Технология внедрения новой техники и новых технологий. Экономическая эффективность внедрения новой техники и технологий. Пути повышения эффективности деятельности предприятия на основе внедрения новой техники

Технология внедрения новой техники и новых технологий. Экономическая эффективность внедрения новой техники и технологий. Пути повышения эффективности деятельности предприятия на основе внедрения новой техники Инвестиции

Инвестиции в инновации в современном мире: особенности и закономерности

УДК 330.322

А.А. Никонова

ИНВЕСТИЦИИ В ИННОВАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ: ОСОБЕННОСТИ И ЗАКОНОМЕРНОСТИ

Центральный экономико-математический институт РАН

Аннотация: Финансовый капитал рассматривается как один из ключевых элементов создания и распространения инноваций. Представлены особенности финансирования инновационной деятельности в ведущих странах мира. Как показано в статье, успех инноваций определяется гармоничным сочетанием финансовых и нефинансовых факторов.

Ключевые слова: инновационная деятельность, затраты на НИОКР, венчурное финансирование, стимулирование, государственная поддержка

UDC 330.322

A.A. Nikonova

INVESTMENTS IN INNOVATION IN THE CONTEMPORARY WORLD: FEATURES AND REGULARITIES

Central Economics and Mathematics Institute of RAS

Abstract: Financial capital is regarded as one of the key elements in the creation and diffusion of innovation. We presented the features of financing innovation activities in the leading countries of the world. As we demonstrated, the harmonic combination of financial and non-financial factors defines the success of innovation.

Keywords: innovation activities, gross expenditure on R&D, VC funding, stimulation, government support

Введение. Инновационный процесс создания инновации от идеи до её коммерциализации требует определенных денежных затрат, трудовых и ментальных усилий. Размеры инвестиций (корпоративных и государственных) выступают важнейшим императивом активизации инноваций и традиционно рассматриваются в качестве основных «входных» индикаторов развития инновационной инфраструктуры, в дан-

ном случае, финансовой инфраструктуры инновационной деятельности [4]. Вместе с этим современная теория развития инноваций предполагает системный подход к организации инновационной деятельности, который предусматривает тесное взаимодействие нескольких подсистем: человеческого (в том числе, интеллектуального) потенциала, финансового и технологического капитала, а также соответствующих институтов и способов регу-

лирования [4; 17].

Практика стран-лидеров в сфере инноваций подтверждает тезис о чрезвычайно высокой значимости гармоничного соединения ключевых подсистем экономики и общества в целостной инновационной системе. Конкретные способы такого соединения, формы инновационных систем, механизмы координации экономических агентов, участников инноваций — исследователей, разработчиков технологий, инвесторов, производителей новых товаров и услуг — определяются особенностями модели национальной экономики, историческими, пространственными, социокультурными и другими факторами. В связи с этим изучение общих для большинст-

ва стран условий успешных инноваций и анализ особенностей финансирования инноваций представляют собой актуальную научную задачу. Теоретический и практический интерес к её решению усиливается применительно к России ввиду наличия внушительных барьеров в интенсификации инновационных процессов в российской экономике.

Проблемы финансирования инноваций в российской экономике. В 2022 г. в России внутренние затраты на НИОКР составили 847 527 млн. руб. или 1,09% ВВП [14] против намеченных 1,77% ВВП к 2022 г. [13, с. 3], но и этот уровень ниже сопоставимых с нами стран мира, к тому же динамика пока отрицательная (Рисунок 1).

Рисунок 1 — Уровень и структура внутренних затрат на НИОКР в % от ВВП в 2022 г.

Источник: ОЭСР [20, р. 97]

Вместе с этим отставание РФ от передовых стран по доле затрат на НИОКР в ВВП существенно меньше (33-е место в мире из 141), чем по показателям абсорбции новых технологий российскими предприятиями (98-е место из 140) [22, р. 307; 23, р. 267]. Так, в РФ удельный вес организаций, осуществляющих технологические инновации, составил 8,8% в 2022 г., в т.ч. в промышленности — 9,7% [14], что в 5-6

раз ниже, чем в ведущих странах. Нехватка длинных денег вызвана сложностью доступа к финансовым ресурсам, (прежде всего, долгосрочным), слабостью российских венчурных рынков, сложностью получения и дороговизной кредита: 96-е место в мире из 141 [23, р. 267]. Неустойчивость финансового состояния значительной части российских организаций не позволяет им опираться на собственные ресурсы. Так, по данным Рос-

стата, целью инвестирования большей части российских организаций (69%) является замена изношенной техники и оборудования. В 2005 г. 46% организаций вкладывали с целью внедрения новых производственных технологий, в 2022 г. таковых оказалось лишь 38%. В 2022 г. ограниченность финансовых средств сдерживала инвестиционную активность 60% организаций, а высокий процент коммерческого кредита -29% [9, с. 13].

