources. On
the other hand, if official statistics can be taken at face value,
Russia has built up the strongest outward FDI position among European
transition countries.

Outward FDI corresponds to about one-third of
inbound FDI and is growing, while inbound FDI is still stagnating.45
This fact places the country at stage 3 of the IDP. Although low
inbound volumes mainly reflect the lack of a coherent FDI policy and
the still unclear legal conditions for foreign investors, the Russian
case shows that intermediary positions and even jumps on the IDP are
possible, and that the theory cannot claim to be a foolproof recipe
for economic development with the support of FDI.

However, the theory
postulates that countries at stages 2 and 3 first experience
increases in inward and then in outward FDI, which is hardly the case
for Russia in 1999. If Russian authorities will make all the
necessary efforts in the coming years to attract more FDI, then much
higher inbound than outbound flows are to be expected.

The theory
would thus regain its full validity, placing Russia at the very
beginning of stage 2 of the IDP, which would be in line with the
country’s overall level of current economic and industrial
development. In fact, if abstraction is made of current outbound
flows, Russia would currently be somewhere at stage 1 of the IDP,
i.e. at the beginning of a long process of massive inbound FD1.

It
should be the aim of the Russian government to fuel indus­trial
development through an adequate FDI policy so that stage 3 can be
reached during 2005-10. This would demonstrate a certain ability of
Russian enterprises to compete in world markets.

Policy implications of major FDI theories

FDI
theories elaborated by leading scholars attempt to find plausible
expla­nations for the motivations of cross-border investment
activities ofTNCs and ways of economic advancement of countries
through FDI. They include findings that can offer policy-makers
valuable tools for increasing FDI by anticipating TNC behaviour,
acting on fundamental decision-making variables at corporate level,
and monitoring the FDI position of a national economy with respect to
competitor nations.

Some of the policy implications of the different
theories are summarized in ‘Fable 1.6. FDI theories can provide
significant guidelines for policy-making at the highest level,
provided the assumptions underlying a specific theory are adapted to
the local Russian context.

The findings of a few selected theories
can assist policy-makers in optimizing the entire FDI enhancement
process, from strategic planning to the analysis phase and
implementation, including the use of appropriate policy instruments
and efficiency control.

The theories
presented in this chapter already demonstrate the complex nature of
the ‘FDI issue’, which demands state-of-the-art intelligence,
information and promotion mechanisms. To approach foreign investors
effectively, the authorities will need to bestow an independent body
or agencv with the needed executive and advisory powers in the field
of FDI.

44
The agency needs to become credible quickly and therefore must enjoy
the highest possible political legitimation by liaising with the top
level of the Russian executive and legislative. In a transition
economy, it would be ineffective to split FDl-related issues among
several ministerial departments.

Independently
of the definitive FDI strategy adopted by the Russian leader­ship,
regular monitoring and intelligence operations are indispensable in a
dynamic world marked by intense competition and growing economic
integration among nations. Major FDI theories provide a valuable
incentive so that political decisions are based on actual facts and
realistic projections with respect to global opportunities and
competition.

Table 3 Policy
implications of major FDI theories

Major
FDI theories

FDI
parameters affected

Policy
implications and intelligence efforts

Int-l
product cycle

Industrial
sector

  • To
    encourage policy-makers to conduct systematic intelligence
    operations on the development of promising economic sectors and
    industries

  • To
    observe closely which sectors are moving from a pattern focused
    on foreign trade towards a pattern focused on FDI

Monopolistic
competition

TNCs

  • To
    monitor activities of global market leaders and their key
    factors of success (corporate resources, motivations, type of
    technologies and know-how, R&D budgets, type of preferred
    investment, etc.) by screening annual reports (mainly for public
    limited companies) and press releases in specialized and other
    journals. The organization in charge of FDI monitoring in Russia
    should subscribe to these information sources from major
    FDI-exporting countries. These journals also include valuable
    information on medium-sized TNCs

  • To
    study, each year, the international ranking of the world’s
    leading oligopolist TNCs. The analysis could focus on a number
    ot essential variables: type of activity, turnover, assets
    abroad and employment. Monitoring should cover the top 500 or,
    at least, the top 200 companies. A separate intelligence
    activity should cover the largest TNCs from emerging countries
    (Brazil, China, India, Indonesia, Malaysia, Mexico, South Korea)
    and their global FDI activities