Финансовое обеспечение инновационных процессов затруднено также из-за слабости российской венчурной индустрии. Вследствие нестабильности экономики и изменения курса доллара и без того тощий венчурный рынок сократился за 2022-2022 гг. с 653,1 млн. долл. до 232,6 млн. долл. На посевной, наиболее уязвимой для инноваторов стадии инвестиционного процесса инвестируется менее всего: 7,1 млн. долл., 3,1% объема в 2022 г. [18, с. 6-7].

Выбор эффективных инвестиционных инструментов интенсификации инноваций в России — один из ключевых вопросов перехода к инновационной экономике. В связи с этим изучение опыта инновационно развитых экономик мира может быть полезно для формирования финансовой политики и организации инновационной деятельности.

Особенности финансирования инноваций в зарубежных странах. Капитал, нужный для воплощения инновационных разработок, непрерывные инвестиции в фундаментальную науку и НИОКР представляют важнейшую группу факторов активности инновационной деятельности. Развитый рынок капитала в США включает финансы частных инвесторов и компаний, многочисленные венчурные фонды и бизнес-ангелов. В США отсутствует практически централизованное стратегическое планирование инновационного процесса сверху вниз, этим, отчасти, обусловлена краткосрочность государственного финансирования, которая создает неоп-

ределенность для проведения перспективных исследований; даже DAPPA ограничила финансирование смелых проектов. Для США характерны относительно малорискованные меры политики финансирования инноваций правительством, и, напротив, рискованные, авангардные проекты в частном секторе. С другой стороны, способность рыночных механизмов формировать хороший платежеспособный спрос на потенциальные продукты новых технологий и их продвижение создает достаточно прочную основу для быстрой коммерциализации результатов исследований.

Американская экономика отличается чрезвычайно развитой и приспособленной к продвижению идей сетью институтов финансирования на ранних и других стадиях инновационного процесса — как со стороны банковского сектора, так и со стороны венчурного бизнеса и разнообразных негосударственных фондов. В США, где развит финансовый сектор и венчурный бизнес, имеется широкая сеть венчурных и других финансовых фондов, именно из них идет большая часть денег на инновации. Возможности финансовых институтов: акционерных обществ и кредитных организаций существенно облегчают доступ к источникам финансирования, что особо значимо для стартапов, малых и средних предприятий. Широкая сеть американских венчурных фондов распространяется вглубь мирового экономического сообщества, они не боятся рисковать, смело идут в Россию (например, соглашение о создании в «Сколко-во» к 2022 г. центра НИОКР с аккредитацией венчурного фонда компании Intel (Intel Capital)) [24]. В США вклад венчурного капитала в инновации оценивается на уровне 50-60 млрд. долл. в год. В период кризиса 2008-2009 гг. венчурная система сильно пошатнулась, венчурные вложения на ранних стадиях сократились, доступ новых компаний к венчурному капиталу ограничился 25 -тью млрд. долл. [10, с. 17]. Одновременно с сокращением финансовых ресурсов растет значимость индивидуальных инвесторов:

Про бизнес:  Подписка на продукты как идея для бизнеса в 2021-2022 ([ta-current-year]) — с чего начать и сколько можно заработать - [ta-plural-form forms="%d идея для открытия бизнеса,%d идеи для открытия бизнеса,%d идей для открытия бизнеса"][ta-posts-count][/ta-plural-form]

в 2022 г. бизнес-ангелы сделали 2/3 от венчурных вложений всего частного сектора, с учетом того, что они инвестируют, в основном, в начальной стадии инновационного процесса. [11, с. 6]. В отличие от США, в Израиле, Фин-

ляндии, особенно, в Японии доля венчурного финансирования на посевной стадии существенно выше, чем на поздней (Рисунок 2).

Рисунок 2 -Вложения венчурного капитала на разных стадиях в 2022 г., % от ВВП

Источник: ОЭСР [20, р. 174]

Напротив, многие проблемы финан-

совой поддержки инновационного про-

цесса в Японии обусловлены недостаточностью соответствующих фондов и системы банковского финансирования инновационных проектов. Консервативность японского мышления добавляет барьеры к нежеланию рисковать деньгами и стабильностью состояния бизнеса. В отличие от американской модели с относительно развитой банковской системой и отлаженной десятилетиями системой взаимодействий участников инновационных процессов, японская модель ориентирована на иные принципы реализации инновационных процессов: рождение идей, в особенности, их дальнейшее продвижение, концентрируется в крупных частных корпорациях (в электронике -Sony, Panasonic, др.; в сфере биотехнологий — Daiichi, Astellas, Takeda). На современном этапе в Японии нет большой необходимости в государственном участии в финансировании этих направлений науки и техники, государство предпочитает вкладывать в отрасли, тесно связанные с жизнедеятельностью: биотехнологии, «зеленые» технологии, нанотехнологии, «альтернативная» энергетика, информация и связь.

В западных странах основную долю затрат на НИОКР составляют средства частного бизнеса: в среднем по ОЭСР -70%; в России — 20-30%. В этих целях за рубежом получили распространение эндаунтмент-фонды — финансовые фонды целевого назначения, как, например, благотворительный фонд Gatsby в Великобритании [2, с. 20]. В Великобритании Совет по стратегиям развития технологий предоставляет новаторам до 50% средств от размеров бюджета инновационного проекта [7]. Создание разветвленной венчурной системы в Великобритании составляет значительную часть успеха рыночной реализации открытий. Однако именно сочетание хорошо развитого венчурного бизнеса и особенной предпринимательской жилки в США обеспечило им получение существенно более масштабных доходов от изобретений, на-

пример, сделанных англичанами, чем получено на их родине, в Англии (фирма Apple и другие примеры).

Непрерывное и эффективное финансирование инновационных процессов в США обеспечивается общими усилиями

— со стороны как частных компаний и индивидуальных инвесторов (бизнес-ангелов) на контрактной основе, так и в рамках федеральных агентств. Американская инфраструктура финансирования инноваций включает несколько институтов развития и механизмов распределения средств, в том числе такие институты как отдел науки и технологии при аппарате президента; специальные комитеты в Конгрессе США; Федеральные агентства: Национальный научный фонд, образованный в 1950 г., Национальный институт здоровья и др. Образование Национального научного фонда усилило поддержку исследований на федеральном уровне. К примеру, одна из его программ

— Исследовательский центр по сотрудничеству между промышленностью и университетами (I/UCRC) — призвана обеспечить госфинансирование и поддержку сотрудничества между бизнесом и академической средой в области инноваций. Федеральное финансирование исследований происходит через государственные агентства: NASA, Национальный институт стандартов и технологии (NIST), Национальный научный фонд, Национальный институт здоровья, министерство обороны, др. Годовой бюджет Национального научного фонда США составляет 7 млрд. долл., Национальный институт здоровья тратит на исследования около 35 млрд. долл. плюс расходы Министерства обороны и Министерства энергетики, в итоге суммарные затраты составляют 50-60 млрд. долл. [2, с. 35]. Государственное финансирование важнее всего на ранних стадиях проекта.

В отличие от многих экономик мира, проблема финансирования на начальной стадии проекта решается в США при помощи Федеральных программ грантов, таких как Small Business Innovative Research (SBIR), Small Business

Technology Transfer (STTR) и некоторых других программ, которые финансируют НИОКР на ранних этапах реализации проекта предприятий малого бизнеса. В частности, SBIR предоставляет гранты на ранних стадиях, поддерживает малый и средний бизнес, а также стартапы с ежегодным бюджетом 2,5 млрд. долл. [6; 10]. Как правило, условием получения денег является сотрудничество между университетами и промышленностью [15; 21].

Государственная поддержка в США проходит, в основном, по двум направлениям:

1. Финансирование фундаментальной науки (в частности, из Национального научного фонда), а также значительной части исследований в области обороны (финансируемых DARPA), которые не приносят сиюминутный экономический эффект, но способны дать результат в будущем (как это случилось с изобретением Интернет, реактивных двигателей).