Internalization
theory

TNCs

  • To
    focus on technologies and know-how offered by medium-sized
    operators in selected countries and sectors on the basis of
    Russia’s industrial potential and the government’s priority
    sectors to be developed in the coming 10-15 years

  • To
    build intelligence resources and skills that general research
    operations cannot generate

Flying
geese paradigm

Competitor
LEMs and other emerging economies

• To
observe macroeconomic indicators, particularly foreign trade
patterns of technology-exporting countries

• To monitor evolution of
industrial competitiveness in competitor countries

• To
study the positive effects of industrial upgrading through FDI in
Russia for neighbouring CIS
economies

• To
speed up the catching-up process through international economic
integration

Competitive
advantage of nations

Industrial
competitiveness criteria, national policy agenda

• To understand the
importance of strategy and planning

• To consider the impact of
government policy on national well-being

• To monitor industrial
competitiveness and factors of success

• To determine the
correlation between the FDI situation and economic/industrial
performance

Eclectic
paradigm

TNCs,
competition among nations

• To
monitor domestic company-specificfactors
for raising competitiveness

• To
improve location-specific advantages in the economic, political
and legal spheres

Investment
development path

Competition
among nations

To measure national
competitiveness by monitoring a country’s net outward investment
position

• To achieve higher sector
competitiveness through targeted FDI

1
Ozava in UNCTAD. World Investment Report, 2000

Теории международного инвестирования.

От классификаций международного капитала перейдем к концептуальному осмыслению причин и факторов международного перемещения капитала в разных теориях и экономических школах.

Концепции экономистов по содержанию, целям и движущим силам международных инвестиций прошли свою эволюцию. Вплоть до середины XX столетия инвестиционная деятельность рассматривалась в тесной взаимосвязи с международной торговлей — в тот период важнейшей и самой крупной формой международных экономических отношений, а также ускоренным промышленным развитием отдельных экономик, быстро догоняющих ведущие западные страны до и, особенно, после второй мировой войны. Укоренилась точка зрения, что товарное производство в национальных экономиках испытывает сильное воздействие со стороны внешней торговли и трансформируется. Международная торговля «готовит почву» для иностранных инвестиций, а международный капитал следует за товарными поставками.

Про бизнес:  Налогообложение доходов, полученных на счет у иностранного брокера или в иностранном банке — Тинькофф Помощь

Постепенно ключевым аспектом теории международного инвестирования стало развитие конкурентоспособности стран. Стало очевидным, что именно эта цель должна лежать в основе открытости и доступности национальных экономик для иностранного капитала, с одной стороны, и их успешного встраивания в мировую корпоративную экономику и мировые производственные цепочки на основе своего национального капитала, с другой стороны. Это в свою очередь, потребовало от экономистов- теоретиков изучения и увязки таких вопросов как «инвестиции» и «конкуренция на мировых рынках», «инвестиции» и «конкурентные преимущества фирм и стран». Обострение конкуренции между крупнейшими производителями отдельных отраслей заставило искать новые способы снижения издержек и с выгодой для себя использовать преимущества глобального присутствия на множестве национальных рынков. Возник феномен «внутренних» (internal, internalization) и, одновременно, «международных» рынков продукции между подразделениями одной ТНК, расположенными в разных странах. Эстафетная палочка перешла в руки экономистов, создающих корпоративные (фирменные) теории международного инвестирования. Акцент в них делался на мотивы, которыми руководствуются международные инвесторы. Аналитические агентства и международные организации в соответствии с такими подходами стали регулярно проводить опросы менеджеров крупных компаний на предмет их стратегий и предпочтений в международном инвестировании на рынках отдельных стран. Ведущие деловые издания, такие как Euromoney и The Economist, стали публиковать инвестиционные рейтинги стран и рейтинги страновых рисков для международных инвесторов.

Первую группу теорий международных прямых инвестиций, связанных с торговлей, следует начать с парадигмы «Летящих гусей» японского экономиста Канаме Акамацу (1896-1974), декана факультета экономики токийского университета Хитоцубаши. В его статьях, опубликованных в 1930-х годах на японском языке, а в 1961г. и 1962 г. — на английском в Японии и Западной Европе, всестороннему анализу была подвергнута модель «догоняющего развития» ряда азиатских стран. В своей работе «Несбалансированный рост»[1] К.Акамацу утверждал, что производство импортируемой продукции на отечественных предприятиях запускает механизм быстрого роста национальной экономики (стадия «взлета»). В государственной политике должен господствовать «экономический национализм», чтобы одержать победу в конкуренции с иностранными товаропроизводителями и «вытащить домашний рынок из рук иностранной промышленности». Для этого необходимо аккумулировать капитал и адаптировать технологии в стране. По мере роста производства растет его экспортный потенциал, усложняется производимая продукция. В международном масштабе продукция распространяется от одной страны к другой. Графически смена фаз импорт/национальное производ- ство/экспорт напоминает стаю взлетающих гусей (см. рис. 1.З.).

В продолжении идеи К. Акамацу французский ученый Раймонд Вернон в 1966 г. сформулировал теорию Цикла международного производства товара, в которой увязал не только поведение фирм, производящих и реализующих товар на своем или зарубежном рынках, но и связал эти виды деятельности со стадиями жизненного цикла товара, то есть изложил взгляды японского исследователя на западный манер. Кроме того, важным дополнением стала последняя фаза вывоза капитала — смены места производства, а не просто экспорта товара как у К. Акамацу. Фазы инновация/зрелость/стандартизация в жизненном цикле любого продукта, имеющего потенциал выхода на иностранные рынки, соответствуют видам деятельности: производство на своем рынке/экспорт/прямые инвестиции за рубеж[2]. Теория не применима к производству продукции в отдельных отраслях, слабо чувствительных к жизненному циклу, таким как сельское хозяйство и фармацевтика.

Рис. 1.3

Иллюстрация теорий К. Акамацу (слева) и Р. Вернона (справа)

Теории международных инвестиций - Документ

Чуть позже разработка той же проблемы вернулась из Европы на японскую почву: ученик Акамацу, профессор того же университета в Токио, Коджима Киёши тесным образом увязал смену фаз международной торговли и производства отдельных видов продукции с деятельностью транснациональных корпораций. В своей работе «Прямые иностранные инвестиции. Японская модель транснационального бизнеса» 1978 г.[3] он показал, что благодаря ТНК принимающие страны, куда те переносят свое производство, постепенно получают такие же выгоды, что и страны, откуда выносится бизнес. Начинают стираться различия между лидерами и их преследователями. Более того, со временем может появиться обратный эффект- эффект «Бумеранга», когда развивающиеся страны, следующие за развитыми переходят к экспорту продукцию туда, откуда к ним раньше было ввезено производство. Теория получила название «Догоняющего цикла».

Во вторую группу целесообразно отнести теории, увязывающие иностранные инвестиции и конкуренцию на рынке. В теории «Монополистической конкуренции» канадского экономиста Стивена Хаймера (1960 г.) утверждается, что международно инвестирующая фирма должна обладать монополистическими преимуществами и использовать несовершенство рынков для покрытия дополнительных издержек, связанных с вложением капитала за рубежом[4]. Основное внимание Хаймер уделяет прямым инвестициям, считая их международными операциями фирм. Он полагает, что на ПИИ различия в рентабельности бизнеса в разных странах оказывает гораздо меньшее влияние, чем разница в процентных ставках влияет на международные портфельные инвестиции. Что же тогда движет прямыми инвесторами, как не стремление получить более высокую отдачу от вложенного капитала? Контроль над производством — вот цель прямых инвесторов, а через него возможность подавить конкуренцию и извлечь ренту монополиста.