2. Целевая финансовая поддержка общественно необходимых прикладных исследований, недостаточно прибыльных и/или чрезвычайно приоритетных: в области защиты окружающей среды и экологической энергетики: это возобновляемые источники энергии, создание топлива с низким содержанием углерода; в медицине это вакцины против инфекционных и онкологических болезней (финансируемые Национальным институтом здоровья).

Финансирование через федеральные агентства способствует согласованному решению национальных задач и запросов бизнеса. Участие государства необходимо, в основном, на ранних стадиях разработок. В достаточно благоприятной инновационной среде, которой отличается климат США, государству остается не мешать предпринимателям на стадии выведения новшества на рынок.

Прямое финансирование постепенно снижает масштабность своего участия в стимулировании НИОКР: в период кризиса и после него размеры вложений

снизились во всех странах, вместе с тем конкурсные механизмы распределения государственных средств продолжают оставаться значимым фактором инновационной деятельности малых компаний, университетов и отдельных исследователей. Для этого в США и др. странах выстроена система институтов отбора лучших проектов из заявленных с точки зрения государственных интересов военной безопасности, экологии, освоения космоса и др.

Механизм финансирования научных разработок и контроля расходования средств устроен таким образом, что независимую экспертизу анонимных заявок осуществляют государственные институты. В США это Национальный научный фонд, Национальный институт здоровья, др. организации под контролем внешних консультативных советов. Процессы прохождения заявок контролируют несколько институтов: отдел науки и технологии при аппарате президента, комитеты в Конгрессе. В случае, когда правительственные и финансовые структуры убеждены в позитивном влиянии вложений в новые технологии на развитие тех или иных экономических объектов и систем, они сумеют найти нужные инвестиции. Именно для этого требуется независимая экспертиза проектов, как в Швеции, поскольку государственным структурам, прежде чем финансировать новые разработки, необходимо правильно оценить качество исследования [8, с. 13].

Про бизнес:  Инвестиционный менеджмент. Тест с ответами

В основе успехов китайской модели -огромные человеческие и финансовые ресурсы, значительные вложения в образование (по плану на 11 -ю пятилетку, до 4% от ВВП), НИОКР и инфраструктуру, последовательное поощрение предпринимательства (в т.ч., при помощи кредита), взвешенное государственное вмешательство в экономику. В результате по многим показателям инновационного развития Китай догоняет ведущие страны, а по ряду — лидирует (ВВП, высокотехнологичный экспорт; первое и второе место в мире, соответственно, по числу занятых в сфере науки и техники и в сфе-

ре исследований и разработок).

Доля расходов на исследования в Израиле, Корее, Японии одна из самых высоких в мире: свыше 3-4% ВВП. Однако по уровню инновационного развития эти страны не входят в группу лидеров. Дело в том, что качество и интенсивность инноваций всё более определяется эффективностью расходования средств, которая обусловлена сочетанием нескольких факторов, трудно поддающемся количественным измерениям. Однако именно характерная для японского сознания консервативность, приверженность стереотипам силы известных брендов, несклонность к риску не получают компенсации с помощью каких-либо механизмов поддержки, направленных на изменение общественных оценок, личностных приоритетов. В конечном итоге, осознание необходимости революционных изменений замедляется. Также относительно высокое финансовое благополучие ком-

паний и отдельных исследователей замедляет движение Японии вперед. Этими и другими нефинансовыми факторами объясняется разрыв между высоким уровнем вложений в НИОКР и относительно скромной позицией Японии и ряда стран в рейтинге инновационного развития стран мира (Рисунок 3).

Таким образом, значительные размеры финансирования инноваций являются необходимым, но не достаточным условием успешных инноваций. Исходя из инновационной практики многих стран, можно заключить, что экономические стимулы более всего действенны в развивающихся странах (Южная Азия, Бразилия), а инновационная активность стран-лидеров в значительной степени получает импульс со стороны нематериальных факторов, связанных с решением социальных задач, улучшением качества жизни и окружающей среды.