В 1970-1980 гг. ряд исследователей конкретизировали подходы С. Хаймера и уточнили какие монополистические преимущества может использовать международная фирма-инвестор для успеха в продвижении за рубеж. Американец Чарльз Киндлбергер в 1969 г., обобщив факты и данные по прямым инвестициям американских компаний, к монополистическим рычагам развития бизнеса отнес особенности товарной политики, преимущества ресурсной базы, внутреннюю и внешнюю экономию на масштабе[5]. Конечно, многое зависит от типа и стратегии самой фирмы. По мнению Киндлбергера, это может быть госкомпания, в меньшей степени зависимая от условий принимающих рынков, или фирма, всячески стремящаяся стать «своей» в другой стране, или фирма, не привязывающаяся к конкретным зарубежным рынкам и проводящая независимую политику. В начале 1970-х американец Томас Хёрст проанализировал деятельность более 1100 американских промышленных компаний, половина из которых вкладывала капитал в Канаду, и назвал размер компании и диверсификацию ее товарной номенклатуры среди важнейших монополистических преимуществ в инвестировании[6].

Еще ряд исследований американских экономистов был посвящен международной инвестиционной деятельности компаний в олигополистических отраслях. Фредерик Никербокер (1973г.) обнаружил стратегию «следования за лидером», смысл которой в том, что основные конкуренты крупной компании открывают производства в тех же зарубежных странах, где создает свой бизнес компания-лидер на домашнем рынке. Такое поведение встречается достаточно часто, исключения составляют лишь предприятия энергетического сектора и металлургии[7]. Причина — в постоянном стремлении фирм не отстать в ресурсной базе от конкурента, получить, как минимум, тот же набор факторов производства, что и компания-лидер. Эдвард Грэм (в транскрипции Грэхэм) добавил к этой олигополистической теории ПИИ модель «ответных ударов» в действиях сервисных ТНК европейских стран и США на рынках друг друга. Они инвестируют капитал для того, чтобы своими действиями «противопоставить, сдержать и опередить на ход своих конкурентов» . Американские ТНК сдерживают таким образом экспансию европейских, а европейские компании — американских.

Среди теорий, увязывающих вложение капитала за рубежом и конкурентную борьбу, особняком стоит концепция «Международной конкурентоспособности стран» американца Майкла Портера (1985)[8][9][10], члена Комиссии по конкурентоспособности в промышленности США при президенте Р. Рейгане. Она выходит далеко за рамки инвестиционных теорий и микроэкономики трансграничных капиталовложений. Сам международный капитал в ней выступает лишь одним из элементов конкурентных стратегий компаний и наций, а в знаменитом ромбе (или правильнее «бриллианте») конкурентоспособности стран капитал вместе с другими факторами производства — только часть четырех основных детерминант конкурентоспособности страны. Среди остальных трех: условия спроса на рынке, состояние родственных и поддерживающих отраслей и стратегии фирм, плюс роль государственных институтов и случая.

Портер указывает, что при выборе национальной стратегии развития правительства должны ориентироваться, прежде всего, на помощь отечественному бизнесу, способному «повысить уровень конкурентных преимуществ страны за рамки базовых факторов [факторов производства]… В конечном счете, по мере развития страны виды деятельности, чувствительные к стоимости факторов, переводятся [отечественными компаниями] за границу, приводя к росту производительности в стране в целом»3‘. То есть, во-первых, факторы производства — не тот элемент национальной конкурентоспособности, на который следует опираться для достижения нацией максимального успеха, а во-вторых, не иностранный бизнес на основе ПИИ, а свой доморощенный должен быть в числе приоритетов поддержки. Капиталовложения иностранных ТНК делаются в расчете на низкую стоимость факторов или с целью получить доступ на защищенные рынки (реверанс в сторону теории Манделла — см. Введение). При увеличении стоимости факторов ТНК могут перенести свою производственную базу в другую страну, а экономическое развитие страны, куда они пришли, достигнув своего потолка на факторной основе, зафиксируется и не пойдет дальше. Иностранные филиалы фирм совсем не нацелены на создание передового менеджмента в принимающей стране и на повышение ее международной конкурентоспособности. Их интерес более узкий и прагматичный — «выжать» из факторной базы страны размещения максимум выгоды. Иностранные ТНК и их капиталовложения должны быть лишь одним из компонентов экономической стратегии развивающейся страны, да к тому же «компонентом, претерпевающим эволюцию». Те страны, которые не поняли эту истину, как Сингапур и Ирландия 1980-х годов в примерах М. Портера, и не перенесли центр внимания на отечественный бизнес так и не вошли в когорту лидеров.