Рисунок 3 — Индекс инновационного развития и уровень затрат на НИОКР,

балл (1-100) Источник: построено по данным INSEAD [23, pp. 16, 17. 326]

Роль в создании инноваций прочих факторов, дополняющих денежные вложения, демонстрирует следующий примечательный факт: ограниченность финансов подчас стимулирует формирование принципиально новых производственных и рыночных стратегий. Нехватка финансовых средств у предприимчивых производителей инициирует создание инновационных моделей бизнеса. Удачные инновационные решения рождаются в результате радикального пересмотра производственных процессов, маркетинговых и бизнес-моделей компаний, производящих традиционные товары и услуги. Например, бразильская компания ЕтЬгаег пересмотрела принципы организации производственных процессов в авиастроении. В условиях недостатка средств для того, чтобы заниматься производством самостоятельно, компания предложила разделить риски и доходы с поставщиками. В итоге цепочка поставщиков ЕтЬгаег объединила несколько экономических агентов из развивающихся и развитых стран. Бразильская модель адаптирована большинством игроков авиастроительной отрасли [12]. Все это говорит о чрезвычайно высокой значимости нефинансовых факторов инноваций, наряду с финансовым капиталом.

Как стимулировать трансфер технологий из университетов в бизнес? Общим для большинства зарубежных стран подходом является государственное финансирование фундаментальных исследований и концентрация прикладных НИОКР в частном секторе. Здесь страны-лидеры инновационного развития различаются, в основном, выбором приоритетных направлений вложений и развитостью финансового сектора, что обуславливает разнообразие сфер исследований и степень доступности источников средств в самый сложный момент — на начальной стадии проекта.

Наличие талантливых инициативных и образованных людей в сочетании с отсутствием каких-либо препятствий для открытия новых предприятий и стартапов существенно способствует созданию и продвижению инноваций. Положительное воздействие управляющих факторов определяется целостностью подхода к инновационным механизмам и созданию инновационных систем, т.е. общесистемной связанностью элементов инновационной цепи и степенью скоординирован-ности инновационных процессов, начиная от идеи до вывода новшества на рынок.

Различия стран связаны также с порядком финансового возмещения затрат в случае неудач. В США специальный механизм предусматривает получение всей величины вложенных в новый бизнес средств, напротив, в других странах, особенно, в Великобритании, сложно получить финансирование после первой попытки и краха. Финансовое обеспечение должно быть дополнено системно разработанными и соответствующими ситуации мотивационными и компенсационными механизмами. К примеру, в Великобритании (как и в некоторых других странах) затраты на НИОКР можно включить в себестоимость, налоговые скидки на них позволяют вернуть сумму, в 1,5 раз превышающую расходы [2, с. 20-21].

Налоговые стимулы способны отчасти компенсировать недостаточность финансовых средств для инновационной деятельности и сформировать инновационный спрос. Удачный пример дает налоговое стимулирование НИОКР в Японии, направленное на структурную перестройку энергобаланса страны в связи с атомной катастрофой и формирование инновационного спроса на энергосберегающие технологии. Комплекс специальных мер нацелен на стимулирование разработки новых источников энергии и их использования в организациях и домашних хозяйствах [16, с. 12-13]:

• льготный «зеленый» тариф (на гелиоэлектроэнергию — с ноября 2009 г.), дифференцированный по видам источников;

• государственные субсидии на оборудование для альтернативной энергетики за счет бюджетных денег и части средств от оплаты электроэнергии (2% от тарифа);

• налог на защиту окружающей среды в форме надбавки (50%) к налогу на импорт ископаемых видов топлива;

• комплекс государственных дотаций на установку бытовых гелио-электрических систем (70 тыс. йен за 1 Квт мощности);

• обязательный порядок закупки энергосетями излишков электроэнергии у индивидуальных хозяйств с автономными гелиоустановками, свобода вхождения на рынок и ряд льгот поставщикам «зеленой» энергии.

Фиксированные «зеленые» тарифы облегчают планирование инвестиционного проекта.

В Швеции обновление энергетической отрасли и сферы строительства произошло при помощи целенаправленного комплекса мер со стороны государства [1, с. 12-13]:

• дотации на создание собственных энергетических станций;

• компенсация половины затрат на оборудование фасадов зданий солнечными батареями;

• высокие налоги на нефть и не возобновляемые источники;

• инструменты кредитной политики (низкие кредитные ставки и др.), стимулирующие вложения в энергоэффективные проекты.