Про бизнес:  Отзывы клиентов вложивших в Тинькофф Инвестиции 2020

Портер дает еще несколько рекомендаций по управлению процессом ПИИ в страну. Допускать нужно не одну, а несколько иностранных компаний, поощряя конкуренцию между ними, которая пойдет на пользу принимающей стране. Также необходимо стимулировать развитие поддерживающих и родственных отраслей, опять же, подстегивая вхождение в них местного бизнеса, развивая кластерный механизм организации предприятий. Кроме того, иностранные капиталовложения следует поощрять в тех отраслях, в которых фирмы данной страны с течением времени сами смогут достичь конкурентного преимущества.

Наконец по Портеру, развитие конкурентоспособности экономики страны происходит в направлении: стадия факторов производства —> стадия инвестиций—»’ стадия нововведений —> стадия богатства, хотя в определенных условиях можно и перепрыгнуть через какие-то из этих фаз, а последняя стадия — богатства — ведет к закостенею и тупику в развитии, потому не желательна. Строго говоря, Портер не совсем логично «вырывает» инвестиционную фазу из факторной, ведь инвестиции всегда направлены на приумножение капитала и знаний, того, из чего складывается ресурсный базис экономики. Однако у него свое видение. Факторы производства он делит не классически по содержанию, а по их значимости: на основные, которые достаются стране даром или почти даром как природные ресурсы, климатические условия, географическое положение страны, низкоквалифицированная рабочая сила, дебетный капитал, и развитые: современная инфраструктура обмена информацией, высокообразованные кадры, исследовательские отделы университетов, а также на общие (применяются в широком спектре отраслей) и специализированные (используются только в некоторых или даже в одной)32. Стадия факторного развития в понимании М. Портера — использование основных и общих факторов, инвестиционная — включение развитых и специализированных, путем масштабных вложений капитала.

Третью группу теорий объединяет идея международных прямых инвестиций фирм в целях лучшей организации бизнеса. В их основе лежат работы британских экономистов: теория «Транзакционных издержек» нобелевского лауреата Рональда Коуза (1937г.)33 и теория «Интернализации» (1976г.) Питера Бакли и Марка Кэссона. В 1937 году вышла книга Р. Коуза «Природа фирмы», где был назван особый тип издержек, не связанных напрямую с производством товаров и услуг. Фирмы вынуждены

Там же, С.98,99.

Coase, Ronald. The Nature of the Firm // Economica, Vol. 4, No. 16, November 1937 pp. 386-405.

Buckley, P.J. & Casson, M. The Future of the Multinational Enterprise. London: Macmillan. 1976.

расходовать значительные средства на проведение переговоров, защиту прав собственности, обмен активами и информацией. Сократить их можно, если заменить внешние расходы по сделкам с независимыми контрагентами, внутрифирменными, интернализировать их по мнению П.Бакли и М.Кэссона. Так легче управлять производством и можно уменьшить неблагоприятное воздействие регулятивных требований и ограничений со стороны государства. Интернальные (внутрифирменные) рынки ТНК, среди прочего, позволяют задействовать механизм трансфертного ценообразования, чтобы более эффективно перераспределять прибыль и капитал между подразделениями, расположенными в разных странах, снижать суммарную величину таможенного и налогового обложения. В 1977 году Джон Даннинг, вплоть до ухода из жизни (2009 г.) эксперт по ПИИ в ЮНКТАД, сформулировал «Эклектическую парадигму», в рамках которой объединил все многообразие мотивов прямого инвестирования в стройную систему организационных преимуществ международных ком- паний-инвесторов[11]. Другое название его концепции — теория OLI- преимуществ по первым английским буквам мотивации фирм к зарубежному капиталовложению:

0 — ownership, владение объектами интеллектуальной собственности, известными марками продукции, широкой сетью предприятий для достижения эффекта масштаба и т.д.

L — location, место размещения производства за рубежом выбирается инвесторами по критериям: низкой зарплаты, источникам сырья, специальным заниженным налогам и др.

1 — internalization, преимущества внутрифирменного обмена.

Только ПИИ позволяют ТНК использовать все три категории преимуществ, по сравнению с лицензированием, которое приносит доход только от владения (O-advantages) или экспортом продукции, для которого существует возможность задействовать владельческие и интернальные преимущества (O-advantages и I-advantages), но не локальные (L- advantages).