Такие механизмы способствуют увеличению спроса на новые продукты и технологии. Поставщики энергетических услуг стремятся применять предлагаемые новейшие технологии и предъявляют спрос на самые эффективные разработки. Потребители энергии заинтересованы в экономии и приобретают оборудование на основе возобновляемых источников. Научные

центры и университетские лаборатории в тесном сотрудничестве с производителями энергии и строительных конструкций выполняют запрашиваемые заказчиками исследования,— разрабатывают нужные технологии и материалы, а также нестандартные проекты по модернизации систем энергосбережения для существующих зданий и сооружений. Заказчики сами стремятся улучшить разработки. Конкуренция предприятий в поиске лучших решений ведет к повышению эффективности проектов и экономии ресурсов. В результате сотрудничества строителей, архитекторов и энергетиков удается получить принципиально новые решения, выгодные всем участникам, и распространить удачный опыт по всей стране.

Про бизнес:  АНО АПИРИ ХК, , ИНН 2721146842, ОГРН 1072700000317 ОКПО 80031144 - Официальный сайт, реквизиты, отзывы, контакты, рейтинг

Что касается роли государства в финансировании инноваций, в различных условиях степень его участия может быть различной. Так, в США, где инновационная активность инициируется «снизу», вмешательство государства сводится к координирующим функциям. В России обратная картина: решающая роль правительственной поддержки (прямой и косвенной) в повышении научно-технического потенциала и финансировании обновления материально-технической базы промышленности является единственным выходом из тупика воспроизводства бедности и отсталости [3].

Концепция инновационным экосистем. Идеи системной организации инновационных процессов могут быть реализованы на базе концепции инновационных экосистем (ИЭС). Предпосылками такого подхода послужили новые тенденции глобального научно-технического развития, которые опираются на феномен синергии тесного сотрудничества участников инновационной деятельности:

■ распространение открытых инноваций, в которые вовлекается широкий круг различных организаций, не ограничиваясь пределами своего учреждения;

■ переход от так называемой «тройной спирали», включающей исследователей, инвесторов и производителей нови-

нок, к «четверной спирали», включающей четвертого игрока — потребителей новых товаров и технологий [5];

■ междисциплинарный подход к исследованиям: как правило, такие инновации дают толчок для развития новых отраслей промышленности и услуг.

Особая инновационная культура, теснота связей и взаимодействий участников инновационной деятельности,

а также взаимная дополняемость элементов, как это характерно для живой природы, отличает инновационную экосистему от простой совокупности акторов. В Израиле, Малайзии, ОАЭ, Саудовской Аравии достигнуты успехи в согласовании всех подсистем, задействованных в создании и распространении новых технологий (Рисунок 4).

Рисунок 4 — Взаимосвязь ключевых подсистем в ИЭС Объединенных арабских эмиратов

Источник: [19, с. 102]

Строительство ИЭС во Вьетнаме заметно продвинуло его в инновационном рейтинге. Там и в других экономиках с недостаточно развитой рыночной системой согласованность взаимодействий финансовой, научно-образовательной и технологической подсистем в инновационном процессе реализуется при помощи более активного участия государства, нежели в странах со сложившимися финансовыми, фондовыми и товарными рынками.

Состояние умов составляет фундамент ИЭС. Из опыта ведущих стран

понятно, что вложения в науку и образование являются одним из ключевых направлений финансирования инновационной политики, в России они не могут быть ниже, чем в среднем по странам одной группы с нами. Однако сегодня они существенно не дотягивают до этого уровня: соответственно, 1,09% против 1,64% от ВВП (в НИОКР); 4,1% против 5,25% от ВВП (в образование), притом, что в среднем в мире на образование отчисляют 4,79% от ВВП [23, рр. 44, 267]. Нужна правительственная поддержка науки и образования, ибо это системный

ресурс инновационного развития.

Заключение. Согласно результатам эмпирического анализа финансовых факторов инновационной деятельности и выводам, полученным ведущими исследователями в этой области, темпы и качество развития стран-лидеров в области инноваций обусловлены в большой степени качеством взаимной увязки всех элементов целостной системы, а также правильным выбором способов управления в строгом соответствии с внутренними особенностями стран в истории, культуре, менталитете народа,

модели экономики, а также другими факторами и различиями регионов и национального хозяйства с учетом современных мировых инновационных трендов и глобальных процессов развития науки и технологий. Результаты исследования закономерных тенденций и особенностей финансирования инноваций за рубежом показывают необходимость масштабных вложений в образовательный сектор, создание инновационного спроса, инфраструктуру взаимодействий всех игроков.