На основе теории Дж. Даннинга ЮНКТАД назвала несколько наиболее распространенных мотивов ПИИ[12]. Это рыночно-ищущие (1) инвестиции, цель которых найти емкие рынки или страны с определенной структурой спроса. Ресурсо-ищущие инвестиции (2), которые осуществляются в поисках более доступных источников сырья. ПИИ в целях повышения эффективности бизнеса(З). Например, при учреждении за рубежом компаний, обслуживающих основной бизнес или производящих комплектующие для своего производства, можно существенно снизить суммарные издержки. Инвестиции в поисках созданных активов (4) — это сам по себе своеобразный бизнес по скупке перспективных компаний по всему миру. ПИИ госкомпаний для реализации политических целей(5). Есть и такие инвестиции, которые осуществляются для обеспечения стран, вывозящих капитал, последующим ввозом сырья из-за рубежа или для получения преимуществ индустриализации или инновационной экономики, инвестируя в более продвинутые страны. В качестве примера можно назвать транснациональные компании Китая в первом случае и Сингапура во втором. Наконец, ПИИ антициклического типа (6), которые осуществляются для уменьшения зависимости от одного какого-либо рынка или источника дохода.

Помимо теорий международного инвестирования, объясняющих прямые капиталовложения, существуют теории трансграничного портфельного инвестирования. Они появились позднее первых, поскольку операции с ценными бумагами за рубежом были ограничены или запрещены почти во всех странах мира вплоть до середины 1970-х годов, а теоретики, как известно, пытаются осмыслить хозяйственную практику. Нет практики — нет теории. Накопление данных поставило перед аналитиками и экспертами ряд вопросов. Среди них: как формируются и как прогнозировать цены на международные финансовые активы? Можно ли для их анализа применять общие модели портфельного инвестирования? Какими факторами руководствоваться для составления портфеля из иностранных ценных бумаг?

Теории международного ценообразования на финансовые инструменты показали, как использовать тот факт, что один и тот же инструмент приносит разную доходность в разных странах, а также выявили закономерность, что международно диверсифицированный портфель позволяет снизить суммарный риск инвестора. Однако при всех возможностях, которые открываются у инвесторов, оперирующих на международных фондовых рынках, Кеннет Френч и Джеймс Потерба установили в 1989 г. феномен «домашнего смещения» (home bias)[13]. По эмпирическим данным, которые они собрали, многие инвесторы из развитых стран к концу 1980-х годов предпочитали держать большую часть портфеля в домашних инструментах: американцы в американских бумагах, японцы в японских и т.д.

Для прогнозирования стоимости международного портфеля при определенных условиях можно использовать общие модели фундаментального и технического анализа, такие как Модель оценки основного капитала САРМ и Модель арбитражного ценообразования (МАЦ). Первая модель была предложена еще в 1964 году Уильямом Шарпом лауреатом нобелевской премии[14] (1990 г.), но требовала корректировки для учета международных рисков. В формулу САРМ американский и французский экономисты Майкл Адлер и Бернар Дюма[15] добавили премии за риск инвестирования на мировом рынке (RPW), за риск изменения валютного курса (RPk) и в связи с ковариативным изменением номинальной доходности актива и уровня инфляции (ук) в стране к.

Теории международных инвестиций - Документ

где E[R] — ожидаемая доходность i-ro актива, pw — мера рыночного риска,

Rb — доходность актива в отсутствии воздействия на него рыночных факторов.

В свою очередь, представитель французской финансовой школы профессор Бруно Солник[16] и японский экономист Шинсуке Икеда[17] доказали, что МАЦ, предполагающая стремление инвесторов к безрисковой деятельности (купить инструмент на одном рынке, продать его на другом), может быть использована международными инвесторами. Однако у нее здесь есть ограничение — она справедлива до тех пор, пока валютные курсы, в которых номинированы финансовые активы на зарубежных площадках, подчиняются тем же факторам, что и доходность этих инструментов.

Solnik, B.. The Relation between Stock Prices and Inflationary Expectations: The International Evidence, Journal of Finance, 38, 1983. 35^17.

1991.447-455.

Оцените статью
Бизнес Болика