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, исследовательский проект № 15-02-

00229(а).

Список литературы

1. Андерсон Ю. Сегодня можно построить дом почти на 100% самоокупаемый с точки зрения энергии // Инновационные тренды. 2022. № 4. С. 12-13.

2. Викстид Б. Государство не идет на риск // Инновационные тренды. 2022. № 6. С. 20-22.

3. Глазьев С.Ю. Экономическая стратегия России в контексте украинских событий: ещё раз к предложенной альтернативе // Российский экономический журнал. 2022. № 4. С. 3-17.

4. Голиченко О.Г. Основные факторы развития национальной инновационной системы: уроки для России — М.: Наука, 2022. — 634 с.

5. Дежина И. В любом деле очень высока роль лидера // Инновационные тренды, 2022. № 12. С. 1-3.

6. Дежина И., Грэхем Л. Наука в новой России: кризис, помощь, реформы. Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. — 240 с.

7. Добсон П. Компании важнее университетов // Инновационные тренды. 2022. № 6. С. 8-12.

8. «Задача государства — поставить глобальную цель и помочь её достичь» — интервью экспертов // Инновационные тренды. 2022. № 13. С. 23-25.

9. Инвестиционная деятельность в России: условия, факторы, тенденции — 2022 г. Росстат. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_112/Main.htm.

10. Ливада В. Капкан венчурных инвестиций // Инновационные тренды. 2022. № 8. С. 16-19.

11. Миллер У. «У нас нет инновационной системы» // Инновационные тренды. 2022. № 8. С. 4-6.

12. Милов Г. Модернизация лаптей. Ведомости 13.07.2022, 127 (2893).

13. О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки. Указ Президента России от 7 мая 2022 года №599 URL: http://kremlin.ru/acts/bank/35263; file:///C:/Users/nK/Downloads/0001202205070020.pdf.

14. Официальная статистика: Наука и инновации. Офиц. сайт Росстата. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/science_and_innovation

s/science/#.

15. Пирсон Дж. Свободный рынок и безопасность: где здесь компромисс? // Инновационные тренды. 2022. № 8. С. 12-15.

16. Стрельцов Д. Сможет ли Япония отказаться от атомной энергетики? // Инновационные тренды. 2022 № 13. С. 10-13.

17. Щепина И.Н. Анализ факторов, воздействующих на типы поведения акторов региональных инновационных систем // Вестник Воронежского государственного ун -та. Сер. Экономика и управление. 2022. № 4. С. 58-65.

18. MoneyTreeTM: Навигатор венчурного рынка. Обзор венчурной индустрии России за 2022 г. PWC, РВК, 2022. URL: http://www.pwc.ru/moneytree.

19. Byat A.B., Sultan O. The United Arab Emirates: Fostering a Unique Innovation Ecosystem for a Knowledge-Based Economy // The Global Innovation Index — 2022 — Geneva: INSEAD, WIPO, 2022. PP. 101-112. URL: https://www.globalinnovationindex.org/userfiles/file/reportpdf/GII-2022-v5.pdf.

20. OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2022 INNOVATION FOR GROWTH AND SOCIETY. Paris: OECD Publishing, 2022. URL: http://dx.doi.org/10.1787/sti_scoreboard-2022-en/.

21. SBIR-STTR: America’s Seed Fund. Official site. URL: https://www.sbir.gov/.

22. The Global Competitiveness Report, 2022-2022. Geneva: World Economic Forum, 2022. URL: http://www3.weforum.org/docs/gcr/2022-2022/Global_Competitiveness_Report_2022-2022.pdf.

23. The Global Innovation Index — 2022, 2022 — Geneva: INSEAD, WIPO, 2022, 2022. URL: https://www.globalinnovationindex.org/userfiles/file/reportpdf/GII-2022-v5.pdf; https://www.globalinnovationindex.org/userfiles/file/reportpdf/GII-2022-v5.pdf.

24. www.i-gorod.ru.

Информация об авторах: Information about authors:

Никонова Алла Александровна, Nikonova Alla Alexandrovna,

кандидат экономических наук, Центральный Candidate of economic sciences, Central Economics

экономико -математический институт (ЦЭМИ РАН), and Mathematics Institute (CEMI), Moscow, Russia г. Москва, Россия

Оцените статью
Бизнес Болика